Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

ИСТОРИЯ РОССИИ есть новые публикации за сегодня \\ 29.11.20


Становление люмьеризма у северокавказских народов в первой половине XIX в.

Дата публикации: 17 ноября 2020
Автор: Н. О. Блейх
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ИСТОРИЯ РОССИИ
Источник: (c) Вопросы истории, № 11, Ноябрь 2008, C. 149-151
Номер публикации: №1605562832 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Н. О. Блейх, (c)

найти другие работы автора

Наиболее значительным для развития просветительской мысли северокавказских народов оказался пореформенный период, период появления прогрессивной горской интеллигенции и развития просвещения в крае. Он положил начало разработке письменности кавказских народов. Появилось книгопечатание на автохтонных горских языках. Именно в этот период развернули свою просветительскую деятельность первые образованные горцы (К. Атажукин, Д. Казаноко, И. Ялгузидзе), ставшие "носителями национального самосознания, авторами историко-этнографических, лингвистических трудов, школьных учебников, собирателями фольклора и учредителями очагов русского просвещения"1.

 

На развитие просветительского движения горских народов негативное воздействие оказывали военно-административный режим царской империи на Кавказе и идеология ислама, которая консервировала духовную жизнь. "В этих условиях общественная мысль горцев должна была дать ответы на те изменения и новые явления, которые происходили в социальной и культурной жизни народов Северного Кавказа, указать каков укладывающийся новый строй... какие общественные силы способны принести избавление от неисчислимых, особенно острых бедствий, свойственных эпохам "ломки""2.

 

Часть горской феодально-княжеской верхушки, заняв протурецкую позицию, стремилась посеять антирусские настроения, и тем самым внести раскол в просветительское движение. Антирусская пропаганда велась среди населения турецкими эмиссарами и определенной частью мусульманского духовенства. Они умело использовали противостояние идеологий православия и ислама, что способствовало направлению умонастроений верующих в нужное русло. Духовенство стремилось не допустить светского образования горцев.

 

Передовые представители просветительской мысли северокавказских народов выступали как против феодально-клерикальной идеологии, так и против идеологии великодержавного шовинизма. Они занимались научной разработкой актуальных проблем языка, истории, переводом художественных произведений других народов на родной язык, собирали фольклор, способствовали развитию литературы и культуры единоземельцев. Получив образование в России, они восприняли лучшие традиции российской культуры, гуманистическую направленность русского просветительского движения и поняли необходимость образования соотечественников. И потому чаще всего первые просветители, "пользуясь чужим языком и традициями его литературы, в то же время обращаются и к художественным традициям родного народа, изображают его жизнь, национальные черты и обычаи..."3.

 

Следует отметить, что представители как реакционного, так и демократического направлений общественной мысли одинаково ссылались на Коран и шариат, стремясь обосновать свою позицию. Спор между ними велся в устной и письменной форме, был длительным и довольно острым, несмотря на его схоластический характер. На первом этапе становления просветительства позиция реакционеров имела явный перевес, так как внедрялась империей и поддерживалась горскими феодалами и церковниками.

 

 

Блейх Надежда Оскаровна - кандидат педагогических наук, доцент Северо-Осетинского государственного университета им. К. Л. Хетагурова.

 
стр. 149

 

Демократия на Кавказе известна не была. И потому первые кавказские мыслители с трудом "пролагали" путь своим идеям, требовали отмены крепостного права, выступали за развитие просвещения, изобличали жестокость обычаев старины - кражу девушек, кровную месть и др.

 

Вместе с тем просветительская мысль на Северном Кавказе имела свои особенности, вызванные неодинаковым социально-экономическим и духовным уровнем развития горских народов, особенностями военно-административного режима в крае, турецко-крымской экспансией, противостоянием разных религиозных идеологий4.

 

Низкий уровень социально-экономического и духовного развития северокавказских народов отразился на характере просветительской мысли. Приведение общества к социальному прогрессу представлялось возможным при условии сохранения устоев существовавшего строя5.

 

В своих выступлениях и статьях первые просветители затрагивали вопросы религиозного мировоззрения горцев. Они видели зло не в самой религии, а в кавказском духовенстве. "Собственно ислам не в состоянии противоборствовать просвещению; это фанатизм духовной касты, невежество, которое везде заглушает зародыш цивилизации"6.

 

Ш. Ногмов считал христианскую веру "благодатной" для родины. Он доказывал, что с наступлением исламизма исчезнет и политическая самобытность Кабарды. Атажукин говорил о том, что магометанское духовенство "во угождение обрядам своей религии отвращает вообще всех оных обитателей от соединения с христианами, каковые есть россияне", а знатнейшие, указывал он, получают "от Порты важные награждения, влекут ослепленный народ фанатизмом веры к неповиновению постановлениям власти"7. Афанасий Гассиев в своих атеистических воззрениях пошел дальше всех просветителей рассматриваемого периода. Он пришел к твердому выводу о том, что религия наносит величайший вред, тормозит общественное развитие.

 

Особое место в творчестве зарождавшегося на Северном Кавказе люмьеризма занимали вопросы отношения к России. С. Хан-Гирей, Ногмов, У. Берсей, А. Колиев, С. Казы-Гирей, У. Лаудаев и другие последовательно выступали за прорусскую ориентацию, усматривая связь прогресса в развитии экономики и культуры горских народов с нахождением в составе России, которая стояла на более высокой ступени развития. В своих произведениях просветители прямо и недвусмысленно писали о решающей роли империи в защите горцев от иноземных завоевателей - шахского Ирана и султанской Порты.

 

Колиев хотел сблизить осетин с русским народом, связать навечно судьбу своего народа с судьбой России, поэтому он страстно клеймил тех, кто мешал этому. Обращаясь к соотечественникам, Измаил-бей в своей речи в 1805 г. говорил: "Благоразумие наших предков, которых память нам любезна и которых да сохранит бог под своею благостию, советовало нам жить под защитою сего великого государства. Вы сами знаете, что Турецкая империя, нам единоверная, в совершенной слабости и готова уступить во всем сильным соседям, христианским державам"8. Закончил он свою речь призывом к объединению и сплочению с Россией.

 

Джабаги Казаноко тоже добивался укрепления русско-кабардинских связей, объединения всех феодалов и их ориентации на Русское государство. На стремление отдельных представителей феодальной верхушки заключить союз с Турцией он отвечал: "Зачем нам искать дальнего родственника, когда рядом добрый и сильный сосед, - старший брат" (под последним подразумевая русский народ).

 

Друг А. С. Пушкина и А. Н. Муравьева Казы-Гирей отзывался в 1846 г. о России восторженно: "Россия стала моим вторым отечеством, не менее родным, и ея пользы не менее драгоценными, тем более что из пользы России только может извлечь благо моего родного края"9.

 

Первостепенное значение горские просветители первого поколения придавали вопросам культурного развития своих народов, их образования. Казы-Гирей писал: "Да! И моему не европейскому уму представилась эта странная, мятежная жизнь, и мне пришли в голову теории образования народов, о которых так много толкуют и толковали. Странно! Давно ли я сам вихрем носился на коне в этом разгульном краю, а теперь готов представить тысячи планов для его образования"10.

 

Для осуществления этих целей Хан-Гирей, Ногмов, Колиев, Ялгузидзе, Казем-Бек и другие просветители требовали для горцев школ с преподаванием на родном и русском языках, которые готовили бы молодежь для поступления в русские учебные заведения. "Население этого края, - писал Г. Алкадарский в статье, опубликованной в газете "Экинчи" ("Пахарь"), - не владеет русским языком. Поэтому они лишены возможности разговаривать с русскими, вести с ними торговлю, жаловаться своим начальникам. Мы договорились, чтобы каждый, в силу своих возможностей, вносил определенную сумму и на эти средства в Касумкенте открыть школу, чтобы там дети обучались русскому языку, русской письменности и изучали другие промысла..."11. Алкадарский считал, что в Дагестане, где проживало более 30 народностей, часть которых не имела своей письменности, невозможно было вести преподавание на родных

 
стр. 150

 

языках, так как на этих языках не было издано книг, не было преподавателей, да и сами языки не были литературно обработаны. Колиев, Гассиев, Хан-Гирей, Ногмов и другие показывали стремление своих народов к свободе, знаниям, их трудолюбие, отвагу, патриотизм и другие важные нравственные качества.

 

Просветители первого поколения наивно верили в наступление царства разума, эры просвещения и справедливых законов, которые должны были издаваться "свыше", чтобы покончить с темнотой и невежеством народа. В этом проявлялась классово-историческая ограниченность и непонимание ими законов общественного развития. Тем не менее, они оказали большое влияние на последующие поколения просветителей Северо-Кавказского региона.

 

Первые просветители, - отмечает Р. Х. Хашхожева, - это те, "кто занимался первоначальным накоплением духовного капитала, но только для своего народа. Они, подобно великим географическим открытиям средневековья, открыли мир цивилизации через просвещение для себя и для своих соплеменников. Они, усвоив русский язык и изучив историю и культуру не только своих народов, но прежде всего своего этноса, совершили интеллектуальное чудо: не только усвоили русский и другие европейские языки, но изучили и свой язык; первыми поставили вопрос о научном исследовании своей истории, культуры, языка; создали первые учебники и издали обобщающие труды по этим направлениям знаний и этим положили начало научной мысли среди своих народов. Поэтому одной из особенностей их научной деятельности является то, что они обратились к социально-гуманитарным проблемам своего народа. Именно по этим отраслям знаний они проводили свою просветительскую работу среди соотечественников"12.

 

Таким образом, в начале своего пути северокавказское просветительство имело некую однородность: в ходе его движения различные тенденции четко не выделялись, а взаимно переплетались, интересы народа и имущих граждан временно совпадали, так как движение разворачивалось под знаком единения народа, что было отражением социально-экономических условий жизни горцев в рассматриваемый период. Спецификой этого этапа являлось то, что у истоков просветительского движения стояли люди разного социального положения и разных воззрений: представители военного, духовного, дворянского и других сословий. Эти первые образованные люди в подавляющем большинстве учились в русских учебных заведениях, являлись либо священнослужителями, либо военнослужащими, и ориентировали горцев на сближение с демократической Россией. Выражая волю своих народов и требуя единения всех сил, они в то же время выступали против помещичьего произвола, в защиту угнетенных. Они изучали этнический облик своих народов, язык, национальную историю, создавали первые литературные образцы. В их творчестве "гипертрофированное значение" получает пропаганда просвещения и грамотности, "которые мыслятся как наиболее радикальные средства преодоления исторической отсталости, однако просвещенческим акциям придается сословный, дворянский характер"13.

 

Эти тенденции ярко проявились в деятельности первого поколения северокавказских просветителей: Джабаги Казаноко, Измаил-Бей Атажукина, Ивана Ялгузидзе, Шоры Ногмова, Мухаммеда Али Казем-Бека, Умара Берсея, Султан Хан-Гирея, Султан Казы-Гирея, Дмитрия (Лукмана) Кодзокова, Аксо Колиева, Василия Цораева, Умалата Лаудаева, Гасана Алкадарского, Афанасия Гассиева и многих других.

 

 

Примечания

1. САБАНЧИЕВ И. Пореформенная Балкария в отечественной историографии. Нальчик. 1989, с. 151 - 155.

2. ЛЕНИН В. И. Поли. собр. соч. Т. 20, с. 102.

3. ХАКУАШЕВ А. Х. Адыгские просветители. Нальчик. 1978, с. 257.

4. ЖДАНОВ Ю. А. Кавказ и передовая русская культура. Грозный. 1982, с. 39.

5. История народов Северного Кавказа (конец XVIII в. - 1917 г.). М. 1988, с. 370 - 496.

6. КАЗЕМ-БЕК. Баб и бабиды: религиозно-политические смуты в Персии в 1844 - 1852 гг. СПб. 1865, с. 2.

7. КУМЫКОВ Т. Х. Культура и общественно-политическая мысль Кабарды. Нальчик. 1987, с. 29.

8. КОСВЕН М. О. Этнография и история Кавказа. М. 1961, с. 140.

9. КУМЫКОВ Т. Х. Казы-Гирей. Нальчик. 1978, с. 74.

10. КАЗЫ-ГИРЕЙ С. Долина Ажитугай. Избранные произведения адыгских просветителей. Нальчик. 1980, с. 18.

11. Экинчи, 1875, N 8.

12. ХАШХОЖЕВА Р. Х. Адыгские просветители. Избранные произведения адыгских просветителей. Нальчик. 1980, с. 11.

13. АЙЛАРОВА С. А. Общественно-политические и исторические взгляды передовой северокавказской интеллигенции (60 - 90-е годы XIX в.). Автореф. канд. диссертации. Тбилиси. 1989, с. 14 - 15.

Опубликовано 17 ноября 2020 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама