Рейтинг
Порталус


МОЛОДАЯ РОССИЯ В ЭМИГРАЦИИ

Дата публикации: 25 января 2022
Автор(ы): В.И. КОСИК
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ПОЛИТОЛОГИЯ
Номер публикации: №1643102825


В.И. КОСИК, (c)

Право на свободу слова, собраний, организацию партий, объединений, движений эмиграция "увезла" с собой, где на чужбине пышным цветом распустились многочисленные образования, ставившие своей целью освобождение России от коммунистов. К числу наиболее крупных и наименее известных среди них относится организация младороссов.

Возможное объяснение этого парадокса следует искать в "странной" идеологии младороссов: приверженность к идеям фашизма образца 1920-х годов сочеталась у них с гордостью достижениями Советской России. Объединение "несоединимого" принесло младороссам сомнительную славу: для одних они слыли русскими фашистами, для других - патриотами, для третьих - отступниками и ренегатами.

Все это рождает желание разобраться в этом запутанном сюжете, который интересен уже тем, что позволяет войти в национал-социалистическую проблематику Европы, в мир вечных поисков России, постоянно присутствующих и в нашей современности, ищущей "закона и благодати".

Начало зарождения младоросского движения относится к 1920-м годам, и связано, как можно предположить, с представителями семьи Романовых, прежде всего с великим князем Кириллом Владимировичем, провозгласившем себя главой императорского дома. Само новое время и перемены в мире подсказывали ему делать иную политику, которая вбирала бы в себя традиционные ценности и в то же время учитывала изменения в строе мыслей молодежи, искавшей ответа на "проклятые" вопросы и больше не верившей своим "отцам", чьи дела привели ее в эмиграцию, зачастую "на панель" европейской цивилизации.

В оформлении младоросской организации сыграл, как представляется, свою роль опыт с комсомолом в советской России, к партийному строительству в которой внимательно присматривались будущие лидеры эмиграции. Бессменным главой младороссов с их лозунгом - "национальная русская революция или мировая завируха" стал потомственный дворянин Александр Львович Казем-Бек. В 1923 г. в Мюнхене он избирается председателем Главного совета Объединения русской молодежи, которая на своем втором съезде в 1924 г. инициирует создание Союза молодой России, переименованного в 1925 г. в Союз младороссов, а в 1935 г. - в Младоросскую партию, куда входили представители практически всех наций и народностей России, ее регионов, краев, областей.

В ее рядах был великий князь Романов Дмитрий Александрович - младоросс с 1935 г., светлейший князь Ливен Леонид Павлович, граф Мусин-Пушкин Юрий Борисович, граф Шувалов Павел Александрович, граф Толстой Илья Ильич, барон Мейендорф Федор, барон фон Штейгер Анатолий Сергеевич. Среди членов Младоросской партии можно было встретить самые разнообразные фамилии - Иванов,


Косик Виктор Иванович -д-р ист. наук, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН.

стр. 3


Али-Абас, д'Алонзо, Аштар, Баар, Безматерных, Био, дю Бош, Виркау, Войт, Га- ганидзе, Гинднер, Гойер-Боот, Гульязизов, Джанкаев, Дзбановский, Дэнни, Дураков, Имерлишвили, Ишоев, Киссель, Лембик, Луначек, Лях-Невинский, Малхолланд, Маркопуло, Маркс, Миштовт, Мурзаев, Нувой, Освальд, Кришталь, Роар, Розенберг, Романов. Духовником Младоросской партии являлся священник Паевский.

Новая организация постепенно распространила свои филиалы практически на все земли, где осели изгнанники. Ее представительства находились в Финляндии, Ливане, Сирии, Северной Америке, Австрии, Эстонии, Египте, Норвегии, Венгрии, Чехословакии, Швейцарии, Польше, Италии, Литве, Бельгии, Китае, Персии, Турции, Греции, Болгарии, Югославии, Германии, Японии, на Дальнем Востоке и в Южной Америке. Ячейки младороссов имелись в таких городах как Белград, Дубровник, Загреб, Пожаревац, Скопье, Смедерево, Суботица (Королевство Югославия); Ванкувер, Онтарио (Канада); Беркли, Вашингтон, Жюно, Лос-Анджелес, Санта-Роза, Сиэтл (США); Виндзор (Великобритания); Выборг (Финляндия); Габрово, Горна Джумая, Лом, Перник, Пловдив, Свищово (Болгария); Дамаск; Каир; Манила; Монтевидео; Осло; Рио- де-Жанейро; Ровно (Польша). Очаги младоросского Ордена работали в Белграде, Вуковаре, Нови-Саде (Королевство Югославия); Берлине; Бейруте; Брюсселе, Льеже, Шарлеруа (Бельгия); Буэнос-Айресе; Варне, Софии, Сливене (Болгария); Хельсинки, Суоярви (Финляндия); Детройте, Нью-Йорке, Сан- Франциско, Чикаго; Лондоне; Елгава; Прекульне, Риге (Латвия); Праге; Риме; Сан-Паулу (Бразилия); Тегеране; Тяньдзине, Шанхае. Судя по партийной картотеке, численность младороссов к 1937 г. не превышала 1 400 человек [1. Ф. 64. Д. 18]. Однако контрольная выверка картотеки с другими архивными документами заставляет предположить, что их количество было значительно большим.

Структура младоросской организации с ее строгой иерархичностью, возрожденной как бы из рыцарских времен, и заповедями, лаконизм которых отнюдь не означал "нищеты духа" - все это не могло не привлекать молодежь.

В строительстве своего движения руководство младороссов активно использовало такую древнюю форму организации, как орден, принадлежность к которому давала ощущение избранности, обладания некоей тайной. "Новый Левиафан" требовал тайны, которую мог обеспечить только орден.

И далеко не случайно, что среди бумаг младороссов имеются выдержки из книги М. Бренстеда "Крах классовой политики". В этом весьма интересном труде автор писал: "Смысл концентричности орденской структуры заключается в том, что в ордене происходит качественный отбор человеческого материала для концентрации силы. В этом отборе, который происходит органически, заключается как бы социальная магия ордена... Качественный отбор человеческих масс происходит путем отбора волевых и моральных сил, путем отсеивания их от элементов слабых духом и от эгоистов всех мастей. Слабые остаются на периферии или выпадают вовсе из круга посвященных. Сильные идут вперед и вглубь, но испытанием силы может быть только борьба, только дела и поступки... орден всегда имеет мировую арену своего действия, в то время как партия действует в пределах государства, на арене национальной. Это вытекает из того, что орден борется за ценности общечеловеческого значения, между тем, как социально-экономические интересы, коими руководствуется партия ограничены рамками государственной жизни. И даже тогда, когда деятельность ордена развертывается в национальных рамках, он стремится вывести нацию на мировую арену, в область большой политики, для осуществления нацией ее исторической миссии, ее исторической идеи, во всечеловечестве... Орден не стремится к количественному росту, он объединяет качество, партия же, наоборот, ориентируется на так называемые "массы". Оперируя с качествами, орден воздействует и на самую партию, влияя на ее качественные элементы. Орден часто был той именно силой, которая стояла за теми или иными партвождями, влияя на них или непосредственно, или путем создания для них особой среды. Такого рода тактика была бы немыслима, если бы орден был явным" [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. 8. Л. 30-31].

стр. 4


К чести младороссов, они не стали слепо копировать уставы старых орденских организаций. Их трехстепенная структура - движение, партия, орден - отличалась подвижностью, сочетанием разноуровневых элементов, что позволяло привлекать разнообразную молодежь, используя ее честолюбие, максимализм, степень приверженности к младоросским идеям.

Официальные документы дают следующую картину. "Младоросское движение есть совокупность лиц и организаций, сочувствующих, содействующих или служащих установлению в России нового строя на началах национализма, социальности и монархизма, а) Младоросский национализм есть любовь к Российской Имперской Нации, состоящей из многочисленных народов, имеющих равные права на самобытное развитие... ведущая роль по укреплению и защите государства принадлежит народам русским... Через служение нации осуществляется и всечеловеческий идеал международной справедливости и мирного сотрудничества народов, б) Младоросская социальность есть стремление к осуществлению в политическом, социальном, экономическом и бытовом строе национальной жизни начал справедливости в формах, соответствующих той правде, к которой на протяжении своей истории стремилась Российская нация. Младоросская социальность находит свое осуществление в проведении в жизнь младоросского социализма... исключает классовую борьбу... классовые и социальные привилегии и эксплуатацию человека человеком с построенным на ней капитализмом. Он признает частную собственность как социальную функцию и принцип национальной плановости, утверждает примат духовного начала над материальным и свободу совести, в) Младоросский монархизм проистекает из веры в тот нравственный идеал, который лежит в основе русской культуры и русской государственности; он выражается в беззаветной преданности Природному Российскому Императору, олицетворяющему Нацию и служение Ей... Верховная власть Царя, в отличие от абсолютной, ограничена нравственным идеалом, служение которому объединяет Царя с народом в соборном сотрудничестве...

Младоросская Партия. Те, из входящих в Движение лиц, которые в своей политической деятельности добровольно объединятся, подчиняя ее водительству и руководству младоросской иерархии, составляют Младоросскую Партию. Партия построена на единоначалии, иерархичности и сотрудничестве.

Орден Младороссов. Те из членов партии, которые рассматривают задачи Младоросского Движения как главную цель своей жизни и добровольно согласуют с этой целью не только свою политическую работу, но и свою общественную деятельность и личную жизнь, объединяются в Орден Младороссов... Младоросский Орден является ядром Партии и Движения" [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. За. Л. 7-8].

Судя по документам - номерам партбилетов и номерам орденских знаков - поступление в Орден было сравнительно легким. Так, П.В. Белов младоросс с 1935 г. имел партбилет N 1271, орденский знак N 1117 [1. Ф. 64. Д. 18]. Однако прием туда постепенно ужесточался. В 1936 г. Казем-Бек писал председателю Главного совета Младоросской партии великому князю Дмитрию Павловичу о том, что в дальнейшем прямого доступа в Орден не будет. Он станет "отбором лучших, наиболее надежных и наиболее полезных наших работников, которые готовы связать себя пожизненными обязательствами" [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. 1. Л. 157]. Символом Ордена служило изображение серебряной державы на лазоревом поле: держава означала российское государство, крест, ее увенчивающий, - примат духовного начала над материальным, лазоревый цвет - примирение и сотрудничество национальных и социальных органов. Орденский флаг имел бело-желто-черные цвета [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. За. Л. 12].

Корпорацией высшей орденской степени являлся созданный в 1938 г. Совет ответственных младороссов. Вместе с главой и высшими руководителями партии он разделял ответственность за судьбы всего движения. Фактически новая структура означала усиление власти Ордена с одновременной активизацией деятельности "сонных" ответственных младороссов.

стр. 5


Идеологическая работа внутри партии лежала на политруках и пропагандистах- организаторах, в чьи обязанности входило разъяснение младоросской политграмоты, составленной в форме кратких вопросов и ответов. Ее авторы, собрав в ней практически все "проклятые" проблемы, волновавшие русскую молодежь, стремились убедить ее, что лишь русский путь, только создание нового русского мира - построенного на принципах союзной империи, национальной плановости и монархии трудящихся - является единственным средством возрождения России, в которой сливаются восточная и западная культура с их историческими традициями и современным бытием. Представляет интерес и трактовка революции 1917 г., которая, по мнению составителей политграмоты, не привела к выявлению лица настоящей России только потому, что была "использована не русскими патриотами, а интернациональной кликой, ничего общего с Россией не имеющей, исказившей революцию в антинациональные формы кровавого антирусского режима" [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. 8.Л. 58].

Фактически ни здесь, ни в иных младоросских документах программного характера нет ни слова о так называемом жидомасонском заговоре, обильно представленном в идеологических установках некоторых монархических и националистических организаций. И разрешение национального вопроса не связывалось с какими-либо ограничениями в правах народов многонациональной России. Более того, он прежде всего увязывался с темой общего жительства и сотрудничества российского геополитического мира.

Убежденные в том, что предложенное советской властью разрешение национального вопроса, проблемы "свободной и национальной личности" является неудовлетворительным для народов России и всей империи в целом, младороссы считали, что только многонациональное, демократическое государство может успешно противостоять расово-этнической доктрине. Одновременно они подчеркивали всю важность поставленной задачи не только для судьбы многонациональной России, "имеющей прямое влияние на судьбы мира вообще", но и для многих наций.

Младороссы полагали, что "конкретным способом постановки национального вопроса" могут быть издания теоретических трудов, посвященных изучению российского мира и теории многонационального государства; периодических сборников, в которых освещались бы "смысл, цели и возможности Российской Федерации, с русской точки зрения", позиция и стремления других народов России, мнения и желания русских меньшинств за рубежом, "доктрины и планы враждебных российскому единству и всеобщему миру сил" (февраль 1939 г.) [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. 8. Л. 86-87].

Как и во многих центрах русского рассеяния, младороссы организовали в 1939 г. Общество изучения народов России. Из сформированных в нем отделов (государ-ствоведения России и входящих в нее национальностей; истории, библиографии и сбора материалов, документов и книг; экономического; редакторско-издательского; связей с научными обществами, общественными организациями и отдельными лицами; юридического; сношений с различными национальностями, изучение их положения и взаимоотношений; связей с русскими меньшинствами) исключительную важность имел последний. В своей деятельности он преследовал две цели.

Во-первых, сбор материалов о русском населении и русских областях за пределами СССР по двум направлениям: историко-географическому, включающему в себя исторический, археологический, этнографический, религиозный компоненты в таких местах, как Валаам, Печерский край, Волынь, Галичина, Подкарпатская Русь, и политико-географическому, культурно- бытовому и юридическому в целях изучения полог жения русских меньшинств в иностранных государствах и борьбы за сохранение своей национальности. Во- вторых, привлечение к сотрудничеству с Обществом самих представителей русских меньшинств, преимущественно через переписку [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. 8. Л. 51,54].

Но все эти грандиозные планы терпели неудачу по известной причине недостатка средств. Казем-Бек писал в январе 1939 г. на эту "больную" тему: "Ровно 16 лет тому назад я собрался заканчивать в Мюнхене высшее образование. Мне было 21 год. Был

стр. 6


я уже женат. И когда после первого съезда (февраль 1923 года) выяснилось, что от меня требуют работы во главе нашего центрального органа, пришлось начать изыскивать средства для дальнейшей борьбы не за существование, а за торжество наших идей... В 24 году мне все-таки пришлось стать на заработок на одном из парижских заводов. Об образовании не могло быть и речи. В 26 году у меня уже была должность "с будущим" в банке на юге Франции. Наша работа требовала моего возвращения в Париж. В 28 году я перебрался в парижский американский банк... В 29 году мне пришлось отказаться от всякого заработка вообще и рискнуть выворачиваться на общественном поприще без средств к существованию. Может быть, кто-нибудь у нас в партии думает, что пользуюсь неограниченным кредитом. Это была бы жестокая ошибка. Мы - старая гвардия младоросского движения - начали во всех областях с нуля. За душой у нас, кроме веры и дерзания не было ровно ничего. Начало всякой общественной работы, всякой политической борьбы - в пропаганде. Пропаганда значит печать. Когда в 20-х годах мы приступили к первым издательским усилиям, когда вышли в свет наш первый сборник "К Молодой России" и ранние парижские оповещения, - партии еще не было и в помине. Не было и Союза Младороссов, а только превращался в первичный сгусток его зародыш. Свои первые труды мы издали, просто сложившись. Потом опять сложившись. И еще. И так далее... За какой-нибудь год-два мы все уже по уши влезли в долги. Надо понять, что мы и по сей день из ЭТИХ долгов не вылезали. А к тому же сами попали в зубчатку: в рост движения. По этому поводу надо запомнить: рост движения это прежде всего нарастание расходов... Чтобы не слишком распространяться на эти темы, скажу просто: за последние три года у меня почти не было возможности основательно заниматься какими-либо делами, кроме денежных... Мой личный бюджет в большой степени взял на себя за последние полтора года Великий князь Дмитрий Павлович" [1. Ф. 64. Оп. 1.Д. 1. Л. 4 об-5].

Итак, партийная касса практически была пуста, нехватало денег на самое необходимое. Надежда на фонд Карнеги казалась призрачной. И самое главное - мир находился в преддверии второй мировой войны, когда гуманитарные проекты свертывались.

Сама младоросская структура была достаточно разветвленной и сложной. Ее различные организационно-территориальные подразделения, в зависимости от местных условий, строились представительства в различных государствах; районы, подрайоны, бригады, звенья, очаги, ячейки или группы в городах. Формировались также специальные - женские, спортивные - группы. На учете представительства на Ливан и Сирию состояла уникальная группа русских ассирийцев. В странах, где осело много казаков, функционировали казачьи организации, как, например, Дмитриевская станица в Греции [1. Ф. 64. Д. 18].

Поощрялось создание иных организационных структурных подразделений, служащих целям сплочения в единый организм членов Младоросской партии. Например, во Франции в 1937 г. стало действовать "Объединение 1279", получившее свое название от номера циркулярного письма (от 25 мая 1936 г.) об укреплении иерархической дисциплины и включавшее в себя только членов Ордена. В этом документе, подписанном Казем-Беком, подчеркивалось: "Я знаю, что человеку свойственно иметь психологию "правую" в отношении подчиненных и психологию "левую" в отношении начальства. Это от эгоизма, и потому именно орденство, которое прежде всего клеймит эгоизм, обязывает всякое начальство изживать свое своеволие, а подчиненных - изживать всякое протестантство. И то и другое для той правды, которая, согласно нашей идеологии, спускается сверху, а не растет снизу... У всякого младоросса может быть свое мнение. Но действовать он должен согласно мнения начальства... Действия младоросса - в руках иерархии... Мы живем, развиваемся и работаем в ненормальных условиях: у нас нет территории, у нас нет физической власти, часто мы не можем найти точку приложения сил. Все это служит испытанием: кто выдержит, тот надежен, а выдержит тот, кто способен верить и стискивать зубы.

стр. 7


Кто не имеет веры и зубов - лучше отойти... Служба требует иерархии, и за службу ответственна иерархия... Подчиненные должны беречь иерархию, какова бы она ни была... Как бы высший начальник ни крыл низшего начальника, если он это делает по собственной инициативе, он этим только усиливает иерархию, а тем самым и авторитет этого низшего начальника, как члена иерархии. Но если бы он его расцукал по жалобе снизу, он подорвал бы иерархию" [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. 19. Л. 10-12].

В заповедях члена "Объединения 1279" звучали такие мысли: "Авторитарная власть дает тебе права над подчиненным, но это только для того, чтобы сделать тебя за него ответственным... Бойся уронить авторитет начальства; иначе повредишь собственному авторитету... Прежде чем перейти к приказаниям, используй свой авторитет; при этом можешь требовать невозможного... Можешь выругать начальника в глаза, но помни, что он за тебя ответственен... Не делай работы подчиненного, иначе он сядет тебе на шею. Наоборот, заставляй его делать твою работу - в этом и будет твоя работа" [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. 19. Л. 9]. "Делись своими соображениями в порядке совещательного голоса. Но прежде изживи собственный эгоизм, чтобы слова твои звучали во имя пользы для дела, а не во имя своей правоты... Мы вступаем в область орденства, того орденства, в котором служение уравнивает всех: начальников и подчиненных, умных и глупых, сильных и слабых. Но арбитраж остается миссией начальства, потому что начальство большим пожертвовало, больше отдало своего. Степень орденства есть степень самоотречения... личная честь есть замаскированное самолюбие. Честь не может быть личной. Честь есть понятие социальное. Честь проистекает от принадлежности к определенному организму и обязывает человека быть достойным этой принадлежности. Именно такова честь рыцаря, честь дворянина, честь офицера. Такова и честь младоросса. Это честь Ордена, перекрывающая и рыцарство, и дворянство, и офицерство. Думающий спасти свою честь, теряет ее, а кто отдает свою честь Ордену, тот укрепляет ее... Оставляю личную честь в пределах Очага. Она обязывает каждого младоросса стараться быть лучшим. Но по критерию иерархии, лучший - старшина. А личная честь старшины есть честь его очага. В пределах бригады мыслима честь только своего очага. В пределах подрайона - только честь своей бригады, в пределах района - честь подрайона, в пределах Партии - честь района, в Русском море - честь Партии, на земле - честь русского имени... последнее орденское требование: претерпеть несправедливость ради Партии и от Партии, т.е. пожертвовать и справедливостью... Претерпеть несправедливость ради Партии и от Партии надо не во имя Партии, а во имя любви к Партии" [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. 16. Л. 12. об. - 13 об.]. "Во имя любви" к науке не стану проводить аналогии с творением Дж. Орвелла.

Итак, налицо была жесткая партийная (орденская) дисциплина, которая в условиях эмиграции считалась альфой и омегой для самого существования организации мла-дороссов и ликвидации в корне любых разбродов и шатаний, возникавших время от времени в молодежной среде.

Индивидуальная иерархическая лестница - соревнователь, младоросс, сотрудник, старший младоросс, ответственный младоросс - укрепляла единоначалие, авторитет вышестоящих.

Центральное руководство Младоросской партии составлял совет директоров: А.Л. Казем-Бек - президент, князь Владимир Романовский-Красинский - вице- президент, Кирилл Елита-Вильчковский - генеральный секретарь, князь Сергей Оболенский - политический секретарь, Николай Философов - административный секретарь, Дмитрий Лапчинский - казначей, Платон Стефанович - президент парижских федераций партии. Имелись и свои печатные органы: "Бодрость" - на русском языке, "Россия - 1939" - на французском. Инструктивным изданием были "Ведомости Генерального Секретариата" [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. 16. Л. 27-28].

В своих действиях Казем-Бек был "ограничен поведениями Государя Императора, своей совестью, основными положениями младоросской идеологии" [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. За. Л. 10 об.]. Но на деле отношения с Кириллом Владимировичем оставляли

стр. 8


желать лучшего. В этом было "повинно" как его окружение с бесконечными интригами, так и сам Казем-Бек, не отличавшийся большим "смирением", особенно когда дело касалось его лично. Представляется риторическим вопрос о каком-либо "ограничении" деятельности Казем-Бека "идеологией" уже по причине авторитарности его курса, вызывавшего, случалось, острую критику в партийной среде. Так, в 1940 г. в выдержанном в жестком тоне письме Философова к Казем-Беку подчеркивалось, что ликвидацию внутрипартийных трещин нужно "цементировать аргументацией русской, а не всечеловеческой... не с точки зрения отвлеченной правды, права и справедливости, свободы и прочего грима, которым мажет сейчас свою волчью харю старушка Европа" [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. 1. Л. 84]. (Острый тон письма был вызван зигзагами генеральной политлинии Казем-Бека - то в сторону фашизма, то на защиту демократической Франции. Выпады в адрес Европы, надо полагать, объяснялись "русским провинциализмом", не простившим просвещенным европейцам их "предательства" в 1917 г.)

В отличие от некоторых "стариков" с их грузом воспоминаний, отдающими "мертвечиной", и способностью не видеть за деревьями леса, младороссы провозглашали лозунг: "Все, что национальное - наше". Иными словами, "все, что способствует расцвету, культуре и силе нации, независимо от того, как и при каких обстоятельствах это создано" является достоянием нации.

Вопреки устоявшимся суждениям "правоверных" эмигрантов, младороссы считали ту же печально известную постройку Беломорканала полезной и необходимой для государства, хотя и не оправдывали варварских методов властей при его строительстве. Признание успехов в индустриализации - Магнитка, Днепрогэс, в военном деле - создание огромной Красной Армии, в конечном итоге - нахождение положительных сторон в сталинской Конституции - все это резко контрастировало с общим тоном эмигрантской прессы, на чьих страницах регулярно печатались выдуманные и подлинные сюжеты об ужасах в Советской России.

Потерявшие родину, младороссы не утратили гордости за ее успехи и ее мощь. Как вспоминал Н.И. Толстой в беседе с автором этих строк, чтение советских газет позволяло им получать информацию о жизни в России, ощущать себя частью ее удивительного бытия, связанного с именем Сталина.

Философов писал Казем-Беку: "Мы приветствовали победу Сталина над Троцким. Мы приветствовали пятилетки. А когда нам возражали, что это достигается чудовищными усилиями, жертвами, ценой страданий, когда нам говорили, что Сталин готовит силы для похода на мир, мы отвечали, что не важно, что думает Сталин. На мировой революции он свернет себе шею, а заводы останутся" [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. 1. Л. 80].

Конечно, с одной стороны, Сталин был им ненавистен, но с другой - это была личность, продолжавшая стратегический курс на укрепление единой и неделимой России, соответственно, его можно было считать национальным деятелем. В сущности, все младоросские споры вокруг личности Сталина сводились к следующей дилемме -поставит ли он все на национальную карту или на мировой пожар? Сопоставляя Сталина с Гитлером, Философов писал в феврале 1940 г. Казем-Беку: "Сталин знает Гитлера. Гитлер знает Сталина. Каждый считает себя и умнее и хитрее. Кто из них окажется умнее и хитрее? Думаю, что Сталин, потому что в нем нет той истеричности, как у Гитлера. Гитлер менее способен сдерживать свои чувства и контролировать своим сознанием, поэтому у него будет больше просчетов. Мы все время настаиваем на "Майн кампф" и на том, что Гитлер не отказался от похода на Восток, кем бы он ни прикидывался. Будет не совсем логично в то же время говорить, что Сталин давно отказался от мировой революции и держится только за власть. Мой взгляд по прежнему: Сталин играет на двух лошадях, и его генеральная линия до игры по банку вычерчивается по точкам, которые образуются в каждый данный момент от пересечения линии мирового пожара и линии национального бонапартизма. Причем я считаю, что так как от мысли о мировом пожаре он не отказался, то второй козырь, козырь национального бонапартизма, он держит про запас, на случай неудачи "красной лошади". Он считает, что жизнь работает на него. И именно поэтому

стр. 9


как только в Европе начинает пахнуть бардачком - нахождение Сталина во главе страны для России становится более опасным. Или национальная революция, или мировой бардак. Пока у власти Сталин - третьего выхода нет" [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. 1. Л. 80-81].

Эти звонкие размышления ответственного младоросса свидетельствуют, что не только у рядовых членов партии, но и у некоторых ее руководителей было плохо с логикой и умением оценки политической ситуации. Сама идея национальной революции, о которой так грезили младороссы, может считаться утопичной и мертворожденной уже потому, что она была не нужна там, где у власти были "младороссы" с партийными билетами членов ВКП(б). Это не парадокс - это алогизм истории, которыми она полна. И наивной была надежда, возлагаемая определенное время на В.М. Молотова, А.А. Жданова и А.А. Андреева, как на преемников И.В. Сталина, с которыми можно будет иметь дело [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. 1. Л. 83]. Начавшийся отсчет "бардачка" в Европе после провала в Испании, после Мюнхена отчетливо показывал, что время аллюра "красной лошади" прошло. Иное дело "славянский кентавр": здесь Сталин оказался на практике более последователем К.Н. Леонтьева, нежели младороссы, часто "утопающие в фразе", не придававшие должного значения русскому византинизму. Достаточно привести выдержку из речи Сталина от 28 марта 1945 г.: "Мы, новые славянофилы-ленинцы, славянофилы-большевики, коммунисты, стоим не за объединение, а за союз славянских народов. Мы считаем, что независимо от разницы в политическом и социальном положении, независимо от бытовых и этнографических различий все славяне должны быть в союзе с друг другом против нашего общего врага - немцев. Вся история жизни славян учит, что этот союз нам необходим для защиты славянства... Как в первую, так и во вторую мировую войну больше всех пострадали славянские народы: Россия, Украина, белорусы, сербы, чехи, словаки, поляки. Разве в этой войне не то же самое? Разве Франция больше пострадала? Нет. Французы открыли фронт немцам. Немцы слегка оккупировали северную часть Франции, а южную даже не тронули. А Бельгия и Голландия сразу подняли лапки кверху и легли перед немцами. Англия отделалась небольшими разрушениями... Значит, больше всех страдали от немцев славяне... Мы, славяне, должны быть готовы к тому, что немцы могут вновь подняться на ноги и выступить против славян. Поэтому мы, новые славянофилы-ленинцы, так настойчиво и призываем к союзу славянских народов. Есть разговоры, что мы хотим навязать советский строй славянским народам. Это пустые разговоры. Мы этого не хотим, т.к. знаем, что советский строй не вывозится по желанию за границу, для этого требуются соответствующие условия... В дружественных нам славянских странах мы хотим иметь подлинно демократические правительства. Заключив союз, славянские страны могут оказывать друг другу хозяйственную и военную помощь. Мы можем это делать теперь с большим успехом" [2]. Нам известно, что "соответствующие условия" были созданы для образования славянского блока на коммунистической основе. Однако он "рассыпался", не выдержав испытания.

Младороссы были "готовы сотрудничать со всяким национальным режимом, который выполнит три положения: а) отказ от классовой борьбы, б) признание за русским народом ведущего положения в стране и в) признание свободы совести... Наше отношение к режиму определяется полезной или отрицательной деятельностью последнего в отношении к России [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. 6. Л. 7 об.].

Позволю привести некоторые тезисы из экономической программы, опубликованной в "Младоросской Искре" в 1933 г.: "Сталинизм (или госкапитализм) есть система, основанная на эксплуатации труда государством... Капитализм и социализм уже доказали свою несостоятельность. Почва для нового режима уже созрела, и опыт фашизма является первым шагом на пути к новому миру... Новое хозяйство должно иметь своим субъектом человека... Младоросское правительство должно ограничить собственность в хозяйственной области не только в социальных и национальных интересах, но и в интересах чисто хозяйственных: путем национального хозяйственного

стр. 10


плана...Субъектом собственности... может быть государство, коллектив или личность... Факторами производства с младоросской точки зрения: человек, природа, капитал и культурное наследие. Человеческий фактор в производстве главный и господствующий... Собственники капитала, владеющие частью капитала национального, должны нести за него ответственность перед нацией... Спекуляция должна строго пресекаться и биржа заменена расчетными палатами... Хозяйство должно быть организовано по признаку общности целей в корпоративные, самоуправляющие организмы (хозсоюзы, возглавляемые хозсоветами)... Государству в хозяйстве принадлежит его органическая роль: водительства, арбитража и контроля... Наряду с хоз-объединениями, должны быть объединения профсоюзные... Для осуществления сотрудничества социальных слоев должны быть созданы социальные советы... Для объединения самоуправляющегося хозяйства и согласования его с другими отраслями национальной жизни должен быть создан Высший Совет Имперского Хозяйства, состоящий из представителей Императорского Правительства, Имперского Совета, Центральных Хозяйственных Советов и Центрального Социального Совета... Высший Совет Имперского Хозяйства должен составлять хозплан... Утверждение плана и арбитраж принадлежит императору... Новое хозяйство должно депролетаризировать человека... Новое хозяйство должно осуществить синтез города и деревни, приблизить город к природе, а деревню к центрам культуры" [1. Ф. 7. Оп. 1. Д. 922].

Схожесть мыслей младороссов с государственным строительством в СССР, Германии, Италии, т.е. определенный интернационализм мышления у сторонников "нового порядка", подтверждает привлекательность и мощь идей национал-социализма: обращенных к национальному традиционализму. Поэтому не кажется удивительным, что в 1933 г. в Берлине Всероссийская фашистская партия (ВФП), Союз младороссов и Российское национал- социалистическое движение (РНСД) заключили пакт о сотрудничестве. Под этим документом, больше напоминавшем акт о намерениях, нежели официальное свидетельство о конкретных действиях, поставили свои подписи их лидеры - Анастасий Андреевич Вонсяцкий, Александр Львович Казем-Бек, князь Павел Михайлович Авалов.

Каковы же были причины этого своеобразного объединения, впрочем, так и оставшегося на бумаге? Главная заключалась в неприятии коммунизма, идей III Интернационала. Много было общего и в идеях будущего устройства России без коммунистов. Так, идеологи ВФП задумывали свое отечество как национальное трудовое государство, в котором не будет ни эксплуататоров, ни привилегированных классов, а земля не станет передаваться в собственность помещикам и капиталистам; все национальности получат право на широкое самоуправление; сельские и городские Советы будут преобразованы в национальные Советы, чьи представители составят Всероссийский национальный Совет - высший административный орган России; религия не будет гонимой и займет достойное место в стране; колхозы и совхозы будут уничтожены, каждый русский гражданин по достижении 21 года получит земельный надел из госфонда, рабочие получат действительное право участвовать в управлении предприятиями через своих представителей; внешняя торговля и монополии будут в руках государства; экспортные поставки станут возможными лишь только после удовлетворения всех нужд государства, и т.д. Однако главное отличие от младороссов заключалось в неприятии еврейства и ограничении его прав [1. Ф. 1323. Оп. 2. Д. 171. Л. 465-474].

В остальном младоросская идеология была весьма и весьма близка к взглядам русских фашистов, писавших в декабре 1934 г.: "Отряды "Оплот монархии", "13" и "Крестоносцы-фашисты" Национальной организации российских фашистов шлют привет и поздравляют с праздником Рождества Христова и Русским Новым Годом Братьев Младороссов, Руководящий Центр и Главу Союза Младороссов... Верим, что с Божьей помощью нам удастся вернуться на нашу Родину и, слившись в один ручей без различия программ, придется вместе дружно приняться за восстановление Мощи и Славы Молодой России, заторможенной коммунистической группой и не дающей

стр. 11


развернуться в стройке Национальным Русским Силам - Молодой России" [1. Ф. 64. Оп. 1.Д. З.Л. 123].

Надо думать, что младороссов привлекали такие пиитические строки:

Фашизм - любовь к своей Отчизне,

К народу Русскому любовь,

И понял сущность тот Фашизма

Собой кто жертвовать готов!

Фашизм - народное движенье,

В защиту общей всем судьбы

И лучших сил объединенье

Для мирной жизни и борьбы.

Фашизм стоит на страже блага,

Богатств, труда Родной Страны,

Ему ученый и серьмяга

Одной лишь матери сыны!

Он заявляет, что в России

Должна быть русская и власть

Народной признана стихией, -

А коммунизм в ней должен пасть.

Возврата к старому, что скрылось,

Что отжило уже - не быть;

Но все, что лучшего в ней было,

В одно он с новым должен слить [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. 3. Л. 124].

Стихи, конечно, "ученические", но на молодежь, уставшую от философских "раз-мышлизмов" отцов, "проигравших" Родину, они действовали. Тем более, что здесь можно при желании обнаружить и перекличку со славянофильскими идеями, и со всем тем национал-государственным "вздором", выплеснувшимся в XX в. на Европу и "русские берега".

Так, РНСД и возникшая в ней Партия русских "освобожденцев" (ПРО), поддерживавшие тесные связи с НСДАП (Национал-социалистическая немецкая рабочая партия) и выступавшие за освобождение России от "террора III Интернационала", не допускали мысли об участии еврейства и масонства в управлении родиной, в то время как у младороссов, повторяю, эта тема была закрыта. Впрочем, это различие не мешало им на раннем этапе своей деятельности выступать практически в едином строю по защите Германии и преклоняться перед идеями фашизма, прежде всего в области строительства национального трудового государства.

В документах Управления гестапо в Мюнхене отложился ряд дел, связанных с деятельностью РНСД и Союза младороссов, за которыми велось тщательное наблюдение. Один из функционеров РНСД Мелленгор писал 12 мая 1934 г. имперскому наместнику Шпренгеру в Висбадене: "Наше движение имеет лишь одну цель: уничтожение III Интернационала и создание тесного дружественного союза между III Империей Адольфа Гитлера и национал-социалистической Россией. В этом союзе мы видим единственную гарантию политического и экономического оздоровления мира". Заканчивалось письмо формулой: "Слава Гитлеру! Слава России!" [1. Ф. 1323. Оп. 2. Д. 171. Л. 385].

В свою очередь, Союз младороссов в своем обращении к русским в Германии 4 апреля 1934 г. подчеркивал: "Мы присутствуем при событиях чрезвычайной исторической важности. Против германской национальной революции, разбившей коммунистическую опасность в Зап. Европе и вызвавшей возрождение германской нации,' теперь в мировом масштабе ведется планомерная лже и клеветническая кампания. В борьбе против национальных сил, которые сегодня победили в Германии и завтра победят в России, идет "Коминтерн" рука об руку с дегенерировавшими либеральными и социал- демократическими кругами... Наш прямой долг перед национальным

стр. 12


русским делом требует, по мере сил, содействовать рассеиванию той лжи, посредством которой международные силы стараются спутывать национальную революцию в Германии" [1. Ф. 1323. Оп. 2. Д. 171. Л. 514].

Хотя придется еще раз сделать оговорку, что говорить о некоей адекватности позиций указанных организаций, даже без еврейской темы, нельзя. Все было гораздо сложнее. В отличие от РНСД, не позволявшего себе какой-либо критики в адрес НСДАП, с которой Германия, судя по словам российских национал-социалистов, "снова нашла веру в себя и шествует вперед" [1. Ф. 1323. Оп. 2. Д. 171. Л. 353]. Союз младороссов не был так "мягок". 24 февраля 1935 г. в газете "Бодрость" была помещена статья о съезде колхозников в Москве с выдержками из выступления Н.И. Бухарина, отмечавшего, что "в данное время германские фашисты охвачены мыслью о том, что только германская барская раса является истинной расой; славяне относятся к более низкостоящей расе; "азиатские" народы вообще неполноценные люди". Автор статьи, подчеркивая, что все "крайности германского национал-социализма, все объяснения Альфреда Розенберга, все недвусмысленные выражения японских и польских газет выставляются Сталиным настоящей сущностью фашизма", делает один вывод: русские националисты заграницей в этой сложной ситуации ""должны доказать на деле, что истинный русский "фашизм" никогда не станет инструментом в руках враждебно против России настроенных сил". Симптоматично, что гестапо охарактеризовало содержание статьи как "нападки младороссов на НСДАП" [1. Ф. 1323. Оп.2.Д. 171. Л. 531-534].

В "Очаговой политучебе" за сентябрь 1938 г. прямо подчеркивалось: "Тот фашизм, который мы в свое время приветствовали, весьма далек от того, что сейчас называется фашизмом... Фашистами мы сейчас отнюдь не являемся, и не быть в фашистском блоке... для нас совершенно естественно" [1. Ф. 64. Оп. 17 Д. 6. Л. 50 об.]. И еще: "Называя себя фашистами и приветствуя фашистскую идею, мы подразумевали под фашизмом движение, спиритуалистическое и идеалистическое, направленное к социальной правде в мировом масштабе и при учете национальной качественности, движение чуждое расового эгоизма, противоположное по духу и на практике германскому национал-социализму" [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. 6. Л. 51 об.].

Здесь можно долго дискутировать с младороссами, в головах у которых относительно политических проблем, по выражению одного из их лидеров, был полный "бардак". Важно другое: убеждение в том, что Родина в опасности, подвигало их на ее защиту - одни, повинуясь призыву Казем-Бека, записывались в 1940 г. во французскую армию, другие видели свой долг в том, чтобы объявить себя ни европофобами, ни европофилами, а русскими.

Соответственно, один из самых интересных и сложных сюжетов связан с отношением младороссов к России/СССР, с оценкой своей роли в современном им мире. Так, один из лидеров младороссов в июне 1939 г. отчетливо и высокопарно писал в "Очаговой политучебе": "Младрросское движение за рубежом несет и пропагандирует русские идеи в мире, знакомит внешний мир с настоящими задачами России, с устремленностью Русской нации, с ее традициями и историческим путем. Это то звено, которое связует русскую действительность с действительностью мировой, т.е. выполняет как раз то, чего не может делать сейчас Россия, скрытая под официальной маской коммунизма" [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. 6. Л. 8].

Здесь интересны прежде всего слова о пропагандистской работе, о том, что же таится под коммунистической личиной: "Фашизированный Сов. Союз по своему авторитарному образу правления, по своему революционному происхождению, по своей социальной направленности и по ряду своих идеологических черт несравненно более родственный фашистским державам, чем либеральной Франции или буржуазно-капиталистической Чехии" [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. 6. Л. 50 об.].

Практически, здесь не было бы и предмета для спора, если отбросить Коминтерн для одних и расовую теорию для других. Но условное наклонение несвойственно истории, поэтому обращусь к любопытной, в чем-то парадоксально-утопичной,

стр. 13


оценке младороссами степени своих известности и влияния на Родине: "Идеи младо-росского движения известны в России... Тот путь, который привел русских зарубежных националистов к восприятию младоросского движения - этот же путь ведет к тому же совершенно даже самостоятельно и внутри русские массы. Потенциальных младороссов в России сейчас большинство. И это большинство активное. Оно принуждено следовать указаниям режима... но в то же время в нем идет все время процесс нарастания и созревания идей чисто русского национализма. Потенциальных младороссов там можно найти среди героев страны, среди военных, летчиков, интеллигенции, рабочих. Вот почему, следя за советской действительностью, так часто наталкиваешься на выявление тех настроений, тех действий среди русских масс, которые так созвучны и понятны младороссам зарубежным" [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. 6. Л. 8 и об.]. Отсюда уже можно сделать два утверждения.

Первое - русский национализм не следует трактовать в узконациональных рамках. Как было показано выше, в рядах младороссов имелось немало представителей самых различных "племен" - от ассирийцев до якутов. Что же служило критерием для младоросского определения "русского национализма"? Тезис о ведущей роли русского народа? Верно, но не совсем. Думается, что здесь надо говорить несколько шире, а именно - о естественном и органическом мировосприятии жизни в России, всеми населяющими ее людьми. Причем государствообразующим, в силу историко-культурного бытия, является русское "племя", свободное от расовых предубеждений.

Второе - судя по всему для самих младороссов, "младороссами" являлись и Чкалов и Рихтер, Стаханов и братья Старостины, Ботвинник и Карацупа. Более того, идя к абсолюту (абсурдному!?), самым "славным младороссом" можно назвать Сталина. Отсюда еще один вывод: не национальность, а заслуги перед Отечеством - критерий для приобщения к младороссам.

Хотя со Сталиным было все сложнее. Достаточно вспомнить попавшую на страницы всех эмигрантских газет скандальную историю о конфиденциальной встрече в парижском кафе в 1937 г. А.Л. Казем-Бека с бывшим русским дипломатом, перешедшим на советскую службу А.А. Игнатьевым. "Выслеженный" глава младороссов уличался чуть ли не в прямом предательстве "русского дела". "Досталось" и его собеседнику. Однако, несмотря на всю шумиху, контакты были продолжены. Сам "любитель" кофе писал великому князю Дмитрию Павловичу следующее: "С Игнатьевым виделся еще раз. Он напуган, но видит выход из положения для самого лишь в том, чтобы своему военному начальству сделать доклад о нас, как о силе, которая нужна и выгодна делу обороны страны. Из этой личной заинтересованности Игнатьева, который теперь думает о самозащите, для нас открываются неожиданные и обширные перспективы. Мне придется через пару недель встретиться с Игнатьевым в Виши, где он будет уже иметь сведения о том, как реагировали в Москве на всю эту историю" [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. 1. Л. 146]. Из этих скупых свидетельств (более подробная информация, возможно, хранится в недоступных автору архивах) можно сделать несколько предположений.

Первое - советская разведка "разрабатывала" Казем-Бека. Имевший прочные связи с некоторыми французскими государственными деятелями, обладавший авторитетом в русской эмиграции, встречавшийся с Муссолини и рядом других крупных европейских политических фигур, глава младороссов мог быть использован как агент влияния. Такая тактика разведки СССР вошла уже в ее практику, и примеров "удачных приобретений" было достаточно.

Второе и менее вероятное - через руководимых Казем-Беком младороссов, живущих по многим странам, советское руководство могло попытаться получать интересующую его информацию.

Третье, совсем неприемлемое - шел обычный процесс вербовки на разведслужбу с присвоением звания и выплатой денежного довольствия. Но... Казем-Бек был из тех интеллектуалов, которых можно было привлечь на свою сторону высокими идеями, а отнюдь не "презренным металлом".

стр. 14


Сам Казем-Бек с его патриотической "философией" и склонностью "играть роль" не мог проигнорировать контакты с графом Игнатьевым по проблемам обеспечения обороноспособности Родины. Здесь надо учитывать и психологию встречи: вели разговор два дворянина, посвятившие свою жизнь России, которой угрожал автор "Майн кампфа".

Какой-либо фиксированный результат встреч укрыт в архивах. Но суть исследуемой проблематики состоит не в том, чтобы детализировать биографию Казем-Бека, вернувшегося в 1956 г. в СССР и ставшего работать в Московской Патриархии, а в ином - в алогизме теоретических изысков младороссов. Именно теоретических, так как их практическая деятельность ограничилась эпизодами пропагандистской работы среди экипажей советских торговых судов, заходивших во французские порты.

Слабость младороссов была и в том, что они как бы проводили жизнь в "своеобразном зале" ожидания "поезда" в Россию, но уже без Сталина. В этом же скрывалась и их инерционная сила, позволявшая сохранять себя длительное время. Однако вторая мировая война впрямую поставила перед ними проблему выбора пути. Она решалась в пользу "русскости", но этот термин мог толковаться по-разному.

Для одних он выкристаллизовался в активное "оборончество" и защиту внешней политики СССР.

Для других "русскость" в военных условиях определялась возможностью помочь той же Франции, вступив добровольцами в ее армию, для защиты от германской агрессии. Защищая Францию, они защищали Россию.

Для третьих "русскость" диктовала следующие строки: "Национальный подъем должен быть пропитан насквозь русскостью, он должен быть связан с духом и плотью России. А ты (Казем-Бек. - В.К.) нам доказываешь что нужно умирать за Данциг! Никаких Европ! и особенно не связывать определенно нац. русские интересы с какой-нибудь европейской коалицией, - это большая ошибка (повтор Сталина. - В.К.). Мы с каждым, чьи интересы совпадают с нашими. Мы против всех если интересы их нам угрожают... Мы молчим и живем одним сознанием: какое счастье быть русским, сыном великой страны! у которой все есть, ибо это мир, которой ничего не нужно! и особенно "великих европейских событий"... Мы верим в наш народ, он выгребет, устроит свою жизнь, усилит мощь - и этот факт сам по себе будет благоденственным для всего мира. А прибавив к этому русское чувство всемирности и человечности, Россия в полной мере выполнит тогда свое великое историческое назначение среди других народов" [1. Ф. 64. Оп. 1. Д. 1. Л. 87-87 об.].

Для четвертых она проверялась в ходе борьбы с Красной Армией в составе различных русских "национально-освободительных формирований".

Для пятых "русскость" требовала возвращения на Родину, даже если там и оставался Сталин.

Тем временем "национальная революция" откладывалась на неопределенное время - Гитлер наступал. Европейские младороссы теряли связи. Их мирная жизнь, нарушаемая лишь дискуссиями да интригами, уходила в прошлое. Сам А.Л. Казем-Бек после нападения Германии на СССР объявил о роспуске Младоросской партии.

В сущности, это была лишь констатация происшедшего, когда война пожирала интеллектуальную мысль самодеятельных философов. Приходило время действий, время выбора. Младороссы, как организация, сошли с политической сцены, но их идеи, мысли, размышления и сейчас представляют не только исторический интерес для тех, кто задумывается о судьбе и пути России.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Российский государственный военный архив.

2. Независимая газета. 1999. 29 IX. С. 3.

Опубликовано на Порталусе 25 января 2022 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама