Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

ИСТОРИЯ РОССИИ есть новые публикации за сегодня \\ 07.04.20


ИСТОРИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ XVIII ВЕКА. (ОТ СЕВЕРНОЙ ВОЙНЫ ДО ВОЙН РОССИИ ПРОТИВ НАПОЛЕОНА.) М.: изд-во "Международные отношения", 1998

Дата публикации: 18 января 2020
Автор: Яковлев Н.Н.
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ИСТОРИЯ РОССИИ
Номер публикации: №1579346221 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Яковлев Н.Н., (c)

найти другие работы автора

304 с.

Вышел в свет очередной том 1 пятитомника "История внешней политики России. Конец XV в. - 1917 г." В обстоятельном "Введении" д.и.н. Г.А. Санин отметил, что XVIII в. был во многом этапным в изучении истории России. Именно тогда наивысшего расцвета достигла самодержавная власть. При этом менялся сам характер внешней политики страны, она все более соответствовала положению великой державы. Именно тогда формировались направления внешней политики Российского государства, ставшие в дальнейшем главными.


1 Редколлегия: д.и.н. А.В. Игнатьев, к.и.н. В.Н. Пономарев (отв. секретарь), д.и.н. Г.А. Санин (отв. редактор).

стр. 237


Проблематика книги широка - в ней рассмотрены разнообразные сюжеты, связанные не только с приоритетным европейским направлением, но и с российской политикой в отношении США, Китая и других стран.

Интерес представляет освещение дипломатии Петра I в первой главе: "Петр I и его внешняя политика" (Г.А. Санин, Ж.А. Ананян), хотя, на первый взгляд, эта тема представляется хорошо изученной. Убедительна оценка дипломатии великого преобразователя России как политики прежде всего реалистичной, в связи с чем Прутский и Каспийский походы Петра не выглядят непродуманными авантюрами (с. 57), хотя одновременное решение и балтийской, и черноморской проблем оказалось не под силу даже Петру.

В главе отмечен успех петровской дипломатии на севере Европы, дополнивший триумф России в Северной войне, где его дипломатия в отличие от Людовика XIV или первых британских Георгов, преследовала не личные и династические цели, а в первую очередь, интересы государства (с. 58).

К некоторым, ни в коей мере не заслоняющим достоинств, недостаткам можно отнести лишь несколько чрезмерное использование увлекательной, но недостаточно фундированной работы Н.Н. Молчанова "Дипломатия Петра I" 2 . Может быть, стоило бы уделить несколько большее внимание трудам зарубежных, в первую очередь, англоязычных историков, включая и полемику с ними. Это пожелание распространяется и на другие главы.

Вторая глава "При преемниках Петра Великого" (Г.А. Некрасов, А.Н. Шапкина) посвящена сюжетам, к сожалению, не часто обращавшим на себя внимание исследователей, дипломатии России, главным образом, при императрицах Анне Иоанновне и Елизавете Петровне. Верно высказанное авторами положение о преемственности дипломатического курса России в эти времена. Сюда относятся и заключение важного союза с Австрией в 1726 г., и политика в отношении Швеции, Дании и Англии на севере Европы, и улучшение отношений с Англией, в том числе неоднозначно оцениваемый договор с ней 1734 г., что стало возможным после распада Ганноверского Союза.

Традиционным оказался и новый виток конфронтации с Францией. В целом же, надежды ряда европейских государств на использование в своих интересах внутренних затруднений России не оправдались. Проводилась активная политика, рос и авторитет страны - именно в эти годы произошло признание императорского титула российских монархов всеми ведущими европейскими державами.

Отечественная дипломатия России внесла достойный вклад в закрепление успехов тогдашних войн с участием России, в частности войны за польское наследство 1733-1735 гг., русско- турецкой войны 1735-1739 гг. и во время крупнейшего европейского конфликта Старого порядка - Семилетней войны 1756-1763 гг.

При анализе дипломатии елизаветинского периода важна оценка влияния посла Франции в России Ж.-И. Шетарди и лейб-медика Елизаветы Петровны И. Лестока на императрицу -действительно "рост их влияния при дворе не распространялся на планы и практические дела русской дипломатии" (с. 789).

В этой же главе обращает на себя внимание высокопрофессиональный исторический портрет канцлера А.И. Бестужева-Рюмина. Отмечается его большой авторитет при Елизавете, огромное трудолюбие, проницательный ум, блестящие дипломатические способности. Вместе с тем он - сын своего времени. Убедительно показаны история становления, развития, кризиса и краха его знаменитой "системы", сводящейся к приоритету трех союзов: с Великобританией и Голландией - для обеспечения интересов России на Балтике; с Саксонией - для обеспечения интересов России в Польше, поскольку саксонский курфюрст был одновременно и польским королем, и, наконец, союз с Австрией - для противодействия Оттоманской Порте.

В целом же, не вызывает сомнения вывод о том, что в рассмотренный период роль Российской империи как великой державы была весьма значительной. Она занимала ведущее положение и оказывала все возрастающее влияние на страны Северо-Запада, Востока и Центральной Европы, "европейские правительства вынуждены были считаться с этой огромной могущественной державой и искать политического общения с ней" (с. 108-109).

Проблематика следующей, третьей главы - "Дипломатия при Екатерине II и Павле I (1762-1801): в горниле войн и революционных потрясений" (А.П. Бажова, Ж.А. Ананян), на первый взгляд, изучена несравненно полнее, но это не сделало задачу авторов легче: велик оказался и разброс исторических оценок. В главе подчеркивается, что при Екатерине II произошло, в первую очередь, изменение вектора дипломатической активности: главенствующее место заняла черноморская проблема. Уделялось также внимание польскому вопросу, обеспечению усиления влияния России на Балканах, Россия продвигалась на Дальнем Востоке, в Закавказье, именно в последней трети XVIII в. даже завязались отношения с США (с. 1 10).

К концу правления Екатерины II Польша исчезла с карты Европы, Крым стал Таврической губернией, началось освоение земель Новороссии.


2 Молчанов Н.Н. Дипломатия Петра I. М., 1984.

стр. 238


В ходе двух победоносных войн с Турцией влияние России в области внешней политики существенно возросло.

По разительному контрасту со своими ближайшими венценосными предшественниками Екатерина II "твердо взяла в свои руки руководство внешней политикой и не выпускала его до конца своих дней" (с. 113). К. Маркс утверждал, что в рассматриваемый период "у руля внешней политики России находилась шайка авантюристов- иностранцев" 3 . Такого, как убедительно следует из представленных в книге материалов, не было даже при Анне Иоанновне, как и в более поздние периоды российской истории.

Отмечается, что основной опорой в ее внешней политике вплоть до начала 80-х годов был граф Н.И. Панин (1718-1783), характеризующийся как "умный, спокойный, прекрасно образованный русский дипломат, способный высказывать независимые суждения". Именно под его руководством в Коллегии иностранных дел была подготовлена большая часть так называемых "личных писем" императрицы по внешнеполитическим вопросам. При этом справедливо отмечается, что "душевно Екатерина никогда не была расположена к Панину" (с. 114).

Освещение внешней политики России авторы удачно вплетают в общую картину европейской дипломатии. Однако вызывают некоторые сомнения отдельные их положения, такие, например, как: утверждение об однозначной поддержке Великобританией черноморской политики Екатерины вплоть до середины 80-х годов (с. 115).

Интересны общие оценки характера русско-турецкого противостояния во второй половине XVIII в. Справедливо отмечается, что оттоманская империя тогда все еще оставалась мощной в военном отношении, располагая огромными материальными и людскими ресурсами. Кроме того, в отличие от России, султанское правительство, как правило, могло рассчитывать на поддержку тех или иных европейских держав (с. 122).

Должное внимание уделено и воздействию успехов России на ход национально-освободительной борьбы балканских народов, хотя русский царизм при этом, пожалуй, действительно претендовал на установление безраздельного влияния на христианских подданных османов, стремясь обеспечить их поддержку в решении своих задач (с. 128).

В целом же, освещение южной политики России производит благоприятное впечатление, если не считать некоторой излишней фрагментарности.

Положительной оценки заслуживает и освещение дипломатии Павла I, этой, по Н.Я. Эйдельману, "странной, трагической и противоречивой фигуры". Обоснована попытка переориентировать российскую дипломатию на Францию, предпринятая в самом конце XVIII в. При этом, возможно, как, впрочем, и в других местах книги, столь подробно описывать характер тех или иных военных действий, известных по военно-историческим трудам, и не стоило бы.

В общем, дипломатия Павла 1 верно представлена как в значительной степени продолжение линии Екатерины II, несмотря на кажущуюся парадоксальность подобного вывода.

В книге уделено внимание деятельности российской дипломатии на второстепенных тогда направлениях. Г.В. Меликов в главе "Дальний Восток и Китай" характеризует российско-китайские отношения как лояльные. Однако, несмотря на ряд успехов, отечественная дипломатия не сумела избежать неудач. Такова была борьба вокруг удовлетворительного решения Амурской проблемы, суть которой сводилась к обеспечению за Россией свободы плавания по Амуру. Это происходило на протяжении 30-50-х годов XVIII в. Амурский вопрос до наших дней продолжает оставаться актуальным. Неудачи России были отчасти связаны с невозможностью уделять одинаковое внимание в своей деятельности и на Западе и на Востоке.

В главе "Россия и Америка" (В.Н. Пономарев) освещена история развития отношений между Российской империей и недавно образовавшимися США. Эти отношения "характеризуются в общем как стабильные и даже дружественные" (с. 241). При этом государственное устройство договаривавшихся стран было не схожим - то были самодержавная монархия и президентская республика. На российско-американские отношения оказывало влияние наличие общего недруга - Великобритании.

Завершает книгу глава С.Л. Туриловой "Руководство внешней политикой России". Коренным изменением всей внешнеполитической деятельности России была обязана Петру I. При нем же была окончательно устроена Коллегия иностранных дел. В ее состав вошли видные не только в России, но и в Европе дипломаты (П.П. Шафиров, А.И. Остерман и др.). Дальнейшая реорганизация внешнеполитического ведомства происходила главным образом при Екатерине II. Так, была преобразована ее структура, власти стремились к более рациональному функционированию этого государственного учреждения - приспособлению его к выполнению внешнеполитических задач.

В не менее обстоятельном, чем "Введение", "Заключении" Г.А. Санин подвел итоги предпринятого в рассматриваемой работе освещения внешней политики России в течение XVIII в. Прежде всего изменилось место России в системе


3 Маркс К. Разоблачение дипломатической истории XVIII в. - Вопросы истории, 1989, N 1.

стр. 239


дипломатических отношений. Она заняла существенные, если не доминирующие позиции в Центральной и Юго-Восточной Европе. После победы в Северной войне она превратилась в одну из ведущих великих держав. При этом автор правильно указал, что начало этому процессу было положено еще до Петра, подчеркивая тем самым преемственность внешнеполитического курса Петра (с. 265).

Основными направлениями российской дипломатии были решение балтийской и черноморской проблем, воссоединение украинских и белорусских народов, укрепление позиций на Дальнем Востоке. От обеспечения выхода к морям Россия перешла к очень важному процессу освоения приморских земель. Появились и новые проблемы, в первую очередь, возникший после разделов Речи Посполитой польский вопрос. На первый план выдвинулись новые приоритеты и на юге, в первую очередь, это - балканская проблема.

При Екатерине II принимались меры по созданию поблизости от границ России своеобразных буферных зон. Несмотря на отрицательное отношение к Великой французской революции Екатерина II не стала оказывать прямой помощи контрреволюционным силам, в отличие от Пруссии и Австрии. При Павле же была предпринята прерванная из-за его внезапной смерти - убийства 1 марта 1801 г., попытка заключения союза с Францией.

Правильна точка зрения, что внешняя политика России носила переходный характер. Она не являлась чисто имперской. Решались главным образом национальные проблемы, хотя к России и перешел ряд новых земель: Литва, Кавказ, Крым.

Заключительный вывод автора гласит, что "сложную, кипящую страстями, полную противоречий жизнь России... невозможно ограничить узкой схемой. Большинство крупных событий... несло заряд и положительный и отрицательный... В целом во внешней политике России в том столетии преобладали национально-прогрессивные, положительные тенденции". С таким выводом следует согласиться.

 

Опубликовано 18 января 2020 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама