Рейтинг
Порталус


Н. Н. ЛИСОВОЙ. РУССКОЕ ДУХОВНОЕ И ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПРИСУТСТВИЕ В СВЯТОЙ ЗЕМЛЕ И НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ В XIX - НАЧАЛЕ XX

Дата публикации: 19 июля 2021
Автор(ы): Я. Н. ЩАПОВ, Е. В. БЕЛЯКОВА
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ
Источник: (c) Новая и новейшая история, № 6, 2006, C. 194-196
Номер публикации: №1626682816


Я. Н. ЩАПОВ, Е. В. БЕЛЯКОВА, (c)

Член-корр. РАН Я. Н. ЩАПОВ, советник Института российской истории РАН

 

Е. В. БЕЛЯКОВА, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института российской истории РАН

 

Политика России в странах библейского региона всегда опиралась преимущественно на традиции церковно-политических связей. С политической точки зрения, Палестина XIX - начала XX в. представляла собой лишь захолустную провинцию Османской империи. Никаких внешнеполитических и дипломатических интересов и целей у России в этом регионе практически не было. Но в церковном отношении это были древние канонические области Патриархов Востока - Иерусалимского, Антиохийского, отчасти Александрийского. Церковное общение с этими областями поддерживалось на протяжении всей русской истории, а в XVII в. приобрело и новый, государственно-политический характер. Начиная с эпохи Петра I контрольное положение в Церкви, как и во всех областях духовной жизни России, стало принадлежать светским, государственным структурам. Соответственно и межцерковные связи становились одним из направлений деятельности сначала Коллегии, а затем Министерства иностранных дел.

 

Исследование в монографии Н. Н. Лисового проводится в пограничной зоне между историей Церкви, с одной стороны, и историей российской дипломатии - с другой. Понятен и третий фактор: русское православное паломничество, с XI-XII вв. проявлявшее себя как форма народной культуры, а к середине XIX в. ставшее важным рычагом внешнеполитического действия в виде "народной дипломатии". С фактором паломничества приходилось считаться как Святейшему Синоду, так и российскому МИД. Противоречивые и не всегда единонаправленные действия церковных и светских дипломатов на фоне поддающейся активизации и политическому использованию стихии народного паломничества - вот основная тема рассматриваемой книги.

 

Может возникнуть вопрос, точно ли автор обозначил свою тему, говоря о "русском духовном и политическом присутствии" в Святой Земле и на Ближнем Востоке. Дело в том, что российское присутствие с самого начала было, конечно, не только духовным, но и вполне материальным. Приобретались земельные участки, насаждались сады, строились храмы, монастыри и подворья, густо населенные богомольным паломническим людом. Вправе ли мы называть все это, вполне весомое и вещественное присутствие "духовным"?

 

Однако автор прав в том смысле, что вся эта, бесспорно, массовая и на материальных факторах основанная деятельность имела главной движущей силой собственные духовные, не всегда ощутимые - религиозные интересы и устремления. Да и дипломатическая надстройка в лице российского генерального консульства в Иерусалиме, вице-консульства в Яффе и консульского агентства в Хайфе призвана была обслуживать и защищать именно и прежде всего интересы православного паломника - то есть те самые, будто бы невещественные духовные интересы.

 

Автор монографии, старший научный сотрудник Института российской истории РАН Н. Н. Лисовой, известен сегодня как один из лучших специалистов по истории и современному состоянию Святой Земли, а также, что еще важнее в данном случае, по истории русско-иерусалимских духовных, политических и гуманитарных связей.

 

Важно отметить, что занятия палестиноведением и историей российско-палестинских связей осуществлялись Н. Н. Лисовым в контексте более широких его работ по истории Русской церкви и русской богословской мысли. Он прав, говоря, что Иерусалим и Ближний Восток оказались тем самым плацдармом и историческим узелком, где политические интересы совпали - и совпадают - с церковными, научные - с практическими паломническими, духовные и бескорыстные - с хозяйственными, экономи-

 

 

М.: Изд-во "индрик", 2006, 510 с.

 

стр. 194

 

 

ческими. Министерство иностранных дел, несмотря на межведомственные, порой сильнейшие трения с Русской духовной миссией (т.е. со Святейшим Синодом) и Императорским православным палестинским обществом (ИППО), т.е. православной общественностью, оказывалось в большинстве случаев на высоте положения. Автор хотя и задает сначала идеологические рамки российского присутствия на Ближнем Востоке, связывая их слишком прямолинейно с идеей православной империи, но разнообразие высказываний современников по ближневосточному вопросу показано в книге и свидетельствует о противоречивости устремлений разных ведомств на этом пространстве. Исследователь показывает, что позиция создателей ИППО отнюдь не всегда соответствовала конкретным программам и установкам российского МИД, но значение общества автор видит в том, что оно исправляло и восполняло официальную политику империи живым духовным устремлением Церкви и народа.

 

В результате, как показано в книге, именно на иерусалимском направлении русская дипломатия во второй половине XIX в. достигла наиболее серьезных результатов. Приходится констатировать, что, как правило, в историографии и публицистике XIX-XX вв. Иерусалим и Святая Земля даже не упоминаются в контексте Восточного вопроса, хотя наиболее дальновидные политики и общественные деятели - от министра иностранных дел князя А. М. Горчакова и византиниста и востоковеда епископа Порфирия (Успенского) до основателей ИППО В. Н. Хитрово и великого князя Сергея Александровича - понимали, что судьба не только Азии, но и всего европейского мира связана с Палестиной. Парадоксально, но факт: после поражения в Крымской войне, когда Россия утратила контроль даже над Черным морем, ей удалось осуществить мощный церковно-политический прорыв в Иерусалиме и на Ближнем Востоке. Значение этого прорыва и обстоятельства дальнейшего усиления российского проникновения являются по сути открытием Н. Н. Лисового, добротно аргументированным на впервые используемом материале архивных документов.

 

Объем привлеченного автором материала впечатляет. Исследование построено на огромном количестве проработанных Н. Н. Лисовым архивных дел (одних только дел Архива внешней политики Российской империи, использованных в монографии, насчитывается до двух с половиной сотен). Многие параграфы книги, посвященные неисследованным и неизвестным фактам и аспектам истории русского присутствия, полностью основаны на материалах конкретных архивных дел.

 

То же следует сказать об использованных печатных источниках. Помещенное в конце книги приложение "Источники и литература" (с. 444 - 489), дополняющее первую главу, представляет наиболее полную библиографию всего, что опубликовано по истории вопроса.

 

В монографии 5 разделов и 16 глав. Первые ее разделы посвящены общей характеристике российско-ближневосточных отношений (гл. 2) и истории первых российских учреждений в Иерусалиме: Русской духовной миссии, созданной в 1847 г. (гл. 3), Палестинскому комитету (1859 - 1864) и Палестинской Комиссии (1864 - 1889), а также русскому консульству в Иерусалиме (с 1858 г., генеральному консульству - с 1891 г.). Отдельная глава (гл. 6) посвящена архимандриту Антонину (Капустину) - начальнику Русской духовной миссии в 1865 - 1894 гг., который по праву считается создателем Русской Палестины.

 

Центральное место в монографии занимает история ИППО (гл. 7). За исключением одной, и то не доведенной до конца дореволюционной монографии А. А. Дмитриевского1 и двух зарубежных работ, появившихся в 1960-е годы2 и страдающих важным недостатком - отсутствием российской архивной базы, литературы об ИППО нет. Монография Н. Н. Лисового восполняет этот пробел.

 

ИППО, созданное в 1882 г., возглавлявшееся великим князем Сергеем Александровичем (1882- 1905) и великой княгиней Елизаветой Федоровной (1905 - 1918), на протяжении всей своей истории пользовалось поддержкой императорской фамилии и, соответственно, государственной власти. В нем числилось в 1901 г. почти 5 тыс. членов (с. 176). Почетными членами в разное время состояли почти все выдающиеся представители правящей элиты, начиная с императорской фамилии: председатели совета министров СЮ. Витте, П. А. Столыпин, В. Н. Коковцов, И. Л. Горемыкин, Б. В. Штюрмер, обер-прокуроры Святейшего Синода К. П. Победоносцев, П. П. Извольский, В. К. Саблер. Вместе с тем общество смогло организовать себе самую широкую поддержку внутри Российской империи. Региональные отделы общества действовали к 1917 г. в 52 епархиях Русской православной церкви, и важнейшей их задачей, помимо научно-популяризаторской работы, был поиск дополнительных средств внебюджетного финансирования общества. Одним из главных источников доходов был вербный сбор - осуществлявшийся по всем храмам и монастырям империи сбор средств в пользу Русской Палестины в праздник Входа Господня в Иерусалим (Вербное воскресенье). Соответственно, по подсчетам секретаря ИППО В. Н. Хитрово, "доходы общества имели следующую структуру. В каждом рубле прихода: членских взносов - 13 коп., пожертвований (в том числе вербный сбор) - 70 коп.,

 

 

1 Дмитриевский А. А. Императорское православное палестинское общество и его деятельность за истекшую четверть века. 1882 - 1907. Вып. 1. Русские учреждения в Святой Земле до 1889 г. СПб., 1907.

2 Stavrou Th. G. Russian Interests in Palestine. 1882 - 1914. Thessaloniki, 1963; Hopwood D. The Russian Presence in Syria and Palestine. 1843 - 1914. Church and Politics in the Near East. Oxford, 1969.

 

стр. 195

 

 

проценты с ценных бумаг - 4 коп., от продажи изданий - 1 коп., от паломников - 12 коп. Таким образом, русское дело в Палестине осуществлялось прежде всего самоотверженным участием простых верующих людей" (с. 176). Основные затраты общества связаны были с обслуживанием русских паломников. За 13 коп. в день паломник получал на подворьях общества обед, чайник в 10 стаканов кипятка, хлеб, постель и мыло. То есть за 4 руб. можно было жить в Иерусалиме целый месяц.

 

Другой главной статьей расходов были школы для арабских детей, открытые ИППО в Палестине, Сирии и Ливане. Это связано с важной и малоизвестной составляющей деятельности общества - работой по просвещению христианского арабского населения. К началу первой мировой войны общество содержало 99 школ и 2 учительских семинарии: мужскую в Назарете и женскую в Бет-Джале (с. 201 - 206). "Через учительские семинарии Палестинского общества, - цитирует автор книги академика И. Ю. Крачковского, - проникали вынесенные из России великие заветы Пирогова и Ушинского с их высокими идеалами. По своим педагогическим установкам русские школы в Палестине и Сирии часто оказывались выше богато оборудованных учреждений западноевропейских и американских миссий. И недаром так много современных писателей старшего поколения, сказавших свое слово для всего арабского мира, вышло из школ Палестинского общества. В этой настоящей интеллигенции ума, вышедшей из народа и жившей с народом, я видел грядущую силу. История арабских стран оправдала мои мысли" (с. 206).

 

Много нового содержит третий раздел книги "Палестинское общество вне Палестины". Здесь собраны материалы о несостоявшейся попытке создания Румынского филиала общества (гл. 8), о работе ИППО в Сирии и Палестине - в канонических пределах Антиохийского патриархата, где обществом было открыто более всего школ (гл. 9), о значении иерусалимского фактора в русско-эфиопских отношениях конца XIX - начала XX в. И, наконец, о "Барградском проекте" - строительстве русского Никольского храма и подворья общества в городе Бари в Италии, в центре традиционного русского паломничества к гробнице Николая Чудотворца.

 

Большой интерес представляет четвертый раздел, озаглавленный "Личность и массы: человеческий фактор Русской Палестины". В одной из глав раздела Н. Н. Лисовой исследует личности патриархов Иерусалимских в их определяющей позиции к России и русскому присутствию в Палестине. Основной вывод автора состоит в том, что решающую роль в отношении тех или иных конкретных иерархов к Русской Палестине играла недоброжелательная позиция Константинопольского патриарха. Но автор не скрывает, что у Константинопольского патриарха были для этого причины. Еще архимандрит Антонин (Капустин) сумел сформулировать их: "нас, точно, не желают ни на Святой Горе, ни в Палестине, но почему? Потому что мы своей самомнительностью и своей настойчивостью в желаниях - чертами, в той же степени свойственными и грекам, вселили в них страх, усугубленный убеждением их в нашем могуществе и в собственном бессилии. Греки, как и турки, как и румыны, и арабы, и самые болгары, естественно не желают нас как завоевателей, как разрушителей их национальности, как стеснителей их прав, их обычаев, их языка, наконец, той личной свободы, которая, несмотря на их рабство, ощутительно более сознается, требуется и, может быть, существует у них, чем у нас" (с. 311).

 

Последние слова обозначают еще одну тему книги, которая хотя и не отражена в оглавлении, но звучит постоянно: это значение встречи со Святой Землей для русской культуры и науки. Возможность присутствия русских ученых на Востоке, исследования ими подлинных христианских древностей, которые включали как камни, здания, рукописи, так и живую литургическую традицию, дали огромный импульс русской церковной науке, позволили сделать ей настоящий прорыв. Имена и труды исследователей христианского Востока епископа Порфирия (Успенского), А. А. Дмитриевского, Н. Ф. Каптерева, В. Н. Бенешевича и сегодня являются вершинами не только для русской, но и для европейской науки. Изучение церковного строя христианского Востока имело не только исключительно научные цели, но и способствовало пониманию необходимости перемен в церковной жизни России, критике и реформированию синодального строя.

 

Заключительный пятый раздел книги называется "Россия и православный Восток: век двадцатый". В нем исследуется состояние Русской духовной миссии и ИППО в канун крушения империи (гл. 14), судьбы российского наследия в регионе в XX в. (гл. 15) и трагическая история общества в послеоктябрьский период (1917 - 1992).

 

Особо хочется сказать о языке и стиле работы. Н. Н. Лисовой органично соединяет яркость и эмоциональность изложения с научной глубиной и убедительностью. Монография читается на одном дыхании, оставаясь при этом информационно насыщенной и политически и духовно актуальной.

Опубликовано на Порталусе 19 июля 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама