Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

КУЛЬТУРА ВЕЛИКОЙ РОССИИ есть новые публикации за сегодня \\ 16.07.19


МУЗЕЙНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО В РСФСР. (1917-1920 гг.)

Дата публикации: 08 января 2016
Автор: В. К. ГАРДАНОВ, Ю. Ф. КОНОНОВ
Публикатор: А. Комиссаров
Рубрика: КУЛЬТУРА ВЕЛИКОЙ РОССИИ
Источник: (c) Вопросы истории, № 4, Апрель 1955, C. 117-123
Номер публикации: №1452202534 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. К. ГАРДАНОВ, Ю. Ф. КОНОНОВ, (c)

найти другие работы автора

Человечеством созданы замечательные культурные ценности, законным наследником которых является самый передовой класс современности - пролетариат. Победивший пролетариат, учил В. И. Ленин, должен сохранить культурные ценности прошлого и использовать их для строительства культуры социалистического общества,

 

С первых дней Великой Октябрьской социалистической революции коммунистическая партия и советское правительство приняли решительные меры к охране памятников культуры. Военно-революционный комитет направил в крупнейшие музеи и дворцы столицы своих специальных комиссаров, на которых возложил организацию охраны находящихся там художественных и исторических ценностей. После взятия Зимнего дворца советским правительством было отдано распоряжение об организации охраны этого здания и учета всего имущества дворца1 .

 

5 ноября 1917 г. был опубликован приказ, объявлявший благодарность "тем из дворцовых служителей, которые в ночь с 25-го - на 26-е октября 1917 г. были и оставались на своих постах, охраняя общенародное достояние дворца"2 .

 

Охрану культурных ценностей, созданных народом на протяжении его многовековой истории, Советская власть рассматривала как кровное дело самих трудящихся. Советское правительство считало необходимым разъяснить рабочим и крестьянам, что Октябрьская революция передала в руки народа все материальные и культурные ценности, которыми раньше владели господствующие классы. 3 ноября Народный комиссариат просвещения обратился со специальным воззванием "К рабочим, крестьянам, солдатам, матросам и всем гражданам России". В воззвании говорилось: "Кроме богатств естественных, трудовой народ унаследовал еще огромные богатства культурные: здания дивной красоты, музеи, полные предметов редких и прекрасных, поучительных и возвышающих душу, библиотеки, хранящие огромные ценности духа, и т. д.

 

- Все это теперь воистину принадлежит народу. Все это поможет бедняку и его детям быстро перерасти образованностью прежние господствующие классы, поможет ему сделаться новым человеком, обладателем старой культуры, творцом еще невиданной новой культуры.

 

Товарищи! Надо бдительно беречь это достояние народа!"3 .

 

Многочисленные факты свидетельствуют о том, что народ правильно понял смысл мероприятий советского правительства по охране памятников культуры и бережно отнесся к ним. Народный комиссар просвещения А. В. Луначарский в первые же дни революции, 10 ноября 1917 г., отмечал в "Известиях", что бойцы Красной гвардии "в деле бережения народных сокровищ" показали "пример, достойный преклонения".

 

Советское правительство, считая важной государственной задачей охрану памятников культуры и концентрацию их в музеях для всестороннего использования в научных и культурно-просветительных целях, предложило Наркомпросу создать специальный орган по руководству всем музейным строительством в стране. Как пишет в своих воспоминаниях И. Э. Грабарь, в ноябре 1917 г. при Наркомпросе па мысли В. И. Ленина была организована всероссийская Коллегия по делам музеев и охране памятников искусства и старины, в которую вошли видные деятели науки и культуры4 . В мае 1918 г. был создан музейный отдел Народного комиссариата просвещения, практически руководивший работой музеев и охраной памятников культуры5 ; во главе отдела был поставлен И. Э. Грабарь. С декабря 1918 г. при местных отделах народного образования стали создаваться губернские подотделы по делам музеев и охране памятников искусства и старины6 . Большую роль в развитии музейного дела на местах сыграли краеведческие общества,

 

 

1 Центральный государственный архив Октябрьской революции и социалистического строительства (ЦГАОР и СС), ф. 2307, оп. 3. ед. хо. 53, лл. 24 - 25.

 

2 "Известия ВЦИК", 5 ноября 1917 года.

 

3 "Известия ВЦИК", 4 ноября 1917 года.

 

4 И. Э. Грабарь. Моя жизнь. М.-Л. 1937, стр. 272.

 

5 ЦГАОР и СС, ф. 2307, оп. 3, ед. хр. 20 - 6, л. 175.

 

6 Там же, ед. хр. 141, лл. 93 - 94.

 
стр. 117

 

возникшие тогда почти во всех городах страны. К участию в музейном строительстве были привлечены также Академия наук и основанные в 1918 - 1919 гг. Социалистическая академия общественных наук и Академия истории материальной культуры.

 

Так было обеспечено организационное и научное руководство делом охраны памятников культуры и музейным строительством в Советской России.

 

Рассматривая все выдающиеся памятники культуры как народное достояние, советское правительство приступило к систематической и планомерной национализации музейных сокровищ. В первую очередь были национализированы бывшие царские дворцы Петрограда, Москвы и их окрестностей7 . Затем начался учет дворцового имущества и выделение из него предметов, имевших музейное значение. О масштабах этой работы можно судить хотя бы по следующим данным: за 1919 - 1921 гг. из кладовых Зимнего дворца было передано музеям, клубам, детским домам, учебным заведениям свыше 104 тыс. различных предметов8 .

 

Вслед за национализацией музейных ценностей, хранившихся в бывших царских дворцах, был поставлен вопрос о передаче в государственную собственность крупнейших общественных и частных собраний памятников культуры. "Одним из первых больших дел "Отдела"9 , - вспоминает И. Э. Грабарь, - была разработка декретов о национализации крупнейших частных художественных собраний, об учете и охране произведений искусства и о национализации Троице-Сергиевской лавры. Инициатива всех этих декретов исходила от В. И. Ленина. Они шли от нас к нему на утверждение, и некоторые из них, как декреты о национализации частных собраний и лавры, он лично исправил, значительно усилив ответственность заведующих за их сохранность"10 .

 

Национализации подлежали в первую очередь лишь самые выдающиеся коллекции памятников старины и искусства. Национализация того или иного музейного собрания означала признание Советским государством исключительной научной, исторической или художественной ценности данного собрания. Наиболее полно эта точка зрения была выражена в подписанном В. И. Лениным декрете Совета Народных Комиссаров о национализации Третьяковской галереи. В декрете говорилось, что эта галерея "является по своему культурному и художественному значению учреждением, выполняющим общегосударственные просветительные функции, и что интересы рабочего класса требуют, чтобы Третьяковская галерея вошла в сеть общегосударственных музеев, направляемых в своей деятельности Народным Комиссариатом Просвещения"11 .

 

Последующими декретами и распоряжениями советского правительства за 1918 - 1919 гг. в Москве были национализированы галерея Щукина12 , художественные собрания А. И. Морозова, И. С. Остроухова, В. А. Морозова13 , а также других известных коллекционеров - А. А. Брокара (собрание работ старинных западных мастеров живописи), Н. С. Исаджанова (собрание произведений новейших русских художников), Н. М. Соллогуба (портреты XVIII и XIX вв.), В. Гиршмана (собрание русской и иностранной мебели), А. Н. Ляпунова (картины Левитана) и др.14. В Петрограде в это же время были национализированы исторические -и художественные ценности, находившиеся в особняках и дворцах крупнейших помещиков и капиталистов - Юсупова, Долгорукого, Нарышкиных, Строгановых, Шуваловых, Шереметевых, Воронцовых-Дашковых, Мятлевых, Горчакова, Лейхтенбергских, Паскевича, Рудановского и др15 . Одновременно осуществлялась национализация художественных и исторических коллекций, хранившихся в помещичьих усадьбах.

 

В. И. Ленин придавал огромное значение сохранению всех ценностей, находившихся в помещичьих имениях и ставших после Октябрьской революции достоянием трудящихся. В "Ответе на запросы крестьян", опубликованном 8 ноября 1917 г., Ленин предлагал волостным земельным комитетам строжайше оберегать "бывшее помещичье имущество, которое отныне стало общенародным достоянием и которое по-

 

 

7 Там же, ед. хр. 53, лл. 2 - 3.

 

8 Там же, лл. 26 - 26 об.

 

9 Имеется в виду отдел Наркомпроса по делам музеев и охране памятников старины и искусства.

 

10 И. Э. Грабарь. Указ. соч., стр. 274.

 

11 Собрание Узаконений и Распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства (СУР), 1918 г., N 39, ст. 511.

 

12 Там же, N 81, ст. 851.

 

13 Там же, N 99, ст. 1011.

 

14 ЦГАОР и СС, ф. 2307, оп. 3, ед. хр. 12, л. 30.

 

15 "Музей". Вып. 2. Л. 1924, стр. 2.

 
стр. 118

 

этому сам народ должен охранять"16 . В телеграмме председателю Острогожского Совета от 6 декабря 1917 г. по поводу охраны ценностей в помещичьих имениях В. И. Ленин приказывал: "Составить точную опись ценностей, сберечь их в сохранном месте". "Вы, - предупреждал Ленин председателя Совета, - отвечаете за сохранность. Имения - достояние народа. За грабеж привлекайте к суду. Сообщайте приговоры суда нам"17 .

 

Из общей массы национализированных помещичьих имений были выделены и взяты на учет музейными органами 520 дворянских усадеб, представлявших особую культурную ценность. Значительная часть усадеб, признанных памятниками культуры, находилась в Московской губернии (155); в их числе были известные усадьбы Архангельское, Кусково, Останкино, Никольское-Урюпино, Покровское-Стрешнево18 .

 

Национализация выдающихся собраний памятников культуры обогатила музейные фонды страны огромным количеством первоклассных художественных и исторических произведений, превратив государственные музеи в основные хранилища памятников культуры.

 

Мероприятия Советской власти по охране и национализации памятников культуры встретили сопротивление низвергнутых эксплуататорских классов. Бывшие помещики и капиталисты пытались скрыть, распродать или вывезти за границу исторические и художественные ценности. На рынке появилось много предметов искусства и старины: оружия, картин, фарфора, хрусталя, мебели, художественных изделий из драгоценных камней и т. п. В столичных газетах печатались объявления о покупке русских музейных ценностей иностранными коллекционерами. Спекулянты и комиссионеры скупали антикварные вещи для продажи за границу.

 

В мае 1918 г. Совет Народных Комиссаров поручил Народному комиссариату просвещения разработать "проект декрета о запрещении вывоза из пределов Российской Социалистической Федеративной Республики картин и вообще всяких высокохудожественных ценностей - и проект этот представить на рассмотрение Совета Народных Комиссаров"19 . Одновременно были ассигнованы специальные средства на закупку художественных ценностей, продававшихся на рынке. 19 сентября 1918 г. декрет "О запрещении вывоза за границу предметов искусства и старины" был утвержден Совнаркомом и 24 сентября за подписью Ленина опубликован в газетах. В декрете давалась очень важная для характеристики ленинской политики в отношении памятников культуры мотивировка запрещения их вывоза за границу. Декрет начинался с указания, что он принимается "в целях прекращения вывоза за границу предметов особого художественного и исторического значения, угрожающего утратою культурных сокровищ народа...". Декрет воспрещал "вывоз из всех мест Республики и продажу за границу кем бы то ни было предметов искусства и старины" без предварительного заключения и разрешения музейных органов Наркомпроса. Все магазины, комиссионные конторы и отдельные лица, производившие торговлю предметами искусства и старины или посредничавшие в этой торговле, были обязаны в трехдневный срок со дня опубликования декрета зарегистрироваться в музейных органах Наркомпроса. Виновные в неисполнении декрета несли ответственность "по всей строгости революционных законов, вплоть до конфискации всего их имущества и тюремного заключения"20 .

 

Интересы культурного строительства Советской России требовали выявления, учета и охраны всех находившихся в стране памятников культуры. 5 октября 1918 г. Совет Народных Комиссаров издал декрет "О регистрации, приеме на учет и охранении памятников искусства и старины, находящихся во владении частных лиц, обществ и учреждений"21 . Этим декретом впервые в мировой истории государство брало в свои руки охрану всех памятников культуры. Декрет поручал музейным органам "произвести первую государственную регистрацию всех монументальных и вещевых памятников искусства и старины, как в виде целых собраний, так и в виде отдельных предметов, в чьем бы обладании они ни находились". Владельцам взятых на учет предметов или коллекций выдавались особые охранные грамоты. Специальная статья декрета предусматривала конфискацию взятых на учет памятников,

 

 

16 В. И. Ленин. Соч. Т. 26, стр. 263.

 

17 "Ленинский сборник". Т. XXI, стр. 144.

 

18 ЦГАОР и СС, ф. 2307, оп. 3, лл. 2, 31.

 

19 См. И. С. Смирнов. Из истории строительства социалистической культуры в первый период Советской власти. Госполитиздат. 1952, стр. 204 - 205.

 

20 СУР, 1918 г., N 69, ст. 751.

 

21 Там же, N 73, ст. 794.

 
стр. 119

 

если они без разрешения государства передавались новым владельцам. Декрет разрешал музейным органам изымать предметы старины и искусства у частных лиц, которые не обеспечивали необходимых условий хранения памятников культуры.

 

Все эти мероприятия, как указывалось в декрете, проводились в целях "охранения, изучения и возможно более полного ознакомления широких масс населения с сокровищами искусства и старины, находящимися в России".

 

В тесной связи с декретом о государственной регистрации и охране памятников старины и искусства находится декрет Совнаркома об охране научных ценностей, подписанный В. И. Лениным 5 декабря 1918 года. Декрет поручал Народному комиссариату просвещения "принять все необходимые меры к учету и охране всех научных ценностей, находящихся на территории Российской республики, как-то: научных музеев, коллекций, кабинетов, лабораторий и сооружений, научных установок, приборов, пособий и пр., и принять их в свое непосредственное ведение или передать их в ведение соответствующих научных или научно-учебных учреждений"22 . Изданием этого декрета была завершена система государственных мероприятий Советской власти, направленная на организацию охраны памятников культуры, произведений науки и техники, предметов старины и искусства.

 

Декреты, об охране памятников культуры осуществлялись в условиях ожесточенной классовой борьбы. Бывшие помещики, капиталисты и их прихвостни, всячески изворачиваясь, старались расхитить культурные ценности, скрыть их от народа. Однако сознательные рабочие в городах, крестьяне в деревнях бдительно следили за этими происками. Большую роль в борьбе с расхищением памятников культуры сыграли органы Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК). По указанию Совнаркома ВЧК взяла под особое наблюдение дело охраны культурных ценностей и обратилась к местным органам ЧК со специальным циркуляром, в котором говорилось, что хищники и мародеры расхищают и скрывают по домам "и, что хуже всего, вывозят за границу эти нужные для молодой социалистической Республики ценности", объявленные общенародным достоянием. ВЧК предписала всем губернским, уездным и в особенности пограничным чрезвычайным комиссиям принять решительные меры против расхищения народного достояния23 .

 

При поддержке трудящихся и активном содействии местных Советов, органов ВЧК и общественных организаций были выявлены и собраны брошенные на произвол судьбы, закопанные или замурованные в стенах барских особняков исключительные по своему историческому и художественному значению предметы. В Петрограде замурованными, например, оказались.. музейные ценности в особняках Юсупова и Шуваловой, целое собрание миниатюр бывшего великого князя Николая Михайловача24 . В Москве, в доме князя Голицына на Ново-Басманной улице, ВЧК обнаружила 13 пудов золотой и около 10 пудов серебряной посуды большого художественного и исторического значения. Среди этой посуды находились и предметы XVII века25 . Отбор музейных ценностей был произведен в антикварных магазинах, а также в сейфах и хранилищах банков и ломбардов.

 

После декрета Совета Народных Комиссаров "Об отделении церкви от государства и школы от церкви", по которому имущество церковных обществ объявлялось народным достоянием, музейные органы произвели регистрацию выдающихся памятников русского искусства, находившихся в церквах и монастырях. В течение 1918 - 1923 гг. было обследовано более 2350 церквей и монастырей, в которых взято на учет свыше 10 тыс. произведений древнерусской живописи и 25 тыс. предметов древнерусского прикладного искусства26 .

 

Следует отметить, что советское правительство считало неправильным и недопустимым национализацию собраний предметов старины и искусства, принадлежавших трудовой интеллигенции, ученым, писателям, артистам, художникам. На основании названного выше декрета Совнаркома от 10 октября 1918 г. таким лицам выдавались специальные охранные грамоты27 .

 

 

22 Там же, N 90, ст. 916.

 

23 "Известия ВЦИК", 5 ноября 1918 года.

 

24 "Музей". Вып. 1. Птгр. 1923, стр. 3.

 

25 ЦГАОР и СС, ф. 2307, оп. 3, ед. хр. 20 - 6, л. 192.

 

26 Там же, ед. хр. 12, л. 33.

 

27 Согласно отчету Отдела по делам музеев и охраны памятников искусства старины за 1923 г., таких охранных грамот было выдано более 600 (на 120 собраний в усадьбах и 482 по Москве и Петрограду). ЦГАОР и СС, ф. 2307, оп. 3, ед. хр. 12, л. 32.

 
стр. 120

 

и оказывалось содействие в создании необходимых условий для хранения культурных ценностей путем закрепления соответствующих помещений, первоочередного предоставления топлива и т. д.

 

Иностранная военная интервенция и гражданская война потребовали эвакуации памятников культуры из районов военных действий и прифронтовой полосы в центр страны. Эту работу осуществляла Всероссийская коллегия по делам музеев и охраны памятников старины и искусства при содействии частей Красной Армии, местных Советов и общественных организаций. Из 250 помещичьих усадеб в хранилища музейного фонда Москвы и Ленинграда было вывезено свыше 30 тыс. книг и 50 тыс. различных ценных предметов, в том числе 135 крупных коллекций картин, гравюр, фарфора, бронзы, старинных монет, медалей, ценные археологические коллекции, старинные книги и рукописи28 .

 

Рассматривая памятники культуры как важное национальное достояние народа, советское правительство возвратило бывшим угнетенным народам царской России исторические, художественные и научные ценности, которые были отобраны у них царизмом или эвакуированы вглубь страны во время первой мировой войны. Так, решением ВЦИК от 24 ноября 1917 г. украинскому народу были возвращены знамена, бунчуки, грамоты и другие исторические памятники, отобранные в царствование Екатерины II29 . 19 января 1918 г. был опубликован подписанный Лениным декрет Совета Народных Комиссаров "Об охране предметов старины и искусства, принадлежащих польскому народу". В декрете говорилось, что предметы старины и искусства, библиотеки, архивы, картины, имеющие художественную или историческую ценность для польского народа и находящиеся на территория Российской республики, принимаются под охрану Советской власти как национальная собственность польского народа до передачи их польским народным музеям30 . 19 ноября 1918 г. В И. Ленин подписал декрет Совета Народных Комиссаров "Об эвакуированных и вывезенных из пределов Литвы государственных, общественных и частных учреждениях, заведениях, имущества", капиталах и т. п.". Согласно этому декрету, все "предметы науки и искусства и предметы, имеющие историческое значение", передавались в ведение органов Народного комиссариата по делам национальностей в целях возвращения их литовскому народу31 .

 

В тяжелой обстановке гражданской войны и хозяйственной разрухи советское правительство уделяло большое внимание делу реставрации древнейших памятников русской культуры. В первую очередь начались ремонт и реставрация архитектурных памятников Кремля, ликвидировались последствия ущерба, нанесенного Кремлю в дни Октябрьских боев, устранялись искажавшие древний облик Кремля позднейшие пристройки и наслоения. В. И. Ленин, живо интересовавшийся этими работами, предложил 17 мая 1918 г. коменданту Кремля "в срочном, порядке произвести реставрацию Владимирских ворот (кремлевская башня, выходящая к Историческому музею), поручив кому-либо из архитекторов... представить смету и наблюсти за исполнением работ"32 . Академик Грабарь вспоминает, что В. И. Ленин "вообще придавал чрезвычайное значение делу охраны исторических сооружений. Он всегда запрашивал, можно ли расширить то или другое окно в старом здании или пробить дверь где-нибудь, не давая никаких распоряжений до положительного ответ". Я был в курсе всех этих переговоров. Однажды Владимир Ильич дал нам такой нагоняй, от которого мы долго не могли опомниться. Гуляя как-то по Кремлю, в его нижней части, примыкающей к Москворецкой стене, он заметил в одной из церквей разбитое окно. Его разбили игравшие там дети. Владимир Ильич тотчас же сделал выговор зав. музейным отделом, сказав, что дело охраны памятников в Кремле стоит не на должной высоте, что он требует большей к ним внимательности и что необходимо привлечь к строгой ответственности всех нас"33 .

 

В эти же годы (1918 - 1923) ремонтировались и реставрировались здания Московского университета, Большого и Малого театров, Шереметевской больницы, Петровского дворца34 . Большой размах приняли работы по реставрации памятников древнерусского искусства в Новгороде, где в ряде случаев пришлось провести сложную

 

 

28 Там же, лл. 31 - 32.

 

29 СУР, 1917 г., N 5. ст. 76.

 

30 СУР, 1918 г., N 17, ст. 244.

 

31 Там же, N 83, ст. 876.

 

32 "Ленинский сборник". Т. XXXV, стр. 21 - 22.

 

33 И. Э. Грабарь. Указ. соч., стр. 274.

 

34 ЦГАОР и СС, ф. 2307, оп. 3, ед. хр. 12, лл. 36 - 37.

 
стр. 121

 

работу для ликвидации вредных последствий прежней (дореволюционной) реставрации. Реставрационные работы в первые годы Советской власти проводились также во Владимире, Суздале, Ростове, Угличе, Звенигороде, Твери, Пскове, Сольвычегодске, Кириллове, Старице, Смоленске, Дорогобуже, Рязани и других центрах древнерусской культуры.

 

В системе мер охраны культурного наследия видное место занимали охрана и изучение археологических памятников. Национализация земли в октябре 1917 г. создала для этого самые благоприятные условия.

 

18 апреля 1919 г. Совет Народны" Комиссаров утвердил декрет об организации Российской академии истории материальной культуры. Декрет возлагал на академию задачи археологического и художественно-исторического исследования вещественных памятников, предметов искусства и старины и всех вообще материальных культурных ценностей, а также их научную охрану.

 

Начиная с 1920 г. музейный отдел Наркомпроса и краеведческие музеи совместно с Академией истории материальной культуры стали систематически изучать археологические памятники - курганы, городища, стоянки. Были начаты учет обнаруженных археологических памятников и составление археологических карт. Археологические экспедиции были проведены в ряде губерний Центральной России, в Сибири, на Кавказе, в Крыму35 .

 

В первые годы Советской власти почти все ведомственные и общественные музеи перешли в ведение Наркомпроса, были реорганизованы старые и созданы новые музеи, уточнен их профиль, рационально распределены между ними памятники культуры. В такие музеи, как Эрмитаж, Русский музей, Третьяковская галерея, Исторический музей, Румянцевский, было направлено огромное количество национализированных культурных ценностей. Так, за первые пять лет Советской власти в Эрмитаж и Русский музей поступило более 100 тыс. предметов.

 

Особо следует отметить создание музеев революции. Первый музей революции в России был открыт в ноябре 1919 г. в Петрограде, в помещении Зимнего дворца. Ближайшее участие в его создании принял Максим Горький. Уже в 1919 - 1922 гг. здесь было собрано много материалов по истории революционного движения в России и на Западе: вещи, документы, фотографии, плакаты, книги, рукописи, издания русской нелегальной революционной печати. В это же время началась организация Музея Революции в Москве.

 

Другим новым типом музеев в Советской России были музеи Красной Армии, основанные в 1919 г. в Москве и в 1920 г. в Петрограде. В этих музеях стали концентрироваться вещественные, иллюстративные и документальные материалы, отображающие героическую историю советских вооруженных сил, их победоносную борьбу с белогвардейцами и иностранными интервентами.

 

В Военно-морском музее в Петрограде возник специальный отдел истории Красного военно-морского флота. С 1920 г. во многих губернских музеях стали открываться экспозиции, посвященные истории гражданской войны и борьбе с интервентами на территории края.

 

Советское правительство уделяло большое внимание организации мемориальных музеев, увековечивавших память выдающихся деятелей русской культуры. В апреле 1920 г. был опубликован декрет Совета Народных Комиссаров за подписью В. И. Ленина об учреждении в Москве мемориального музея - "Дома Льва Толстого". В мае 1919 г. была объявлена национальным достоянием Ясная Поляна36 . 25 сентября 1920 г. Совет Народных Комиссаров объявил национальным достоянием Дом-музей Н. Г. Чернышевского в Саратове. В 1918 - 1921 гг. были национализированы и превращены в мемориальные музеи памятные места, связанные с жизнью и творчеством А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, И. С. Тургенева, Ф. И. Тютчева и многих других выдающихся деятелей русской литературы и искусства (Михайловское, Тригорское, Остафьево, Абрамцево, Мураново, Спасское-Лутовиново и др.)37 .

 

В результате национализации частных собраний культурных ценностей, имевших музейное значение, конфискации имущества в помещичьих имениях, в домах купцов и фабрикантов создалась возможность орга-

 

 

35 Там же, лл. 42 - 44.

 

36 "Ясная Поляна". Статьи и документы. М. 1942, стр. 112 - 114.

 

37 ЦГАОР и СС, ф. 2307, оп. 3, ед. хр. 54, л. 7; ед. хр. 12, л. 31.

 
стр. 122

 

низовать музеи почти во всех городах России. О проникновении культуры в глухие уголки страны свидетельствует организация музеев в Чухломе (Костромской губернии), Нолинске (Вятской губернии), в Вязниках, Мелииках и Муроме (Владимирской губернии), Череповце (Вологодской губернии), Тетюшах (Казанской губернии) и других местах.

 

Общий рост музейной сети в Советской России за рассматриваемый период виден из следующих данных: до 1918 г. в стране существовал всего 151 музей, в 1918 г. был основан 101 музей, в 1919 г. - 58, в 1920 г. - 3839 . Всего за период с 1918 по 1923 г. было создано 260 музеев.

 

Программа партии, принятая VIII съездом РКП(б) в марте 1919 г., указала на необходимость "открыть и сделать доступными для трудящихся все сокровища искусства, созданные на основе эксплуатации их труда и находившиеся до сих пор в исключительном распоряжении эксплуататоров".

 

Осуществление этого программного требования потребовало коренной перестройки экспозиции музеев и широкого развертывания их культурно-просветительной деятельности. Этому упорно сопротивлялась верхушка музейных работников, в частности, руководящие служащие бывших императорских музеев и некоторые деятели искусства. "Союз деятелей искусств" в Петрограде в ноябре 1917 г. высказался против совместной работы с Советской властью. Некоторые деятели этого "Союза" предлагали обратиться к иностранным державам с просьбой взять "под защиту" памятники искусства и старины в России. Однако большинство старых интеллигентов, для которых действительно была дорога культура, перешло на сторону народа и честно сотрудничало с Советской властью. Активное участие в охране культурного наследия и в музейном строительстве приняли художники А. М. Васнецов, И. Э. Грабарь, И. Е. Репин, В. Д. Поленов; артисты А. И. Южин-Сумбатов, В. И. Немирович-Данченко, Л. В. Собинов; ученые А. П. Карпинский, В. А. Городцов, Н. Я. Марр, С. Ф. Ольденбург, И. А. Орбели, А. Е. Ферсман, Ю. В. Готье, С. В. Бахрушин и многие другие.

 

С первых же дней существования Советской власти двери музеев широко раскрылись для народа. Трудящимся стали доступны и музейные собрания, хранившиеся в царских и княжеских дворцах Петрограда, Москвы и их пригородов. В залах этих дворцов, превращенных из жилых помещений в музеи, устраивались различные экспозиции памятников культуры. Правда, это еще не всегда были настоящие музейные экспозиции, но самый факт открытия для обозрения широкими массами замечательных произведений искусства и предметов старины, ранее недоступных народу, имел огромное культурно-просветительное значение. Коренным образом изменился и характер деятельности старых музеев, в особенности художественных. Их прежней ориентировке на узкий круг интеллигенции, эстетствующих буржуа был положен конец.

 

Работа советских музеев вызывала огромный интерес широких масс. В 1919 - 1921 гг. музеи Москвы и Ленинграда только в организованном порядке посетило свыше 210 тыс. человек40 .

 

Советским людям были чужды пустые и холодные произведения салонного искусства, декадентские работы многочисленных художественных "школок" предреволюционных лет. Они хотели видеть истинно прекрасные, реалистические творения русского и мирового искусства. На работе советских музеев тех лет сказалось вредное влияние футуристического направления и нигилистических воззрений пролеткультовцев. В залах музеев нередко помещались картины, написанные в нелепейшем футуристическом, кубистическом и т. д. духе.

 

Новый посетитель шел в музей получат не только эстетическое наслаждение, он искал здесь и знания в области истории, литературы, техники, естествознания. Музеи старались откликнуться на эти запросы организацией выставок по истории развития человеческого общества, истории революционного движения в России и на Западе, истории искусства, литературы, техники. Музейное дело становилось все более важным участком культурного строительства в Советской стране.

 

 

39 Там же, л. 46.

 

40 Там же, ед. хр. 53, лл. 9 - 10.

Опубликовано 08 января 2016 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама