Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ есть новые публикации за сегодня \\ 26.06.19


АМЕРИКАНСКИЙ ИСТОРИК О РУССКОМ ДУХОВНОМ СОСЛОВИИ

Дата публикации: 21 ноября 2018
Автор: Б. Н. МИРОНОВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ
Источник: (c) Вопросы истории, 1987, №1.
Номер публикации: №1542751799 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Б. Н. МИРОНОВ, (c)

найти другие работы автора

Профессор Г. Л. Фриз (Брендейсский ун-т, США) предпринял попытку написать социальную историю русской православной церкви за два столетия1 . В монографии "Русские левиты. Приходское духовенство в XVIII в." на примере шести центральных епархий исследуется возникновение в результате петровских реформ духовного сословия и его постепенное превращение к концу XVIII в. в касту священно- и церковнослужителей. Вторая работа - "Приходское духовенство в России XIX в. Кризис, реформа, контрреформа" - посвящена деятельности государства в XIX в., ставившего целью преобразовать это сословие в профессию духовных пастырей.

По мнению Фриза, в течение двух веков государство пыталось превратить церковь в силу, обеспечивающую незыблемость существующего режима, но это пошло лишь во вред как самодержавию, так и церкви. Реформы сделали духовенство враждебным по отношению к государству, привели к кризису церкви, антагонизму между белым и черным духовенством, иерархами и приходским духовенством, к появлению во второй половине XIX в. "епископального консерватизма" и "поповского либерализма", расколу духовенства на два враждебных лагеря (II, р. 467). В результате духовенство не смогло стать лидером общества, смягчить социальные противоречия, удержать крестьянство в повиновении. Кризис церкви автор расценивает как один из важнейших факторов гибели самодержавия в 1917 г. (I, р. 222).

Концепция Фриза опирается на ряд положений: 1) фактическая численность духовного сословия систематически и со временем все в большей степени превосходила штатную потребность в церковниках, строго регулируемую государством, что служило важнейшей причиной тяжелого материального положения духовенства, враждебности его государству. 2) Духовенство к концу XVIII в. превратилось в наследственную касту. Благодаря особому образованию и воспитанию оно оторвалось от светской культуры, обособилось от других сословий по поведению, системе ценностей и представлений и даже по внешнему облику. 3) Белое духовенство находилось в тяжелом материальном положении и в ущерб пастырской деятельности тратило много времени и сил на добывание средств к жизни. Церковники находились в унизительной зависимости от платы прихожан за требы, что также мешало выполнению ими своих главных обязанностей. 4) Статус белого духовенства был невысок, оно презиралось дворянством, чиновничеством, черным духовенством, не имело авторитета среди посадских и крестьян. При малейшей возможности наиболее способная часть сословия покидала его ряды, что вело к понижению интеллектуального и культурного уровня духовенства. 5) Духовное сословие, созданное для обслуживания определенных потребностей государства, плохо справлялось со своими функциями. 6) Образование, получаемое духовенством в семинариях, было оторванным от потребностей жизни, его не хватало и для хорошего выпол-


1 Freeze G. L. The Russian Levites. Parish Clergy in the Eighteenth Century. Cambridge (Mass.) - Lnd. 1977. 325 p. (I); ejusd. The Parish Clergy in Nineteenth-Century Russia. Crisis, Reform, Counter - Reform. Princeton (N. J.). 1983. 507 p. (II).

стр. 153


нения пастырских обязанностей. 7) Белое духовенство было разбито на наследственные страты священников, дьяконов, причетников, что затрудняло консолидацию сословия, мешало ему бороться за свои права. 8) Церковным реформам, проводившимся в XVIII- XIX вв., в том числе наиболее радикальным реформам 1860-х годов, превратившим духовенство из наследственного сословия в вольных служителей культа и изменившим всю приходско-служебную систему белого духовенства, никогда не удавалось удовлетворительно решить ни одного церковного вопроса, напротив, они создавали новые проблемы, приводили к последствиям, противоположным тем, на которые рассчитывали реформаторы (I, р. 218 - 222; II, р. 459 - 474). 9) Причин неудачи церковных реформ было много: финансовая слабость государства и церкви; противодействие духовенства и склонность прихожан к специфической форме религиозности - языческому православию; разобщенность духовенства; отсутствие у Синода законодательной инициативы; "верхушечное" происхождение реформ при отсутствии крупных личностей, кроме Петра I, на императорском троне (II, р. 459 - 468). Суммируя все это, автор высказывает мнение, что "общество не хотело, власти не могли провести фундаментальные реформы церкви" (II, р. 466).

Фриз широко пользуется дореволюционной литературой, работами советских исследователей, печатными (отчеты Синода за 1836 - 1914 гг., духовная и светская; периодика, дневники, воспоминания, письма) и архивными (из ЦГАДА, ЦГАОР СССР, отделов рукописей ГБЛ, ГПБ, Пушкинского дома и шести местных архивов) источниками. К сожалению, автор не дает обстоятельной историографии, а в отношении источников ограничивается краткими справками.

Фриз не чуждается и сравнительно-исторического и социологического подхода' к проблеме, и количественного и системного анализа; церковные реформы и проблемы рассматриваются им в контексте реформ и проблем всей страны. И все же полученные им результаты огрубляют действительность, схематизируют связи между явлениями церковной истории, не всегда вытекают из фактического материала. Вслед за либералами из среды духовенства (И. С. Белюстиным, Д. И. Ростиславовым и др.) и некоторыми историками (А. А. Пайковым, Н. М. Никольским) Фриз допускает ошибку в оценке материального достатка и социального положения белого духовенства, уровня его социальной мобильности, преувеличивает диспропорцию между должностными вакансиями и численностью духовного сословия.

С 1783 по 1858 г., в период, когда духовенство представляло собой, по мнению автора, касту, численность штатного духовенства выросла с 86 тыс. (I, р. 200) до 114 тыс.2 - на 33%, а численность всего православного духовного сословия за 1795 - 1858 гг. по 38 сопоставимым губерниям Европейской России - со 190 тыс. да 250 тыс. душ м. п. - на 30%3 . Обремененность служащего духовенства иждивенцами осталась на прежнем уровне. Рост численности выпускников семинарий, не нашедших места службы (например, за 1830 - 1850 гг. с 430 до 2178 - II, р. 152), не может свидетельствовать об избытке духовенства, поскольку вакантных мест в те же годы (правда, преимущественно в окраинных губерниях) имелось значительно больше4 . Следовательно, дело не в избытке кандидатов; Синод не отправлял выпускников семинарии принудительно туда, где не хватало штатных церковников.

За XIX в. численность духовного сословия в Европейской России и Сибири возросла всего на 11% (с 216 тыс. до 240 тыс. м. п.5 ), тогда как численность всего населения - в 2 - 3 раза6 . Между тем естественный прирост в среде духо-


2 ЦГИА СССР, ф. 797, оп. 97, д. 601, лл. 47 - 52.

3 Там же, ф. 796, оп. 78, д. 376 (подсчет наш); Статистические таблицы Российской империи. Вып. 2. Наличное население империи за 1858 год. СПб. 1863, с. 269.

4 Напр., в 1837 г. штат белого духовенства был заполнен на 90%, в 1850 г. - на 95% (не хватало соответственно свыше 15 тыс. и свыше 5 тыс. служителей) (Там же, ф. 797, оп. 97, д. 559, лл. 11 - 12; д. 535, лл. 11 - 12).

5 Герман К. Статистические исследования относительно Российской империи. Ч. I. О народонаселении. СПб. 1819, с. 101; Общий свод по империи результатов разработки данных первой всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 г. [Ч.]1. СПб. 1905, с. 160 (численность лиц духовного звания всех христианских вероисповеданий).

6 Кабузан В. М. Народонаселение России в XVIII - первой половине XIX в. М. 1963, с. 164; Общий свод, с. III.

стр. 154


венства и у других сословий был примерно одинаков7 . Основываясь на среднегодовом темпе естественного прироста населения, можно предположить, что численность духовного сословия к 1897 г. должна была увеличиться раза в 2,5 и достигнуть 570 тысяч. В действительности она составила всего 240 тыс. вследствие громадного оттока людей из среды духовенства в другие сословия, чего Фриз не учел. Духовенство произвело для себя всего 24 тыс. (240 тыс. - 216 тыс.), для других сословий - 330 тыс. (570 тыс. - 240 тыс.) новых членов, т. е. почти в 14 раз больше.

Можно ли после этого говорить о кастовости духовного сословия? Духовенство являлось, может быть, самым мобильным и самым "открытым" из всех сословий, хотя открытость белого духовенства до 1860-х годов была односторонней - оно много отдавало, а получало из других сословий мало. В силу же широких родственных связей с теми, кто вышел из духовного сословия, и по самому характеру своей деятельности церковники были просто вынуждены общаться с представителями всех сословий и не могли самоизолироваться, как настаивает Фриз.

Нет точных данных о том, куда и в каком количестве поставляло кадры белое духовенство. Но большая часть выходцев из него шла, надо полагать, отнюдь не в среду крестьянства и мещанства, а в бюрократию, разночинцы, интеллигенцию, монашество. В середине XVIII в. духовенство широко привлекалось на государственную службу, и бюрократия в то время на 3 - 6% состояла из бывших церковников. Положение не изменилось и через 100 лет8 . Государство с согласия Синода охотно принимало детей духовенства на службу, при этом окончившие семинарию обладали правом на классный чин (при дипломе I разряда - сразу на чин XII класса, как и при университетском дипломе); окончившие духовную академию - на чин IX класса9 . Все классные чины, как известно, давали личное дворянство.

Не только дети духовенства покидали свое сословие, но также священники и церковнослужители!10 , причем со временем все большее число лиц (в 1850-е годы до 3% служащего духовенства в год) покидало сословие, в основном добровольно. Поступление в духовенство лиц из других сословий до середины XIX в. сокращалось - в этом Фриз прав. Однако в 1720 - 1740-е годы в духовных учебных заведениях все же училось около 29% детей из светских сословий (I, р. 202), в 1880 г. - 7% (II, р. 385).

Довольно значительная, вопреки мнению Фриза (II, р. 156), социальная мобильность белого духовенства существовала и внутри сословия, вследствие чего служебная система также строилась в значительной мере на традиционном иерархическом принципе. Согласно приводимым автором типичным данным, дети священнослужителей получали менее половины священнических мест; ни статус причетника, ни том более священника и дьякона не являлись наследственными (II, р. 162). Автор же видит в этих данных доказательство жесткой связи между статусом отцов и детей.

Полагая, что уровень жизни клириков не изменялся к лучшему (I, pp. 144, 210; II, pp. 51, 101 и др.), Фриз не учитывает соответствующих данных, в том числе и содержащихся в его монографиях: в 1774 - 1780 гг. священники в центральных нечерноземных епархиях получали в год денежный доход в среднем 25- 40 руб. асе. (I, р. 132), в 1830-е годы - 240 (II, р. 51), в начале 1860-х-


7 Братолюбов И. Записка о движении народонаселения по С. -Петербургской губ. за 10-летие 1841 - 1850 гг. - Архив Географического общества СССР, Р. 35, оп. 1, д. 1960, лл. 58 - 59; Перковский А. Л. Воспроизводство населения на Левобережной Украине в конце XVIII в. (1782 - 1792 гг.). В кн.: Материалы XV сессии симпозиума по проблемам аграрной истории СССР. Вып. 1. Вологда. 1976; и др.

8 Троицкий С. М. Русский абсолютизм и дворянство в XVIII в. М. 1974, с. 215; Зайончковский П. А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в. М. 1978, с. 26, 29.

9 Зайончковский П. А. Ук. соч., с. 35, 248, 263 - 264.

10 В 1838 - 1840 гг. из состава белого духовенства в среднем в год уходило около 1500, а вступало и его ряды 3600 человек, в 1851 - 1860 гг. - соответственно около 2000 и свыше 3000 человек. (ЦГИА СССР, ф. 797, оп. 97, дд. 559, 561, 563, 601, 603, 605 (ведомости о производстве в духовный сан и о выходе из духовного сословия).

стр. 155


250 кред. рублей11 . С учетом изменения курса денег и цен12 реальный денежный доход возрос от 1770-х годов к 1830-м годам примерно в 1,5 раза, от 1770-х годов к 1863 г. - в 2,5 раза. В пореформенное время материальное положение белого духовенства продолжало улучшаться, о чем свидетельствует увеличение за 1863 - 1904 гг. реального денежного дохода причтов в Петербургской губ. примерно на 43%13 .

Следует учесть и ряд других факторов повышения благосостояния духовенства. В 1764 г. было отменено епископское тягло (окладные поборы) с белого духовенства, достигавшее 2 руб. в год, и налог на семинарию в размере 1,4 руб. в год (I, pp. 63 - 64). Менее обеспеченные принты и церковники с высшим образованием стали получать дотацию от государства, которая, постепенно возрастая, составила в 1842 г. свыше 400 тыс. руб., в 1913 г. - свыше 15 млн. руб., охватив 76% приходов14 ; с учетом инфляции (+46%) и роста цен ( + 140%) за 1842 - 1913 гг. она возросла более чем в 10 раз. Одновременно улучшалось земельное обеспечение духовенства: к 1911 г. белому духовенству принадлежало свыше 2 млн. дес. земли (по 52 дес. в среднем на причт), что давало около 13 млн. руб. ежегодного дохода (почти в 3 раза больше, чем за требы). Со временем возрастали причтовые капиталы и соответственно - проценты с них, составившие в 1911 г. 2 млн. руб. в год. С 1840-х годов правительство стало требовать от прихожан, чтобы они строили клирикам, не имевшим собственных домов, причтовые дома; к 1911 г. дома были построены в половине приходов15 . Развивалось и социальное обеспечение духовенства: пенсии, приюты для престарелых, стипендии семинаристам и т. п. Все это было весьма солидной прибавкой в бюджет каждого клирика, т. к. духовенство не несло никаких денежных и натуральных повинностей, а рост цен в наших расчетах учтен.

По данным Синода (они меньше фактических, ибо духовенство скрывало свои истинные доходы16 ), общий денежный доход на один причт в 1911 г. составил около 830 рублей. Таким образом, за два столетия номинальные доходы духовенства возросли как минимум в 18 раз, в то время как общий индекс номинальных цен в России за 1714 - 1914 гг. увеличился в 6 - 7 раз17 . Следовательно, реальные доходы духовенства возросли не менее чем в 2,5 раза. Приведенные факты дают основание для заключения о неуклонном и значительном повышении благосостояния церковников в XVIII-XIX веках.

Фриз пришел к ошибочному выводу потому, что принял на веру постоянные жалобы части духовенства на материальные трудности. Но часто ли встречаются люди, вполне довольные своим материальным положением? В рассматриваемое время жаловалось на тяжелую жизнь и чиновничество, и офицерство, и дворянство18 . Самый богатый человек России, Николай II, тоже сетовал на то, что ему мало 31 млн. руб. в год на расходы по содержанию семейства19 . Жалобы духовен-


11 Ростиславов Д. И. О православном белом и черном духовенстве в России. Т. 1. Лейпциг. 1866, с. 318 - 319; ЦГИА СССР, ф. 804, оп. 1, д. 52 (Соображения об улучшении быта Ярославской епархии. 1863 г.), лл. 3 - 24; д. 96, ч. 3 (то же по Владимирской епархии), л. 15.

12 Струмилин С. Г. Очерки экономической истории России и СССР. М. 1966, с. 76 - 77, 380.

13 ЦГИА СССР, ф. 804, оп. 1, д. 60, л. 5об.; Зырянов П. Н. Православная церковь в борьбе с революцией 1905 - 1907 гг. М. 1984, с. 35. Учтен рост номинальных цен (48%).

14 Всеподданнейший отчет обер-прокурора Синода (далее - ВО) за 1913 г. СПб. 1915, с. 167 - 179; Преображенский И. Отечественная церковь по статистическим данным с 1840 - 41 гг. по 1890 - 91 гг. СПб. 1901, с. 219 - 236.

15 ВО за 1913 г., с. 183, 184.

16 Ростиславов Д. И. Ук. соч. Т. 1, с. 295. Сокрытие приходских сумм и свечных сборов в первой половине XIX в. составило 6 млн. руб. (Знаменский П. В. Руководство к русской церковной истории. Казань. 1886, с. 461 - 462; Папков А. А. Церковно- общественные вопросы в эпоху царя-освободителя (1855 - 1870). СПб. 1902, с. 138 - 139).

17 Кафенгауз Б. Б. Очерки внутреннего рынка России первой половины XVIII в. М. 1958, с. 108, 111, 189.

18 Зайончковский П. А. Ук. соч., с. 71 - 90.

19 Кризис самодержавия в России. 1895 - 1917. Л. 1984, с. 22; Великий князь Александр Михайлович. Книга воспоминаний. Т. 2. Париж. 1933, с. 165.

стр. 156


ства свидетельствуют лишь о том, что оно желало жить лучше, что рост его потребностей и претензий обгонял рост его благосостояния.

Благосостояние церковников росло не только абсолютно, но и относительно. Если до начала XIX в. священники были в среднем обеспечены хуже, чем младшие офицеры и мелкие чиновники, то к середине XIX в. - так же, как они, а к началу XX в. - лучше20 . В начале XX в. младшие офицеры, чьи оклады превосходили оклады чиновников соответствующего ранга, получали в год 840 руб., доход же сельских священников составлял в среднем 820 - 1 тыс. руб., а городских - в 1,5 - 21 раза выше21 . Следует принять во внимание и то, что по размеру доходов священнослужители от сельского попа до протоиерея столичного собора образовывали столь же длинный ряд, как, скажем, офицеры от прапорщика до генерала. Доходы дьяконов и причетников были в 2 - 3 раза меньше, чем у священников, поэтому их материальная обеспеченность находилась в городе на уровне зажиточного мещанства, в деревне - на уровне зажиточного крестьянства.

Фриз постоянно акцентирует внимание на социальной приниженности, даже забитости белого духовенства. Между тем сословная принадлежность священников обеспечивала, им привилегии, сравнимые с личным дворянством; объем сословных, прав духовенства до середины XIX в. постепенно возрастал.

Противоречия между белым духовенством и епископатом, в изображении автора, доходили до антагонизма и социальной розни. Однако приводимые им факты" свидетельствуют о том, что иерархи проявляли постоянную заботу об образовании, благосостоянии и авторитете белого духовенства, добивались для него льгот и привилегий. Это естественно: все группы духовенства не могли не ощущать свое социальное родство, общность интересов. Поэтому вряд ли правомерно любые служебные трения, споры и раздоры церковников между собой приравнивать к социальным противоречиям и социальной борьбе. В доказательство этого тезиса автор не привел убедительных фактов. Между тем даже в годы революции 1905 - 1907 гг. основная масса, духовенства послушно следовала в русле политики консервативной иерархии22 .

Не получил подкрепления фактами и тезис Фриза о том, что со второй половины XIX в. назревал разлад между духовенством и самодержавным государством. Брожение в среде рядового духовенства, появление либеральствующих священников обнаружились только в начале XX века. Но и тогда либералам от духовенства были свойственны малочисленность, кружковщина и политический консерватизм23 .

Фриз считает, что духовенство выполняло свои служебные обязанности плохо, и со времензм все хуже и хуже. Основывается он не на анализе практики, а на умозрительных доводах (происходило увеличение числа прихожан на одного священника, сельскому духовенству приходилось заниматься землепашеством24 , существовала материальная зависимость причта от прихожан, образование у церковников не отвечало потребностям пастырской практики), а также на фактах бесспорных, но к "работе" духовенства имеющих весьма косвенное отношение (возрастание численности сектантов25 , низкая культура простонародья, крестьянские волнения). Однако подобные доводы бьют мимо цели.

Социальное, политическое и религиозное поведение населения зависело от многих факторов, определить "чистое" влияние духовенства, например, на уровень крестьянского движения или на частоту злоупотреблений помещиков крепостным правом затруднительно. Для оценки функционирования церкви были бы нужны какие-то прямые данные об отношении духовенства к своим обязанностям, о каче-


20 Троицкий С. М. Ук. соч., с. 253 - 267; Зайончковский П. А. Ук. соч., с. 71 - 90; Военная энциклопедия. Т. 9. СПб. 1912, с. 147.

21 Военная энциклопедия. Т. 9, с. 147; Зырянов П. Н. Ук. соч., с. 34 - 35. В 1911 г. Синод признал в качестве нормы годового содержания священника 1200 руб., дьякона - 800 руб., псаломщика 400 руб. (ВО за 1913 г., с. 179).

22 Зырянов П. Н. Ук. соч., с. 215.

23 Там же.

24 Земля большей частью сдавалась в аренду (ВО за 1903 - 1904 гг. СПб. 1909, с. 119).

25 При этом забывается, что одновременно церковь приобщала к ортодоксальному православию большее число людей (ВО за 1913 г. Прил., с. 37 - 41).

стр. 157


стве церковной службы и проповедей, об авторитете духовенства среди населения, о выполнении прихожанами обрядов исповеди и причастия, об отклоняющемся поведении клириков (преступность, служебные злоупотребления, пьянство и т. д.). Подобных сведений в обеих книгах нет, хотя они есть в каждом из отчетов обер-прокурора Синода, которыми пользовался автор.

Невозможно согласиться также и с мнением автора, будто реформы церкви всегда и полностью проваливались. Содержащиеся в книгах Фриза данные говорят о том, что образование клириков в XVIII-XIX вв. в целом значительно повысилось, материальное положение улучшилось, равновесие между естественным приростом сословия и потребностью в его услугах поддерживалось, контроль Синода и епархий за деятельностью причта усилился, совершенствовалась деятельность церковного суда. Факты, приводимые Фризом, убеждают в том, что, во-первых, церковные реформы разряжали обстановку в среде духовенства, а также его отношения с прихожанами, хотя со временем неизбежно возникали новые проблемы; во-вторых, духовенство и церковь теряли свои позиции в обществе, несмотря на громадные усилия, прилагаемые государством и верхушкой церкви по поддержанию статуса, влияния, культурного и профессионального уровня, материального благосостояния клириков, вопреки удачно, может быть, задуманным и довольно успешно проводимым реформам.

Фриз прав в том, что духовенство проиграло битву за души людей (II, р. 222), однако, как свидетельствуют и его же данные, не вследствие недостатков церковных реформ, а из-за причин, далеко не сводящихся к состоянию церкви. Никакие реформы и финансовые субсидии не могли предотвратить падения влияния религии и церкви, ничто не могло помешать закономерному и естественному для XVIII-XIX вв. процессу секуляризации, имевшему свои глубокие причины. Этот вывод подтверждается и опытом западноевропейских стран.

Почему многие выводы американского историка неверны или уязвимы и вызывают возражения? Фриза подводит предвзятое представление о России как стране застойной, фатально неспособной к прогрессивному развитию. Эта ошибочная априорная установка помешала ему разобраться в собранном обширном фактическом материале. Методике автора свойствен своего рода импрессионизм. Фриз часто довольствуется именно общими впечатлениями от источников и не переходит к строгому и всестороннему анализу их, о чем говорят приведенные выше примеры с жалобами духовенства на бедность, а также доверие автора к утверждениям о кастовости духовенства, хотя ему прекрасно известно, что клирики "плодились как кролики", а церковные штаты росли медленно.

В книгах Фриза около 50 статистических таблиц, но они иллюстративного, а не аналитического характера: сколько было духовных лиц разных категорий, сколько было учащихся, какие предметы изучались в семинариях и т. п. Между тем для решения поставленных автором задач требовалась именно аналитико-статистическая обработка (например, в форме контент-анализа) массовых источников, оценка репрезентативности используемых данных.

Фриз явно подпал под влияние либеральных критиков из среды духовенства, в особенности И. С. Беллюстина и Д. И. Ростиславова. Талантливые публицисты не жалели черной краски, доказывая необходимость церковных реформ. Работа с подобными материалами требует от историка осторожности, критического чутья.

И все же по богатству материала о белом духовенстве, церковных реформах, взаимоотношениях церкви и государства в России XVIII-XIX вв. книгам Фриза нет равных в современной зарубежной исторической литературе. В предисловии к своей первой работе Фриз писал: "Необходимо сделать предостережение: книга - только разведка, предварительная экспедиция на неизведанную социальную территорию. Это исключает какие-либо претензии на окончательность суждений, высказываемых в книге; выводы, заключения, даже прямо взятые из источников данные могут оказаться ошибочными. Но в качестве приблизительной карты книга может стать путеводителем для будущих исследователей" (I, р. X). Обе работы Фриза отвечают данному назначению.

Опубликовано 21 ноября 2018 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама