Полная версия публикации №1583594360

PORTALUS.RU РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ Подготовка пенсионной реформы православного духовенства в начале XX в. → Версия для печати

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По общепринятым международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

Л. С. Бокарева, Подготовка пенсионной реформы православного духовенства в начале XX в. [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 07 марта 2020. - Режим доступа: https://portalus.ru/modules/religion/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1583594360&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 12.08.2020.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

Л. С. Бокарева, Подготовка пенсионной реформы православного духовенства в начале XX в. // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 07 марта 2020. URL: https://portalus.ru/modules/religion/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1583594360&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 12.08.2020).

Найденный поисковой машиной PORTALUS.RU оригинал публикации (предполагаемый источник):

Л. С. Бокарева, Подготовка пенсионной реформы православного духовенства в начале XX в. / Вопросы истории, № 5, Май 2012, C. 151-155.



публикация №1583594360, версия для печати

Подготовка пенсионной реформы православного духовенства в начале XX в.


Дата публикации: 07 марта 2020
Автор: Л. С. Бокарева
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ
Источник: (c) Вопросы истории, № 5, Май 2012, C. 151-155
Номер публикации: №1583594360 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В начале XX в. как церковными, так и светскими властями был поставлен ряд вопросов церковного реформирования. Обсуждались такие меры, как разделение России на церковные округа, преобразование церковного управления, реформы прихода, церковного суда и пересмотр законов по брачным делам; изменение порядка приобретения церковной собственности1.

 

Наиболее остро стоял вопрос о приходской реформе, а также тесно связанная с ним проблема материального обеспечения православного духовенства, решение которой рассматривалось как обязательное условие реформы прихода, ликвидации причин падения его жизнедеятельности. В первую сессию IV Государственной думы было внесено четыре соответствующих законопроекта, подписанных в общей сложности 210 депутатами, то есть примерно половиной общего их числа2. Вопрос этот сводился главным образом к увеличению казенного жалованья и пенсионного обеспечения приходского духовенства.

 

В ноябре 1913 г. определением Синода было учреждено Особое совещание по пересмотру "Устава о пенсиях епархиальному духовенству" под председательством архиепископа Костромского Тихона3. Оно ставило целью увеличение пенсий священно- и церковнослужителям "до размеров, наиболее соответствующих условиям современной жизни". Предполагалось, что полный оклад пенсии должен определяться в 65% жалованья4. В задачи Особого совещания входило определить, из чего складывается содержание духовенства, определить его размер, а затем исчислить размер пенсионных окладов5.

 

Содержание духовенства складывалось из нескольких источников. В их числе были казенное пособие, доходы от земельных угодий, проценты с причтовых капиталов, приношения прихожан за совершение обрядов, предоставление готовых квартир, жалование за преподавание закона божьего в начальных школах. Анализ этих данных показал то, что и так было очевидным: "Из всех видов содержания только ассигнуемое из сумм государственного казначейства пособие есть определенная величина"6. При этом учитывалось, что казенное жалование получали не все причты7. "Случайность и неопределенность средств содержания духовенства" не позволяла даже собрать по епархиям статистические данные, которые внесли бы ясность в вопрос о среднем размере содержания. Но и сами попытки определить средний размер содержания на момент обсуждении предстоящих преобразований синодское совещание признало лишенными смысла, так как его недопустимо брать за норму. Главный

 

 

Бокарева Людмила Сергеевна - аспирантка Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. Санкт-Петербург.

 
стр. 151

 

вывод заключался в том, что "получаемое в настоящее время духовенством содержание и способы получения его не могут быть признаны удовлетворительными"8.

 

Поэтому за основу были взяты четыре законопроекта, внесенных в Думу. В первом законодательном предположении, внесенном 133 депутатами (националистами и группой центра при поддержке правых) 27 февраля 1913 г.9, предполагалось, что содержание приходского духовенства будет состоять "1) из местных источников: а) плата за необязательные требы и б) доход от церковно-причтовых земель, арендных статей и процентов с капиталов, назначенных на содержание причта, и 2) из средств государственного казначейства: священникам - 1200 руб. в год, штатному диакону городских соборов - 600 руб. и псаломщику - 400 рублей"10. Во втором законопроекте, внесенном 5 апреля 1913 г. за подписью 34 депутатов, прогрессисты предлагали установить, что "приходские причты получают содержание и квартиры от приходов, в которых они проходят свое служение. Оклад содержания определяется: священнику - 1200 руб., диакону в соборных церквах - 600 руб. и псаломщику - 400 рублей" ". В третьем законопроекте, внесенном 5 апреля 1913 г. по предложению фракции "Союза 17 октября" за подписью 57 депутатов, предполагалось назначить "полное содержание" священникам в 2400 руб., диаконам - 1200 руб., псаломщикам - 600 рублей. При этом "нормальным содержанием" священника должно было считаться 1200 руб., а именно: 300 руб. от казны, 600 руб. от церковной повинности и 300 руб. в среднем доход от церковной земли. Разница между нормальным содержанием (1200 руб., 600 руб., 300 руб.) и полным содержанием (2400 руб., 1200 руб., 600 руб.) покрывалась бы "добровольной заботой прихода"12. По инициативе октябристов 8 мая 1913 г. был внесен и четвертый законопроект, подписанный 32 депутатами. В нем предлагалось платить причтам содержание от прихода и, кроме того, за необязательные требы. Они также получали в свое пользование участки церковной земли, квартиры. Вознаграждение священнику должно было быть не менее 900 руб., диакону - 450 руб. и псаломщику - 300 рублей. Через каждые три года службы духовных лиц приходы своими постановлениями могут увеличивать (но не уменьшать) эти оклады, которые могут достигать в сельских местностях 2400 руб. священнику, 1200 руб. - диакону и 600 руб. - псаломщику13.

 

Размер пенсионного обеспечения в этих законопроектах был указан, при выслуге в 35 лет, священнику - 900 руб., диакону - 450 руб. и псаломщику - 300 рублей14. Члены Особого совещания при Синоде признали намеченные нормы удовлетворительными. Выработанный совещанием архиепископа Тихона проект "Устава о пенсиях епархиальному духовенству" должен был поступить на рассмотрение Совета министров, а затем Думы и Государственного совета.

 

Проект устава о пенсиях епархиальному духовенству содержал 100 статей, тогда как предыдущий устав (утвержденный 3 июня 1902 г.) - только 44 статьи. В прежнем уставе15 изложение норм ограничивалось специальными положениями, указывающими отличия пенсионных прав духовенства от общегражданских, и это доставляло неудобства, потому что приходилось "каждый раз при разрешении вопроса о назначении пенсий тому или иному лицу обращаться еще к общему пенсионному уставу для чинов гражданских"16.

 

Самое существенное из намеченных изменений в пенсионном уставе касалось размеров пенсий. В основу был положен принцип исчисления, согласующийся с проектом Общего устава о пенсиях служащим в гражданских ведомствах - 65% (за полную выслугу) от служебного оклада17: для кафедральных протоиереев и епархиальных миссионеров - 1850 руб., для ключарей кафедральных соборов и штатных протоиереев - 1625 руб., для протоиереев на священнических вакансиях, священников, уездных миссионеров и протодиаконов кафедральных соборов - 1385 руб., для диаконов городских и сельских церквей, иподиаконов кафедральных соборов - 925 руб. и для диаконов на псаломщических вакансиях и псаломщиков - 460 руб.18.

 

Новый "Устав о пенсиях" предусматривал следующие размеры "полных" пенсионных окладов: для кафедральных протоиереев и епархиальных миссионеров - 1200 руб., для ключарей кафедральных соборов и штатных протоиереев - 1050 руб., для протоиереев на священнических вакансиях, священников, уездных миссионеров и протодиаконов кафедральных соборов - 900 руб., для диаконов городских и сельских и иподиаконов кафедральных соборов - 600 руб. и для диаконов на псаломщических вакансиях и псаломщиков - 300 рублей19.

 
стр. 152

 

Первоначально предлагалось понизить срок выслуги с 35 до 25 лет. Но в окончательной редакции проекта устава срок выслуги по-прежнему составлял 35 лет. Сохранялось разделение пенсий по трем разрядам с учетом льгот по состоянию здоровья: "для выходящих за штат, хотя по прослужении известного числа лет, но совершенно здоровыми", "для выходящих за штат по неизлечимой болезни" и "для таких лиц, болезнь коих не только препятствует продолжению службы, но и требует постороннего ухода"20. По Уставу 1902 г. максимальному сроку службы, 35 лет, соответствовал полный оклад пенсии, среднему - от 30 до 35 лет - 2/3 полного оклада; минимальному - 20 лет службы - 1/3 полного оклада пенсий. В нормах по второму разряду за 30 лет полагалось назначать полный пенсионный оклад, за 20 - средний и за 10 - минимальный. В третьем разряде максимальный оклад устанавливался при выслуге в 20 лет, средний - 10 лет и минимальный - 5 лет21. В новом проекте Устава прибавлялся четвертый разряд: болезни, дающие право на сокращение срока выслуги лет, в связи с "потерей рассудка или зрения и паралича"22. Уничтожалось разделение пенсий на три оклада (больше 35 лет - полный оклад; за 35 - 30 лет - 2/3 оклада; от 30 до 20 - 1/3 полного оклада). Теперь "устанавливалось постепенное нарастание пенсий за каждый лишний год службы. За 35 лет священнику 900 руб., за 29 - 700 руб... за 25 лет - 560 рублей"23.

 

Для выходящих на пенсию здоровыми полная пенсия полагалась при выслуге 35 и более лет (65% от содержания), а общая выслуга лет повышалась - от 25 лет (40%). Для увольняемых за штат по состоянию здоровья, не требующему постороннего ухода, общие границы остались прежними: от 10 лет - минимальная (25%), от 30 - полная пенсия (65%). Для тех же, кто, уходя по состоянию здоровья, нуждался в уходе, общая выслуга лет для получения полного оклада пенсии увеличилась - от 25 лет.

 

Меры, предусмотренные проектом Устава, такие как постепенное нарастание пенсий за каждый лишний год службы, пусть и без общего понижения выслуги лет, были более значимыми для духовенства, чем возврат к обновленной системе разделения окладов.

 

7 мая 1914 г. состоялось последнее заседание совещания, и проект "Устава о пенсиях епархиальному духовенству" был передан для рассмотрения в междуведомственную комиссию под председательством и.о. товарища обер-прокурора Синода В. И. Яцкевича. Комиссия вновь обратилась к определению средне-нормальных окладов содержания духовенству для исчисления пенсионного обеспечения. Изучив статистические сведения на 1913 г., комиссия сделала вывод, что приходский священник получает: "а) казенного жалованья - 300 руб., б) дохода от земли - 300 - 400 руб., в) платы за требоисправления - в среднем 400 руб., г) процентов с причтовых капиталов - 30 - 40 руб., д) квартирного довольствия - 150 - 200 руб. и е) платы за законоучительство в школах 60 руб., и вместе взятое составляет 1240 - 1400 руб. в год"24. Это и есть действительный средний оклад содержания священника, и, исходя из пропорции исчисления пенсий - 65% от содержания на службе (за 35 лет), комиссия выработала пенсионные оклады соответственно окладам содержания: "1) для кафедральных протоиереев и епархиальных миссионеров - 1500 руб., 2) ключарей кафедральных соборов и штатных протоиереев - 1300 руб., 3) для протоиереев на священнических вакансиях, священников, уездных миссионеров и протодиаконов кафедральных соборов - 1150 руб., 4) для диаконов городских и сельских церквей и иподиаконов кафедральных соборов - 700 руб. и 5) для диаконов на псаломщических вакансиях и псаломщиков - 350 руб., с исчислением пенсий в следующих окладах: 1) - 975 руб., 2) - 845 руб., 3) - 748 руб., 4) - 455 руб. и 5) - 227 рублей"25.

 

10 декабря 1916 г. обер-прокурор Н. П. Раев внес представление в Совет министров "Об изменении Устава о пенсиях и единовременных пособиях епархиальному духовенству. Сразу же после представления проекта Устава о пенсиях в Совет министров Синод вынес определение (N 9198 от 12 декабря 1916 г.), предписывающее обер-прокурору "настаивать на принятии законодательными учреждениями полных пенсионных окладов" священно- и церковнослужителям в размерах, принятых Особым совещанием под председательством архиепископа Тихона26.

 

Совет министров 17 января 1917 г., рассмотрев проект Синода об изменении Устава о пенсиях и единовременных пособиях епархиальному духовенству, возвратил это представление на "дополнительное соображение" в междуведомственную комис-

 
стр. 153

 

сию, высказав пожелание "о завершении комиссиею возложенного на нее поручения по возможности в непродолжительном времени"27.

 

Комиссия вернулась к обсуждению проекта 25 января. Состоялось два заседания -'25 января и 27 января 1917 года. Мнения разделились: "Большинство членов комиссии - чины ведомства православного исповедания и представитель Государственной канцелярии - высказались за установленные в ст. 13 проекта Устава о пенсиях духовенству размеры пенсионного обеспечения" (выработанные Особым совещанием под председательством архиепископа Тихона). Меньшинство же - представители Министерства финансов и Государственного контроля - признавая возможным "некоторое увеличение" окладов пенсий, предлагали меньшие условные оклады содержания (соответственно 1200 руб., 800 руб. и 400 руб.), в результате пенсии священника достигали бы 780 руб., диакона 520 руб. и псаломщика 260 рублей. Что же касается пенсий и условных окладов содержания протоиереев, "то таковые могли бы быть оставлены без изменений"28. "Контролирующие ведомства" объясняли свою позицию тем, что, по проекту Устава, пенсионные оклады епархиального духовенства (священнику 748 руб., диакону 455 руб. и псаломщику 227 руб.) "превышают оклады, существующие по Уставу 3 июня 1902 г.29 для священников (300 руб.), для диаконов (200 руб.) и псаломщиков (100 руб.) в 2,5 раза", а оклады, предусмотренные Совещанием архиепископа Тихона, - в три раза.

 

Согласно "Ведомости дел, назначенных к докладу Совета министров"30, на 10 февраля было назначено рассмотрение журналов заседаний междуведомственной комиссии.

 

В эти же самые дни, 4 февраля, закончила свою работу созданная по инициативе митрополита Питирима и обер-прокурора Раева Комиссия по вопросу об улучшении содержания православного духовенства при Синоде. Большинством голосов были намечены нормы окладов для епархиального духовенства из средств бюджета, достигавшие "для протоиерея и священника 1800 руб., для диакона 1200 руб., для псаломщика 800 руб."31, - на 600 - 400 руб. больше, чем придерживались в своих расчетах члены особого совещания и междуведомственных комиссий. Таким образом, эти два вопроса обсуждались параллельно. По сути, одобрение решений Комиссии по вопросу об улучшении содержания православного духовенства при Синоде означало бы повышение и пенсионных окладов. Последовательно и логично было бы сначала разработать и принять нормы окладов, а из них выводить размеры пенсий. Но процесс реформирования пошел по-другому, и в конечном счете надежды на принятие и реализацию хоть одной из реформ были развеяны событиями Февральской революции 1917 года.

 

Примечания

 

1. ПОСПЕЛОВСКИЙ Д. В. Русская православная церковь в XX в. М. 1995; СМОЛИЧ И. К. История русской церкви. 1700 - 1917. М. 1996; БЫЧКОВ С. С. Русская церковь и императорская власть. М. 1998; ЦЫПИН В., прот. Русская православная церковь в синодальную эпоху. М. 2002; ФИРСОВ С. Л. Русская церковь накануне перемен (конец 1890-х - 1918 г.). М. 2002; ФЕДОРОВ В. А. Русская православная церковь и государство. М. 2003; ФОМИНЫХ Е. В. Проекты церковных преобразований в России в начале XX в. Канд. дисс. Л. 1987; РОЖКОВ В. Церковные вопросы в Государственной думе. М. 2007; ФИРСОВ С. Л. Церковь в Империи: очерки из церковной истории эпохи императора Николая II. СПб. 2007.

 

2. Приходский вопрос в IV Государственной думе. СПб. 1914, с. 5. Данная цифра получена на основе изучения подписей депутатов под законодательными предположениями (133+34+57+32; но в ряде случаев одни и те же депутаты подписывали по два и даже три разных законопроекта; не удалось разобрать 15 подписей).

 

3. Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 796, оп. 209, д. 2686, л. 216; МУДРОЛЮБОВ П. О пенсиях епархиального духовенства. - Прибавления к "Церковным ведомостям", N 21, 24.V.1914. ,

 

4. РГИА, ф. 1276, оп. 12, д. 1788, л. 3, 87.

 

5. Вопрос об источниках средств на увеличение пенсионных окладов в совещании не рассматривался; для его членов было очевидно, что эти средства могут быть получены исключительно из государственной казны.

 
стр. 154

 

6. РГИА, ф. 1276, оп. 12, д. 1788, л. 87.

 

7. Отмечалось, что в 7198 приходах причты "совершенно не получают ни откуда определенного содержания" (РГИА, ф. 1276, оп. 12, д. 1788, л. 89).

 

8. Там же, л. 87об.

 

9. Законотворчество думских фракций. 1906 - 1917 гг. Документы и материалы. М. 2006, с. 63; Государственная дума. Созыв 4-й. Сессия 1-я. Стенографические отчеты. Приложения (Приложения к СОГД IV/4). Т. 2. СПб. 1913, N 166, с. 5.

 

10. Приложения к СОГД IV/1. Т. 2. СПб. 1913, N 166, с. 4.

 

11. Там же, N 263, с. 30.

 

12. Там же, N 265, с. 5.

 

13. Там же. Т. 3, N 317, с. 3 - 3.

 

14. Там же. Т. 2. N 265, с. 5.

 

15. ПСЗ-3. Т. 22. СПб. 1904. Отд. 1, N 21564, с. 487 - 491.

 

16. МУДРОЛЮБОВ П. Заседание Пенсионной комиссии. - Прибавления к "Церковным ведомостям", N 16, 19.IV.1914.

 

17. Пропорция для раздела средств между членами причтов: штатному протоиерею причитается 4 части средств, ключарю - 3,5 части, священнику и протодиакону - 3 части, диакону - 2 части и причетнику - I часть. Установлена Правилами 24 марта 1873 г. о местных средствах содержания православного духовенства (ПСЗ-2. Т. 48. СПб. 1876. Отд. 1, N 52048, с. 366 - 367) и определением Синода от 16 - 24 декабря 1887 г. N 2676.

 

18. РГИА, ф. 1276, оп. 13, д. 246, л. 22.

 

19. Там же, ф. 796, оп. 209, д. 2826, л. 2.

 

20. Цит. по: МУДРОЛЮБОВ П. О пенсиях епархиального духовенства.

 

21. ПСЗ-3. Т. 22. Отд. 1, N 21564, с. 488.

 

22. РГИА, ф. 1276, оп. 12, д. 1788, л. 97.

 

23. МУДРОЛЮБОВ П. Занятия Комиссии по пересмотру пенсионного устава для духовенства. - Прибавления к "Церковным ведомостям", N 8, 22.II.1914.

 

24. РГИА, ф. 1276, оп. 13, д. 246, л. 22.

 

25. Там же, ф. 796, оп. 209, д. 2826, л. 2.

 

26. Там же.

 

27. Там же, ф. 1276, оп. 13, д. 246, л. 3.

 

28. Там же, л. 21, 20, 23.

 

29. ПСЗ-3. Т. 22. Отд. 1, N 21564, с. 487 - 491. Устав о пенсиях и единовременных пособиях священнослужителям и псаломщикам епархиального ведомства от 3 июня 1902 года.

 

30. РГИА, ф. 1276, оп. 13, д. 262, л. 27.

 

31. Там же, ф. 799, оп. 31, д. 306, л. 41. Подробнее о деятельности этой комиссии см.: Клио, 2011, N 2(53).

 

 

Опубликовано 07 марта 2020 года

Картинка к публикации:





Полная версия публикации №1583594360

© Portalus.ru

Главная РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ Подготовка пенсионной реформы православного духовенства в начале XX в.

При перепечатке индексируемая активная ссылка на PORTALUS.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на Portalus.RU