Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

ЭКОНОМИКА РОССИИ есть новые публикации за сегодня \\ 25.06.19


РУССКИЙ ВАНДЕРБИЛЬТ

Дата публикации: 28 января 2019
Автор: А. А. ФУРСЕНКО
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ЭКОНОМИКА РОССИИ
Номер публикации: №1548689151 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


А. А. ФУРСЕНКО, (c)

найти другие работы автора

Одной из виднейших фигур финансовой олигархии предреволюционной России был К. И. Ярошинский. Изучение деятельности его концерна позволяет глубже понять взаимоотношения российских и западных финансистов в 1917 г., некоторые аспекты финансовой подоплеки контрреволюции и антисоветской военной интервенции. Деятельность концерна Ярошинского уже привлекала внимание советских историков1 . Однако подробные обстоятельства его функционирования в 1917 - 1918 гг. стали известны только после публикации книги британского журналиста М. Кеттла, написанной с привлечением материалов английского Военного кабинета, министерства иностранных дел и разведки. Представляя эту книгу читателям, издательство отмечало, что автор исследовал "попытки союзников предупредить, а затем и повернуть вспять большевистскую революцию"2 . Данные Кеттла подтверждаются документами ЦГИА СССР, ранее не полностью введенными в научный оборот или вообще не использовавшимися.

Карл Иосифович Ярошинский был выходцем из семьи польских помещиков, владевших крупными имениями в районе Винницы. В 1834 г. Ярошинских возвели в дворянское звание. В 1911 г. при посещении Киева Николаем II брат Карла Франц был произведен в камер-юнкеры, что приблизило Ярошинских к придворным кругам3 . Используя новые связи, они активно занялись предпринимательской деятельностью и в годы предвоенного промышленного подъема, а затем первой мировой войны значительно увеличили свое состояние. На март 1916 г. состояние К. Ярошинского оценивалось им самим в 26,1 млн. рублей. В апреле 1916 г. при содействии крупнейшего столичного банка, Русско-Азиатского, он купил одно из ведущих финансовых учреждений - Русский Торгово-промышленный коммерческий банк.

Когда в 1916 г. возникло объединение провинциальных банков в форме Союзного банка, вице-председателем его правления стал Ярошинский4 . К тому времени он переехал в Петроград и поселился в одном из дворцовых особняков на Морской улице (дом Половцова). Знавший Ярошинского шведский финансист У. Ашберг писал, что тот "через Распутина завязал мощные связи среди русских аристократов, и поговаривали, что он должен жениться на одной из царских дочерей"5 . О близости Ярошинского к распутинскому кружку и его контактах с царской семьей писал также в своих мемуарах П. М. Быков, который как председатель Екатеринбургского Совета рабочих и солдатских депутатов был хорошо осведомлен о последних месяцах жизни Романовых (царская семья провела их в Екатеринбурге)6 . По словам Ашберга, Ярошинский участвовал в спекуляциях акциями на фондовой бирже, надеясь установить контроль и над другими банками. Жонглируя средствами банков, он в конечном итоге оказался в состоянии проводить крупные финансово-экономические операции и стал одним из самых мощных в России финансовых магнатов.

После свержения самодержавия Ярошинский, лишившись поддержки царского двора, не умерил свой пыл по части спекулятивно-предпринимательских действий и сумел провести ряд крупных сделок. Наиболее важной из них было приобрете-


1 Шемякин И. Н. О некоторых экономических предпосылках Великой Октябрьской социалистической революции (Из истории финансового капитала в России). В кн.: Социалистические преобразования в СССР и их экономические предпосылки. М. 1959; Китанина Т. М. Военно-инфляционные концерны в России, 1914 - 1917. Л. 1967; Ганелиы Р. Ш. Советско-американские отношения в конце 1917 - начале 1918 г. Л. 1975; Иоффе Г. З. Крах российской монархической контрреволюции. М. 1977; Думова Н. Г., Трухановский В. Г. Уинстон Черчилль и империалистическая интервенция в Советскую Россию. В кн.: Исторический опыт Великого Октября. М. 1986.

2 Kettle M. The Allies and the Russian Collapse. Lnd. 1981.

3 ЦГИА СССР, ф. 1343, оп. 37, д. 29277, л. 3; ф. 472, оп. 45, д. 10.

4 Шемякин И. Н. Ук. соч., с. 61 - 64, 66 - 69.

5 Ashberg O. En vandrande jude fran Glasbruksgaten. Stockholm. 1946, s. 352- 353.

6 Быков П. М. Последние дни Романовых. М. - Л. 1930, с. 62.

стр. 183


ние столичного Русского для внешней торговли банка, который владел двумя сахарными компаниями, страховой фирмой и финансировал хлебное дело в Поволжье. Эту операцию Ярошинский осуществил вместе с петроградским Международным коммерческим банком, контролировавшим хлебную торговлю на Юге, крупнейшие угольные шахты и металлургические предприятия страны. "В связи с последствиями военных действий и изменившимся положением в стране (Февральской революцией. - А. Ф. ), необходимостью объединения и взаимной помощи в дальнейшей деятельности Русского торгово-промышленного банка, петроградского Международного" коммерческого банка и Русского для внешней торговли банка, - гласил составленный по этому поводу меморандум, - Русский торгово-промышленный банк образовал консорциум для покупки и последующей реализации акций Русского для внешней торговли банка"7 . Под контролем Ярошинского оказалось несколько десятков металлургических, механических, текстильных, пароходных, железнодорожных, сахарных и других предприятий страны.

Следивший за деятельностью Ярошинского британский консул в Одессе восхищался его способностями, отмечая, однако, что тот "часто испытывал нужду в средствах из-за нехватки наличных денег"8 . Хотя Ярошинский продолжал пользоваться кредитом у Русско-Азиатского банка и получал у него многомиллионные ссуды, он брал деньги взаймы и за границей, в частности подписал соглашение с лондонским "Бритиш бэнк оф форин трейд" и установил тесный контакт с "Лондон Сити энд Мидленд бэнк", который стал впоследствии его главным британским контрагентом. В июне 1916 г. Ярошинский при содействии Ашберга попытался заключить соглашение о крупном займе с американскими капиталистами, которые предоставили бы группе русских промышленников, возглавленной Ярошинским, "капиталы в размере до 100 млн. руб. на нужды русской промышленности и торговли" сроком на пять-лет9 . "Он пригласил меня к себе во дворец, - вспоминал Ашберг, - и рассказал о своих обширных планах эксплуатации природных богатств России. Он сказал: "Для этого мне нужен займ из-за границы"10 .

Согласно проекту соглашения, американские капиталисты должны были бы выдавать необходимые суммы полностью или частями при предоставлении им соответствующего обеспечения, в качестве которого Ярошинский предлагал паи сахарных предприятий, входивших в его сферу влияния, что в общей сложности составляло около 50% всей русской сахарной промышленности, а также "акции разных русских коммерческих и промышленных предприятий, закладные на уже существующие и приобретаемые земли, фабрики и другую недвижимость, а в случае надобности и первоклассный вексельный портфель". Этот проект, однако, оказалось невозможным реализовать (видимо, потому, что Ашберга из-за его германских связей выслали из России)11 .

Финансовые трудности не помешали дальнейшему обогащению Ярошинского. Преграду на его пути поставила лишь Октябрьская революция. Неудивительно, что он оказался в числе самых ярых врагов Советской власти. 30 ноября 1917 г. состоялась встреча Ярошинского с лидером Частного совещания членов Государственной думы М. В. Родзянко, во время которой зашла речь о финансовой помощи белому движению, после чего Ярошинский стал регулярно посещать конспиративную явку на квартире дельца и авантюриста, участвовавшего в охоте за концессиями на Дальнем Востоке, В. М. Вонлярлярского. Здесь Ярошинский встречался не только с деятелями российской контрреволюции, но и с английскими представителями, которые стремились изыскать "каналы финансирования белых армий на Юге", а в долгосрочной перспективе - обеспечить английскому капиталу "господствующее положение в экономике России"12 .


7 ЦГИА СССР, ф. 634, оп. 1, д. 257, л. 1; Китанина Т. М. Ук. соч., с. 146.

8 Kettle M. Op. cit., p. 135.

9 ЦГИА СССР, ф. 630, оп. 2, д. 776, лл. 26, 54, 61, 62; д. 782, лл. 3 - 5, 26; д. 783,. л. 1; ф. 1102, оп. 3, д. 1350, лл. 1 - 2.

10 Aschberg O. Op. cit., s. 354.

11 ЦГИА СССР, ф. 630, оп. 2, д. 783, лл. 1 - 2; Ганелин Р. Ш. Россия и США. М. -Л. 1969, с. 69, 111 - 112.

12 Kettle M. Op. cit., p. 202.

стр. 184


Одним из главных партнеров Ярошинского стал английский комиссионер Х. Э. Ф. Лич. Он приехал в Россию в 1912 г., после обучения бухгалтерскому делу в Манчестере и инженерному в Гамбурге, женился на уроженке Ростова-на-Дону и занялся нефтяным делом, в котором быстро преуспел. В условиях предвоенного промышленного подъема он неплохо заработал, сначала в нефтяной компании, а затем на посреднических операциях. "Лишь немногие знали, что в течение многих лет он был британским секретным агентом"13 . Вместе с другим английским подданным Лич основал посредническую фирму "Лич и Файербрэйс", а после Октябрьской революции возглавил британское пропагандистское бюро "Космос", финансировавшее контрреволюционную пропаганду в Москве и Петрограде и размещавшееся в здании Британского посольства.

Хотя Вонлярлярский утверждал, что Ярошинский впервые познакомился с Личем у него на квартире, по-видимому, они знали друг друга раньше. О встречах с Ярошинским и выработке совместного плана скупки акций и облигаций русских банков в связи с "сильным падением цен на все акции и процентные бумаги" Лич доложил британскому послу Дж. Бьюкенену14 . Тот поручил поближе познакомиться с Ярошинским офицеру военной миссии полковнику Т. Кизу, который был сотрудником Интеллидженс сервис, но более высокого ранга, имея за плечами опыт работы в Индии, затем в районе Персидского залива в качестве резидента английской разведки, наконец с 1916 г. в России15 .

Киз попросил Лича устроить ему встречу с Ярошинским. Она состоялась опять-таки на квартире Вонлярлярского, и Ярошинский заявил Кизу, что если Лондон выделит 200 млн. руб., то получит полный контроль над Русским для внешней торговли банком, петроградским Международным коммерческим, Русским торгово-промышленным коммерческим, Волжско-Камским коммерческим и Сибирским торговым банками; это позволит основать затем на Юге Казачий банк, который займется финансированием А. М. Каледина и М. В. Алексеева. Кизу проект понравился, и он сообщил о нем Бьюкенену. До того как определить окончательное отношение к делу, посол захотел выслушать мнение бывших царских министров, "которым он безусловно доверял". Вонлярлярский писал, что этими лицами были министр финансов, затем министр иностранных дел Н. Н. Покровский и председатель Совета министров А. Ф. Трепов, а по данным Кеттла, ими были Н. Н. Покровский и министр земледелия А. В. Кривошеин. Оба лица, к которым обратился Бьюкенен, ответили, что "считают проект Ярошинского заслуживающим серьезного внимания"16 . Как уже отмечали советские исследователи, "свои расходы английские капиталисты рассчитывали возместить сторицей путем разного рода связанных с Россией финансовых махинаций"17 .

В начале декабря 1917 г. в Лондон было отправлено подробное изложение проекта Ярошинского, имя которого в целях конспирации не упоминалось. Ожидалось, что санкция последует немедленно, но ответа не поступало. Проявляя нетерпение, Ярошинский встретился с Личем и попросил передать Кизу, что ему срочно нужны 6 млн. для завершения операции по покупке Русского для внешней торговли банка. Лич постарался напугать шефов: если сумма выделена не будет, банк могут купить немцы. Не успев по болезни довести дело до конца, Лич перепоручил его своему партнеру Файербрэйсу. Последний обратился к советнику британского посольства по экономическим вопросам Ф. Линдлею. Тот отказал в содействии. Тогда Файербрэйс поехал к управляющему Русско-английским банком Г. О. Бененсону и договорился о краткосрочной ссуде. Когда Файербрэйс сообщил об этом Линдлею, тот рассвирепел, т. к. питал неприязнь к Бененсону, и на этот раз дал гарантию уплаты требуемой суммы британским посольством. "С тех пор, - отмечает Кеттл, - вопрос о финансировании Ярошинского в целях основания Казачьего банка оказался неразрывно связан с попытками Англии использовать его в качестве агента для по-


13 Ibid., p. 136.

14 Вонлярлярский В. М. Мои воспоминания 1852 - 1939 гг. Берлин. 1939, с. 227 - 228.

15 Kettle M. Op. cit., p. 137.

16 Вонлярлярский В. М. Ук. соч., с. 228 - 229.

17 Думова Н. Г., Трухановский В. Г. Ук. соч., с. 177.

стр. 185


лучения контроля британского правительства над всеми основными банками? России"18 .

14 (27) декабря 1917 г. Советское правительство издало декрет о национализации частных банков, их объединении с Государственным банком и создании единого Народного банка Российской Республики19 . Выступая в тот день на заседании, ВЦИК, В. И. Ленин говорил: "Мы хотели идти по пути соглашения с банками,., но они затеяли саботаж небывалого размера, и практика привела нас к тому, чтобы провести контроль иными мерами"; возвращаясь к этому вопросу на III Всероссийском съезде Советов, Ленин отмечал: "Мы поступили попросту... Мы сказали: у нас есть вооруженные рабочие и крестьяне. Они должны сегодня утром занять все частные банки... И после того, как они это сделают, когда уже власть будет в наших руках, лишь после этого мы обсудим, какие нам принять меры"; утром банки были заняты, а "вечером ЦИК вынес постановление: "Банки объявляются национальной собственностью", - произошло огосударствление, обобществление банкового дела, передача его в руки Советской власти"20 . 23 января (5 февраля)" 1918 г. последовал "Декрет о конфискации акционерных капиталов бывших частных банков", согласно которому собственные капиталы частных банков переходила в руки Народного банка "на основе полной конфискации", причем "все банковские акции аннулируются и всякая выплата дивидендов по ним безусловно прекращается"21 .

Советское правительство поставило вне закона махинации банкиров и их связи с иностранными посольствами, однако спекулятивные сделки продолжали тайно заключаться22 . 15 января из Лондона поступила телеграмма с распоряжением любыми средствами немедленно перевести белогвардейской Добровольческой армии на Юге 15 млн. рублей. В ответ на обращение Киза к Ярошинскому по этому поводу последний выразил готовность помочь, но напомнил, что выработанный ими совместно проект до сих пор не санкционирован английским правительством (хотя обещанные ему Линдлеем в декабре 6 млн. руб. уже были получены чеками на 181800 ф. ст.). 17 января Киз телеграфировал в Лондон, что настаивает на положительном решении вопроса о предоставлении Ярошинскому эквивалентного" 200 млн. руб. займа в фунтах стерлингов для покупки пяти главных русских банков с последующим открытием Казачьего банка, который и ассигновал бы силам контрреволюции на Юге 15 млн. рублей23 .

Этот вопрос был поставлен на обсуждение лондонского кабинета 21 января в присутствии прибывших из Петрограда Бьюкенена и военного атташе генерала А. Нокса. Сама идея не вызвала возражений, однако министр финансов Б. Лоу заявил, что "испытывает некоторое затруднение" в выдаче аванса незнакомому лицу. На это Нокс заметил: "Возможно, под незнакомым капиталистом имеется в виду Поляков". Кеттл высказывает предположение, что догадка Нокса умышленно была использована присутствовавшим на заседании кабинета пресс-секретарем премьер-министра У. Сазерлендом24 , покровительствовавшим сотруднику британской военной миссии генерала Пуля А. Е. Лессингу, близко сошедшемуся с Владимиром Поляковым, внуком крупного банкира- предпринимателя Л. С. Полякова. Ранее В. Поляков был инженером-путейцем, потом стал членом правления Сибирского банка, а с октября 1917 г. - финансовым советником британского посольства в Петрограде25 .


18 Kettle M. Op. cit, p. 144.

19 Декреты Советской власти. Т. I. М. 1957, с. 225, 230; Ирошников М. П. Председатель Совета Народных Комиссаров Вл. Ульянов (Ленин). Л. 1974, с. 127.

20 Ленин В. И. ПСС. Т. 35, с. 173, 273 - 274.

21 Декреты Советской власти. Т. I, с. 390; Шепелев Л. Е. Декрет о национализации банков. В кн.: Вспомогательные исторические дисциплины. Т. IX. Л. 1978, с. 283 - 294.

22 Гиндин А. М. Как большевики национализировали частные банки. М. 1962, с. 102, 127 - 128.

23 Kettle M. Op. cit., p. 202.

24 Ibid., p. 205.

25 Тарновский В. В. История Сибирского торгового банка (1872 - 1917 гг.) - Материалы по истории России в период капитализма. Труды ГИМ, 1976, вып. 46, с. 168.

стр. 186


22 января британский министр иностранных дел А. Дж. Бальфур поручил отправить в Петроград телеграмму на имя Линдлея для передачи Кизу в ответ на его запрос от 17 января: "Правительство так озабочено предоставлением немедленной финансовой помощи нашим друзьям, что если аванс может быть использован в целях оказания немедленного содействия им, при условии, что неназванный финансист - это П., правительство санкционирует предложение. Как видите, мы готовы действовать целиком в соответствии с вашим советом"26 . Киз и Линдлей пришли в замешательство. Они не могли понять, откуда взялся некто П. Ведь не П., а Ярошинский, не дожидаясь санкции Лондона, продвигал задуманный проект имеющимися у него собственными средствами.

Ярошинский встретил сообщение из Лондона взрывом негодования, а В. Поляков, когда ему показали проект соглашения о предоставлении Ярошинскому займа на 200 млн. руб. из 3,5% годовых, сказал, что больше одной десятой этой суммы Ярошинскому давать не следует, причем не из 3,5%, а из 5,25% годовых. Пуль и Киз уговорили Ярошинского принять урезанный вариант. Давая согласие, тот предупредил, что англичанам придется довольствоваться тремя банками, над которыми практически уже установлен его контроль: Русским торгово-промышленным коммерческим, петроградским Международным коммерческим и Русским для внешней торговли. В качестве залога под заем Ярошинский дал согласие выдать промышленные акции на 35 млн. руб. (40 тыс. в акциях фирмы "Русская нефть", 12 тыс. - нефтяной компании "Тер-Акопов" и 30 тыс. - Ачинско-Минусинской железной дороги)27 .

Пока шла эта возня, Лич изыскивал способ срочно передать 15 млн. руб. Добровольческой армии. Положение белогвардейцев на Юге к тому времени ухудшилось28 . Искали контрагента, чтобы поручить ему осуществление банковских операций и ведение отчетности. Сначала решили обратиться к услугам нефтяной компании Детердинга в Баку, затем остановились на небольшой нефтяной фирме "Премиер Ойл энд Пайплайн К°", с которой был связан Лич, представлявший ее интересы в качестве юрисконсульта. Ярошинский выдал Личу чек на 15 млн. руб., предназначенный для управляющего "Премиер Ойл энд Пайплайн К°" Дж. Перкинса, который находился в Киеве. Лич отправил тому секретное предписание передать деньги Алексееву через прибывшего из Румынии английского военного эмиссара генерала де Кандолла. Одновременно Ярошинский распорядился, чтобы контролируемый им Киевский частный коммерческий банк открыл счет на 15 млн. руб. проектируемому в Екатеринодаре Казачьему банку29 .

Вскоре в Лондон стали поступать сообщения о реализации сделки с Ярошинским. В. Поляков уговорил управляющего Сибирским банком Н. Х. Денисова продать находившийся в его руках контрольный пакет акций Кизу за 15 млн. руб. при условии, что эта сумма будет выплачена в фунтах стерлингов; затем Поляков посетил председателя совета правления Сибирского банка В. В. Тарновского и потребовал, чтобы тот покинул свой пост, сообщив, что весь пакет принадлежавших Денисову акций продан англичанам и что это влечет за собой назначение председателем данного совета британского представителя30 . В середине февраля контракт о покупке Сибирского банка был заключен. По-видимому, Киз осуществил покупку без полномочий из Лондона и без ведома миссии Пуля. Скорее всего, это была "операция Интеллидженс сервис, проведенная в величайшей спешке"31 . Вообще, согласно Кизу, переговоры велись в строжайшей тайне, поскольку оказалось "невозможным встречаться с кем-либо по финансовым вопросам, кроме как по ночам"; "обычно выбирались квартиры с двумя выходами на разные улицы"; Киз "всякий раз" менял внешность, надевая "разные пальто и шапки"32 .

Дальнейший ход событий, однако, резко изменил планы Ярошинского и его за-


26 Kettle M. Op. cit., p. 205.

27 Ibid., pp. 206 - 207.

28 Минц И. И. История Великого Октября. Т. 3. М. 1979, с. 458 - 461.

29 Kettle M. Op. cit., p. 207.

30 Тарновский В. В. Ук. соч., с. 168.

31 Kettle M. Op. cit., p. 244.

32 Ibid., pp. 244 - 245.

стр. 187


рубежных контрагентов. В результате подписания Советской Россией Брестского мира с Германией 3 марта 1918 г. надежды британских представителей на установление контроля "над большей частью экономики России" померкли. А вскоре Красная Армия освободила от белогвардейцев Дон33 . Хотя Ярошинский продолжал конспиративные встречи с Личем, остававшимся в Петрограде, основное внимание он теперь переключил на прибывшее в Москву в конце марта германское посольство В. Мирбаха, которого попытался прельстить теми же обещаниями, что и англичан. "Кто бы ни овладел положением, союзники или немцы, - писал по этому поводу Вонлярлярский, - Ярошинский, а следовательно и я, сохранили бы круппое финансовое положение в России, так как в то время масса промышленных предприятий была сосредоточена в банках, большинством акций которых владел Ярошинский"34 .

"Ярошинский развил прямо-таки титаническую программу", - сообщал в Берлин Мирбах: он обещал передать немцам контроль не только над находившимся в его распоряжении "полностью американизированным банковским аппаратом", но и обеспечить им "всю власть над российским правительством", "держать министров в подчинении, обезвредить противников, финансировать партии" и предоставить газетные тресты; эти обещания "кажутся фантастическими", но, "принимая во внимание многочисленные сведения" о влиянии Ярошинского, его предложения "не следует отклонять". Кроме того, "Карл Иосифович фон Ярошинский" (так его назвал Мирбах) заявил, что "больше всего он желает - и лучше раньше, чем позже, - вступления германских войск и монарха, к стопам которого вновь покорно припадет святая Русь"35 .

В белоэмигрантской литературе Ярошинского называли одним из "трех всадников Апокалипсиса"; он же сам в 1917 - 1918 гг. именовал себя "русским Вандербильтом"36 . Однако проектам самозваного распорядителя народной собственности не суждено было осуществиться. В июле 1918 г. Ярошинский бежал за границу. Почти одновременно бежал и Лич. Обосновался Ярошинский во Франции. В печати промелькнуло сообщение, что он появлялся в кулуарах Парижской мирной конференции. Последние известные нам данные о его деятельности содержатся в документах французского банка "Сосьете женераль" за 1919 г., когда Ярошинский участвовал в проведенной на Парижской бирже операции по увеличению на 10 млн. руб. капитала Русско-Азиатского банка, который был практически реорганизован во французское предприятие, а его отделения в Китае, Индии, Франции и Англии были переданы Франко-Азиатскому банку. Ярошинский совместно с "Сосьете женераль" и Парижско-Нидерландским банком выступил в качестве акционера-учредителя, причем всю операцию назвали "делом группы Ярошинского". Он положил тогда на стол как вступительный взнос скупленные в свое время контрольные пакеты акций Русского Торгово-промышленного коммерческого, петроградского Международного коммерческого, Русского для внешней торговли и Киевского частного коммерческого банков37 .

В 1925 г. парижские отделения Русско-Азиатского и петроградского Международного коммерческого банков были слиты в "Европейский банк", который в соответствии с актом о национализации 1917 - 1918 гг. был подчинен Госбанку СССР38 . Дальнейшие следы Ярошинского затерялись. Российская карьера "русского Вандербильта" навсегда закончилась.


33 Минц И. И. Ук. соч. Т. 3, с. 460 - 461.

34 Вонлярлярский В. М. Ук. соч., с. 231.

35 Документы германского посла в Москве Мирбаха. - Вопросы истории, 1971, N 9, с. 127.

36 Там же.

37 Эти сведения нам любезно предоставил В. И. Бовыкин, работавший в архиве "Сосьете женераль".

38 Шепелев Л. Е. Ук. соч., с. 292.

 

Опубликовано 28 января 2019 года



КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): РУССКИЙ ВАНДЕРБИЛЬТ


Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама