Полная версия публикации №1614685246

PORTALUS.RU ИСТОРИЯ РОССИИ Д. К. УО. ИСТОРИЯ ОДНОЙ КНИГИ. ВЯТКА И "НЕ-СОВРЕМЕННОСТЬ" В РУССКОЙ КУЛЬТУРЕ ПЕТРОВСКОГО ВРЕМЕНИ → Версия для печати

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По общепринятым международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

К. А. АВЕРЬЯНОВ, Н. А. ХАН, Д. К. УО. ИСТОРИЯ ОДНОЙ КНИГИ. ВЯТКА И "НЕ-СОВРЕМЕННОСТЬ" В РУССКОЙ КУЛЬТУРЕ ПЕТРОВСКОГО ВРЕМЕНИ [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 02 марта 2021. - Режим доступа: https://portalus.ru/modules/rushistory/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1614685246&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 14.05.2021.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

К. А. АВЕРЬЯНОВ, Н. А. ХАН, Д. К. УО. ИСТОРИЯ ОДНОЙ КНИГИ. ВЯТКА И "НЕ-СОВРЕМЕННОСТЬ" В РУССКОЙ КУЛЬТУРЕ ПЕТРОВСКОГО ВРЕМЕНИ // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 02 марта 2021. URL: https://portalus.ru/modules/rushistory/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1614685246&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 14.05.2021).



публикация №1614685246, версия для печати

Д. К. УО. ИСТОРИЯ ОДНОЙ КНИГИ. ВЯТКА И "НЕ-СОВРЕМЕННОСТЬ" В РУССКОЙ КУЛЬТУРЕ ПЕТРОВСКОГО ВРЕМЕНИ


Дата публикации: 02 марта 2021
Автор: К. А. АВЕРЬЯНОВ, Н. А. ХАН
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ИСТОРИЯ РОССИИ
Номер публикации: №1614685246 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Д. К. УО. История одной книги. Вятка и "не-современность" в русской культуре петровского времени. СПб. Дмитрий Булавин. 2003. 395с.

Существовало ли вятское летописание? Этот вопрос не давал покоя многим поколениям русских историков и краеведов, начиная еще со времен Н. М. Карамзина, обратившего внимание на такой источник как "Повесть о стране Вятской". На фоне крайне скудных известий общерусских летописей об этом далеком крае данный памятник содержит нигде более не встречающуюся информацию о заселении Вятского края и последующих событиях XIV - XVI веков.

Но он дошел до нас в списках XVIII в., или, иными словами, был составлен спустя несколько столетий после описываемых событий (основание главного города края Хлынова в XII в., покорение Вятки Москвой в XV в. и т.д.) Это обстоятельство не могло не наложить отпечатка на источник - его известия перемешаны со сведениями, носящими легендарный характер. Уже первый публикатор "Повести" А. С. Верещагин, издавший ее по двум - Толстовскому и Миллеровскому спискам в 1905 г., отмечал: "Вообще анахронизмов, противоречий и других неисправностей в нашей Повести оказывается столько, что если бы мы, следуя Карамзину, стали выбрасывать, приписывая многое "глупым дополнителям", то пришлось бы выкинуть, если не половину, то, по крайней мере, треть всей, без того не обширной Повести". Эта цитата вятского историка не прошла мимо Д. Уо (с. 57 - 58). Выступая на 7-м археологическом съезде в Ярославле в 1890 г., Верещагин подверг "Повесть" решительной критике, после чего в литературе сложилось устойчивое мнение, что она является источником недостоверным.

Настоящая проблема однако заключается в ином - "Повесть о стране Вятской" не является чем-то уникальным в своем роде - от XVII и XVIII вв. до нас дошло довольно много аналогичных провинциальных поздних летописцев (укажем, в частности, на галичское летописание), также содержащих нигде более не встречающиеся известия по истории тех или иных регионов Руси. В подобных памятниках информация о событиях местной жизни также оказалась описанной спустя несколько веков после того как они происходили, в них также имеются анахронизмы и противоречия и на основании этого они также признаются источником недостоверным.

Но не слишком ли категоричны подобные выводы? Укажем хотя бы на один факт. В девяти общерусских летописях встречается известие о походе ушкуйников 1374 г. на Вятку. В "Повести" же отсутствуют сведения об этом походе, тогда как история похода следующего года, хотя и в краткой форме, но излагается. В современной литературе вятские события 1174 и 1181 гг., известные только благодаря "Повести", контаминируются, что замечено еще А. В. Эммаусским, с событиями 1374 г., с чем вряд ли можно согласиться. Применительно к Вятке это обстоятельство привело к тому, что в литературе высказывалось мнение о существовании вятского летописания даже в XV веке. К сожалению, история происхождения подобных летописцев совершенно не изучена, и в настоящее время мы можем, вслед за В. В. Низовым полагать лишь, что вятское летописание осуществлялось в конце XVII в. в г. Хлынове, а также в г. Слободском.

Между тем, поиск в этом направлении новых памятников может оказаться весьма плодотворным. Еще в XIX в. выяснилось, что "Повесть о стране Вятской" не является единственным источником по истории Вятки - до нас дошел так называемый "Юферевский временник", известия которого во многом совпадают с сообщениями "Повести". Сопоставив эти два памятника, А. А. Спицын предположил, что известия, содержащиеся в "Повести о стране Вятской", могли быть взяты из "Временника", "если, конечно, не извлечены из общего источника". При этом он писал: "В заключение мы скажем, что памятник этот ("Повесть". - Авт.) мы лучше поймем тогда, когда хорошо ознакомимся с составом других местных летописей, когда будут собраны сведения об исторических исследованиях, предпринятых в Вятке по инициативе владыки Ионы". Не исключал наличие летописи, предшествующей "Повести о стране Вятской" ижевский археолог Л. Д. Макаров.

И такой памятник нашелся. Впервые он был обнаружен незадолго до событий революции 1917 г. К. В. Харламповичем в Казани в составе сборника первой четверти XVIII в., составленного на Вятке, был назван им "Анатольевским" и кратко описан в 1919 и 1923 годах. Но в годы гражданской войны сборник бесследно исчез, чтобы потом спустя полвека обнаружиться в 1974 г. в Ташкенте, в Государственной библиотеке УзССР (ныне Фундаментальная библиотека им. Алишера Навои Республики Узбекистан). И лишь в 1991 г. на него обратил внимание Д. К. Уо. При этом, как пишет этот исследователь русской книжной культуры, во многом "вторичное открытие" "Анатольеского сборника" произошло случайно, когда он искал материалы по эпохе Петра I. Хотя сфера научных интересов Уо довольно далека от проблем вятского летописания, он не смог пройти мимо этой тематики. В составе сборника он обнаружил материалы вятского летописания, отличающиеся от ранее известных,

стр. 171


названные им "Сказанием о вятчанех како откуда приидоша на Вятку". С введением в научный оборот этого источника, появилась возможность выстроить таксономический ряд вятского летописания, предложенный Уо: "Сказание о вятчанех" - "Юферевский временник" - "Повесть о стране Вятской", который выглядит достаточно обоснованно (с. 186). Тщательный анализ всего содержания сборника позволил Уо определить время создания памятника - 1710-е годы, а также его автора. Им оказался сын местного дьячка Семен Федорович Попов. Можно предположить, что некоторые положения работы, особенно касающиеся датировок вятского летописания, могут быть предметом оживленных дискуссий.

Вместе с тем, тот факт, что сфера основных интересов Уо относится к петровской эпохе, привел к тому, что в рецензируемой монографии речь не идет об источниковедческом анализе вятского летописания. Автор поставил перед собой другую задачу - выявить и по возможности изучить вятскую книжную культуру на фоне преобразований Петра I и попытаться понята почему вятский книжник обращает свой интерес не на события своего переломного времени, а на давно прошедшую эпоху, "не-современность", по выражению Уо.

Весьма любопытны соображения автора о менталитете и общем уровне культуры вятских людей эпохи Петра I, что соотнесено с широко обсуждаемым на Западе вопросом о русском провинциализме. Скрупулезно изучая биографию составителя вятских летописей, одного из ярчайших представителей провинциалов, Уо делает вывод, что "петровские реформы не изменили местного самосознания русского народа. Наоборот, в то время, когда укреплялись символы и идеология централизованного государства, параллельно развивалось и укреплялось местное самосознание. Это две стороны не отделимы друг от друга" (с. 253 - 261).

Рецензируемая книга интересна еще одним обстоятельством. Начало XVIII в. стало во многом переломным в развитии истории как науки. Уже уходила в прошлое эпоха летописцев, одним из поздних представителей которой и был составитель вятских летописей Семен Попов, и наступала эпоха историков-ученых, начинающаяся с В. Н. Татищева. Но если о последнем мы знаем, если не все, то очень многое, относительно первых составителей летописей сказать этого нельзя, нам не известны даже их имена, если не считать легендарного Нестора и монаха Лаврентия, не говоря о том, кем они были, каких придерживались взглядов, привычек, что определяло их индивидуальное сознание. Проблема эта не кажется праздной, если учесть, что наши представления о прошлом во многом зависят от позиции именно летописца - что-то он мог выставить на первый план, о чем-то, наоборот, умолчать. Подробный рассказ автора о личности Семена Попова, окружающей его обстановке, людях и т.п. позволяет восполнить этот пробел. Под пером автора из глубины столетий постепенно начинает проявляться настоящий образ летописца, которого мы привыкли представлять неким анонимом, он приобретает живые черты и становится более понятным для его потомков.

 

Опубликовано 02 марта 2021 года

Картинка к публикации:





Полная версия публикации №1614685246

© Portalus.ru

Главная ИСТОРИЯ РОССИИ Д. К. УО. ИСТОРИЯ ОДНОЙ КНИГИ. ВЯТКА И "НЕ-СОВРЕМЕННОСТЬ" В РУССКОЙ КУЛЬТУРЕ ПЕТРОВСКОГО ВРЕМЕНИ

При перепечатке индексируемая активная ссылка на PORTALUS.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на Portalus.RU