Рейтинг
Порталус


Д. В. ПОСПЕЛОВСКИЙ. РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В XX ВЕКЕ

Дата публикации: 08 мая 2021
Автор(ы): М. В. Дмитриев
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ
Номер публикации: №1620490215


М. В. Дмитриев, (c)

Д. В. Поспеловский. Русская православная церковь в XX веке. М. Республика. 1995. 511 с.

Книга известного специалиста по истории русского православия профессора Д. В. Поспеловского (Канада) представляет перевод его исследования, завершенного и опубликованного в начале 1980-х годов. Подобные исследования сталкиваются с двумя главными трудностями. Первая - недоступность огромного числа важнейших архивных источников, закрытых до недавнего времени. Вторая - неисследованность и уникальность социальных и культурных (не только политических!) процессов, шедших в советском обществе, без учета которых судьба Русской Православной Церкви (РПЦ) вряд ли может быть адекватно понята. Первое препятствие в некоторой степени преодолено тем, что в 1990-1993 гг. материалы, использованные в английской версии книги, были пополнены новыми документами из открывшихся в результате

перестройки архивов Москвы и Санкт-Петербурга. И хотя число публикаций источников и исследований по истории РПЦ в XX веке в последнее время стремительно растет, книга Поспеловского, благодаря своей фундированности, обстоятельности и беспристрастности, важнейшая веха в историографии русского православия. Второе же препятствие пока остается в принципе непреодолимым, и поэтому вполне оправданно, что Поспеловский сосредоточивается на том, что доступно анализу: политических аспектах, то есть взаимоотношениях РПЦ и государства в советский период, конфликтах среди православного духовенства в 1917-1930-х годах, борьбе церковных руководителей за "выживание" и усилиях православной иерархии сохранить влияние православия в обществе несмотря на все препоны.

стр. 161


Книга открывается очерком истории РПЦ до 1917 г. и размышлением над сущностью и последствиями того явления, которое Поспеловский, вслед за некоторыми историками и публицистами, называет "константинизмом" - прямым подчинением церкви диктату и интересам государства, а точнее правительства. Падение престижа РПЦ в XIX в., атеистические или религиозно индифферентные настроения, которые охватили значительную часть образованных слоев, бюрократизации церковного управления и отсутствие авторитета у епископата, постепенная утрата "чувства вселенское? церкви" (с. 18) в результате взаимного обособления поместных церквей - все это было, по мнению автора, наследием "константинизма" и предопределило тот кризис в отношениях церкви и общества, которым отмечено начало XX в. в истории России. В книге содержится очерк состояния церкви и духовенства накануне революции, из которого видно, что многие конфликты, разразившиеся после 1917 г. (например, кризис "обновленчества", общественный антиклерикализм), были порождены состоянием дореволюционного православия, а не одной лишь политикой большевиков. Рассматривая историю РПЦ в годы революции, автор уделяет главное внимание, и это естественно, восстановившему патриаршество церковному собору 1917-1918 годов. Здесь убедительно показано, что в русском православии, вопреки часто повторяемым предрассудкам, накопилась громадная энергия конструктивного обновления. Присоединяясь к выводу немецкого историка Г. Шульца, Поспеловский подчеркивает, что и решения и постановка самих вопросов на соборе во многом опережали весь остальной христианский мир (с. 49). Осуществлению соборной программы помешала политика советского государства, которую Поспеловский подробно анализирует. В частности, орудием разрушения РПЦ изнутри стало обновленческое движение, достаточно подробно представленное на страницах книги.

Это движение остается до сих пор малопонятным феноменом в истории русского православия. Между тем в истории обновленчества не было бы ничего загадочного, если бы доказательно подтвержден часто повторяемый тезис, что обновленческий раскол был плодом деятельности ОГПУ в отношении РПЦ. Как видно из книги, при всей своей соблазнительной простоте, такое объяснение не может быть принято. Во-первых, как напоминает автор, обновленчество вышло из дореволюционного христианского социализма, о существовании которого в России часто забывают, и того собственно религиозного течения среди православного духовенства, которое Г. В. Флоровский назвал "протестантизмом восточного обряда". Во-вторых, в истории обновленчества 1920-х годов есть многое, что никак не может быть объяснено вмешательством ОГПУ в жизнь церкви - и поддержка раннего обновленчества многими иерархами, в том числе

митрополитом Сергием (Страгородским), и добровольный приход в него сотен и даже тысяч молодых и немолодых священнослужителей, готовых к самым суровым материальным лишениям во имя провозглашенной ими программы, и искренняя преданность движению некоторых (не всех, конечно) его лидеров, например митрополита Антонина (Грановского). Поспеловский объясняет масштаб и стойкость обновленческого движения "общими умонастроениями того времени", традициями "социального христианства" в православии, влиянием ницшеанства на русскую интеллигенцию, националистическими мотивами (с. 95-98 и др.). Однако, нужно признать, что убедительной интерпретации этой страницы отечественной истории пока не предложено.

В главе "Страшные судьбы подвижников", Поспеловский, привлекая многие архивные материалы, рассказывает о преследованиях, которые обрушились на православие уже в 1920-е годы, то есть еще до сталинизма. Глава, названная "Расколы справа", посвящена зарождению зарубежной ("карловацкой") церкви и тем группам православного духовенства и мирян, которые не приняли политическую линию митрополита Сергия.

Поспеловский ясно показывает, что в конце 1920-х- 1930-е годы встал вопрос о самом существовании церкви в России. Политическому руководству страны и проповедуемой им идеологии религия представлялась несовместимой с новой общественно-политической системой. И именно эта фронтальная атака на церковь, которая должна была закончиться ее полным разрушением, составляет контекст деятельности митрополита Сергия и оправдывает, по мнению Поспеловского, его попытку путем абсолютной лояльности государству спасти в православии то, что можно было. Опираясь на неизвестные прежде секретные инструкции ВЦИКа и Наркомфина и ряд других документов (например, меморандум, направленный Сергием 19 февраля 1930 г. советскому правительству), Поспеловский обосновывает вывод, что митр. Сергий сумел добиться приостановки разрушительного наступления на церковь в начале 1930-х годов. Особенно важным было возобновление на некоторое время издания "Журнала Московской патриархии". Но в 1936 г. началась новая волна преследований, и к 1939 г. цель, поставленная Сталиным, была почти достигнута. На коренных советских территориях (то есть без учета Западной Украины, Западной Белоруссии и Прибалтики) к 1941 г. оставалось чуть больше ста -действующих храмов. В то же время Поспеловскому удалось показать, что почти полная ликвидация церковных учреждений вовсе не сопровождалась соразмерными успехами атеистического "перевоспитания" верующих, а "катакомбные" общины сохраняли громадное влияние на население.

Как известно, Великая Отечественная война привела к кардинальным переменам в жизни РПЦ,

стр. 162


о чем автору удалось рассказать очень ярко. Очень важной стороной его исследования являются ставшие впервые доступными отечественному читателю сведения о развитии православия в оккупированной зоне и о поддержке Германией зарубежной церкви "карловчан". Отдельная глава посвящена развитию этой церкви в послевоенные годы, вплоть до сегодняшнего дня. Для нашего читателя будет очень интересна и та часть книги, где речь идет о приходах РПЦ в Северной Америке, существовавших с конца XVIII века. Эти весьма многочисленные приходы после долгих и сложных отношений и с Московской патриархией, и с Церковью Карловацкого синода в 1970 г. составили автокефальную православную церковь в Америке.

Книга содержит обстоятельный очерк развития православной церкви в послевоенные 10-12 лет. Как ни парадоксально, но именно этот период можно считать наиболее благополучным - а точнее наименее неблагополучным - в послереволюционной истории русского православия. Особое внимание Поспеловский уделяет ликвидации униатской церкви в 1946 г. и преследованиям греко-католиков Западной Украины. Автор не снимает ответственности за эту политику и с Московской патриархии.

Много нового вносит и глава, посвященная гонениям на церковь в годы хрущевской оттепели. Новые для нашего читателя цифры и факты пополняют известную в общих чертах картину, лишний раз подчеркивают драматизм происходившего. Подробному анализу подвергнут урон, нанесенный политикой Н. С. Хрущева семинариям и монастырям. Главное объяснение хрущевской атаке Поспеловский находит в том простом факте, что вопреки утверждениям официальной пропаганды религиозность советского населения в послевоенные годы возрастала, а не падала, представляя вызов господствующей идеологии (с. 309).

Особый интерес вызывает очерк положения и роли "катакомбной церкви" в 1950-1960-е годы (движение "Истинно православной церкви" и "Истинно православных христиан"). При этом Поспеловский справедливо настаивает на необходимости различать "непримиримых, ставших теперь сектантами "истинно православных" и "катакомбных" вообще" (с. 324). Говоря о периоде между 1965 и 1982 гг., автор уделяет большое внимание, с одной стороны, попыткам РПЦ вопреки всем стеснениям, которым она подвергалась, отстаивать религиозные интересы и потребности верующих; с другой - выросшим на почве христианства оппозиционным режиму диссидентским кружкам (семинар А. Огородникова, Христианский комитет зашиты прав верующих в СССР Глеба Якунина и другим). Очень характерны собранные автором данные о состоянии религиозности в СССР. Очевидно, однако, что эти сведения пока неполны.

В очерке изменений в религиозной жизни России в 1985-1991 гг. Поспеловский подчеркивает те трудности, с которыми сталкивается возрождение Православной церкви. Свое исследование он завершает несколькими соображениями о том, на каких путях церковь могла бы в наибольшей степени приблизиться к осуществлению провозглашенных ею целей. В частности, он считает насущно необходимой языковую реформу, чтобы "приблизить формы церковной деятельности и даже богослужения... к восприятию современного верующего и ищущего веры человека" (с. 442).

Отличительная черта книги - запоминающиеся и глубокие характеристики таких деятелей русского православия в XX в., как патриарх Тихон, митрополиты Сергий, Николай (Ярушевич), патриарх Алексий I. Досадно, однако, что в книге так много опечаток, без чего, впрочем, не обходятся многие нынешние даже строго академические издания. В целом книга будет прочитана с большим интересом и пользой всяким, кто интересуется историей Русской Православной Церкви в послереволюционное время и ее сегодняшними судьбами.

 

Опубликовано на Порталусе 08 мая 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама