Полная версия публикации №1622655384

PORTALUS.RU ЭКОНОМИКА РОССИИ Л. Е. ФАИН. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ КООПЕРАЦИЯ: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ → Версия для печати

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По общепринятым международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

Н. Л. РОГАЛИНА, Л. Е. ФАИН. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ КООПЕРАЦИЯ: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 02 июня 2021. - Режим доступа: https://portalus.ru/modules/ruseconomics/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1622655384&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 19.10.2021.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

Н. Л. РОГАЛИНА, Л. Е. ФАИН. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ КООПЕРАЦИЯ: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 02 июня 2021. URL: https://portalus.ru/modules/ruseconomics/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1622655384&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 19.10.2021).



публикация №1622655384, версия для печати

Л. Е. ФАИН. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ КООПЕРАЦИЯ: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ


Дата публикации: 02 июня 2021
Автор: Н. Л. РОГАЛИНА
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ЭКОНОМИКА РОССИИ
Номер публикации: №1622655384 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Иваново. 1994. 275 с.

История кооперативного движения в России давно привлекла внимание исследователей. В последние годы этот интерес возрос еще более в связи с попытками возрождения кооперативных организаций. Однако большинство историков освещают лишь отдельные аспекты проблемы, но не историю российской кооперации в целом. Монография доктора исторических наук, профессора Ивановского университета Л. Е. Фаина- первая попытка обобщения опыта функционирования всех видов и форм кооперации в России, начиная с ее истоков - середины XIX в.- и заканчивая насильственным свертыванием кооперативных систем в конце 20-х - начале 30-х годов нынешнего столетия.

Автор, основываясь на многолетних научных изысканиях, используя многообразный комплекс источников, поставил перед собой задачу, "выявить основные компоненты исторического опыта развития кооперации, выяснить, какую пользу каждому ее члену и обществу в целом она приносила, когда получала возможности относительно свободного развития, насколько пагубными для нее оказались любые попытки нарушить или вовсе поломать присущие кооперации принципы и формы работы" (с. 5). Автору удалось избежать фрагментарности изложения, сосредоточиться на наиболее важных проблемах и высказать аргументированные суждения как по давно дискутировавшимся, так и по сформулированным им самим проблемам.

Одно из основных направлений исследования - комплексное рассмотрение истории кооперативной теории и идеологии. До последнего времени этот комплекс сводился к нескольким вырванным из общего контекста кооперативной мысли препарированным положениям, втиснутым в надуманный и ничего реально не выражающий "ленинский кооперативный план". Все, что не укладывалось в большевистскую трактовку этого "плана", объявлялось буржуазным, мелкобуржуазным или оппортунистическим. Фаин стремится рассмотреть формирование кооперативной мысли как единый процесс; он продолжает выявившуюся в последнее время тенденцию восстановления и разработки классического наследия многих отечественных мыслителей, в том числе С. Л. Маслова, С. Н. Прокоповича и др. (с. 101 - 117, 164 - 176, 244 - 269). В контексте этого единого процесса анализируются и взгляды В. И. Ленина, и других марксистов. Убедительно показано, что по основным позициям это направление не только не было "единственно верным", но и страдало односторонностью, предвзятостью, а порой и некомпетентностью. Автор прав: если до середины 20-х годов еще можно выделить отдельные элементы научного поиска в области кооперативного строительства, то к концу этого десятилетия они полностью вытесняются идеологической борьбой с неизбежными политическими обвинениями (с. 268 - 269).

Фаин подчеркивает, что кооперативным теориям прошлого была в той или иной мере присуща утопичность. Классические теории отличалась от марксистских лишь тем, что первые рассчитывали осуществить переход к социализму путем внутренней деформации капиталистических отношений через кооперативы. Автор исходит из того, что кооперация - категория не формационная, а важнейший компонент рыночных отношений; это не всеобщая форма организации населения, она не способна заменить все формы экономической деятельности, но призвана удовлетворять рыночные интересы определенной части общества.

В монографии пересматривается и общая концепция исторического опыта российской кооперации. Уже в том, что в исследовании совмещен досоветский и советский опыт, заложен новый подход, принципиально отличающийся от сложившегося в историографии стереотипа (когда дореволюционной кооперации давалась в целом отрицательная оценка как кулацко- ростовщической, торгашеской и т. п., а советской - как подлинно народной и социалистической).

Анализ основных параметров кооперативных организаций за более чем шестидесятилетний период, убеждает, что в конце 20-х годов лишь отдельные количественные показатели (число членов и объединений) стали наивысшими, а качественные параметры дореволюционной кооперации оказались далеко не достигнутыми. Фаин

стр. 166


справедливо полагает, что опыт дореволюционной кооперации весьма ценен в научном и практическом планах. На материале этого периода он по-новому рассматривает два важных аспекта проблемы.

Первый аспект - это социальный состав и социальная направленность кооперации. Исходя из неоспоримого факта, что более состоятельные слои активнее участвовали в работе кооперации, советская историография, как и некоторые дореволюционные авторы, всячески развивали тезис о засилии в кооперации состоятельных слоев, о буржуазной и мелкобуржуазной направленности ее деятельности, что вело к усилению социальной дифференциации деревни, обогащению состоятельных членов за счет малообеспеченных. Автор критикует эти утверждения, он констатирует отсутствие объективных данных о социальных группировках в деревне, а то, что выдается за эти данные, отражает лишь имущественное положение, но не учитывает состав семьи, число работников, занятых в хозяйстве, а зачастую - и природно-климатические условия. Анализируя те же данные, автор убедительно показывает, что членство в кооперации в целом как раз ослабляло дифференциацию и замедляло ее темпы, помогая менее обеспеченным при помощи кооперативного кредита, реализации через кооператив всей продукции и т. п. поправить свое хозяйство (с. 51 - 53). В отличие от своих предшественников, Фаин расценивает разницу между членами кооперации по доле распределяемых благ как стимул для нормальных хозяйственных отношений, "если конечно не следовать постулату, что лишняя корова превращает данное хозяйство чуть ли не во враждебное" (с. 65). При всем различии между ними, заключает автор, "все участвовавшие в той или иной мере в кооперации получали определенную материальную выгоду, в целом соответствовавшую реальному вкладу в создание распределяемых благ" (с. 66).

Второй аспект - это принципы и механизм функционирования кооперации. Если в отношении первых мы располагаем лишь декларативными заявлениями и чисто идеологическими сентенциями, то вопрос о механизме вообще не разрабатывался. Автор пытается выявить специфический набор принципов, как характерных для отдельных форм кооперативов (кредитных, потребительских и т. п.), так и общекооперативных, отражающих сущность движения в целом и отличающих эти объединения от некооперативных, составляющих "фундаментальную основу кооперативного движения" (с. 67 - 73). Можно спорить с предложенными автором конкретным перечнем типов кооперативов, но сама постановка этого вопроса представляется плодотворной и дальнейшая его разработка может сблизить позиции исследователей.

Большую ценность, в том числе и практическую, представляет попытка автора воссоздать относительно целостную картину механизма функционирования кооперативного типа объединений. Внутри этого механизма выделяются две системы - материального функционирования кооперативной деятельности и управления. Действие этого механизма исследуется на всех уровнях - от первичного кооператива до всероссийских союзов и центров. Раздел, посвященный этому вопросу (с. 77 - 100), является наиболее интересным и новаторским.

Принципиально новый подход к определению места периода 1918 - 1930 гг. в истории кооперации автор демонстрирует на характеристике двух этапов - "военно-коммунистического" и нэповского. До настоящего времени в большинстве публикаций эти два этапа противопоставлялись один другому; первый характеризовался как в целом неудачный, а второй, напротив, как завершившийся успешным осуществлением всех "предначертаний". Автор отходит от такой схемы. Оценивая "военно-коммунистический эксперимент" над кооперацией, Фаин показывает, что причины его провала заключались не в тяжелой военно-экономической обстановке тех лет, не в отсутствии опыта и даже не в ошибках руководства страны (хотя все это имело место), а в несовместимости теоретических и программных установок правящего режима с внутренней природной кооперации как общественно-экономического явления. Это-то и привело к ее почти полному разрушению.

Еще более существенному пересмотру подвергается концепция исторического места нэповской кооперации. Обобщенный в книге материал развеивает миф об этих годах как о якобы "золотом веке" кооперации, а также тезис о том, что кооперация 20-х годов была свернута исключительно по "злой воле" партийных лидеров. Автор убежден: разрушение частично восстановленной в конце 20-х голов кооперации - результат той же несовместимости установок режима и природы кооперации.

Если ранее считалось, что начальный этап нэпа - 1921 - 1923 гг. был временем решительного отказа от "военно-коммунистических" принципов и поисков оптимальных путей развертывания новой экономической политики, в том числе и в области кооперации, то Фаин полагает, что и в эти годы фактически происходило расширение тоталитаризма, и изменения в кооперативной политике шли в основном по линии ограничения свободы кооперации. Именно в эти годы сложилась система тотального партийного контроля над кооперацией ("партийное овладение кооперацией").

Отличается от утвердившейся в последнее время в историографии и авторская характеристика последующего этапа нэпа - 1924 - 1925 г., связанного с лозунгом "лицом к деревне". Оценивая доклад А. И. Рыкова на XV партконференции ВКП(б) и ее решения, как направленные на создание нормальных условий для функционирования

стр. 167


кооперации, автор высказывает мнение, что изменить что-либо практически было невозможно и даже эти половинчатые решения "никто уже и не собирался выполнять" (с. 257). Вместе с тем Фаин считает, что если до середины 20-х годов развитие кооперации "в основном и главном" проходило все же на присущих ей принципах, а отклонения от кооперативных форм не приобрели еще необратимый характер (это были своего рода "мины замедленного действия"), то в последующий период над кооперацией нависала все более реальная угроза (с. 214, 220).

Интересен анализ судьбы кооперации в 1926 - 1929 годы. Рассматривая опыт сотрудничества потребительской кооперации с государством на основе так называемых генеральных договоров Центоросоюза и госпромышленности, автор, вопреки мнению кооператоров тех лет о высокой эффективности этого сотрудничества, полагает, что вместе с этими договорами в кооперацию "приходили "твердые" и "жесткие" цены, выгодный для промышленности ассортимент, работа по установленным сверху планам и т. п., что предопределило и облегчило полное ее подчинение государственному диктату" (с. 196 - 197). Оправданной является постановка автором вопроса о несостоятельности прежних оценок массовых контракционных кампаний в конце 20-х годов. До последнего времени контрактация однозначно оценивалась как высшее достижение кооперативного движения и одновременно как переходная форма к сплошной коллективизации. Автор показывает несостоятельность подобных утверждений и считает, что "единственным реальным последствием было катастрофическое разрушение крестьянского рынка". Одновременно были подорваны и объективные экономические основы функционирования кооперации как компонента рынка, особенно в части выполнения одной из основных ее функций - организации сбыта крестьянской продукции (с. 230 - 233).

По-новому трактует Фаин и организационные перестройки кооперации в 1927 - 1929 гг. (создание Союза союзов сельскохозяйственной кооперации, реорганизация местных союзов, упразднение первичной сети и замена ее так называемым поселковыми товариществами). Раньше эти мероприятия оценивались как назревание "естественных предпосылок сплошной коллективизации", Фаин же оценил их как сознательный и планомерный разгром всей сложившейся системы кооперативов (с. 239 - 242). "Лишено всякого основания укоренившееся в нашей историографии стремление изобразить факт разгрома кооперативного движения как процесс закономерного перерастания и преобразования "низших" и "простейших" форм в "высшие" производственные формы и естественного отмирания первых как выполнивших свою историческую роль" (с. 243).

В противовес десятилетиями пропагандировавшемуся постулату о руководящей роли партии, государства, лично Ленина и других руководителей страны в развитии кооперации, об их неустанной заботе о ее процветании на благо народа, автор в итоге скрупулезного исследования этой проблемы, приходит к убеждению, что с переходом к нэпу изменения в партийно- государственной политике носили тактический и конъюнктурный характер; стратегический же курс оставался неизменным - использование кооперации лишь в качестве "строительного материала" для навязываемой стране утопии, именуемой то "единым всенародным кооперативом", то "построением социализма в одной стране", а то и победой коммунизма в мировом масштабе. И как только показалось, что такой строй приближается, кооперация была отброшена прочь прямыми партийными директивами.

Высоко оценивая в целом рецензируемый труд, выскажем ряд замечаний. Автор местами, особенно в теоретических разделах излишне категоричен. Придерживаясь концепции рыночного происхождения кооперации, он даже не упоминает о наличии другой концепции, которая видит истоки кооперативного движения в российской ментальности. Остались за рамками исследования взгляды зачинателей кооперативного движения 70-х, 80-х, 90-х годов XIX века. Фактологическая часть исследования дореволюционного периода выполнена в основном на опубликованных источниках. Розыск и введение в научный оборот отдельных архивных фондов, в том числе и региональных, смогли бы существенно расширить представления об истории кооперации в России.

Если анализ социального значения кооперации в дореволюционный период сделан добротно, то нэповский рассмотрен поверхностно. В историографии накоплен определенный фактический материал, который, конечно, требует серьезного переосмысления, но полностью игнорировать его нельзя. К сожалению, автор ограничился общей постановкой вопроса, критикой так называемого классового подхода к истории кооперации и отдельными частными примерами (с. 224 - 226). Книга бы выиграла от объективного анализа материала, введенного в научный оборот предшественниками Фаина (и им самим в его ранних публикациях).

Me использованы автором многие возможности привлечения архивного материала по советскому периоду (фонд Сельскосовета за 1918 - 1920 гг., слабо привлечены фонды Сельскосоюза, Центросоюза, Союза союзов сельскохозяйственной кооперации за вторую половину 20-х годов, документы Политбюро ЦК ВКП(б), фонд комфракции центров сельхозкооперации).

 

Опубликовано 02 июня 2021 года

Картинка к публикации:





Полная версия публикации №1622655384

© Portalus.ru

Главная ЭКОНОМИКА РОССИИ Л. Е. ФАИН. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ КООПЕРАЦИЯ: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ

При перепечатке индексируемая активная ссылка на PORTALUS.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на Portalus.RU