Полная версия публикации №1617272440

PORTALUS.RU РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ П. Н. ЗЫРЯНОВ Русские монастыри и монашество в XIX и начале XX века → Версия для печати

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По общепринятым международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

В. А. Федоров, П. Н. ЗЫРЯНОВ Русские монастыри и монашество в XIX и начале XX века [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 01 апреля 2021. - Режим доступа: https://portalus.ru/modules/religion/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1617272440&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 24.06.2021.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

В. А. Федоров, П. Н. ЗЫРЯНОВ Русские монастыри и монашество в XIX и начале XX века // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 01 апреля 2021. URL: https://portalus.ru/modules/religion/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1617272440&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 24.06.2021).



публикация №1617272440, версия для печати

П. Н. ЗЫРЯНОВ Русские монастыри и монашество в XIX и начале XX века


Дата публикации: 01 апреля 2021
Автор: В. А. Федоров
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ
Номер публикации: №1617272440 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


М. "Русское слово". 1999. 312 с.

Книга ведущего научного сотрудника Института российской истории РАН, доктора исторических наук П.Н. Зырянова посвящена православным монастырям России 1800 - 1917 гг. - наиболее важного этапа так называемого "синодального периода" в истории Русской православной церкви. Хотя на эту тему и имеется значительная литература (в основном дореволюционная), однако до сих пор еще не было специального монографического исследования.

"Книга имеет научно-популярный характер - указывает во "Введении" автор, - преследует цель сообщить читателю основные понятия о монастырях и монашестве, наметить вехи в их истории XIX- начала XX в., когда произошел новый их расцвет, сменившийся кризисом, а затем крушением всей монастырской системы... Главный вопрос, стоявший перед автором, - о месте и роли монастырей в русской жизни" (с. 10).

Книга написана на богатом материале, собранном из разнообразных источников: актов и статистических сведений, мемуарной литературы, прессы (церковной и светской). Многие материалы извлечены из Российского государственного исторического архива, Российского государственного архива древних актов и Центрального государственного исторического архива г. Москвы. В Приложениях приводятся ценные статистические таблицы - "Монастырское землевладение по данным Св. Синода за 1890 г." и "Монастырские капиталы в начале XX в. в сравнении с XIX в.".

В первой части книги приводится таблица численности монастырей и монашествующих (по десятилетиям) за 1825- 1890 гг. (с. 19).

К сожалению, не дано аналогичной таблицы во второй ее части: имеются лишь цифровые показатели за 1914г. (с. 165), хотя изданные в свое время годовые отчеты обер-прокурора Св. Синода позволяли составить такую таблицу.

Приведенные автором статистические данные показывают значительный рост монастырей и монашества в XIX- начале XX века. За 1825-1914 гг. численность монастырей возросла более чем в два раза (с 476 до 1025), монашествующих - более чем в 5 раз (с 5609 до 29128), а послушников в 12 раз (с 5471 до 65111). При этом наиболее интенсивный рост числа монастырей приходится на 1880- 1914гг. когда ежегодно основывалось в среднем по 12 монастырей - в 6 раз больше, чем за предыдущие 65 лет. Автор отмечает различия между приходившими в запустение северными и процветающими южными монастырями Европейской России (с. 20).

Зырянов указывает, что с 60-х годов XIX в. проявила себя "тенденция к феминизации монашества" - более быстрый рост женских обителей по сравнению с мужскими, но еще более - численности монахинь и послушниц. "Своеобразное "хождение" дворянок и разночинок в послушницы, пишет Зырянов, было замечательным явлением тех лет. Думается, что оно было связано с общим настроением "возвращения долга народу", которым жило поколение 60-х годов". Если "многие молодые люди шли в революционные кружки", то "девушки, имевшие религиозное мировоззрение, предпочитали общины или монастыри с благотворительным уклоном". Некоторые "бежали в общины от гнета большой патриархальной

стр. 169


семьи, надеясь найти себе здесь приют, и трудиться равными среди равных" (с. 21). Полагаю, что это объяснение верно лишь отчасти и скорее применимо к 60-70-м годам XIX в., а не к концу XIX- началу XX века. Именно на рубеже веков и наблюдался особенно интенсивный процесс "феминизации" русских монастырей. Падение крепостного права, распад патриархальной семьи, существенно изменили положение женщины. Она получила относительную свободу и нередко принимала решения вопреки воле старших. Русская крестьянская девушка находила в монастыре занятия, хорошо ей знакомые и привычные. Но главное- монастырь давал удовлетворение духовным исканиям. Социальные и военные потрясения начала XX в. еще больше способствовали стремлению женщин найти покой в монастырях. Следовало бы поподробнее рассказать о "сестринских обществах" (их автор касается лишь попутно), исполнявших монашеские правила, но без пострига. В конце XIX в. само правительство инициировало создание сестринских общин с целью благотворительности и миссионерской деятельности.

Характерны содержащиеся в книге данные о росте удельного веса послушников в монастырях, особенно показательном в женских монастырях. Можно даже сделать вывод, что в конце XIX- начале XX в. подавляющее большинство послушников (и особенно послушниц!), по истечении трехгодичного "искуса послушания" не изъявляло желания принимать монашеский постриг. Монастыри же были заинтересованы в увеличении численности послушников как даровой рабочей силы.

Интересны данные об изменении сословного происхождения монашествующих (с. 23, 25, 167). "Монах-крестьянин идет на смену поповичу", - так характеризует этот процесс Зырянов (с. 165). Однако в книге не дано объяснения этому явлению. Сведения о возрастном и образовательном уровне монашествующих приведены, к сожалению, только за 1906 г. (с. 169, 171-172).

Важной ветвью аскетизма в православных монастырях было "старчество", которое достигло своего расцвета в XIX в. в монастырях Центральной России. Ему посвящен специальный очерк и в рецензируемой книге (с. 120-135), где повествуется о знаменитых старцах-наставниках иеромонахе Ростовского Спасо-Яковлевского монастыря Амфилохии, Серафиме Саровском, Амвросии Оптинском, (к последнему приходили для духовных бесед люди всякого положения и звания, у него бывали Н. В. Гоголь, Ф. М. Достоевский, В. С. Соловьев, трижды его посетил Л. Н. Толстой).

Два очерка посвящены небольшой, но влиятельной категории монахов - "черному монашеству" (с. 31-50, 74-71). К нему относились принявшие монашество по окончании духовных академий. Нередко они имели ученые степени и звания по богословию. Из них предпочитали назначать ректоров духовных академий и семинарий. Епископские кафедры, как правило, замещались представителями "ученого монашества". В книге дана характеристика деятельности наиболее выдающихся представителей этого монашества, сыгравших большую роль в развитии русской богословской науки, в системе духовного образования, в высшем церковном управлении, миссионерстве; рассказывается о митрополитах Евгении Болховитинове, Андрее Подобедове и Макарии Булгакове, известном русском миссионере в Китае и синологе Иакинфе Бичурине, крупном филологе и исследователе русских древностей Леониде Кавелине. Автором отмечено характерное для конца XIX- начала XX вв. явление- "тяготение" монашествующего и приходского священства к "светским" наукам, что встретило противодействие со стороны Св. Синода (с. 176).

Интересен очерк "Внутренний строй монастырской жизни". Здесь показана жизнь монастырей по "уставам" и правилам благоустройства монашеских братств", регламентировавших поведение монашествующих во время богослужения и трапезы, занятия в перерывах между службами, порядок перехода из одного монастыря в другой, применение "исправительных мер" за разные проступки, правила добровольного снятия с себя монашества по уважительным причинам и лишения его за проступки, не совместимые с монашеским званием. Интересны сведения о различиях в жизни столичных и провинциальных монастырей, о положении монастырей во время "военных лихолетий" (например, монастырей Москвы в 1812 г., занятой французами, и западнорусских монастырей во время Первой мировой войны на оккупированных австро-немецкими войсками территориях России).

Ряд очерков посвящен "специализации" монастырей. Важную роль они играли как центры миссионерства и христианизации. По нашим данным, к концу XIX в. специальные функции миссионерства выполняли до 20 монастырей (в Поволжье, Приуралье, Западной и Восточной Сибири, а также за рубежом). В книге отмечается цивилизаторская роль православных миссионерских монастырей на восточных окраинах России. "Вместе с христианством многие из этих народов по-

стр. 170


лучили письменность, разработанную православными миссионерами на основе русского алфавита с приспособлением его к фонетике того или другого языка" (с. 95). "Некоторые монастыри, основанные на далеких окраинах - отмечает автор, - имели немалое значение в освоении новых земель... На далеких землях монахи вели и научные наблюдения - этнографические и метеорологические" (с. 94).

В книге приводятся конкретные данные о благотворительности и просветительной деятельности монастырей - устройстве в них больниц и богаделен, школ для детей окрестного населения. Особенно значительна была благотворительная деятельность монастырей в годы Первой мировой войны (лазареты для раненых солдат; мастерские по шитью белья для лазаретов, забота о семьях солдат и офицерах, приюты для осиротевших детей. - с. 274-275).

Выполняли монастыри и функцию мест заточения для сектантов, самозванцев, разного рода "вольнодумцев". По нашим данным, в конце XIX в. функцию монастырских тюрем выполняли 20 мужских и 10 женских монастырей. Монастыри служили и в качестве мест "исправления" духовных и светских лиц, совершивших религиозные проступки. Читатель найдет в книге много интересных фактов о том, кого и за что заточали и как "исправляли", (с. 98-114, 200-208). Почему-то автор прошел мимо капитального труда М. Н. Гернета "История царской тюрьмы", в которой три главы, написанные с привлечением большого архивного материала, посвящены монастырским тюрьмам 1 .

Значительное место уделено описанию хозяйственной деятельности монастырей. Как показывают приведенные автором материалы, имущественное положение монастырей в XIX - начале XX в. существенно улучшилось. Монастырям было разрешено покупать ненаселенные земли, значительны были земельные пожалования из казенных земель, а также дарения частными лицами, которые жертвовали и крупные денежные средства. Характерно, что "развитие монастырей в XIX в. мало зависело от государственной казны. Гораздо значительнее были частные пожертвования" (с. 78). В книге подробно описано, как владевшие значительными угодьями монастыри вели высокоэффективное хозяйство даже в суровых климатических условиях (Валаамский, Соловецкий, Трифоно-Печенгский монастыри).

В очерках "Монастырские доходы, имущества и капиталы" и "Монастырские богатства и монастырская бедность" приводятся интересные сведения о предпринимательстве монастырей, которое особенно возросло в пореформенный период. В дореволюционной и позднее в советской литературе подробно описывались "богатства" монастырей и "роскошь монашеской жизни". Однако представления об этом сильно преувеличены. Известных своим богатством обителей, как, например Соловецкий, Валаамский, Спасо-Евфимиевский монастыри, Киево-Печерская, Александро-Невская и Троице- Сергиева лавры, было немного. Мелкие монастыри, а их было подавляющее большинство, жили скудно. Обычно они находились в отдаленных глухих местах, имея недостаточные земельные угодья, пробавляясь мелкими "рукоделиями", а то и подаянием.

В духовной жизни русских монастырей начала XX в., подчеркивает автор, характерно возникновение "ересей" и "настроений". Наиболее опасными для монастырей были "иннокентьевщина" и "смута на Афоне", чему посвящен специальный очерк (с. 248- 279). Автор приходит к выводу: "Русские монастыри несмотря на свой количественный рост, находились, в целом, далеко не в благополучном состоянии". Причину этого он видит в том, что "общий кризис церкви, несомненно, сказался и на монастырях", и в свою очередь "нестроения в монастырях усиливали этот кризис" (с. 245).

Полагаю, что следовало посвятить специальный очерк политике правительства по отношению к монастырям и монашеству. Этот очерк можно было бы начать с краткой исторической справки об ограничительных мерах по отношению к монастырям, предпринятых правительством в XVIII веке. Итогом такой политики явилась секуляризация монастырских имуществ и резкое сокращение численности самих монастырей и монашествующих в 1764 году. В начале XIX в. политика правительства существенно изменилась в сторону различных материальных поощрений и правовых льгот, что способствовало возрождению монастырей. Но вся жизнь монастырей продолжала оставаться под жестким контролем светской власти. Государственное законодательство регламентировало условия поступления в монашество, порядок снятия монашеского звания, статус лиц, лишенных этого. Оно устанавливало штаты монастырей, утверждало их настоятелей. От государства во многом зависело имущественное положение монастырей, учреждение новых обителей.

Примечания

1. ГЕРНЕТ М. Н История царской тюрьмы. М. 1951. Т. 1, с. 217- 244, т. 2, с. 444-476, т. 3, с. 322-342.

Опубликовано 01 апреля 2021 года

Картинка к публикации:





Полная версия публикации №1617272440

© Portalus.ru

Главная РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ П. Н. ЗЫРЯНОВ Русские монастыри и монашество в XIX и начале XX века

При перепечатке индексируемая активная ссылка на PORTALUS.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на Portalus.RU