Рейтинг
Порталус


ИСТОРИОГРАФИЯ. В. С. ДЯКИН Деньги для сельского хозяйства 1892-1914 гг. Аграрный кредит в экономической политике царизма. Изд-во Санкт-Петербургского университета. 1997. 356 с.

Дата публикации: 19 апреля 2021
Автор(ы): В. Д. ЛЕБЕДЕВ
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ЭКОНОМИКА РОССИИ
Номер публикации: №1618840020


В. Д. ЛЕБЕДЕВ, (c)

Книга скончавшегося недавно В.С.Дякина - последняя законченная им монография. Это дно из самых фундаментальных исследований по истории аграрной политики российского правительства в конце XIX - нач. XX веков.

Автор детально проанализировал работы И. Ф. Гиндина, Т. М. Китаниной, А. П. Корелина, Ю. Б, Соловьева и др. ученых. Дякин отмечает, что отдельные аспекты рассматриваемой проблемы затрагивались в монографиях, посвященных финансовой и торгово - промышленной политике правящих кругов России, дворянскому и крестьянскому вопросам. Его особенно интересует "борьба за перераспределение инвестиций между двумя основными отраслями российской экономики - промышленностью и сельским хозяйством - и вызываемые этой борьбой разногласия в правящих кругах по вопросу об общем направлении экономического развития страны" (с. 11). Поставленная в таком ракурсе проблема не была еще предметом специального изучения в отечественной историографии.

Автор широко привлек малоизвестные источники из фонда Российского государственного исторического архива (РГИА СПб). Книга весьма информативна. Рассмотреть в рамках рецензии все эпизоды аграрной политики, разобранные автором, довольно трудно. Сложность изучения данной темы обусловливается и тем, что автор, систематизировав в четырех главах все перепитии этой политики, не везде проводил строгую градацию сюжетов, что скорее всего связано со спецификой избранной темы.

В каждой из глав воссоздается определенный этап финансово-экономической политики в аграрном секторе, проанализированы позиции и действия министерств и ведомств, ответственных за ситуацию в сельском хозяйстве, мнения государственных и общественных деятелей России, которые имели непосредственное отношение к выработке основ экономической политики. Систематизация всего спектра мнений и проектов поставлена в зависимость от особенности той политической и экономической ситуации, в которой они появлялись и трансформировались.

В исследовании отмечается, что главной чертой российского политического процесса в конце XIX - начале XX века, явилось противостояние по вопросу о приоритетах экономической политики между министром финансов С. Ю. Витте и его противниками из среды поместного дворянства. Эта борьба была вызвана острым кризисом дворянского землевладения, порожденным неспособностью большей части дворянства приспособиться к капиталистическим методам хозяйствования, непроизводительным использованием средств, полученных при освобождении крестьян и по ипотечному кредиту, запозданием с организацией государственных ипотечных банков и др. причинами. Поэтому в пореформенный период получила широкое распространение мысль о необходимости прямой государственной поддержки сельского хозяйства. Ключевым элементом такой поддержки признавалась любая форма льготного кредита, которая рассматривалась поместным дворянством

стр. 152


как средство смягчения ипотечной задолженности, что, как отмечает Дякин, "создавало труднопредотвратимую тягу к превращению краткосрочных (соло- вексельных или подтоварных) ссуд в долгосрочные" (с. 92). Практически все представители поместного дворянства видели также выход из кризисной ситуации в государственной защите от посредников в хлебной торговле и создании союзов сельских хозяев, которые взяли бы в свои руки внутреннюю и внешнюю торговлю зерном. Существенным условием развития сельского хозяйства явилось бы снижение железнодорожных тарифов на короткие расстояния и увеличение их на дальние. Общей исходной точкой рассуждений во всех ходатайствах было непонимание закономерности перехода экономики России на капиталистические рельсы и убежденность в том, что "насаждение капитализма" производится Витте искусственно.

Витте ставил под сомнение целесообразность направления в аграрный сектор значительных средств. Свою позицию он мотивировал опасностью перепроизводства зерна и сопряженного с ним чрезмерного падения хлебных цен, а также препятствиями, которые общинное землепользование ставило на пути продуктивного использования этих средств в крестьянском хозяйстве. Главным соображением для министра финансов было стремление сосредоточить все усилия на развитии промышленности. По мнению Витте, наиболее целесообразная помощь сельскому хозяйству состоит не в непосредственных капиталовложениях, а в создании дешевого кредита, развитии сети железных дорог и торгового мореходства и, главное, в стимулировании отечественной промышленности, способной создать "новые внутренние рынки для земледельческих продуктов и умножение капиталов, а следовательно и удешевление их для потребностей самого земледелия" (с. 17).

Итоги этого противостояния привели к тому, что поместному дворянству не удалось изменить общее направление финансово-экономической политики. Это противоречило объективным тенденциям исторического процесса, к тому же у сторонников преимущественного развития сельского хозяйства не было реальной программы. Результаты политики Министерства финансов оцениваются автором неоднозначно. С одной стороны, Витте удалось отстоять основы своей экономической политики в целом и своего отношения к сельскому хозяйству, с другой - его успехи в борьбе с оппозицией были относительными и непрочными. Так, "его успехи" в ограничении средств, отпускаемых на аграрный и сельскохозяйственный кредит, были в большей мере предопределены затруднительным положением казначейства" (с. 167).

Главное же заключалось в том, что такая ситуация не создала предпосылок развития сельского хозяйства. Повышение косвенного налогообложения и развитие системы государственных сберегательных касс, изымавших свободные средства деревенских верхов из сельскохозяйственного производства, лишь ускорило процесс постепенного упадка крестьянских и помещичьих хозяйств. По мнению Дякина, ограниченное накопление капитала мешало совместить развитие промышленности и сельского хозяйства. К тому же создание и укрепление мелиоративного и краткосрочного кредита упирались в такие социально- политические условия (помещичье латифундиальное землевладение и крестьянское общинное землепользование), при которых и то, и другое становились малоподготовленными к распространению в них этих производительных форм вложения капитала. Витте считал необходимым осуществлять изменение правового положения крестьянства, но сделать это было трудно, из-за недостаточных возможностей Министерства финансов в области сельского хозяйства (см. с. 15). К тому же правительство вообще не имело единой экономической программы.

При этом, как отмечается в исследовании, если дворянские публицисты подвергали виттевский курс тотальному отрицанию, то оппоненты Витте из бюрократической среды ставили под сомнение в основном темпы промышленного развития и выражали обеспокоенность кризисным состоянием крестьянства. Так, возглавивший в 1893г. Министерство земледелия и государственных имуществ (МЗиГИ) А. С. Ермолов, постоянно выступал за увеличение бюджетных ассигнований "как на правительственные затраты на пользу сельского хозяйства, так и на ссуды частным лицам для разного рода хозяйственных улучшений", и доказывал, что "даже самые крупные затраты государственных средств окупятся сторицею... при оказании содействия развитию земледелия, от преуспеяния которого зависит и все благосостояние русского народа" (с. 35). Разработать подробный механизм реализации этой концепции МЗиГИ не смогло. Сходные позиции занимал и Государственный контролер П. Л. Лобко, член Совета министра финансов П. X. Шванебах и ряд других государственных деятелей.

Витте сумел отстоять основы своей политики и в стране были созданы определенные

стр. 153


предпосылки для дальнейшего саморазвития промышленности. В начале XX в. в качестве главной народнохозяйственной задачи выдвинулась ликвидация диспропорции между темпами роста промышленности и сельского хозяйства, требовавшая для своего решения усиленных инвестиций в последнее. Эта задача, пишет автор, "совпадала с основной социально-политической целью, которую ставил перед собой царизм в ходе и после революции 1905-1907гг. - осуществлением земельной реформы и созданием многочисленного класса мелких земельных собственников" (с. 342).

Далее в книге рассматриваются концепции В. Н. Коковцова, А. В. Кривошеина, В. С. Кошко и др. Автор попытался выделить несколько проектов поиска государственных и внебюджетных источников финансирования сельского хозяйства. В предложениях высших чиновников речь шла и об организационной стороне этого вопроса. Так, например, в 1907 г. глава Главного управления землеустройства и земледелия (ГУЗиЗ - бывшее МЗиГИ) Б. А. Васильчиков выражал сожаление, что не сосредотачивает в своем подчинении все дела, связанные с аграрной политикой государства (по устройству гражданского быта крестьян, распределению земельного фонда, Крестьянскому банку). В его записке предлагалось также слить Дворянский и Крестьянский банки в единый Государственный земельный банк, предоставляющий ипотечные, мелиоративные и переселенческие ссуды. Идеи выкупить помещичьи земли по их реальной стоимости, а не по дореволюционным крайне завышенным ценам в условиях углубления общеполитического кризиса способствовали распространению в части правящих кругов мысли о неизбежности принудительного отчуждения помещичьих земель. Такие идеи "были враждебно встречены помещечьей средой, в большой своей части готовой в этот момент бежать из деревни, но желавшей получить за землю цену, несоразмерную ее стоимости" (с. 178). Реорганизация банковской системы в соответствии с концепцией ГУЗиЗ позволила бы, с одной стороны, "прикрыть бессословным флером кредитование поместного дворянства", а с другой - расширить финансовые возможности ГУЗиЗ (с. 201).

Хотя выработанное к началу мировой войны соглашение Министерства финансов и ГУЗиЗ решало организационную сторону продуктивного использования сельскохозяйственного кредита, проблема поиска его источников осталась не решенной. Тем не менее, в проектах ГУЗиЗ, было немало рациональных идей. Так, признавая трудности Крестьянского банка при изыскании средств на денежном рынке и сложность контроля за использованием крестьянских ссуд на производительные, а не потребительские цели, глава ГУЗиЗ Кривошеий предлагал ссужать крестьян непосредственно сельскохозяйственным инвентарем, удобрениями и семенами улучшенных сортов, способствуя тем самым интенсификации хозяйства. Однако министр финансов Коковцов относился к этому проекту критически. П. А. Столыпин, поддерживал план Кривошеина, но в то же время указывал на трудность соотнесения сроков уплаты за товар (которую принимало на себя государство) и получения платежей с крестьян.

В монографии представлен еще ряд эпизодов, свидетельствующих об ограниченной возможности прямого финансирования сельского хозяйства за счет бюджета. На основе ряда статистических данных автор делает вывод, что "полученных средств хватило только на обеспечение того минимального увеличения крестьянского землевладения, без которого механизм столыпинской реформы вообще не мог быть приведен в действие" (с. 231). Наладить кредит на улучшение хозяйства крестьян, выходивших из общин, не удалось ни в форме поднадельных ссуд, ни путем продажи сельскохозяйственных орудий в рассрочку. Возможности привлечь на эти цели ссудный капитал были также недостаточны.

Диспропорция между промышленным и сельскохозяйственным производством увеличилась. По мнению Дякина, без коренных изменений в социально- экономических и политических условиях эта диспропорция в принципе не могла быть преодолена.

Тезис автора о том, что устранение диспропорции в развитии промышленности и сельского хозяйства было невозможным из-за наличия "полуфеодальных элементов в политическом и экономическом строе России" вряд ли правомерен. Более медленное развитие аграрного сектора по сравнению с промышленностью было характерно и для развитых стран. Сельское хозяйство практически всегда требует больше инвестиций, чем промышленность. Отставание сельского хозяйства России от передовых стран Европы связано было не только с непоследовательностью в проведении реформ, но и с рядом объективных причин. Это - и прирост населения, и то, что в европейских странах аграрные реформы начались значительно раньше, чем в России. Поэтому главная мысль автора о неудачах реформ вследствие "общего кризиса существовавшего

стр. 154


строя" представляется неоднозначной. Проведенное Дякиным исследование позволяет сделать вывод и о том, что задуманные Витте и Столыпиным реформы показали бесперспективность идеи форсированного развития при государственной поддержке исключительно одной отрасли экономики.

Тем не менее исследование Дякина представляет интерес, так как позволяет глубже понять насколько адекватно воспринимали правящие круги перемены в экономике в рассматриваемый период. Иначе говоря, это попытка изучить сельскохозяйственный кризис в политическом отношении, В этом и состоит основной вклад автора в изучение проблемы.

 

Опубликовано на Порталусе 19 апреля 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама