–ейтинг
ѕорталус


“.¬. ≈–ћј ќ¬ј. Ѕ”ƒƒ»…— »… ћ»– √Ћј«јћ» –ќ——»…— »’ »——Ћ≈ƒќ¬ј“≈Ћ≈… XIX - ѕ≈–¬ќ… “–≈“» XX ¬≈ ј (–ќ——»я » —ќѕ–≈ƒ≈Ћ№Ќџ≈ —“–јЌџ).

ƒата публикации: 17 €нвар€ 2022
јвтор(ы): ѕ.ћ.  ќ∆»Ќ
ѕубликатор: Ќаучна€ библиотека ѕорталус
–убрика: –≈Ћ»√»ќ¬≈ƒ≈Ќ»≈
Ќомер публикации: є1642422853


ѕ.ћ.  ќ∆»Ќ, (c)

—ѕб., "Ќаука", 1998, 344 с.

(c) 2000

ѕолтора века изучени€ буддизма на «ападе ознаменовались формированием многочисленных направлений и школ, разрабатывающих эту тематику в широчайшем спектре целей и аспектов, касающихс€ буддизма как рационального идеалистического философского учени€; его религиозных трансформаций; формировани€ многообразных религиозных организаций; соотношений буддизма с разноликой этнокультурной и этнолингвистической средой, охватываемой и преобразуемой им по мере расширени€ его региональных границ; его нарастающего значени€ в духовной и политической культуре стран востока јзии и т.п.

»зучение буддизма изначально осуществл€лось в трех основных направлени€х: полевые наблюдени€ и сбор этнографической информации; исследовани€ буддийских сочинений и их

стр. 196


разнообразного вли€ни€ на народную духовную культуру, вы€снение путей трансформации буддийского учени€, адаптации его к современности в философском и религиозном планах;

вы€вление политической роли буддийских доктрин, их вли€ни€ на государственное, социальное и идеологическое развитие тех стран, где глубоко укоренились те или иные организационные и религиозно-догматические формы буддизма.

¬ период особенно высокой христианской миссионерской активности на ¬остоке (до первой половины XIX в.) буддизм - учение с €ркой, убедительной дл€ восточного ума привычной образностью, адекватное душевному строю населени€ стран восточноазиатского региона, - часто успешно противосто€л христианской миссионерской проповеди, создава€ преп€тстви€ дл€ воспри€ти€ ортодоксального христианства, а потому заслужил среди миссионеров недобрую славу "€зыческих религиозных предрассудков", требующих решительного искоренени€. Ётот подход во многом повли€л и на последующее отношение к буддизму в христианских религиозных кругах.

–азвитие индоевропеистики как науки, успехи в изучении санскрита и религиозно-философских учений »ндии и сопредельных с нею стран вызвали активный интерес к обширной буддийской литературе, чью историю удавалось проследить в течение последних более чем двух тыс€челетий. »здание и комментирование буддийских текстов закладывали основы дл€ углубленного изучени€ буддийской философии на «ападе, где она оказалась созвучна с некоторыми направлени€ми новой постхристианской и внехристианской философии.

Ёто "книжное" изучение буддизма в течение XIX в. развивалось в основном в отрыве от других практических форм исследований его, обусловленных миссионерской и административно-бюрократической де€тельностью в колониальных и полуколониальных странах, входивших в ареал исторически обусловленного религиозного буддизма. ќднако значительные корректировки в "книжное" изучение буддизма на «ападе в XIX в. вносились благодар€ пополнению книжных фондов и буддийских коллекций обр€дового и этнокультурного инвентар€ в результате все расшир€ющихс€ экспедиционных научных исследований и интенсификации де€тельности колониальной администрации в странах, оказавшихс€ во владении тех или иных западных держав и исторически входивших в зоны распространени€ религиозного буддизма.

–усское государство в процессе своего территориального роста не создавало колониальных владений. ¬новь присоединившиес€ к нему земли становились част€ми единой общегосударственной территории, на которой действовали однородные принципы абсолютистского имперского управлени€ с его стойкой взаимосв€зью политико-административных установлений и доминантной религиозной (христианской) системы. ¬се основы общеимперской политической культуры были пронизаны моралью, этикой, правосознанием православного христианства. ќднако конкретные практические потребности местного управлени€ и самоуправлени€, особенно при осуществлении комплекса реформ, последовавших за отменой крепостного права в 1861 г., вынуждали администрацию ¬осточной —ибири учитывать тот сложный комплекс духовных представлений, общественно-политических про€влений и процессов, которые св€зывались с духовно-религиозной культурой нехристианских ориентации, утвердившейс€ на окраинах »мперии и объедин€вшей значительные группы местного населени€.

¬ этом соединении практических политических и административных интересов с глубокой разработкой идейно-теоретических и религиозно-нравственных корней и форм восточносибирского и центральноазиатского буддизма отчетливо выразилась специфика российской буддологической школы, крайне нагл€дно представленна€ в рецензируемой монографии благодар€ оригинальному построению ее текста и серьезности исследовательского подхода автора.

√лавное в монографии “.¬. ≈рмаковой - строга€ концептуальна€ проработка проблематики и целей исследовани€. јвторска€ задача видитс€ в установлении места российской буддологии в общей системе современных религиоведческих построений. Ётому подходу подчинено все содержание книги - от ее исследовательских до хрестоматийных разделов. ѕереход от фиксации определенных частных про€влений буддийского мировоззрени€ в страноведческой, исторической, философской, политико-административной литературе к систематическому постижению буддийского учени€ в целом и в его сектантских, локально-территориальных про€влени€х (школах тибетского, монгольского,

стр. 197


северокитайского буддизма) позвол€ет автору наметить четкие границы в периодизации исследований, как в хронологическом, так и в методико- теоретическом плане.

Ётим определ€етс€ построение глав, из которых перва€ характеризует (с. 8-28, 84-111) взгл€д извне на буддийский мир и его региональные и ареальные проблемы, показывает, как складывались отношени€ российской чиновной администрации с народност€ми, причастными к буддийскому учению и к традици€м управлени€, обусловленным его северными ламаистскими формами, а также рассматривает сложение методических принципов непосредственного наблюдени€ буддийского образа жизни в селени€х и монастыр€х Ѕур€тии, ћонголии, “ибета.

¬о второй главе более узко и целенаправленно характеризуетс€ де€тельность выдающихс€ востоковедов и буддологов ¬.ѕ. ¬асильева, ».ѕ. ћинаева, —.‘. ќльденбурга, ‘.». ўербатского, 0.0. –озенберга, Ѕ.я. ¬ладимирцова и даетс€ оценка значени€ созданной ими —анкт-ѕетербургской буддологической школы в рамках синхронных им европейских религиоведческо-буддологических исследований и в свете современного научного религиоведени€ (с. 151-166, 249- 275).

¬се 17 приложений представл€ют собой не просто иллюстративный материал к исследовательским главам, а пр€мо продолжают и подкрепл€ют научную разработку основных тем. ћетодически такой подход полностью оправдан тем, что за периодом блест€щего взлета исследовательской мысли, многосторонне историографически рассмотренным в данной книге, следуют более шести дес€тилетий почти полного забвени€ прежних достижений в этой области религиоведени€ и религиозной философии.

¬озрождение научных разработок в области буддизма наступает в нашей стране лишь на рубеже 90-х годов XX в. Ќаилучшей базой дл€ них могло послужить то наследие, которое оставлено —анкт-ѕетербургской буддологической научной школой, поэтому есть смысл более подробно, чем это сделано в «аключении (с. 274-275), сформулировать некоторые ее основные программные положени€, представл€€ их уже не в качестве личных творческих достижений отдельных ее представителей, а как совокупный итог коллективной творческой мысли:

1. ¬се формы и про€влени€ современного буддизма (проблему его распространени€ в современном мире вне компактного, хот€ и огромного, исконного ареала приходитс€ полностью оставить в стороне как €вление вторичное и в содержательном плане эпигонское) несводимы к одной магистральной традиции, непосредственно восход€щей к первоначальному учению. —хема распространени€ буддизма напоминает ветвистую древовидную структуру. ѕричем кажда€ ветвь, прежде чем дать начало новой, могла быть окутана теми духовными и религиозными представлени€ми, которые были искони присущи той или иной культурной среде, куда внедр€лс€ буддизм.

2. Ќаиболее €рким индикатором буддийской религиозности и культуры в определенном ареале на каждом ограниченном временном срезе €вл€етс€ буддийское искусство. ≈го сюжеты, образы и техника, в противоположность письменным пам€тникам, не подвергаютс€ последующей корректировке и искажени€м и характеризуют религиозную духовную культуру в ее первозданном виде.

3. ѕереводы буддийских религиозно-философских сочинений на €зыки народов, обретших тенденцию к буддийскому прозелитизму, в литературе которых индо- буддийска€ духовна€ культура освобождаетс€ и очищаетс€ от присущей ей искони филолого-лингвистической оболочки, выража€ по преимуществу строго содержательную сущность и логические основани€ учени€, зачастую более полно сохран€ют первоначальные формы учени€.   сожалению, в ѕриложени€х не воспроизведены документы, касающиес€ обосновани€ создани€ серии "Bibliotheca Buddhica" (1897), котора€ €вилась продолжением и очень своеобразным развитием таких европейских издательских проектов, как "—в€щенные книги ¬остока" ћ. ћюллера и переводы палийских буддийских текстов “. –ис-ƒевиса и др., а также проект акад. ‘.». ўербатского, касающийс€ всесторонней публикации и изучени€ "Ёнциклопедии јбхидхармы" (1917). Ётот пробел далеко не восполн€етс€ краткой справкой о проекте создани€ »нститута буддийской культуры (1927), несмотр€ на всю важность сформулированных в нем констатации и заключени€ о подъеме буддологических изысканий на востоке јзии.

4. ћир буддийской философской, религиозной и религиозно-философской культуры, заключенный в свой самосто€тельный природно-территориальный ареал, самобытен и

стр. 198


независим в своем изначальном развитии от духовной среды «апада и порожденных ею религиозно-философских традиций и ценностей. “акой подход должен был принципиально переориентировать методологию изучени€ историко-культурного буддийского традиционного наследи€. » дело тут не только и даже не столько в преобладании в исследовани€х "филологического" или "смыслового" подходов, сколько в комплексном изучении среды, порождающей, формирующей и поддерживающей определенные формы духовности, и самого того духовного мира на всех этапах его развити€ в тесной гармонии со средой.

¬ св€зи с этим целесообразно было бы обратить пристальное внимание на черновик отзыва, произнесенного ¬.ћ. јлексеевым на защите магистерской диссертации 0.0. –озенберга в окт€бре 1918 г. ’арактеризу€ творчество 0.0. –озенберга, ј.Ќ. »гнатович(1)признал эту оценку резко отрицательной, хот€, по сути, она имеет программный смысл. Ёто не возврат к "филологизму" или уступка ему, а стремление направить исследовани€ в сторону все большей ее комплексности. ќпира€сь на работу 0.0. –озенберга как на талантливое "введение" в изучение двух ветвей буддийского мировоззрени€ - философского и религиозного, ¬.ћ. јлексеев очертил круг проблематики будущих исследований, сосредоточившись на обосновании наиболее полноценной их методологии: изучение первоисточника (перевод, исследование, "синтез") - исследование "систематических трактатов", т.е. основных организующих отдельные поздние направлени€ и школы форм комментировани€ первоисточника - освоение "живой традиции" как начальной основы дл€ усвоени€ и постижени€ массовых представлений о духовном (философском) учении(2).

“акой подход подразумевал не социолого-религиоведческое изучение буддизма, а проникновение в его философскую книжную суть: будущий академик и патриарх советской синологии ¬.ћ. јлексеев не оспаривал здесь работу магистранта 0.0. –озенберга, а критиковал систему, тогда еще только складывавшуюс€; разработки диссертационных тем и отстаивал свой путь в науке, отличный от замыслов и проектов —анкт-ѕетербургской буддологической школы. ¬о вс€ком случае, так было в тот сложный исторический период. Ѕорьба научных школ этого периода, участие в ней политических, социальных, религиозных сил и течений еще ждут своего глубокого изучени€. —удьбы ј. ƒоржиева, ѕ.ј. Ѕадмаева, кн. Ё.Ё. ”хтомского и многих других общественных де€телей - дилетантов, религиозных подвижников и атеистов - нельз€ отрывать от той научной среды, в которой творили академики —.‘. ќльденбург, ‘.». ўербатской и многие другие мученики и подвижники российской науки.

5. –елигиоведческа€ активность ѕетербургской школы прошла в процессе ее развити€ путь значительных трансформаций. ќна не столько снизилась в послереволюционный период, сколько перешла от планомерных опытов проникновени€ в интимную живую сферу монастырского буддизма [опыты "включенного наблюдени€" при всей тщательности их подготовки (с, 87, 98-102 и др.), суд€ по самим материалам √.√. ÷ыбикова, вр€д ли можно считать полностью адекватными поставленным задачам: слишком много людей знали об истинном характере его миссии; не был он скрыт и от высших чинов буддийского духовенства, которое таким образом принимало активное участие в формировании определенных представлений о религиозном буддизме в христианском западном мире]. Ќаучные командировки Ѕ.Ѕ. Ѕарадийна и даже ј.ћ. ѕозднеева по результативности, полагаю, значительно превосход€т эти романтические эксперименты, наве€нные де€тельностью научных подвижников XIX столети€, беззаветно риску€ жизнью изучавших мусульманский арабский мир и народы ÷ентральной и ёжной јзии, к постижению духовной сущности классических форм религиозного "книжного" буддизма и его динамичных соотношений с различными направлени€ми и течени€ми буддийской философской мысли.

Ќа этом пути происходило включение буддийского философского религиоведени€ в актуальную проблематику всеобщего сравнительного религиоведени€. “ак оптимизировались, в частности, кардинальные представлени€ о "религии", "религиозном учении", "сектах", "религиозном синкретизме", "душе и духе", "свободе воли", "религиозной морали и этике". —пецифика буддийской религиозной культуры, во многом благодар€ эпохальным историко-философским работам ‘.». ўербатского, оказала значительное воздействие и внесла принципиальные коррективы в осмысление и формулирование вышеуказанной терминологии.

 оснулось это и такой центральной религиоведческой проблемы, как "религи€ и

стр. 199


божество" (ср. с. 173, 272). »значально в индоевропейской духовной традиции, к которой восходит своими корн€ми буддизм, отсутствовало резкое отграничение божества от человеческого коллектива (это €рко иллюстрирует древнегреческа€ религиозна€ традици€, тексты "–игведы". "ћахабхараты", "–ама€ны" и др.). Ѕожество не было надмировой абстракцией, в нем могли объедин€тьс€ функции демиурга-распор€дител€ и пророка-вероучител€, €вл€ющегос€ медиатором между миром человека и высшими космическими силами, гармоническим миропор€дком, онтологически и терминологически не могущим быть ограниченным даже идеей Ѕога ¬седержител€. ќднако вероучение, возникшее на таких основани€х, вполне полноправно в р€ду ¬еликих ћировых –елигий!

ћонографи€ “.¬. ≈рмаковой представл€ет собой весьма знаменательное €вление в современной востоковедческой литературе. ¬ потоке многочисленных перепубликаций работ конца прошлого и начала нынешнего века, порою сохран€ющих даже орфографию первоизданий, не учитывающих, тем более, последующие дес€тилети€ объективного развити€ научных знаний, обрисовалась важна€ веха: обширный опыт осмыслени€ пройденного пути, не панегирическа€, а творческо-констатационна€ оценка проделанной в прошлом огромной работы, стремление определить место прежних достижений в поступательном движении современных буддологических исследований, в которых значительное место занимает проект ¬.». –удого по публикации перевода подлинного полного текста "Ёнциклопедии јбхидхармы" ¬асубандхи. –абота над санскритским текстом трактата, его полноценное исследование и интерпретаци€, несомненно, приведут к возрождению на новом этапе тех идей, замыслов и разработок, которые были индуцированы трудами —анкт- ѕетербургской буддологической школы, чью де€тельность старательно и многосторонне осветила в своей монографии “.¬. ≈рмакова.


ѕ–»ћ≈„јЌ»я

(1) ј.Ќ. »гнатович. 0.0. –озенберг и его труды по буддизму. - 0.0. –озенберг. “руды по буддизму. ћ., 1991,с. 15.

(2) ¬.ћ. јлексеев. Ќаука о ¬остоке. ћ., 1982, с. 350-354.

ќпубликовано на ѕорталусе 17 €нвар€ 2022 года

Ќовинки на ѕорталусе:

—егодн€ в трендах top-5


¬аше мнение?




ќ ѕорталусе –ейтинг  аталог јвторам –еклама