Полная версия публикации №1610576229

PORTALUS.RU КУЛЬТУРА ВЕЛИКОЙ РОССИИ Ингушский этикет → Версия для печати

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По общепринятым международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

З. М.-Т. Дзарахова, Ингушский этикет [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 14 января 2021. - Режим доступа: https://portalus.ru/modules/russianculture/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1610576229&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 19.10.2021.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

З. М.-Т. Дзарахова, Ингушский этикет // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 14 января 2021. URL: https://portalus.ru/modules/russianculture/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1610576229&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 19.10.2021).

Найденный поисковой машиной PORTALUS.RU оригинал публикации (предполагаемый источник):

З. М.-Т. Дзарахова, Ингушский этикет / Вопросы истории, № 10, Октябрь 2007, C. 143-146.



публикация №1610576229, версия для печати

Ингушский этикет


Дата публикации: 14 января 2021
Автор: З. М.-Т. Дзарахова
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: КУЛЬТУРА ВЕЛИКОЙ РОССИИ
Источник: (c) Вопросы истории, № 10, Октябрь 2007, C. 143-146
Номер публикации: №1610576229 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Самоидентификация каждого народа Северного Кавказа связана с собственными морально-этическими кодексами, имеющими много общего.

 

Кавказский этикет выходит далеко за рамки того, что принято понимать под этикетом, и предстает как своеобразное выражение философии бытия и достойного обитания в нем.

 

Историческое изменение этнического сознания, неизбежно следующее из исторической изменяемости всего общества, невозможно понять без учета функций социальных институтов, действующих в этом обществе. Объяснение особенностей национального самосознания следует искать не только в природных, но и в исторически сложившихся, конкретных социально-экономических условиях и особенностях жизни каждого народа, порождающих определенные общественные институты, без функционирования которых немыслима жизнь этноса. Стойкие черты этносознания формируются через посредство обычаев, привычек, жизненных порядков, передаваемых от поколения к поколению. Поэтому его понимание возможно лишь посредством изучения отдельных, наиболее значимых элементов этнокультуры.

 

Самобытная ингушская культура исторически выработала этикет, близкий к культурным константам других народов Северного Кавказа. Традиционные ингушские ценности: "эздел" - благородное поведение, "яхь" - доброе соперничество, "сий" - честь, "майрал" - храбрость, "денал" - смелость, и т.д. отражали специфику проживания в горах, требующую, прежде всего, храбрости и мужества, и были практическим руководством поведения, а их несоблюдение приводило к отторжению.

 

В понимании ингушей этикет - это проявление нравственной культуры "эздел". Эздел учит человека тому, как следует вести себя в той или иной ситуации, закладывает в сознание основные принципы, учит благородному отношению к человеку. Эздел в понимании ингушей - это этика, нравственные нормы, благородство. В целом этикет выражает требования вежливости, поддерживаемые на общественном уровне, общепринятые нормы поведения применительно к определенным условиям жизнедеятельности людей. Ревностное отношение ингушей к соблюдению правил этикета столь велико, что нарушение "правил приличия" ставит человека как бы вне закона. Ингушский этикет регламентирует всю сознательную жизнь каждого члена общества, тем самым, самосохраняя его.

 

При всем своем свободолюбии, представитель ингушского общества в то же время не свободен, а обязан. Причем этой обязанностью он не тяготится, а признает ее вполне естественной. Обязан соблюдать традиции, обычаи, системы подчинения (родители - дети, муж - жена, старший - младший). Человек обязан жить по строго определенным канонам, в противном случае ему быть изгоем общества, что равносильно смерти. Таким образом, ингуш не волен жить никак иначе, чем по строго установленному обычаю, если для него важно признание в среде своего народа.

 

 

Дзарахова Зейнеп Магомет-Тагировна - кандидат исторических наук, доцент Ингушского государственного университета. Назрань.

 

стр. 143

 

 

"Эхь-эздел" - моральный кодекс ингушей, истоки которого, - в древней истории народа. В нем находят отражение все стороны нравственной жизни ингушей: семейный долг, уважительное отношение к женщине, почтение к людям преклонного возраста, заботливое обращение с младшими, гостеприимство и многие другие.

 

В своих наблюдениях еще в прошлом веке Н. Яковлев отмечал: "Быт ингуша подчинен всяким правилам тонкой обходительности, в большей мере, чем быт большинства населения наших городов и, во всяком случае, не менее, чем жизнь так называемого "высшего общества" в культурных странах. Этим и объясняется та выдержка, то уменье непринужденно держать себя на людях, которыми с первого же взгляда так выгодно отличаются ингуши"1.

 

Значимой этической категорией ингушей было и остается "эздел" - благородство. Эта категория достаточно широка, под нее попадают различные проявления следования лучшим обычаям ингушской самобытности. Про человека, проявляющего "яхь" ингуши говорят: "Он благородный человек". Похвальной считается готовность прийти на помощь, оказать необходимую услугу. "Внутреннее (не показное) благородство крепче скалистого берега", - говорят ингуши.

 

Аналогичные представления мы встречаем в культуре северокавказских народов и в древности - в культуре эллинов. Древние эллины обращали внимание на необходимость формирования красивого поведения. Само понятие "красивое поведение" в то время практически совпадало с добродетелями человека, с его представлениями о нравственности и гражданственности. Сочетание красивого и благородного обозначалось у древних греков понятием "калокагатия" (от греч. "калос" - прекрасный, "агатос" - добрый). Основой калокагатии была гармония души и тела. Наряду с красотой и силой калокагатия заключала в себе справедливость, целомудрие, мужество и разумность. В этом смысле в культуре античности не было этикета как собственно внешней формы проявления культуры человека, поскольку не было самого противопоставления внешнего и внутреннего, этикетного и нравственного.

 

В ингушском языке аналогичными являются понятия "яхь" (состязательность в благородном) и "куц" - совершенно идеальное, должное в облике, поведении, поступках, в представлениях вайнахов о прекрасном в человеке2.

 

По сути, "Яхь" - одна из самых важных морально-этических категорий этикета. Его содержание - в чувстве "соревновательности" в совершении благородных, добрых, общественно-полезных дел. Каждому ингушу (особенно мужчине) с детства прививалось осознание того, что он не хуже остальных его соплеменников, "яхь" культивировало здоровое желание вырваться вперед, выделиться среди других людей. Стимул этот часто являлся решающим в жизни и деятельности ингушей и формировал основные черты их ментальности.

 

Значимой этической категорией ингушей было и остается "эздел" - благородство. Эта категория достаточно широка, под нее попадают различные проявления следования лучшим традициям ингушской самобытности. "Даже если ты находишься в глухом лесу, проявляй благородство перед самим собой", - говорят ингуши. "Богатство приходит и уходит, а благородство, если оно ушло, уже никогда не вернется", - гласит ингушская пословица.

 

В ходе общественно-исторического развития в результате взаимодействия с окружающим миром ингуши накопили опыт эстетических отношений, на основе которого сложились представления об идеале прекрасного в мыслях, поведении, поступках. В представлениях о красивом в поведении человека народное сознание ингушей выдвигает два фактора: красивый физический облик и красивый нравственный облик (поведение, поступки, деяния)3.

 

Этикет, как и устав, ограничивает и связывает действия ингуша, обязывает считаться с нормами, принятыми в этом обществе. Скромность, сдержанность, степенность, благородство - основные добродетели ингушского этикета, которые ценятся всегда. Сдержанность, несуетливость, простота в поведении, чуждость зазнайству всегда характеризовали достойных людей. Отличительными чертами ингушского этикета является учтивое обхождение друг с другом. Ингушская этика выше всего ценит "нийсал" - моральное равенство всех людей. Верность моральному кодексу всегда отличала людей чести и достоинства.

 

Эздел требует вежливости и благородства манер. Настоящая культура имеет место лишь там, где правила этикета, внешней культуры, вежливого поведения, становятся внутренней потребностью, воплощаются в характере, становятся неотъемлемыми чертами человека.

 

Высокое чувство нравственности и соблюдение этикета проявляют люди благовоспитанные и имеющие денал (смелость), проявляющуюся в самообладании, в способности к преодолению тягот и лишений, жизненных проблем, неудач, противодей-

 

стр. 144

 

 

ствия со стороны других лиц и общественных сил в борьбе с ними. Взаимоотношения "духа и тела" делают человека "самоорганизующейся системой". Сабар (терпимость) - это достижение внутреннего спокойствия. Внутреннее спокойствие - это важное условие сохранения ясности ума и четкости поведения. Это терпимость и терпение, как проявление высшей культуры. О значимости этого качества говорят пословицы: - "Ученье в силе разума, сила ума в терпении".

 

Выразительной чертой характера человека, живущего по канонам эздел является эхь - скромность. Скромный человек никогда не стремится показать себя лучше, способнее, умнее других, не подчеркивает свое превосходство, свои качества, не требует для себя никаких привилегий, особых удобств, услуг.

 

Одним из принципов эздел является убеждение, что общество обязывает быть образцом высоких нравственных качеств. Чуть ли не главной добродетелью считается честь. В идеале честь является основным законом поведения, безусловно и безоговорочно преобладающим над любыми другими соображениями. Для ингушского кодекса чести традиционно думать об этическом содержании поступка.

 

Зная о недостойных поступках человека, ингуш - человек достойный - не будет разглашать это, так как самое страшное наказание тот, кто отступил от нравственно должного, уже получил - имя свое растоптал и оставил недостойное наследство потомкам. Человек с добрым сердцем старается скрыть чужие недостатки и слабости.

 

Не случайно имя в ингушском нравственном кодексе - это чувство долга за дела и поступки свои перед собой, детьми и потомками. "Запомни: имя доброе важней богатства, красоты, происхождения...", - писал классик ингушской поэзии Дж. Яндиев.

 

Как составная часть морали этикет выполняет важную коммуникативную функцию. Знание его принципов и норм облегчает общение, повышает его культуру, позволяет избежать конфликтов и каких-либо недоразумений, связанных с оценкой культуры морального общения. Этикет выполняет свою роль только тогда, когда сочетается с внутренней моральной культурой личности и определяется ею. Чтобы иметь ясное представление об ингушах, необходимо видеть связь между правилами поведения и этическими установками, принятыми в их кругу.

 

Этикет непременно содержит элемент эстетики. Внешность и манеры человека оценить куда легче, чем его истинную сущность. В то же время внешний вид и умение держаться, умение вести разговоры, обходиться с разными людьми - это тоже свидетельства воспитания. Часто бывает так, что человек еще и не заговорил, но уже определенное мнение начинает складываться о нем. В эхь-эздел имеет значение внешний облик человека. Человек должен быть прилично одет, иметь сдержанные манеры, не быть многословным. Какой бы красивой фигурой и чертами лица ни одарила природа человека, этот дар необходимо совершенствовать воспитанием красивых движений, правильной осанки, приятных манер в обхождении с людьми.

 

Можно быть человеком деловым, и ни на минуту не забывать ни об одной детали своей внешности. Умение одеваться - это есть один из показателей хорошего тона и ума. В исследовании по истории ингушского костюма Л. Тариева обращает внимание на то, что и одежда подчинена этикету. Ношение той или иной одежды регламентировано4.

 

Своим поведением и внешним видом человек должен сообразовываться с обстоятельствами и окружением, в которое попал, с тем родом деятельности, который ему предстоит. Эти черты невозможно выработать искусственно, соблюдая лишь внешнюю форму. Все это проявление натуры, преображенной и усовершенствованной воспитанием. Человек, у которого нет светскости, при каждом неприятном происшествии теряет самообладание, в то время как благовоспитанный как бы не воспринимает того, что не должно его раздражать. Хладнокровием он легко заглаживает любую неловкость.

 

Этикет ингушского народа, как и других народов Кавказа, проникнут духом чести и дисциплины. С самого рождения человек находился в строгой системе общественного регламента. Общество воздействовало на каждого человека внушением, общественным мнением, авторитетом, силой обычая. Становление этикета происходило с динамикой развития жизни народа, когда мальчиков и юношей воспитывали в духе мужественности и стойкости. Честь возводилась в степень нравственного культа.

 

Основой идеального образа межличностных связей и отношений, своего рода первоэлементом традиционных принципов взаимного обхождения: уважения старших, почитания женщин, гостеприимства является благожелательность5.

 

Престиж в ингушском обществе традиционно связывается не с силой и властью, а с наибольшим уважением со стороны окружающих. Еще в XIX в. Б. Далгат отмечал,

 

стр. 145

 

 

что у ингушей люди никогда не возвышают друг друга по его материальному достатку или по силе социального статуса. Эхь-эздел проявляется в отношениях с людьми, стоящими гораздо выше по своему общественному положению, и напротив, - стоящими неизмеримо ниже.

 

Если человек выглядит достойным образом и соответственно этому умеет общаться со старшими и младшими, со знакомыми и незнакомыми, с мужчинами и женщинами, то независимо от образования, деловых качеств, уровня компетентности в какой-то области он уже производит самое приятное впечатление6. Хорошее воспитание проявляется в умении держаться одинаково в общении с людьми стоящими гораздо выше тебя по общественному положению, так и неизмеримо ниже. Унижая людей, стоящих ниже по чину, человек ущемляет, прежде всего, свое достоинство.

 

Ни один человек не может избежать нравственной оценки общества. Нравственному человеку важно не только признание его людьми, и оказываемая ему честь, но и внутреннее осознание своей порядочности, нравственной ценности. Согласно сознанию ингушей, быть благородно-воспитанным следует не для того, чтобы достичь каких-либо привилегий в жизни, а потому что необходимо иметь признание обществом, как "эздий саг" - благородный человек.

 

Очень высока была во взаимоотношениях между горцами ценность данного слова, которое в ингушском обществе выражается понятием "деша да" (хозяин слова,). Это понятие имело для горцев очень высокую моральную ценность. Слово, данное мужчиной, в народном сознании ингушей гораздо значительней всех других ценностей. Мужчина, нарушивший свое слово, терял всякое уважение и доверие народа. В народе говорят: "Не давай слово, если не можешь сдержать его". Как бы ни складывалась жизненная ситуация, перед каким бы выбором ни стоял мужчина, он был обязан сдержать данное им слово. Крепость данного слова, его мощь и сила утверждалась в сознании ингуша с самого рождения. Даже будучи ребенком, ингуш понимал, что словами нельзя разбрасываться. Иначе он не будет уважаем и почитаем, он не будет принят этим обществом.

 

В прошлом за семью, оставшуюся без кормильца, ответственность на себя брало село. Близкие соседи не позволяли себе садиться за трапезу до тех пор, пока не отнесут часть ее в соседний дом - семье с малыми детьми, где нет кормильца-мужчины. Старший в селе находится в нравственном и религиозном ответе за каждого члена своего села и, завершая свой рабочий день, не имеет право ужинать, если кто-то в подопечном ему обществе обделен им. Тем самым, освещенное канонами ислама понятие долга должностного лица усиливается.

 

Нетерпимое отношение к невыполнению предписаний этикета, являющегося внешним выражением статуса человека, связано с тем, что его соблюдение способствует правильному функционированию общества. Человек и своим поведением, и внешним видом должен в определенной степени сообразовываться с обстоятельствами, с тем окружением, в которое он попал или рассчитывал попасть. Важной особенностью кавказского этикета является обладание скромностью. Пороком признавалось многословие. Умение держать себя в руках, сохранять чувство достоинства, умение избегать конфликтов, ссор, отсутствие враждебности в поведении понимается как чувство хорошего тона и такта.

 

Этикет северокавказских народов не содержит конкретных предписаний о том, как относиться к представителям иной национальности. Люди не ощущали в этом необходимости, ибо национальный признак был не столь важным на Северном Кавказе. Высшими ценностями почитались верность долгу, слову, достоинство.

 

Примечания

 

1. ЯКОВЛЕВ Н. Ингуши. Популярный очерк. М. -Л. 1925, с. 20 - 21

 

2. ТАНКИЕВ А. Х. Свет народного сознания вайнахов. Грозный. 1990, с. 39.

 

3. ТАНКИЕВ А. Х. "Турпала Или" - "сердцем мужественный". Эпос народной культуры. Духовные башни ингушского народа. Саратов. 1997, с. 117.

 

4. ТАРИЕВА Л. У. Ингушский костюм. Ингушетия и ингуши. Т. 1. М. 1999, с. 298 - 305.

 

5. БГАЖНОКОВ Б. Х. Очерки этнографии общения адыгов. Нальчик. 1983, с. 7.

 

6. ГУТОВ А. М. Этюды о кавказском этикете. Нальчик. 1998, с. 13.

 
 

Опубликовано 14 января 2021 года

Картинка к публикации:


КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): Ингушский этикет





Полная версия публикации №1610576229

© Portalus.ru

Главная КУЛЬТУРА ВЕЛИКОЙ РОССИИ Ингушский этикет

При перепечатке индексируемая активная ссылка на PORTALUS.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на Portalus.RU