Рейтинг
Каталог
Порталус
база публикаций

ИСТОРИЯ РОССИИ есть новые публикации за сегодня \\ 16.02.19


Рецензии. НОВГОРОДСКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ СБОРНИК

Дата публикации: 13 января 2019
Автор: Ю. Г. АЛЕКСЕЕВ
Публикатор: Шамолдин Алексей Аркадьевич
Рубрика: ИСТОРИЯ РОССИИ
Номер публикации: №1547400011 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Ю. Г. АЛЕКСЕЕВ, (c)

найти другие работы автора

Вып. 2 (12). Л. Наука. Ленинградское отделение. 1984, 294 с.

Рецензируемый сборник содержит статьи по истории Новгорода с древнейших времен до наших дней1 .

Вопрос о возникновении Новгорода рассматривается в статье Е. Н. Носова. Как известно, в трудах современных ученых эта проблема решается по-разному. Е. Н. Носов отстаивает и развивает традиционную, восходящую к Б. Д. Грекову концепцию о решающем значении ремесла и торговли в становлении города как поселения, принципиально отличного от сельской округи. Новгород возник в IX в. не как племенной или межплеменной, а прежде всего как торгово- ремесленный центр "в сгустке земледельческих поселений, где все более концентрировались верхи разлагающейся родо-племенной верхушки славянского общества" (с. 37). Появление города свидетельствует, по мнению автора, о распаде старого общественного строя.

В городе на первый план выдвигается его военно-политическое и экономическое значение. Это основное положение статьи справедливо. Однако необходимо отметить, что качество древнерусского города как политического центра сельской округи и его торгово-ремесленное значение вовсе не обязательно исключают общинный строй внутри города - как форму его политического бытия на раннем (раннефеодальном) этапе развития.

Политическая история Новгорода XI - XIII вв. затронута в трех статьях. Используя материалы сфрагистики, В. Д. Ершевский обосновывает тезис, что уже в конце XI в. городская община достигла здесь значительной степени политической зрелости: посадник контролирует, по наблюдению автора, внешнеполитическую деятельность князя. Однако факт участия посадника Константина в рязанском походе князя Мстислава представляется недостаточным для столь широкого вывода.

Булла смоленского епископа Лазаря, найденная в 1978 г. на Городище под Новгородом, позволила В. Л. Янину, используя данные житийной литературы и Киево-Печерского Патерика, внести уточнение в хронологию Новгородской I летописи (НПЛ) начала XIII в. и указать на "важный стык между доведенным до 6712 г. "Временником", главным источником НПЛ, и иной летописью, использованной для продолжения погодного рассказа" (с. 94).

Статья Й. Я. Фроянова о событиях 1227 - 1230 гг. выдвигает важный вопрос о соотношении новых явлений и старых традиций в жизни новгородского общества XIII века. Автор дает анализ событий, многократно изучавшихся в советской литературе. Сильная сторона этого анализа - в выявлении консервативных архаических черт общественного сознания и быта раннефеодального периода, восходящих к глубокой старине. Можно согласиться с И. Я. Фрояновым, что еще в начале XIII в. дофеодальные, дохристианские традиции продолжали сущест-


1 Авторы: Е. Н. Носов, В. Я. Конецкий, Н. Н. Фараджева, Б. Д. Ершевский, чл. -корр. АН СССР В. Л. Янин, И. Я. Фроянов, В. Ф. Андреев, А. С. Хорошев, П. Г. Гайдуков, И. Э. Клейненберг, А. А. Севастьянова, В. А. Кучкин, Н. А. Казакова, И. П. Шаскольский, Н. А. Макаров, Э. А. Гордиенко, Л. А. Секретарь, М. М. Шумилов, В. Д. Васильев, А. Л. Хорошкевич. Редколлегия: Б. В. Ананьич, В. Ф. Андреев, В. Д. Васильев, Н. Е. Носов, В. А. Шишкин, В. Л. Янин (отв. ред.).

стр. 126


вовать (хотя бы в виде реминисценций) и оказывать влияние на ход общественной жизни. Реальная база этих традиций - продолжающийся (но еще не законченный) процесс феодального классообразования (с. 110), прогрессирующий (но еще не завершенный) процесс социального расслоения городской общины.

Нельзя не согласиться с мнением автора, что "массы новгородцев, горожан и сельчан, - вот кто являлся наиболее мощным рычагом политического переворота 1230 г." (с. 111), что это восстание не может быть однозначно сведено ни к борьбе боярских группировок за власть, ни к классовому выступлению "простой чади" против боярства как такового. Однако нельзя упускать из виду, что процесс феодального классообразования уже идет в течение столетий и к началу XIII в. достигает определенных необратимых успехов. В 1230 г. новгородское общество стоит на другой ступени развития, чем во времена Ярослава Мудрого, "простая чадь" отличается от боярства, поэтому события 1227 - 1230 гг., очевидно, можно оценивать не как борьбу предклассовую, происходящую "среди различных групп свободного населения" (с. ИЗ), а все же как классовую борьбу в специфических условиях недостаточно развитого феодального общества, сохраняющего в пережиточной форме черты архаических отношений.

Ряд статей касается истории Новгорода XV - XVIII веков. Об уровне развития социальных отношений в городе в первой половине XV в. можно судить по статье И. Э. Клейненберга и А. А. Севастьяновой. На основе материалов Ганзейского двора они показали живые черты уличанской общины XV в. - первичной ячейки общинной организации вечевого Новгорода. Упоминаемая в ганзейском документе 1439 г. община Михайловой улицы возглавляется старостами, которые представляют интересы уличан в целом. Уличанская община обладает административно-дисциплинарной властью по отношению к своим членам. Принципиальные вопросы взаимоотношений с Ганзейским двором решают высшие власти Новгорода - посадник и вече. Статья свидетельствует о значительной степени социального расслоения в новгородской общине XV века. Боярство преследует свои интересы: именно оно больше всего заинтересовано в торговле с Ганзой, чем и объясняется "нерешительная" позиция посадника в конфликте Михайловой улицы с Ганзейским двором (с. 163).

Одной из важных проблем конца XV в. является борьба Русского государства с монополией Ганзы в балтийской торговле. Проанализировав иностранные и русские известия о закрытии Ганзейского двора в Новгороде в 1494 г., Н. А. Казакова пришла к выводу, что эта акция правительства Ивана III была продиктована отнюдь не случайными, привходящими обстоятельствами и не якобы "антиновгородской" политикой, а в первую очередь стремлением "к ограничению привилегий ганзейцев и созданию благоприятных условий для заграничной торговли русских купцов" (с. 187). Значение этого вывода автора трудно переоценить. Усиление контроля над торговой деятельностью Ганзы в Новгороде (ликвидация черт неравноправия в русско-ганзейской торговле - наследия эпохи феодальной раздробленности), основание Ивангорода - первых "морских ворот" Русского государства, закрытие Ганзейского двора - звенья и последовательные этапы качественно новой внешнеторговой политики централизованного государства, направленной на защиту интересов русской торговли.

Как показано в статье Й. П. Шаскольского, шведский двор, крупнейший иностранный торговый двор в России того времени, был в XVII в. центром ее торговли прежде всего с прибалтийскими землями, вошедшими в состав Швеции в начале XVII в., а также транзитной торговли с купцами более отдаленных стран Западной Европы. Ассортимент товаров, приведенный автором, отражает развитие русского ремесленного и мелкотоварного производства: важную роль в экспорте (наряду с салом, мехами и др.) играют дорогие сорта кожи и кожаные изделия (с. 201).

Сопоставляя Данные межевания 1483 г. с другими источниками, В. А. Кучкин предпринял интересную реконструкцию новгородско-смоленской границы. Наблюдения его отличаются тщательностью исследования географической номенклатуры. Некоторое сомнение вызывает только тезис, что межевание 1483 г. "учитывало больше интересы Бориса Волоцкого, чем Ивана III" и связано это якобы с претензиями мятежных князей в

стр. 127


1480 г. на доли новгородской территории (с. 174). Во-первых, в документе, цитируемом автором, говорится о землях, которые "пришли" к Борису "от нашего отца" (Василия Темного) и, следовательно, не являлись частью новгородской территории. Во-вторых, выступление князей в 1480 г. закончилось поражением мятежников, вынужденных отказаться от своих требований (в том числе и на доли Новгородской земли)2 .

Интересную и, как представляется, убедительную попытку уточнить местоположение княжеского двора в Новгороде содержит статья В. Ф. Андреева. Путем сопоставления археологических и письменных данных он приходит к мысли, что этот двор находился "в районе перекрестка современных пр. Ленина и ул. Суворовской" (с. 126).

В сборнике затронуты также проблемы археологии, нумизматики, градостроительства, архитектуры, искусства, истории губернской администрации XIX века. С точки зрения одного из коренных вопросов истории феодального Новгорода - его включения в состав Русского централизованного государства - заслуживает внимания наблюдение Э. А. Гордиенко, но мнению которой на конец XV - первую половину XVI в. приходится важный этап складывания большого иконостаса Софийского собора - патронального храма города (с. 215 - 217). Вхождение Новгорода в состав единого государства вызвало не упадок, а дальнейшее развитие и подъем его культуры я экономики. Вызывает интерес также исследование А. С. Хорошевым списка новгородских владык: автор находит, что протографом владычных списков мог быть синодик Софийского собора (с. 133).

В статье В. Д. Васильева воссоздана яркая картина героической обороны Новгорода в 1941 г., рассказывается о самоотверженном труде сотрудников новгородских музеев, спасавших уникальные исторические и художественные ценности, об успешной операции Волховского фронта по освобождению города в январе 1944 года. В ходе этой операции южная группа войск 59-й армии под командованием генерал-майора Т. А. Свиклина в ночь на 14 января перешла через Ильмень по льду (с. 279) примерно в 1эм же месте, где в конце ноября 1477 г. шли московские войска в последнем новгородском походе, завершившемся включением Новгородской земли в состав единого Русского государства.

Для изучения истории средневекового Новгорода, его экономики и внешней политики, военного дела и сфрагистики, дипломатики и метрологии много сделал И. Э. Клейненберг. Его научное творчество характеризуется в статье Н. А. Казаковой и А. Л. Хорошкевич. К ней приложен список научных трудов исследователя.

Весьма разнообразные по тематике, статьи сборника отражают уровень, достигнутый советской исторической наукой в изучении проблем истории древнейшего русского города, и ставят новые вопросы, имеющие не локальное, а общерусское значение и нуждающиеся в дальнейшем исследовании.


2 См. Духовные и договорные грамоты великих князей XIV - XV вв. М. - Л. 1950, NN 72. 73

 

Опубликовано 13 января 2019 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама