Полная версия публикации №1617195353

PORTALUS.RU КУЛЬТУРА ВЕЛИКОЙ РОССИИ И. В. КОНДАКОВ. Введение в историю русской культуры. → Версия для печати

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По общепринятым международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

А.Г. Васильев, И. В. КОНДАКОВ. Введение в историю русской культуры. [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 31 марта 2021. - Режим доступа: https://portalus.ru/modules/russianculture/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1617195353&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 24.06.2021.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

А.Г. Васильев, И. В. КОНДАКОВ. Введение в историю русской культуры. // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 31 марта 2021. URL: https://portalus.ru/modules/russianculture/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1617195353&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 24.06.2021).



публикация №1617195353, версия для печати

И. В. КОНДАКОВ. Введение в историю русской культуры.


Дата публикации: 31 марта 2021
Автор: А.Г. Васильев
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: КУЛЬТУРА ВЕЛИКОЙ РОССИИ
Номер публикации: №1617195353 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


М. Аспект Пресс. 1997. 687 с.

Работа И. В. Кондакова - кандидата филологических наук, доцента Российского государственного гуманитарного университета - первый и до сего времени единственный в современной учебной литературе опыт изложения истории русской культуры с позиций исторической культурологии.

От традиционного исторического обзора культуры историко- культурологический анализ отличается рядом существенных черт. Во-первых, ему присущ приоритет проблемно- логического (а не хронологического) подхода и, следовательно, - синхронистического (а не диахронического) рассмотрения материала. Во-вторых, культура предстает как целостная структурно-фунциональная система, как самодостаточный знаково-символический универсум, охватывающий общественную жизнь во всех ее проявлениях и никоим образом не сводимый к несколь-

стр. 157


ким видам искусства. Отсюда следует и то, что историко- культурологический подход по Сути своей является междисциплинарным. Наконец, историческая культурология предполагает ограниченное сочетание понимания и объяснения как двух взаимодополняющих стратегий исследования истории культуры.

Очевидно, что интересующие Кондакова проблемы (они же - "проблемные узы" - темы глав) продиктованы именно "интересом эпохи", переживаемой нынешней Россией, да, пожалуй, и всем современным миром. Автор прямо ставит перед собой задачу высветить "современной проблематикой целое тысячелетие русской культуры" (с. 12).

Это, конечно, противоречит классическим канонам науки нового времени, которые требовали от ученого занимать позицию незаинтересованного внеположенного объекту анализа наблюдателя. Однако после возникновения идей М. М. Бахтина, школы "Анналов", философской герменевтики стало совершенно очевидно, что интенция понимания хронологически и/или географически "другого", экзистенциально заинтересованное вопрошание - неотъемлемая часть современного гуманитарного исследования. Особенно это становится ясно, если "другой" - прошлое той культуры, к которой принадлежит современный исследователь.

Одни из 14 "проблемных узлов" могут быть отнесены к "универсалиям" отечественной культуры и соответственно рассматриваются автором на всем протяжении ее истории (специфика социодинамики и менталитета русской культуры, православие, самодержавие в ее истории). Другие связаны с конкретными периодами истории ("Ценностно-смысловое единство древнерусской культуры", "Раздвоение единого" в развитии русской культуры нового времени", "Русский культурный ренессанс конца XIX- начала XX вв." и др.). Отталкиваясь от общего понятия или от конкретно- исторической ситуации, Конадков стремится привести читателя к пониманию общих закономерностей развития русской культуры.

Главный смысл "проблемно-теоретического" построения пособия автор видит в том, что "теоретическая проблема, первоначально формулируемая на определенном исторически конкретном материале, затем проецируется на культурно- исторический материал (предшествующий или последующий), что позволяет ту же теоретическую проблему рассмотреть укрупненно, на более широком историческом поле". Экскурсы в историю культуры, таким образом, призваны продемонстрировать "сквозное" присутствие в отечественной культурной истории преемственных проблем, ситуаций, процессов, идей и образов, составляющих единый "каркас" русской культуры (с. 12).

Автору удается диалектически "снять" временный поток фактов. Структурно-типологические модели самодержавия или интеллигенции, например, не заслоняют фактов исторически-конкретного бытования этих явлений на протяжении веков. В то же время явление и не дробится на факты до такой степени, когда "леса" всеобщего уже не видно из-за "деревьев" частного. Такой принцип рассмотрения базируется на методологической основе принятой Кондаковым концепции "социодинамики культуры", которую он определяет как "теорию истории культуры" (с. 17).

Главной целью социодинамики русской культуры является исследование различных фаз и форм "взаимоперехода социального и культурного". Следует "понять и объяснить, какую роль в каждой социокультурной ситуации играли собственно социальные, общественно-практические события и действия, а какую- феномены самой культуры, как те и другие- в процессе взаимного превращения и взаимоосвещения - способствовали рождению нового в общественной и культурной жизни" (с. 27-28).

Рассмотрение любого общественного феномена в книге как бы "раздваивается" на социальную и культурную составляющие. Как социально-политическое явление институт самодержавия, например, может быть локализован периодом со второй половины XV в. до 1905 (или 1917) года. В то же время как система эмоционально окрашенной культурной символики, знаков, идеологических представлений и неотрефлектированных массовых ментальных образов оно может быть рассмотрено на значительно более длинной исторической дистанции, уходящей в далекое прошлое и доходящей до сегодняшнего дня.

Итак, Кондаков исходит из существования в обществе двух взаимосвязанных и взаимодействующих составляющих - социума, как области "социально-практических отношений и действий, направленных на достижение материально ощутимых результатов, общественных изменений, преобразований: (с. 32), и культуры, как ценностно-смысловой сферы общества.

Такой взгляд еще совсем недавно мог казаться несколько старомодным перед лицом свойственной посмодернистской социальной теории тенденции к стиранию грани между тем, что "есть на самом деле", и тем, что "кажется", между социумом и культурой. В последнее время, однако, подобные

стр. 158


подходы встречают довольно энергичные возражения со стороны растущего "фундационалистского" методологического течения, стремящегося возродить классические представления о соотношении реальности и представлений о ней, а тем самым - об истине.

В связи с этим на Западе возрождается интерес к переосмысленному в духе достижений гуманитарной мысли XX в. марксизму. Да и сам автор, совершенно справедливо критикуя догматизированную и вульгаризированную версию марксизма, утверждавшую однозначную зависимость духовных явлений от материальных, с успехом использует не утратившие эвристисческой ценности идеи К. Маркса, Ф. Энгельса и Г. В. Плеханова.

Характерными чертами отечественной культуры автор полагает раскол, дуальность, бинарность. Этими чертами вызван катастрофизм, дискретный характер ее социодинамики: "Историю русской культуры отличает постоянно воссоздаваемая неустойчивость, нестабильность общественной системы, несбалансированность социальных предметов и культурных значений, а потому - и их непредсказуемость" (с. 28); "Социокультурный раскол - явление, типичное для России и присущих ей национальных культур, тесно связанных с русской и воспринявших ее бинарность" (с. 528).

К этим идеям Кондаков обращается многократно. Можно сказать, что они являются тем пунктом, с которого обозреваются все поднимаемые им проблемы. Указанные черты в "русском характере", русской ментальности и истории русской культуры подчеркивали Г. П. Федотов, Н. А. Бердяев, Ю. М. Лотман, Б. А. Успенский, А. С. Ахиезер. Заслугой автора является систематическое применение данного подхода для построения целостного курса истории отечественной культуры.

Вместе с тем построения Кондакова оригинальны. В отличие от многих философов, писавших о противоречивой душе русского человека, автор "спускает" данную проблематику с заоблачных высей метафизического умозрения, подробно останавливаясь на обусловивших эти черты особенностях территории, климата, геополитического положения Руси- России.

Отличается новизной анализ роли литературной критики в структуре "литературоцентричной" русской культуры XIX века. Следует согласиться с мнение автора о том, что имела место бинарная оппозиция, противостояние социально ориентированной критики и культурно ориентированной литературы.

Плюсом работы является и то, что в пособии анализируется материал XX века. Специальные разделы посвящены революции, советской культуре и постсоветским процессам социокультурной трансформации России. Освещается также социодинамика культуры Русского зарубежья, которая, по обоснованному мнению автора, также характеризуется логикой раскола.

Не боится Кондаков ни острой современной проблематики, ни оригинальной, возможно, спорной, ее трактовки. Оценку текущей ситуации и прогнозы на будущее он связывает с переключением с "бинарной" (двойственной) системы на "тернарную" (тройственную) (Лотман). Пойти дальше по пути, намеченному в этом тезисе, Лотман не успел. Смерть оборвала его мысль. Кондаков пытается обозначить в современной российской культуре некие "зоны", "точки роста" искомой новой культуры.

Зачатки "третьей культуры" он видит в образовавшейся в нашем обществе "зоне безразличия", заполненной "массовой стандартизированной и деидеологизированной" (с этим, пожалуй, можно и поспорить) культурой. В ее "дорефлективной аморфности" "снимаются" крайности тоталитарной и либеральной культур, изживается правый и левый радикализм... формируются исподволь новые нормы жизни" (с. 635). С этой трактовкой можно не соглашаться, но заслуживает внимания то, что автор не идет по пути простого осуждения пресловутого "культуркиллерства", а пытается объяснить функцию "масскульта", понять его смысл для современной российской культуры.

Задачу выработать "механизмы перекодирования бинарных структур культуры - в тернарные" Кондаков ставит и перед отечественной культурологией. Представляется, однако, несколько утопичным тезис о том, что "в той мере, в какой эта задача будет успешно решена теоретически, она окажется разрешимой и практически" (с. 666).

Существенная новизна работы заключается также и в том, что автор анализирует и противоположную тенденцию, направленную на синтез, стабилизацию, интегрирование социокультурной системы. С точки зрения социодинамики русской культуры, оказывается, что "всеединство" (или, если использовать латинизированный вариант этого понятия, - "тоталитарность") не только специфическая философская идея Серебряного века, а своеобразная "универсалия", которая проецируется на все тысячелетие истории России, рассматриваемое в книге.

стр. 159


На протяжении истории русской культуры выделяется несколько программ культурного синтеза. Первой почвой для обретения единства называется православие, сформировавшее нерасчлененную "культуру-веру". Вторым основанием интеграции стало слово, литература. Третья попытка была связана с расцветом "русского культурного ренессанса" конца XIX - начала XX века.

В центре этого культурного проекта стояли идеи "всеединства", преодоления всех барьеров, стирание граней между наукой, мистикой и религией, между искусством и жизнью. В связи с этим автор предлагает очень интересную и культурологически адекватную интерпретацию русской революции 1917 года.

Для традиционного взгляда на соотношение большевизма и культуры Серебряного века характерно их противопоставление. В этом смысле основная масса современной российской учебно-научной литературы и публицистики мало отличается от советской. Разница лишь в знаках. Если для первой историческая правота и моральные симпатии пишущих оказываются на стороне пассажиров "философского парохода", то для второй - на стороне тех, кто остался строить новую жизнь на родном берегу. Кондаков далек от подобного упрощенчества. Для него большевизм, с его идеями "творческого развития марксизма", "сотворения нового преображенного мира", стирания классовых барьеров, "живого творчества масс", отношения к конспирации и восстанию как к "искусству" - такое же дитя Серебряного века, как и рафинированный эстетизм декадентов или философско- богословские построения "софиологов". Четвертый проект интеграции связан с формированием организационно и идеологически однородной культуры СССР на основе всеобщей "советизации" и политизации всего и вся.

Книга не лишена недостатков. В частности, налицо некоторая диспропорция в распределении внимания автора к различным периодам истории русской культуры. XIX и XX вв., очевидно, гораздо больше занимают его внимание, чем сюжеты, связанные с культурой (в том числе и художественной) Древней Руси. Нельзя также целиком согласиться с утверждением, что большинство социокультруных процессов XVII-XVIII вв. "не выходит за пределы особенностей традиционного развития" (с. 9). Выпадает из поля внимания и материал, связанный с отражением в русской культуре и взаимодействием с ней иных культур - античной, византийской, восточной, западноевропейской и др. Практически не затронуты проблемы экономической культуры Руси-России, социальной структуры, систем социального контроля, разрывов в системе социокультурного нормирования поведения (периодов аномии) и форм отклоняющегося поведения в отечественной культуре, важные аспекты обеспечения физического существования и коммуникации в русской культуре.

Перед нами не систематический курс истории русской культуры, а лишь "введение" в эту огромную тему. Отечественная гуманитарная наука пишет еще только введение к истории русской культуры, рассматриваемой с историко-антропологических и культурологических позиций. Нам думается, что "Введение в историю русской культуры" Кондакова занимает в этой работе достойное место.

Опубликовано 31 марта 2021 года

Картинка к публикации:





Полная версия публикации №1617195353

© Portalus.ru

Главная КУЛЬТУРА ВЕЛИКОЙ РОССИИ И. В. КОНДАКОВ. Введение в историю русской культуры.

При перепечатке индексируемая активная ссылка на PORTALUS.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на Portalus.RU