Полная версия публикации №1617875845

PORTALUS.RU ЭКОНОМИКА РОССИИ Г. Н. УЛЬЯНОВА. Благотворительность московских предпринимателей: 1860 - 1914 гг. → Версия для печати

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По общепринятым международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

Л. А. БУЛГАКОВА, Г. Н. УЛЬЯНОВА. Благотворительность московских предпринимателей: 1860 - 1914 гг. [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 08 апреля 2021. - Режим доступа: https://portalus.ru/modules/ruseconomics/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1617875845&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 13.05.2021.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

Л. А. БУЛГАКОВА, Г. Н. УЛЬЯНОВА. Благотворительность московских предпринимателей: 1860 - 1914 гг. // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 08 апреля 2021. URL: https://portalus.ru/modules/ruseconomics/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1617875845&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 13.05.2021).



публикация №1617875845, версия для печати

Г. Н. УЛЬЯНОВА. Благотворительность московских предпринимателей: 1860 - 1914 гг.


Дата публикации: 08 апреля 2021
Автор: Л. А. БУЛГАКОВА
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ЭКОНОМИКА РОССИИ
Номер публикации: №1617875845 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


М. Издательство объединения "Мосгорархив". 1999. 512с.

Благотворительность была распространенным явлением в дореволюционной России. Частные пожертвования значительно превышали средства, выделявшиеся на призрение казной. Особым размахом отличалась благотворительность в первопрестольной столице. Старомосковская традиция щедрого благотворения зиждилась на христианском благочестии москвичей и патриархальных нравах богатого купечества. В пореформенной России благотворительность претерпела существенные изменения. В монографии кандидата исторических наук, старшего научного сотрудника Института российской истории РАН Г. Н. Ульяновой на основе массовых первичных данных исследуется объем и динамика пожертвований, структура, механизм и мотивы благотворительности московских предпринимателей в связи с процессами, происходившими в стране и внутри предпринимательского слоя - со времени введения городского самоуправления и до начала Первой мировой войны.

Дореволюционная библиография по истории русской благотворительности насчитывает несколько тысяч названий. После многолетнего перерыва резко возрос общественный интерес к этим проблемам. Благотворительность московских предпринимателей в целом не была предметом специального изучения, хотя энергичная деятельность отдельных московских меценатов и филантропов не могла остаться незамеченной историками и искусствоведами. Ульянова известна как автор многочисленных статей по этой тематике, знаток жизни и быта московского купечества, исследователь истории благотворительности. Книга, вышедшая в новой серии - "Московская монография", заполняет пробел в историографии данной темы и является заметным шагом вперед в освоении этой пока еще малоизученной области отечественной истории.

Исследование основано на широком круге источников как опубликованных, так и архивных. .При написании книги, использовались отчеты, протоколы собраний, журналы, доклады, делопроизводственные документы Московского купеческого общества и Московской городской думы, законодательные акты, дореволюционные справочные и статистические издания, купеческие мемуары, периодика. Из-за отсутствия единообразных и сопоставимых статистических сведений о благотворителях и их пожертвованиях Ульянова прибегла к тактике "конструирования источника". Она проделала весьма трудоемкую работу по сбору и систематизации эмпирических данных, впервые применив просопографический метод для изучения деятельности московских предпринимателей. В результате "ретроспективного анкетирования" был составлен банк данных о 225 предпринимателях и их пожертвованиях с указанием источника информации. Объемистый "Биографический словарь московских благотворителей", который лег в основу исследования, имеет и самостоятельную ценность как уникальный, собранный по крупицам свод достоверных сведений о выдающихся московских филантропах ("Алфавитный список имен благотворителей", "Вопросы анкеты Словаря московских благотворителей").

В "Словарь" включены лишь те благотворители, чьи пожертвования в сумме составили не менее 10 тыс. рублей. Таким образом, в поле зрения автора попала только предпринимательская элита, чья филантропическая деятельность представляла собой верхушку айсберга, именуемого московской благотворительностью. Однако высокое положение в сословной иерархии, большое влияние на общественную жизнь столицы и крупные размеры пожертвований этих благотворителей предопределили социальную значимость их благотворительной деятельности, анализ которой позволил Ульяновой выявить ряд тенденций, характерных для благотворительности в Москве и России в целом.

Изучение этой деятельности велось Улья-

стр. 167


новой в двух основных направлениях - в рамках Московского купеческого общества и Московского городского общественного управления (сущность этой деятельности раскрывается в сходных по структуре первых двух главах). Третья глава, посвященная социальной характеристике крупнейших благотворителей, чьи пожертвования составляли более 400 тыс. руб., больше напоминает аналитический комментарий к "Словарю благотворителей". Она дополняет нарисованную в предыдущих главах картину и подкрепляет выводы автора новыми фактами.

В Москве существовала благодатная почва для развития благотворительности в новых организационных формах. В 1887 г. в ведение муниципальной власти перешли заведения Приказа общественного призрения, а с конца 1894 г. в городе начали создаваться участковые попечительства о бедных, деятельность которых отличалась многообразием форм помощи и активным вовлечением в нее добровольцев, в том числе женщин и молодежи. Личное участие благотворителей способствовало быстрой реализации их начинаний. Общественный контроль и упорядочение муниципальной финансовой отчетности укрепляли доверие благотворителей и стимулировали приток пожертвований в Московскую городскую думу, которые стали основным источником финансирования социальной сферы в городе. В организации муниципальной помощи неимущим Москва во многих отношениях опережала другие города страны и служила образцом нового подхода к разрешению острых социальных проблем.

В отличие от Московского купеческого общества, где преобладали денежные пожертвования на помощь бедным в духе старого русского обычая раздачи милостыни "на помин души", в городском самоуправлении доминировали "адресные" пожертвования на благотворительные, лечебные и учебные заведения. Однако, как видно из исследования Ульяновой, религиозная мотивация пожертвований сохранялась, хотя зачастую она приобретала скрытый характер. Во многих случаях пожертвования воспринимались как средство искупления греха (нажитого богатства) и увековечивания памяти о себе и своих близких. При рассмотрении размеров и мотивации пожертвований, вероятно, было бы целесообразно обратить особое внимание на московских старообрядцев, участие которых в благотворительности было весьма ощутимо.

Немалое значение в мотивации пожертвований имели также семейные традиции и общественный престиж благотворения как показатели прочных нравственных устоев купеческой династии и стабильности предпринимательского дела. Не последнюю роль среди мотивов благотворительности играли трагические жизненные обстоятельства филантропов, которые становились более чуткими, отзывчивыми и сострадательными к чужой беде после пережитого ими самими несчастья.

Казалось, в условиях размывания сословной структуры общества значение сословных организаций должно было падать. Однако исследование Ульяновой опровергает это представление. Московское купеческое общество являлось не искусственным объединением, а организацией схожих по роду своей деятельности лиц, к тому же обладающих значительными капиталами и нередко связанных узами родства. В пореформенный период это общество проявило свою жизнеспособность, более того - оно вышло из апатии и приступило к активным действиям. Введение городского самоуправления послужило импульсом для расширения благотворительной деятельности, которая развивалась параллельно с муниципальной организацией социальной помощи. Их взаимное влияние было позитивным и способствовало улучшению состояния призрения и благотворительности в Москве.

Однако общая картина благотворительности не была безоблачной. Возможно, следовало бы больше внимания уделить недостаткам и слабым местам в организации призрения, причинам задержек в реализации пожертвований Московскому купеческому обществу, проблемам взаимодействия и объединения благотворителей, их взаимоотношениями с правительственной администрацией. Например, как известно, вяло и с малым успехом действовал Московский городской благотворительный совет, призванный координировать деятельность различных благотворительных организаций и частных лиц. Всего лишь одно десятилетие просуществовал единственный московский специальный журнал по благотворительности "Детская помощь". Не всегда эффективной была работа участковых попечительств о бедных. Очевидные трудности возникали при создании ряда новых благотворительных обществ и организации съездов по призрению и благотворительности. По-видимому, проблемы, с которыми сталкивались московские благотворители, были присущи не только Москве.

Изменения в социальном облике предпринимателей отразились на характере их благотворительной деятельности. Молодому

стр. 168


поколению российских предпринимателей в гораздо большей степени были свойственны профессионализм, образованность, чувство социальной ответственности, стремление к расширению поля своей общественной деятельности, частью которой была благотворительность. Как верно подметила Ульянова, благотворительность нередко сочеталась с высокой общественной активностью, в частности, с работой в Московской городской думе. Автор подчеркивает, что благотворительность являлась для предпринимателей сферой социальной практики, в которой раскрывался их большой общественной потенциал. Благотворительная деятельность давала им навыки общественной работы и способствовала развитию у них гражданского сознания.

Пик пожертвований пришелся на 1901 - 1905 гг. когда общественная активность предпринимателей достигал высокого накала и новая организация муниципальной помощи стала приносить заметные плоды. После первой русской революции объем денежных пожертвований в Москве и вообще в России резко сократился. Ульяновой удалось установить, что в Москве это падение сопровождалось значительным увеличением пожертвований имуществом. Историкам еще предстоит дать объяснение этому факту и определить была ли переориентация благотворителей на пожертвования недвижимостью повсеместным или чисто московским явлением.

Для воссоздания целостной картины благотворительности московских предпринимателей, вероятно, не мешало бы учесть их пожертвования созданной в 1904 г. по инициативе москвичей Общеземской организации помощи больным и раненым воинам, а также проправительственным установлениям типа Императорского человеколюбивого общества, Ведомства учреждений императрицы Марии, Российского общества Красного Креста, Попечительства о трудовой помощи и др. Данные об этих пожертвованиях позволили бы с большим основанием судить о том, до какой степени благотворительность предпринимателей утратила свою верноподданническую природу.

Книга насыщена справочными сведениями. Помимо "Словаря благотворителей", она содержит 23 таблицы, 6 генеалогических схем, диаграмму пожертвований. Читатель найдет в ней свыше 135 фотографий известных благотворителей: Алексеевых, Бахрушиных, Морозовых, Третьяковых и др., а также многочисленных благотворительных заведений - богаделен, больниц, приютов, училищ и т. д. Книга дает отчетливое и конкретное представление о благотворительности московских предпринимателей, выводя изучение этой проблемы из области преданий, догадок и отдельных примеров.

 

Опубликовано 08 апреля 2021 года

Картинка к публикации:





Полная версия публикации №1617875845

© Portalus.ru

Главная ЭКОНОМИКА РОССИИ Г. Н. УЛЬЯНОВА. Благотворительность московских предпринимателей: 1860 - 1914 гг.

При перепечатке индексируемая активная ссылка на PORTALUS.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на Portalus.RU