Полная версия публикации №1107775306

PORTALUS.RU ПСИХОЛОГИЯ ХРИСТИАНСКИЕ ЦЕННОСТИ И СОЦИАЛИЗАЦИЯ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ → Версия для печати

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По общепринятым международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

ХРИСТИАНСКИЕ ЦЕННОСТИ И СОЦИАЛИЗАЦИЯ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 07 февраля 2005. - Режим доступа: https://portalus.ru/modules/psychology/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1107775306&archive=1120045907&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 26.11.2022.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

ХРИСТИАНСКИЕ ЦЕННОСТИ И СОЦИАЛИЗАЦИЯ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 07 февраля 2005. URL: https://portalus.ru/modules/psychology/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1107775306&archive=1120045907&start_from=&ucat=& (дата обращения: 26.11.2022).



публикация №1107775306, версия для печати

ХРИСТИАНСКИЕ ЦЕННОСТИ И СОЦИАЛИЗАЦИЯ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ


Дата публикации: 07 февраля 2005
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ПСИХОЛОГИЯ Вопросы психологии
Номер публикации: №1107775306 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


ХРИСТИАНСКИЕ ЦЕННОСТИ И СОЦИАЛИЗАЦИЯ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ



А.В. СИДОРЕНКОВ


Происходящие в России социально-экономические, политические, правовые изменения явились причиной трансформации общественных и индивидуальных социальных ценностей и норм. Ведущую роль в процессе обновления ценностей в обществе стали играть возрождающиеся традиционные для России религии, среди которых наиболее распространенной является христианство. Об этом свидетельствует большое количество возникших за последнее десятилетие религиозных объединений и их миссионерская деятельность. Например,



49



в Ростове-на-Дону и Ростовской области зарегистрировано (по данным на 1998 г.) более 300 религиозных объединений, среди которых 211 объединений относятся к русской православной церкви [12]. Следовательно, на фоне существующих тенденций в общественной жизни России вполне допустим тот факт, что формирование системы общественных и индивидуальных ценностей может происходить на базе ценностей христианства.

Важность проблемы становления и функционирования в обществе социальных ценностей основывается на общепринятых положениях, согласно которым ценностные ориентации, с одной стороны, образуют стержень культуры и обеспечивают интеграцию общества, являются связующим звеном во взаимодействиях общества и личности [15], между личностями [9], с другой стороны, признаются центральным компонентом личности и высшим уровнем мотивации и регуляции ее поведения [1], [12], [15]. Трансформация и социальная нестабильность общества породили ряд новых проблем, требующих скорейшего изучения. Поэтому в последнее время в литературе появилось немало теоретических и экспериментальных работ, посвященных проблеме духовности [6], модернизации и содержанию ценностей современных россиян [7], [8], взаимосвязи тех или иных ценностей и социальной адаптации людей [16]. Среди имеющихся публикаций заметное внимание уделяется молодежи, в частности, по вопросам субъективного восприятия социальной ситуации, ближайшего социального окружения и перспективы адаптации в обществе, специфики социальной нормативности и социальной идентификации [2], [3]. В таких работах более или менее прямо затрагиваются некоторые вопросы многогранной проблемы социализации молодежи.

Таким образом, в условиях новых общественных отношений важной, но недостаточно решенной (особенно на экспериментальном уровне), является проблема представленности христианских и ахристианских ценностей в сознании современной российской молодежи и влияние этих ценностей на ее социализацию.

В качестве христианских ценностей рассматривались морально-нравственные заповеди, представленные в Новом Завете [4].

Понятие «ахристианские ценности» является условным и подразумевает те ценности, которые по своему содержанию прямо противоположны христианским. Это не значит, что они должны обязательно иметь какой-то выраженный негативный личностный или общественный смысл. К ахристианским могут относиться ценности других религий, а также ценности, которые не включены ни в одну из существующих религий. Кроме того, как хорошо известно, ряд заповедей христианства имеет некоторые общие черты с заповедями других религий.

Следует отметить, что в данной статье ценности понимаются как формы репрезентации в сознании людей тех или иных принципов поведения.

Обозначенная проблема определила постановку взаимосвязанных задач исследования:

1) изучение содержания и степени представленности морально-нравственных ценностей христианства в сознании российской молодежи;

2) изучение влияния степени выраженности христианских ценностей в сознании молодежи на их социализацию в современном российском обществе.

В задачи исследования не входило изучение степени религиозности современной молодежи.

Исследование проводилось в 1999 г. среди учащихся XI (выпускных) классов средних школ Ростова-на-Дону. Общая численность испытуемых составила 400 человек. Именно в этом возрасте индивидуальные ценности приобретают



50



относительно устойчивый характер и, кроме того, становится актуальной проблема жизненного самоопределения, «выхода» в самостоятельную жизнь. Выбор испытуемых производился независимо от их приверженности какой-нибудь религии или атеизму.

В соответствии с первой задачей исследования было выдвинуто предположение о том, что структура морально-нравственных ценностей молодежи может включать в себя подструктуры с качественно разной направленностью:

· доминирующие взаимосвязанные ценности христианского содержания (например, «просящему у тебя дай», «не противься злому», «возлюби не только ближнего, но и врага»);

· доминирующие взаимосвязанные ценности ахристианского содержания (например, «люби ближнего и ненавидь врага», «око за око, зуб за зуб»).

Наличие таких подструктур позволяет человеку адаптироваться к различным по содержанию жизненным ситуациям. Однако в некоторых случаях взаимное соотнесение этих ценностей может носить конкурентный и напряженный характер.

Надо отметить, что выделение христианской и ахристианской подструктур в общей структуре моральных ценностей является условным. Учитывая, что эти ценности противоположны по содержанию, их можно было бы рассматривать и в качестве самостоятельных систем ценностей в сознании людей. Однако такая постановка вопроса не является принципиальной и в корне не меняет картину и интерпретацию полученных результатов экспериментального исследования. Кроме того, представленный структурный подход к изучению ценностей является вполне оправданным и получил подтверждение обоснованности своего существования в различных экспериментальных исследованиях [8], [10], [13].

Особо следует подчеркнуть, что в задачи исследования не входило изучение всего многообразия ценностей молодежи и современного российского общества в целом. Это просто было бы невозможно сделать в рамках одного исследования, принимая во внимание тот факт, что специалисты насчитывают сотни различных ценностей. Поэтому для доступного экспериментального изучения ценностей принято использовать типологический подход и проводить классификации ценностей в зависимости от критерия, положенного в их основание. Например, в качестве таких критериев можно рассматривать предметное содержание ценностей (социальные, экономические, политические и другие ценности), функцию ценностей в обществе (интегрирующие и дифференцирующие ценности), потребности индивидов и т.д. [8]. Разные авторы в своих исследованиях уделяют преимущественное внимание тем или иным конкретным разновидностям ценностей.

В рамках данного исследования критерием типологии ценностей является их соответствие или несоответствие морально-нравственным заповедям христианства.

Для изучения степени представленности в сознании молодежи христианских ценностей была разработана методика, предполагающая ознакомление испытуемых с тридцатью утверждениями, сформулированными в виде обобщенных жизненных позиций [14]. В мнениях, выражаемых испытуемыми относительно этих позиций, предполагается косвенное проявление, проекция индивидуальных ценностных ориентаций. Пункты списка утверждений отражают содержание морально-нравственных заповедей христианства, представленных в Нагорной проповеди и других главах Евангелия от Матфея [4].

Каждая заповедь была представлена в двух-трех пунктах списка и в противоположной по содержанию форме, например: «Дружелюбным стоит быть только с близкими людьми», «Не следует оставлять грубость без ответа», «Часто



51



полезно указывать людям на их недостатки».

Обработка результатов исследования осуществлялась с помощью процедуры кластерного анализа «без учителя» [5]. Кластерный анализ оказался наиболее адекватным по сравнению с другими математическими методами, для определения структуры ценностей. Группировка вошедших в список утверждений со сходными ответами проводилась дважды: отдельно по ответам «да» и «нет». Принцип построения списка и особенности кластерного анализа таковы, что группировка утверждений по ответам «нет» позволяла выявить взаимосвязанные по содержанию христианские ценности, тогда как группировка утверждений по ответам «да» — взаимосвязанные по содержанию ахристианские ценности.

Проведение кластерного анализа позволило выделить две группировки утверждений, вошедших в список:

христианские ценности (кластер А) (17 утверждений-ценностей);

ахристианские ценности (кластер Б) (13 утверждений-ценностей).

Все утверждения оказались включенными в тот или иной кластер.

Каждое из утверждений, вошедших в кластер А, выбрали более 55 % учащихся. Мера плотности кластера свидетельствует о достаточно высокой взаимосвязанности содержания утверждений-ценностей данного кластера. Специфика кластерного анализа позволяет говорить о том, что ценности, отраженные в утверждениях кластера А, представляют собой подструктуру доминирующих взаимосвязанных христианских ценностей.

Качественный анализ утверждений кластера А позволил выделить следующие ценности христианского содержания:

· дружелюбным надо быть не только с близкими людьми;

· не осуждать других за неправильные поступки, недостатки (не судить других);

· прощать недругов, прощать нанесенные обиды;

· прощать людям их ошибки;

· помогать (давать деньги взаймы) просящему;

· помогать больше, чем просят;

· уважать даже слабых и беспомощных;

· отстаивать правду;

· прислушиваться к мнению родителей;

· забота о материальном благополучии — не главное в жизни.

Наиболее значимыми ценностями христианского содержания, т.е. теми ценностями, которым отдают предпочтение более 75 % школьников, оказались следующие:

· в общении надо быть тактичным, сдержанным, но не дерзким (эта ценность является «центральной», т.е. имеет наибольшее сходство по содержанию с остальными христианскими ценностями);

· не оговаривать других (не лжесвидетельствовать), даже ради собственного благополучия.

С каждым из утверждений, вошедших в кластер Б (ахристианские ценности), согласились более 60 % учащихся, что свидетельствует о значимости для школьников утверждений-ценностей данного кластера. Мера плотности данного кластера оказалась выше, чем кластера А. Это позволяет судить о высокой взаимосвязанности утверждений-ценностей данного кластера по их содержанию, и следовательно, их можно рассматривать в качестве подструктуры доминирующих взаимосвязанных ахристианских ценностей.

Качественный анализ утверждений кластера Б позволяет выделить следующие особенности ахристианских ценностей:

· допустима злость по отношению к человеку, если он этого заслуживает (данная ценность является «центральной», т.е. имеет наибольшее сходство по содержанию с остальными ахристианскими ценностями);



52



· бороться с судьбой и не смиряться;

· всегда заботиться о будущем;

· не скрывать сделанного кому-то добра;

· в ряде случаев обман допустим;

· можно присваивать кем-то потерянную вещь;

· всегда требовать возврата долга;

· за оскорбление человек должен отвечать;

· убийство может быть оправдано;

· зависть — нормальное явление.

Следует отметить, что первые шесть из перечисленных ценностей ахристианского содержания являются наиболее значимыми для молодежи в целом, так как их придерживаются более 75 % школьников. Это позволяет говорить о том, что ахристианские ценности занимают меньший объем в рассматриваемой структуре ценностей, но несколько более значимы для школьников, чем христианские ценности.

Сравнительный анализ полученных результатов с результатами исследования, проводившегося автором в 1997 г. среди старшеклассников [14], позволяет выделить некоторые общие и отличительные закономерности изменения структуры ценностей молодежи.

В 1997 г. в структуре морально-нравственных ценностей учащихся также были выявлены две составляющие — ценности христианского (10 утверждений-ценностей) и ахристианского содержания (13 утверждений-ценностей). Однако ряд ценностей (семь пунктов списка) оказались «автономными», т.е. не включенными ни в одну из указанных компонент. В 1999 г., т.е. по прошествии двух лет, подструктуры христианских и ахристианских ценностей школьников оказались представлены теми же ценностями, что и в 1997 г., но при этом существенно возрос объем подструктуры христианских ценностей за счет тех, которые ранее были «автономными».

Таким образом, подтверждается предположение о том, что структура морально-нравственных ценностей поведения, общения молодежи, связанная с религиозными ценностями, включает в себя две составляющие: доминирующие взаимосвязанные христианские ценности и доминирующие взаимосвязанные ахристианские ценности. Они принципиально различаются по содержанию и незначительно — по объему и значимости.

Существование в структуре морально-нравственных ценностей двух разнонаправленных по содержанию подструктур можно интерпретировать как закономерное явление, которое возникает в процессе взаимодействия человека с социальной средой. Каждая из них выполняет определенную функцию в жизни человека и способствует более успешной его адаптации в тех или иных конкретных условиях жизнедеятельности. Христианские ценности предполагают установление бесконфликтных отношений с другими людьми, но также и уход от возникающих противоречий, отказ от активного разрешения жизненных трудностей. Такое отношение к себе, другим людям и ситуациям в одних случаях может иметь социально-адекватную, а в других — социально-неадекватную форму поведения. Например, когда между людьми устанавливаются доверительные, открытые отношения (например, отношения супругов в семье), то более приемлемым является следование христианским ценностям. В противном случае может произойти разрыв отношений между людьми (например, распад семьи). Однако абсолютная приверженность христианским ценностям ведет к дезадаптации человека, который перестает учитывать все требования жизни. Например, в случае агрессивного отношения со стороны другого человека или войны отказ от сопротивления может означать для человека физическую гибель. Поэтому в ряде жизненных ситуаций более приемлемым, с точки зрения самосохранения индивида, является следование ахристианским ценностям.



53



Их содержание заключается в активном противодействии трудностям, что часто приводит к обострению противоречий, возникновению конфликтов. Следовательно, христианские ценности являются главным фактором устойчивости межличностных и общественных отношений. Ахристианские ценности обеспечивают прогресс (или регресс) личности, группы или общества, потому что порождаемые ими противоречия являются главным источником (с точки зрения диалектики) изменения любой системы.

В соответствии со второй задачей исследования было выдвинуто предположение, согласно которому определенная степень представленности христианских и ахристианских ценностей в сознании молодежи может оказывать существенное влияние на процесс их социализации в современном российском обществе.

Проблема социализации активно изучалась в зарубежной и отечественной психологии. Это не случайно, так как она является одним из важных аспектов фундаментальной проблемы взаимодействия личности и социальной среды. Однако недостаточно изученным, в первую очередь на экспериментальном уровне, в настоящее время является вопрос о взаимосвязи христианских ценностей и социализации современных старшеклассников.

Опираясь на существующее в психологии и социологии понимание процесса социализации как многогранного явления, я выделил для изучения следующие аспекты социализации старшеклассников:

а) уровень социально-психологической адаптации в учебной группе;

б) степень усвоения социальных ролей;

в) уровень профессионального самоопределения;

г) удовлетворенность своей жизнью в обществе.

Для исследования перечисленных аспектов социализации были разработаны соответствующие методики, которые предварительно подверглись проверке на надежность («надежность — согласованность» пунктов списка утверждений) и валидность (содержательная валидность и отбор пунктов списка со «средней диагностической силой»). Кроме того, для этих методик были выделены нормативные данные, что позволило проводить типологизацию испытуемых по уровню их социализации (высокий, средний, низкий). В дальнейшем будут анализироваться только высокий и низкий уровни социализации (как наиболее показательные).

Методика изучения социально-психологической адаптации в учебной группе была создана в форме тест-опросника, содержащего 17 пунктов; он фиксирует включенность человека в группу, возможность удовлетворения потребностей в группе, взаимоотношения и взаимопонимание (например, «Многие мои инициативы группа не поддерживает», «Группа часто не понимает того, что я говорю или делаю»).

Методика изучения уровня усвоения социальных ролей (ролевое общение с преподавателями, родителями, незнакомыми взрослыми) была создана также в форме тест-опросника (20 пунктов), в котором были заложены ситуации противоречия или конфликта школьника со взрослым (например: «Когда родители вмешиваются в мою личную жизнь, то я открыто выступаю против этого», «Когда преподаватель дает советы относительно моей личной жизни, то я возмущаюсь», «Как правило, я не прислушиваюсь к советам незнакомых людей»). Именно такие противоречивые ситуации общения являются наиболее показательными в плане определения степени усвоения школьниками социальных ролей.

Методика исследования уровня профессионального самоопределения включала в себя изучение:

· профессиональной определенности (сделан ли конкретный профессиональный



54



выбор и на чье мнение в этом выборе ориентировался школьник — на собственное или на мнение родственников, преподавателей, знакомых взрослых, друзей);

· мотивации профессионального выбора (преобладание социально-адекватных, социально-неадекватных мотивов или смешанная мотивация).

В последнем случае в качестве доминирующих социально-адекватных мотивов профессионального выбора рассматривались, например, «заработная плата», «значимость специальности в обществе», а в форме социально-неадекватных мотивов — например, «приятное проведение времени», «низкая ответственность».

Методика исследования удовлетворенности своей жизнью в обществе (социально-психологического комфорта в обществе) была построена по принципу семантического дифференциала.

Изучение степени представленности христианских ценностей в сознании конкретных испытуемых осуществлялось с помощью ранее разработанной методики для исследования структуры морально-нравственных ценностей молодежи. К этой методике также были выработаны нормативные данные, на основе которых все испытуемые разделялись на три категории в зависимости от степени выраженности у них христианских ценностей:

- с доминированием христианских ценностей;

- с одинаковой и средней выраженностью христианских и ахристианских ценностей;

- с доминированием ахристианских ценностей.

Анализ полученных результатов позволил установить ряд закономерностей.

Во-первых, высокий уровень социально-психологической адаптации в учебной группе в большей мере характерен для школьников, имеющих равнозначную представленность в сознании христианских и ахристианских ценностей (41 % школьников данной категории) и в меньшей степени — для учащихся с преобладанием христианских (23 % школьников) и ахристианских (19 % школьников) ценностей.

Низкий уровень социально-психологической адаптации в учебной группе реже всего встречается у школьников, которые в одинаковой степени придерживаются христианских и ахристианских ценностей (13 % школьников данной категории) и чаще всего наблюдается среди школьников, у которых доминируют христианские (32 % школьников) и ахристианские ценности (35 % школьников).

Во-вторых, оптимальный уровень усвоения социальных ролей в подавляющем большинстве случаев наблюдается среди школьников, имеющих одинаковую выраженность христианских и ахристианских ценностей (78 % школьников данной категории). Такой же высокий уровень усвоения ролей имеют 43 % школьников с доминированием христианских ценностей и 27 % школьников с преобладанием ахристианских ценностей.

Низкий уровень овладения социальными ролями у школьников с выраженными христианскими ценностями во всех случаях проявляется в низкой самостоятельности, повышенной зависимости от взрослых, в стремлении к сглаживанию конфликта в трудных ситуациях общения со взрослыми. Среди школьников с доминированием ахристианских ценностей низкий уровень усвоения ролей, наоборот, чаще всего выражается в нонконформизме, повышенной конфликтности (54 % школьников данной категории).

В-третьих, высокий уровень профессиональной определенности проявляется у 40 % школьников с равнозначной представленностью в сознании христианских и ахристианских ценностей и, соответственно, у 21 и 27 % школьников с доминированием христианских ценностей и ахристианских ценностей.



55



Низкий уровень профессиональной определенности имеет противоположную закономерность, а именно, реже встречается среди учащихся, имеющих одинаковую выраженность христианских и ахристианских ценностей (24 % школьников данной категории), и чаще — у школьников с доминированием христианских (36 % школьников) и ахристианских (42 % школьников) ценностей.

Доминирование социально-адекватных мотивов профессионального выбора встречается у 69 % школьников, которые в одинаковой степени ориентированы на христианские и ахристианские ценности. В меньшей степени доминирование таких мотивов встречается у школьников с преобладанием христианских (42,8 % школьников) и ахристианских (30 % школьников) ценностей. Преобладание же социально-неадекватных мотивов проявляется в 2,5–3 раза чаще (по сравнению с другими категориями учащихся) среди школьников с доминированием ахристианских ценностей (19 % школьников).

В-четвертых, исследование, проводившееся в 1997 г., показало, что высокий уровень удовлетворенности своей жизнью в обществе в большей степени проявляется среди школьников с доминирующими ахристианскими ценностями (28 % школьников данной категории), чем среди тех, кто имеет преобладание христианских ценностей (20 % школьников) [15].

Подобная закономерность, но в обратном порядке, наблюдается при низком уровне социально-психологической удовлетворенности жизнью в обществе. Так, низкая адаптация чаще всего встречается среди учащихся, у которых преобладают христианские ценности (33 % школьников данной категории), тогда как низкий психологический комфорт в обществе в три раза реже наблюдается среди учащихся с выраженными ахристианскими ценностями (10 % школьников данной категории).

Относительно всех уровней социально-психологического комфорта в обществе (высокий, средний, низкий) учащиеся со средней и одинаковой выраженностью христианских и ахристианских ценностей занимают промежуточное положение между школьниками, у которых доминируют христианские ценности, и школьниками, у которых преобладают ахристианские ценности.

Таким образом, социально-психологическая адаптация в учебной группе, усвоение социальных ролей и профессиональное самоопределение успешно протекают чаще всего среди школьников, которые в одинаковой степени ориентированы как на христианские, так и на ахристианские ценности. Удовлетворенность жизнью в обществе более всего характерна для учащихся, у которых преобладают ахристианские ценности.



1. Алексеева В.Г. Ценностные ориентации как фактор жизнедеятельности и развития личности // Психол. журн. 1984. Т. 5. № 5. С. 63–70.

2. Андреева Г.М. и др. Уровень социальной стабильности и особенности социализации в старшем школьном возрасте // Вестн. МГУ. Сер. 14. Психология. 1997. № 4. С. 31–41.

3. Белинская Е.П. Я-концепция и ценностные ориентации старших подростков в условиях быстрых социальных изменений // Вестн. МГУ. Сер. 14. Психология. 1997. № 4. С. 25–31.

4. Библия. Книги священного писания Ветхого и Нового завета. Минск, 1992.

5. Горбатенко А.С., Горбатенко Т.М. Структура межличностных отношений в старших классах: методика и результаты исследования. Ростов н/Д., 1996.

6. Знаков В.В. Духовность человека в зеркале психологического знания и религиозной веры // Вопр. психол. 1998. № 3. С. 104–114.

7. Климова С.Г. Изменение ценностных оснований идентификации // Социол. исслед. 1995. № 1. С. 59–72.

8. Лапин Н.И. Модернизация базовых ценностей россиян // Социол. исслед. 1996. № 5. С. 3–23.

9. Моральные ценности и личность / Под ред. А.И. Титаренко. М., 1994.

10. Наумова Н.Ф. Социологические и психологические аспекты целенаправленного поведения. М., 1988.



56



11. Религиозные объединения Ростова и Ростовской области: Словарь-справочник / Под ред. Н.С. Капустина, В.Ю. Верещагина. Ростов н/Д., 1998.

12. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности / Под ред. В.А. Ядова. Л., 1979.

13. Сидоренков А.В. Соотношение просоциальных и асоциальных ценностей общения учащихся // Психол. вестн. Вып. 1. Ч. 1. Ростов н/Д., 1996. С. 283–294.

14. Сидоренков А.В. Христианские ценности и адаптация российской молодежи в современном обществе // Славянский мир. 1997. № 1. С. 43–49.

15. Чавчавадзе Н.З. Культура и ценности. Тбилиси, 1984.

16. Шабанова М.А. Ценность и «цена» свободы в процессе социальной адаптации к рынку // Социол. исслед. 1995. № 4. С. 88–97.



Поступила в редакцию 27. X 1999 г.

Опубликовано 07 февраля 2005 года

Картинка к публикации:





Полная версия публикации №1107775306

© Portalus.ru

Главная ПСИХОЛОГИЯ ХРИСТИАНСКИЕ ЦЕННОСТИ И СОЦИАЛИЗАЦИЯ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

При перепечатке индексируемая активная ссылка на PORTALUS.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на Portalus.RU