Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

ИСТОРИЯ РОССИИ есть новые публикации за сегодня \\ 23.09.20


Противоборство России, Ирана и Турции на Кавказе в 1723-1743 гг.

Дата публикации: 19 февраля 2020
Автор: Н. А. Сотавов
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ИСТОРИЯ РОССИИ
Источник: (c) Вопросы истории, № 2, Февраль 2013, C. 148-152
Номер публикации: №1582125419 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Н. А. Сотавов, (c)

найти другие работы автора

Кавказский регион, расположенный на главных коммуникациях, ведущих в Закавказье, на Ближний и Средний Восток, в указанный период оказался втянутым в круг центральных проблем мировой политики. Особый интерес проявили к нему не только постоянно соперничавшие Россия, Турция и Иран, но и западные державы - Англия и Франция, активно выступавшие с антироссийских позиций "восточного барьера" 1. Для достижения своих гегемонистских целей каждая из сторон искала союзников не только в регионе, но и за его пределами, что придавало их взаимоотношениям сложный и непредсказуемый характер.

 

Представляется целесообразным уделить внимание освещению следующих этапов российско-ирано-турецких отношений: 1) последние годы правления Петра I и его преемников (1723 - 1730); 2) период правления Анны Иоанновны (1730 - 1740) с доминирующим влиянием "немецкой партии" Э. И. Бирона; 3) возвращение к власти и возрождение петровской кавказской политики его сподвижниками при Елизавете Петровне в 40-х гг. XVIII века.

 

События показывают, что наиболее результативным для развития российско-иранских отношений и смягчения остроты российско-турецких противоречий оказался первый период, начавшийся через год после Каспийского похода Петра I и свержения Сефевидской династии афганцами подписанием русско-иранского Петербургского договора в 1723 г. и русско-турецкого Константинопольского трактата 1724 года. При этом, если Петербургский договор обрел форму взаимовыгодного дружественного союзного договора между Россией и Ираном, то Константинопольский стал лишь предвестником временного спада чрезмерной напряженности между Петербургом и Стамбулом.

 

Подтверждение тому - главные статьи указанных договоров, утвержденные их подписантами. Так, согласно ст. 1-й Петербургского договора, Петр I обещал скитавшемуся в Тебризе наследнику Сефевидов шаху Тахмаспу "добрую и постоянную свою дружбу и высокомонаршеское свое вспоможение против всех его бунтовщиков"; отправить к нему на помощь "потребное число войск... дабы оных ниспровергнуть и его шахское величество при спокойном владении оставить". Со своей стороны (ст. 2-я), шах Тахмасп уступал Петру I "в вечное владение города Дербент, Баку со всеми к ним принадлежащими и по Каспийскому морю лежащими землями и местами, також де провинции Гилянь, Мазондрань (Мазендеран. - Н. С.) и Астрабат" 2.

 

 

Сотавов Надырпаша Алыпкачевич - доктор исторических наук, профессор Дагестанского государственного университета.

 
стр. 148

 

Таким образом, Петербургский договор 1723 г. юридически оформил согласованный с иранской стороной переход под власть России обширных территорий по западному и южному побережью Каспия от Аграханского залива, Дагестана и Азербайджана до Гиляна, Мазендерана и Астрабада, что незамедлительно вызвало острое недовольство Турции и ее западных покровителей. Поэтому совсем иной характер обрел Константинопольский договор 1724 г., подписанный под сильным давлением Англии и Франции, предусматривавший расчленение Кавказа, прикаспийских областей и Ирана но следующим параметрам:

 

1) за Россией признавались те области, которые она получила от Ирана по Петербургско" договору 1723 года. Кроме того, по новой конфигурации Она претеновала на 2/3 приморской полосы Ширвана и часть земель в верховьях Самура, оказавшихся под управлением казикумухского хана Сурхая;

 

2) на территории Ширвана с охватом 1/3 части в сторону моря от Шемахи учреждалось особое Шемахинское ханство под управлением Давуд-бека Мюшкюринского, находившегося в подданстве у Порты с признанием верховной власти турецкого султана. В Дагестане в сферу турецкого влияния должны были отойти Ахты, Рутул, Цахур и часть кюринских джамаатов, признававших покровительство Сурхай-хана;

 

3) непосредственно под власть Турции, как подлежащие прямому управлению с ее стороны, переходили Восточная Армения, Восточная Грузия, большинство территорий Азербайджана и часть западного Ирана с Керманшахом и Хамаданом 3. По меткому определению иранского историка Р. Рамазани, "это драматическое продвижение турок сделало более реальной подчинение страны османами, чем когда-либо за долгую историю Ирана" 4.

 

4) территории между новыми границами России и Османской империи оставались под властью Ирана как буферная зона между империями. Договаривающиеся стороны предлагали шаху Тахмаспу добровольно уступить им вышеназванные территории, Обещая за это оказать помощь в изгнании афганцев и возвращении отцовского трона;

 

5) как и следовало ожидать, Константинопольский договор был встречен с удовлетворением в Стамбуле и столицах западных держав, но упоение османов достигнутыми успехами продолжалось недолго. Причиной этого стали сначала выступления Сурхай-хана против "разграничительной" политики российских и турецких властей 5, а затем - кардинальные изменения в Иране, положившие начало второму периоду российско-ирано-турецких отношений, отличавшемуся видимым сохранением союзных отношений между Россией и Ираном и крайним обострением русско-турецких отношений, переросших в затяжную пятилетнюю русско-турецкую войну 1735 - 1739 годов.

 

Суть изменений в Иране сводилась к тому, что в результате освободительной борьбы под руководством Надир-хана иранский народ изгнал афганцев из страны, благодаря чему к началу 1730 г. к власти вернулась Сефевидская династия в лице шаха Тахмаспа II, оказавшегося спесивым и бездарным правителем. Усилился и агрессивный настрой Стамбула в отношении России и Ирана в связи с приходом к власти после государственного переворота 1730 г. сторонников Франции султана Махмуда I (1730 - 1754) и великого везиря Топал Осман-пашы (1730 - 1732).

 

Положение в Иране осложнилось и тем, что в течение 1731 г. османам удалось трижды разбить войска Тахмаспа, пытавшегося изгнать их без помощи Надира, занятого подавлением восстания афганского племени абдали в Хоросане. Активную помощь Турции в это время оказала Франция, отправив известного французского военного специалиста А. К. Бонневаля для "перестройки всей военной системы Османской империи"6. Топал Осман-паша, После одержанных побед над Тахмаспом в 1731 г., по совету французского посла де Вильнева стал добиваться мирного соглашения с Ираном для создания антироссийского ирано-турецкого альянса, особенно после того, как было достигнуто тайное соглашение с Тахмаспом о готовности уступить Турции Грузию, Армению, Дагестан, Ширван и часть Карской области 7. Сообщая доверительно об этом Луи де Вильневу, Топал Осман-паша заявил: "Скажите своему королю, что если бы султан назначил француза великим везиром, то он не был французом более, чем я" 8.

 
стр. 149

 

Благодарный Париж сделал все, чтобы возобладали интересы Турции в ущерб интересам Ирана и России. 12 января 1732 г. был подписан ирано-турецкий Керманшахский договор, по которому шах Тахмасп уступал Турции Гянджу, Тбилиси, Ереван, Нахичеван, Шемаху с Ширванской областью и Дагестан, сохранив за собой Тебриз, Арделан, Керманшах, Хамадан и Луристан. Границей между Ираном и Турцией признавалась р. Аракс. Договор был направлен против России, так как предусматривал вытеснение русских войск из обретенных по Константинопольскому 1724 г. трактату территорий. "В особливом артикуле трактата внесено,, - отмечал современник, - чтобы обеими соединенными силами принудить россиян к отдаче взятых ими у персиян земель" 9.

 

В ответ российское правительство пошло на тесное сближение с Надиром, который, не признав Керманшахский договор, обвинил шаха Тахмаспа в измене, сверг его с престола и 21 января 1732 г. подписал с Россией Рештский договор, по которому получал от нее провинции Астрабад, Мазендеран и Гилян с условием изгнания им турок из Ширвана, Армении и Грузии. Россия обещала вернуть Ирану Баку и Дербент, когда Надир полностью освободит страну от османов и прочно утвердится на престоле 10.

 

Следствием подписания Рештского договора стало необратимое обострение русско-турецких отношений. Недовольная этим договором, подтвердившим курс на совместное российско-иранское взаимодействие в прикаспийских областях, Порта пошла на тесное сотрудничество с Францией, обещавшей помощь в осуществлении стратегических целей ее кавказской политики. Конкретным выражением обещанной помощи стало то, что в 1733 г. французское правительство выделило своего военного специалиста барона Тотта для подготовки и отправки 25-тысячного конного корпуса крымского калги Фетхи-Гирея через Кабарду, Чечню и Дагестан в Закавказье, чтобы оказать помощь сражавшимся там с иранцами турецким войском и овладеть, по возможности, отданными Россией Ирану территориями по Рештскому договору 1732 года.

 

Более существенную роль сыграли совместные комбинации Парижа и Лондона по созданию антироссийского ирано-турецкого альянса, ускорившие подписание российским правительством 10 марта 1735 г. Гянджинского договора с Надиром о возвращении Ирану всех оккупированных русскими войсками территорий с отводом их за р. Сулак - на Терек и в Кизляр. Заметную поддержку Порте оказали эти державы при подготовке и проведении более масштабного похода 80-тысячного корпуса крымского хана Каплан-Гирея в 1735 г. по тому же маршруту и с теми же целями, ставшего фактически началом русско-турецкой войны 1734 - 1735 годов 11. Обе акции Стамбула и Бахчисарая сопровождались обострением ирано-турецких отношений, вызвавшим "шемахинские. экспедиции" Надира 1734 - 1735 гг., завершившиеся временным вытеснением Сурхай-хана Казикумухского из Шемахи и Кумуха в Аварию.

 

Русофобская политика западных держав особенно усилилась с началом Дагестанского похода Надир-шаха, его первыми успехами в предгорной части края и решающим нашествием в Аварию в сентябре 1741 г., положившим начало третьему этапу российско-ирано-турецких отношений, отличающемуся крайним охлаждением русско-иранских и, наоборот, активным развитием русско-дагестанских отношений. Что касается позиции Турции, крайне ослабленной системным кризисом, то она ограничивалась выдвижением на иранский престол самозваных "наследников" Сефевидской династии и попытками привлечь на свою сторону дагестанских владетелей для достижения своих гегемонистских целей в регионе.

 

В таких условиях, уверенная в победе шаха над Дагестаном и в дальнейшем наступлении его в сторону России Франция снова занялась созданием ирано-турецкого блока, направленного против народов Дагестана и России. С этой целью французский посол в Петербурге де ля Шетарди активно добивался налаживания контактов между иранским и турецким послами в Петербурге.

 

Кроме того, предлагая различные варианты сближения Ирана с Турцией, 2 сентября 1741 г. - за 10 дней до начала наступления Надир-шаха на Аварию - де ля Шетарди особо обращал внимание своего коллеги в Стамбуле графа Кастеллана на то, что "общие религиозные интересы могли бы соединить турок и персов, так что, исходя из этого принципа, они обратили бы взоры на возвращение под власть после-

 
стр. 150

 

дних магометанского государства, которое было отторгнуто от Персии. Астрахань, которую я под этим разумею, - подчеркивал он в своем письме, - могла бы привлечь к себе внимание и честолюбие шах-Надира, тем более, что выполнив проект, задуманный еще Петром I, когда он завоевал Гилян, Мазандаран и Астрабат, шах вполне овладеет таким образом Каспийским морем" 12.

 

Однако этим планам не суждено было сбыться ввиду катастрофического поражения 52-тысячной армии Надир-шаха в решающих сражениях под аулами Согратль, Чох, Обох, Мегеб, Шитли, Бухты Андалальского края, а также Кумух, Камахи, Талисма, Ури, Хурхи, Улучара Казикумухского ханства. Потеря более 40 тыс. иранских воинов, положившая конец "непобедимой" славе полчищ Надир-шаха, - вдохновила горцев на дальнейшую борьбу с противником, которую активно поддерживали соседние народы Кавказа и с удовлетворением восприняли правящие круги Петербурга и Стамбула, видя в ней фактор устранения иранской угрозы своим интересам 13.

 

Иное отношение к этому событию мирового значения проявила Англия, старавшаяся спасти оставшиеся силы Надир-шаха от окончательной гибели оказанием военной, разведывательной и иной помощи через Джона Эльтона, Мунго Грема, капитана Вудфорда и других лиц, специально подготовленных для строительства военных кораблей, подвоза провианта, Обучения морскому делу воинов шаха, высадки десанта для подкрепления тающей армии Надира, о чем свидетельствуют не только специальные исследования, но и личные письма английского короля Георга II 14.

 

Но никакие старания Англии и ее сторонников не достигли своей цели. Наоборот, стремление России не допустить укрепления позиций своих геополитических соперников в Кавказском регионе объективно совпало с освободительной борьбой кавказских народов, став решающим фактором необратимого развития российско-кавказских и русско-дагестанских отношений и наиболее убедительным доводом для отступления Надир-шаха из Дагестана. Как верно заметил румынский историк Н. Йорга, когда "шах напал на лезгин, они успешно защищались и решили обратиться за помощью к российской императрице (Елизавете Петровне. - Н. С.), так что в начале 1743 г. Надир-шах вынужден был оттянуть свои войска из диких кавказских ущелий" 15.

 

В такой решимости российской стороны была заслуга и самих народов Дагестана, которые блокировали иранские войска севернее Дербента в лагере "Иран хараб", продолжая громить вновь подходившие силы 16. Не случайно вице-канцлер М. И. Воронцов в одной из записок однозначно отмечал, что между Ираном и Россией "была бы война, если бы горцы не остановили" зарвавшихся захватчиков 17.

 

Из сказанного следует, что российско-ирано-турецкие отношения в рассматриваемый период были составной частью международных отношений на Кавказе, Ближнем и Среднем Востоке. Заметной тенденцией их развития на отдельных этапах стало сближение России с Ираном и совместное противостояние обоих Османской империи, поддерживаемой Англией и Францией. Отличительной чертой политического прозрения народов региона стало стремление к внутреннему единству и взаимодействию с Россией ввиду объективного совпадения геополитических интересов.

 

Примечания

 

1. НЕКРАСОВ Г. А. Восточная проблема в 1725 - 1735 гг. Очерки истории СССР. XVIII в. Вторая четверть. М. 1957, с. 369, 370; ЕГО ЖЕ. Роль России в европейской международной политике 1735 - 1739 гг. М. 1976, с. 216, 227.

 

2. Русско-дагестанские отношения XVII - первой четверти XVIII в. (Документы и материалы). Махачкала. 1958, с. 285 - 286.

 

3. Там же, с. 279 - 302; МУСТАФАЗАДЕ Т. Т. Азербайджан и русско-турецкие отношения в первой трети XVIII в. Баку. 1993, с. 82.

 

4. ROMAZANIR. The Foreign of Iran. A Developing Nation in Word Affairs 1500 - 1914. Charlottisvile. 1966, p. 22.

 

5. МУСАЕВ С. А., КУРБАНОВ А. Д., КАЯЕВ И. А. Гази-Кумух. Эпоха Сурхай-хана I. Махачкала. 2011, с. 155 - 158.

 
стр. 151

 

6. МЕЙЕР М. С. Османская империя в XVIII в. Черты структурного кризиса. М. 1991, с. 179.

 

7. САРДАДВАР А. Т. Тарих-е незами ва сийаси-йе довране Надершах-е Афшар. Техран. 1975, с. 340.

 

8. CASSELS L. The Struggle for the Ottoman Empire 1717 - 1740. London. 1966, p. 80.

 

9. История о персидском шахе Тахмас Кули-хане. СПб. 1762, с. 119.

 

10. Договоры России с Востоком, политические и торговые. СПб. 1869, с. 194 - 200.

 

11. Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ), ф. 89. Сношения России с Турцией, оп. 89/1.1735, д. 6.

 

12. Сб. РИО. Т. 96. СПб. 18%, 365.

 

13. СОТАВОВ Н. А, КАСУМОВ Р.М. Дагестан и Каспий в международной политике эпохи Петра I и Надир-шаха Афшара. Махачкала. 2008, с: 105 - 107.

 

14. LOCKART L. Nadir Shah. A critical study based mainly upon contemporary sources. London. 1938, p. 205; ЮНУСОВА Л. Н. Политика Англии в бассейне Каспия в первой половине XVIII в. Баку. 1988, с. 11 - 0, 116.

 

15. JORGA N. Geschiehte des Osmanischen Reiches. Nach den Quellen dargesfellt. Gotha. 1911, Bd. 4, S. 453.

 

16. МАГОМЕДОВ Г. А. Борьба горцев Дагестана с иранскими полчищами и разгром войск Надира в лагере "Иран хараб" - Вестник Института истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН. 2010, N 3 (23), с. 22 - 24.

 

17. МАРКОВА О. П. Россия, Закавказье и международные отношения в XVIII в. М. 1966, с. 125, 126.

Опубликовано 19 февраля 2020 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама