Полная версия публикации №1617196167

PORTALUS.RU ИСТОРИЯ РОССИИ Н. В. КОЗЛОВА. Российский абсолютизм и купечество в XVIII в.: 20-е - начало 60-х годов. → Версия для печати

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По общепринятым международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

А.И. Комиссаренко, Н. В. КОЗЛОВА. Российский абсолютизм и купечество в XVIII в.: 20-е - начало 60-х годов. [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 31 марта 2021. - Режим доступа: https://portalus.ru/modules/rushistory/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1617196167&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 14.05.2021.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

А.И. Комиссаренко, Н. В. КОЗЛОВА. Российский абсолютизм и купечество в XVIII в.: 20-е - начало 60-х годов. // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 31 марта 2021. URL: https://portalus.ru/modules/rushistory/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1617196167&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 14.05.2021).



публикация №1617196167, версия для печати

Н. В. КОЗЛОВА. Российский абсолютизм и купечество в XVIII в.: 20-е - начало 60-х годов.


Дата публикации: 31 марта 2021
Автор: А.И. Комиссаренко
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ИСТОРИЯ РОССИИ
Номер публикации: №1617196167 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


М. Археографический центр. 1999. 384 с.

Примечательной особенностью современной отечественной исторической науки, изучающей развитие России во второй половине XVII-XVIII вв., стало стремление определить правовой и социальный статус различных сословных групп, их экономическое положение и, в неменьшей мере, воздействие на них политического курса абсолютистского режима. Поэтому понятен интерес, который вызывает книга Н. В. Козловой- профессора Московского государственного университета, специалиста в области социально-экономической истории России XVIII века. Труд написан с учетом практически всей имеющей отношение к теме историографии.

Главная цель, которую поставила перед собой Козлова, - "выявить место купечества в структуре государственного управления России XVIII в., вскрыть механизм выработки конкретных мероприятий политики абсолютизма..., выяснить реальное воздействие сословного строя на положение городского гражданства... и как общий итог - оценить то место, которое занимали интересы развития торговли, торгового капитала, купечества в... политике государственной власти"

стр. 160


(с. 10). Внимание автора сосредоточено на ряде важнейших проблем. Рассматривая организацию и принципы комплектования Коммерц-коллегии, она задается вопросом: что заставило Петра), в 1715г. приступавшего к составлению общего плана коллегиального устройства, повелеть "учинить коллегиум для торгового дела исправления" (так первоначально именовалась Коммерц-коллегия). По мнению Козловой, царь-реформатор, прежде всего, был заинтерсован в расширении внешнеторгового оборота России путем притока на русский рынок иностранных товаров без нарушения российских интересов, и это должно было устранить "непотребности, которые купечество портят" (с. 46). Автор весьма обстоятельно прослеживает влияние деятельности "коллегиума" на отдельные мероприятия правительства в сфере таможенной политики, его персональный состав, включающий иноземцев (Дидмор, Бомгарт, Голштен) и московских знатных купцов (С. Панкратьев, И. Стрежнев и др.).

В монографии выявлена и проанализирована совокупность ряда условий, влиявших на изменения состава Коммерц- коллегии после 1718-1719 гг.: нехватка грамотных и знающих людей - подьячих, необходимость в связи с этим использования иностранных специалистов, например, баварца Иван-Павла Бакона, рекомендованного в 1722г. на пост вице-президента коллегии и реально ставшего им в 1726г.; Г. Фика, а также и желание использовать опыт русских торговых людей, таких как бывшие дворовые люди Меншикова братья Соловьевы, один из которых (Дмитрий) ведал торговлей казенными товарами в Архангельске, а другой (Осип) - в Амстердаме. По мнению Козловой, все это давало возможность российскому правительству вплоть до середины XVIII в. совершить "прорывы" в коммерческой области. Несмотря на то, что административный аппарат к середине XVIII в. формировался за счет дворянства, роль купцов в функционировании всех звеньев Коммерц-коллегии была, считает автор, заметной - купцы использовались как советники и проникали в ряды высшей бюрократии (А. Ершов, И. И. Исаев, президент Коммерц-коллегии Я. М. Евреинов и др.).

Козлова проследила процесс составления регламента Коммерц-коллегии и особенности его редакций. Заслуживает внимания ее соображение о влиянии степени освоения документальных источников на взгляды П. Н. Милюкова, К. Петерсона, Н. А. Воскресенского и др. историков по вопросу о генезисе основных базисных положений, лежащих в основе этого документа.

Другая крупная проблема, исследуемая в монографии,- роль в выработке регламента Коммерц-коллегии шведского опыта. Анализируя "артикулы" которыми руководствовалась шведская Коммерц-коллегия, и сравнивая их с содержанием петровского регламента, Козлова показывает, как при его выработке с весны до осени 1721 г., а затем и в 1724г., "влияние этой шведской инструкции становится почти незаметным" (с. 90).

Автор отмечает, что в 20-60-е годы XVIII в. решение внутриполитических проблем и разработка общих принципов экономической политики потребовали создания особого совещательного органа- Комиссии о коммерции. Козлова прослеживает роль внутренних и внешнеполитических факторов в политике Верховного тайного совета, взглядах и практике политиков елизаветинского правления - графа П. И. Шувалова, секретаря Сената Ф. Сукина, графа И. Г. Чернышева, президента Коммерц-коллегии Евреинова и др. Автор выделяет особую позицию купцов-предпринимателей - тобольчанина Г. Шепырина, туляка Л. Лушнина, москвича М. Ситникова, ярославца И. Затрапезнова и др., добившихся "отбытия" от тягостей службы в государственном аппарате и более полного учета их мнений при формировании торгового и промышленного курса.

Комплексный, междисциплинарный подход позволил автору раскрыть персональную роль в нем многих политиков и практических деятелей как видных, так и мало известных, например. П. И. Шувалова, С. С. Меженинова, Д. Лодыгина, Л. Лугинина. Б. Струговщикова, М. Красильникова и др., работавших в Комиссии о коммерции с конца 20-х до начала 60-х годов XVIII века. Монография вносит заметный вклад в изучение процесса "использования купеческого представительства на службе абсолютистского государства". Приведены весомые аргументы, объясняющие причины ликвидации Комиссии о коммерции, заключавшиеся главным образом в том, что потребности дальнейшей "бюрократизации государственного аппарата... не оставляли места для сословно-совещательных органов" (с. 111).

Очерк о Главном магистрате (глава IV) логично открывается характеристикой общего состояния городского управления в стране в первые два десятилетия XVIII века. Приведенный автором материал свидетельствует, что идея организации Главного магистрата родилась в ходе городской реформы, последовавшей за преобразованием центрального аппарата в 1718-1719 годах. Петр I

стр. 161


и его советники - Г. Фик, князь Ю. Ю. Трубецкой, назначенный 13 февраля 1720г. "обер-президентом над магистраты", - четко представляли свою задачу: подготовить проект магистратской инструкции, подобрать служителей, определить место нового органа в бюрократической системе государства. Авторские выводы о том, что, хотя Фик при подготовке редакции регламента Главного магистрата ориентировался на положение западноевропейских городов и городское законодательство Швеции, российские органы городского управления "только по названию напоминали шведские магистраты" (с. 120), аргументированы впервые вводимым в научный оборот фактическим материалом.

В монографии приводится обширный материал о чиновном статусе членов присутствия Главного магистрата, среди которых были и купцы. Наблюдения об их положении точны. Высшие служители этого учреждения официальных чинов не имели, "хотя и были внесены в Табель о рангах" (с. 124); жалованье им также не было определено.

Книга существенно дополняет представления о попытках реформирования городского управления в начале 30-х годов XVIII века. Инициатива в них принадлежала, как справедливо считает Козлова, купечеству, недовольному заменой Главного магистрата местными ратушами и усилением "произвола местной и центральной администрации" (с.127). Перенос обсуждения этого вопроса в Комиссию о коммерции не дал особых результатов; если не считать, по обоснованному мнению автора, лишь привилегий, данных новому городу - Оренбургу. Восстановление же Главного и городовых магистратов в 1743г. и их деятельность до начала 60-х годов вовсе не говорили в пользу полного поощрения абсолютистским режимом самоуправления городов, - наоборот, правительством не были определены источники финансирования магистратских учреждений, купцы- члены присутствия не награждались рангами.

Много места в работе уделено практической деятельности Коммерц-коллегии и Комиссии о коммерции (главы пятая и шестая). Стержнем ее были контроль за морским судоходством, строительством торговых судов, сбором таможенных пошлин, организацией торговли, конъюнктурой зарубежных рынков, оформление и введение в жизнь торговых трактатов и коммерческих уставов и т. п. Козлова привлекла немало новых материалов, позволивших значительно расширить тот источниковый арсенал, которым пользовались историки прежде (см. труды Н. Н. Фирсова, Р. И. Козинцевой, А. И. Юхта, Н. Н. Репина, Г. А. Некрасова и др.). Это, в первую очередь, относится к таким сюжетам как введение в 1727г. вольной торговли солью, ликвидация внутренних таможен в 1754 г., постепенный переход к откупной системе в питейной торговле, отмена караванной торговли с Китаем в 1739г., поиски новых внешнеторговых направлений (на Черном море, в среднеазиатском регионе). Особое внимание автора уделено истории разработки и утверждения уставов - Вексельного, о сословном суде, о банкротах. В книге обстоятельно прослеживается, как учитывались пожелания купцов, высказанные в челобитных, "мнениях", поступавших от отдельных магистратов. Козлова отмечает, что те из них, которые, например, касались социальных вопросов и особенно если в них речь шла о подушной подати и исчислении посадского оклада, обычно не принимались к рассмотрению ни Коммерц-коллегией, ни Комиссией о коммерции. Что же касается роли в этих вопросах Главного магистрата, то как убедительно доказано Козловой, она была ничтожной (с. 267).

Во втором разделе (главы 8, 9, 10-ая) исследуется реакция купечества на политику государственной власти, выявляется воздействие его нужд на законодательство, следовательно, и степень учета абсолютизмом интересов формирующегося купеческого сословия (с. 274).

Автор приводит аргументированные доводы, утверждая, что в 20-30-е годы XVIII в. ни купечество, ни Комиссия о коммерции не требовали ликвидации внутренних таможенных сборов (с. 276), а купеческие запросы не простирались далее просьб о лучшей организации сбора таможенных пошлин, упорядочении их номенклатуры, ограждении от конкуренции со стороны иногородних и иностранных торговцев, устранении произвола местных администраторов (например, на Вышневолоцкой водной системе) и т. п. Купечество было заинтересовано в организации доступного государственного кредита. Эти просьбы купцов были удовлетворены правительством, учредившим в 1754г. Купеческий банк, выдававший ссуду сроком на 6 месяцев из 6 % годовых. Только с середины XVIII в., справедливо считает автор, российские купцы стали консолидировано выступать против монополии, за свободу торгово-промышленной деятельности, но достичь полного единомыслия в этих вопросах не смогли. В авторском изложении превалируют системный подход и масштабный синтез огромного числа факторов, что позволило

стр. 162


Козловой углубить освещение изучаемых явлений и процессов, увидеть их многогранность и внутреннюю логику.

Видное место в монографии занимают социально- политические аспекты взаимоотношений купечества и государственной власти. На первом плане были вопросы о ставках податных налогов, казенных купеческих служб, постойной повинности, управление городским тяглым населением и т. п. При этом в сфере экономической деятельности "неизменным социальным стремлением городского тяглого населения... было достижение торгово- промысловой монополии" (с. 319). Подробно раскрывается противоречивость интересов дворянства в развитии крестьянской торговли, проявившаяся при обсуждении этой проблемы в Комиссии о коммерции в 1765 году. Это обстоятельство стимулировало стремление купечества устранить возможных конкурентов в лице дворян-помещиков и крестьян. В условиях дальнейшего роста закрепощения крестьян как купцы-мануфактуристы, так и купцы, занятые только торговлей, стремились обеспечить себя крепостной рабочей силой (с. 327). Подобные взгляды вытекали, как доказано автором, из низкого сословного статуса купцов, и их включенности в тягловое состояние, слабой защиты государством их капиталов, имущества и даже жизни.

Монография не лишена отдельных недостатков. Так в раздел, в котором исследуются вопросы торговли и их место в политике российского абсолютизма, было бы уместно включить статистические данные о динамике численности купеческого сословия в течение XVIII в., его составе и стратификации, что позволило бы более четко представлять те базисные основания, какие определяли коммерческий курс российских правительств в различные хронологические периоды.

Исследование Козловой будит у историка-специалиста мысль и рождает ряд критических соображений по рассматриваемым в нем вопросам. Нам думается, в частности, что чрезмерно лапидарное освещение тарифного курса, изменения которого особенно затрагивали сложившийся слой крупных российских торговцев, ориентированных на внешнеторговые операции. Вектор этого курса - протекционизм, но методы его проведения были неодинаковы в первой и второй половине XVIII века. Жаль, что их рассмотрение не стало предметом размышлений автора. Между тем, переход от меркантилизма к физиократству, наметившийся в середине столетия, сказался на таможенных ставках и содержании конкретных статей торговых договоров с иностранными государствами (1734, 1766 и др. годы). Досадно и то, что в монографии не в полной мере учтены региональные аспекты внутриторговой политики (например, в отношении поморских районов, уральского и сибирского регионов, области донского казачества и др.).

В целом же перед нами солидный труд по истории России XVIII в., раскрывающий сложный и незавершенный процесс консолидации русской торговой буржуазии в условиях абсолютистской власти и крепостнических отношений.

Опубликовано 31 марта 2021 года

Картинка к публикации:





Полная версия публикации №1617196167

© Portalus.ru

Главная ИСТОРИЯ РОССИИ Н. В. КОЗЛОВА. Российский абсолютизм и купечество в XVIII в.: 20-е - начало 60-х годов.

При перепечатке индексируемая активная ссылка на PORTALUS.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на Portalus.RU