Рейтинг
Порталус


В. А. КОВРИГИНА. Немецкая слобода Москвы и ее жители в конце XVII-первой четверти XVIII вв. М. "Археографический центр". 1998, 434 с.

Дата публикации: 19 апреля 2021
Автор(ы): Л. Н. ВДОВИНА
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ИСТОРИЯ РОССИИ
Номер публикации: №1618840214


Л. Н. ВДОВИНА, (c)

Монография кандидата исторических наук, старшего научного сотрудника лаборатории истории русской культуры исторического факультета МГУ В. А. Ковригиной посвящена истории Немецкой слободы Москвы и деятельности ее жителей в петровскую эпоху. В конце XVII - первой четверти XVIII вв., в период реформ Петра I, затронувших многие стороны жизни русского общества, иностранцы, выходцы из Западной Европы, сыграли свою роль в политической, экономической и культурной истории России.

Отдельные сюжеты так или иначе связанные с иностранцами в России и в Москве, в частности, исследовались Д. В. Цветаевым, В. В. Нечаевым, М. И. Семевским, И. М. Снегиревым и другими историками. Но книга Ковригиной представляет собой первое специальное исследование, охватывающее жизнь Немецкой слободы в контексте национального, социального, профессионального, религиозного и численного состава ее жителей. Автор показывает практическую деятельность населения Немецкой слободы в производственной сфере, в образовании, медицине, различных ремеслах и областях искусств. Монография - результат изучения большого комплекса опубликованных и архивных источников. Особенно ценным является введение в научный оборот ряда фондов-коллекций Посольского приказа, а также дел из архивов Сената, Юстицколлегии, Оружейной палаты и Ижорской канцелярии, касавшихся пребывания иностранцев в России. Автору удалось не только выявить сведения об иностранцах в массе разнообразных архивных материалов, сочинений и переписки современников, но и систематизировать полученные сведения по основным направлениям исследования.

В середине XVII в. произошло выделение Немецкой слободы, особой территории вне пределов Москвы, где селились выходцы из Западной Европы, которым разрешалось здесь жить на свой западный "манер". Именно отличный от старомосковского образ жизни в Немецкой слободе стал притягательным для молодого Петра I, который нашел там учителей, друзей, любовь. Эта частица западноевропейского мира, несла для русских эталон новых форм жизни, отношений и, самое главное, знания и умения. И хотя население слободы в 20-е годы XVIII в. насчитывала 2,5 тыс. человек (включая женщин и детей), что составляло всего 2% от численности русского населения Москвы (с. 37), роль иноземцев была заметной. В петровский период среди жителей слободы происходит рост числа приглашенных на "государеву службу" и приехавших "ради собственного промысла" ремесленников, инженеров, медиков, учителей. Они несколько потеснили старых дворовладельцев Немецкой слободы- военных и купцов (с. 51). В национальном и религиозном отношении среди жителей слободы преобладали в основном протестанты - немцы, голландцы датчане; англичан, итальянцев, французов, испанцев, католиков по вероисповеданию, было меньше.

Петровское законодательство закрепило льготные правовые и материальные условия для проживания и работы иностранцев в России. Ковригина делает интересные наблюдения о правовом статусе иноземцев, выявляя некоторые противоречивые тенденции (с. 52-76). С одной стороны,

стр. 157


благоприятное положение иностранцев обеспечивалось многими правовыми гарантиями, но, с другой, петровская администрация стремилась лишить их ряда привилегий, приравнять иноземцев к российским подданным (с. 76). Разнообразная деятельность иностранцев вела их от исключительности и изолированности к медленной, но неизбежной интеграции в русское общество.

В монографии представлена разнообразная служебная государственная и частная деятельность иностранцев разных профессий. В мануфактурном и ремесленном производстве Москвы на государственной службе было занято немало иностранных мастеров. Основным учреждением Москвы, при котором в конце XVII- начале XVIII вв. служили иноземцы-ремесленники (ювелиры, часовщики, архитекторы, граверы, живописцы), была Оружейная палата. Иноземные мастера трудились и на новых казенных мануфактурах - Хамовном, Полотняном, Чулочном, Кожевенном, Шляпном, Бумажном, Зеркальном дворах. Главным направлением их деятельности было налаживание нового производства и подготовка русских кадров работников. Таким способом население Немецкой слободы входило в экономическую жизнь Москвы, а власть подчиняла государственным интересам производственную деятельность иностранных мастеров (с. 121).

С началом петровских реформ возрастает приток "вольных" ремесленников, занятых изготовлением одежды, обуви, париков, украшений, новых предметов домашнего обихода - всего того, что было связано с переходом на "европейский манер", с обслуживанием потребностей русского дворянства. Созданные в Москве иностранными архитекторами, скульпторами и живописцами произведения оказали воздействие на русскую архитектуру и живопись эпохи барокко, служа образцами для освоения новых форм и техники (с. 182).

Особое место занимали иностранные предприниматели- заводчики и мануфактуристы. Среди них были владельцы основанных ими предприятий, арендаторы и управляющие казенными мануфактурами, которые выпускали разнообразную продукцию - от железа и пороха до чулок и игральных карт. Несмотря на немногочисленность, эта группа предпринимателей выделялась сочетанием промышленной и коммерческой деятельности, материальным достатком, образованностью. Предприниматели-иноземцы пользовались особым расположением и покровительством Петра I. Ковригина показала, что своеобразная корпорация иноземцев Москвы оказала прогрессивное влияние на культуру промышленного производства России (с. 231).

Иноземные медики способствовали распространению, усвоению и развитию новых знаний в научной и практической медицине в России. Иностранные врачи и аптекари трудились в Аптекарском приказе (Р. К. Арескин, И.-Д. Блюментрост), казенных (Ю. Госсен, Я. Нагель) и частных аптеках (И.-Г. Грегори). Основателем московского госпиталя, совершенно нового для России учреждения, стал выходец из Голландии доктор Н. Л. Бидлоо. В историю русской медицины он вошел и как создатель Медицинской школы, отдавший немало сил для подготовки отечественных лекарей. По размаху и результатам деятельности, личностному потенциалу Бидлоо не было равных. Другие медики, в меру своих сил и возможностей, также сделали немало полезного как в практической работе, так и в обучении русских специалистов. Но в то же время определенная часть медиков- иностранцев пыталась закрепить исключительно за собой главенствующее положение в русской медицине (с. 296).

Не менее востребованными, чем медики, оказались учителя-иностранцы, как преподававшие в новых частных и государственных учебных заведениях (гимназия Глюка, Математико-Навигацкая, Артиллерийская, Инженерная школы), так и домашние гувернеры. Само время реформ ставило перед образованием новые задачи. Молодому поколению, прежде всего дворянской молодежи, нужны были светские знания, приобщение к общеевропейским научным и культурным ценностям. Отчасти удовлетворить эту жажду познания могли только иностранцы. Однако процесс обучения и воспитания был тернистым. Автор справедливо отмечает объективные трудности утверждения светских знаний в образовании - столкновение национальной и западноевропейской моделей культурных ценностей, личностные особенности их иностранных носителей. Результатом этого были сложные отношения в кругу иностранных и русских учителей и учеников. Но оценивая в целом культурный баланс сил на ниве московского образования в первой четверти XVIII в., нельзя не отметить, что чаша весов склонялась в сторону утверждения светского начала, что происходило во многом благодаря усилиям иностранных учителей и наставников.

Монография Ковригиной открыла одну из ранее малоизвестных страниц в истории России конца XVII- начала XVIII века. Через разнообразные занятия иностранцев, яркие характеристики отдельных личностей и целых династий (Блюментросты, Геннины,

стр. 158


Левкины, Марселисы, Мейеры и др.) виден вклад жителей слободы в отечественную культуру.

Диалог между культурами, усвоение "чужого", соотнесение его со "своим" - вечная проблема в истории культуры. Исследователями давно отмечалась определенна открытость русской культуры в начале XVIII в., ее способность воспринимать другие культурные ценности, не теряя своего лица. Ковригиной удалось на материалах большого комплекса источников показать механизм взаимодействия разных культур. Переход от "чужого" к "своему" в условиях Нового времени ускорялся. В меняющейся картине мира создавались предпосылки для понимания и западноевропейской культуры и собственной. Постижение "другого" - путь познания своей культуры, И хотя автор не ставит такой задачи, объективно монография содержит ценный материал для размышлений над этой важнейшей проблемой в истории культуры.

Опубликовано на Порталусе 19 апреля 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама