Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

ПРАВО РОССИИ есть новые публикации за сегодня \\ 09.08.20


Титулатура правителя в Древней Руси

Дата публикации: 19 февраля 2020
Автор: Е. В. Климов
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ПРАВО РОССИИ
Источник: (c) Вопросы истории, № 8, Август 2013, C. 153-157
Номер публикации: №1582124549 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Е. В. Климов, (c)

найти другие работы автора

Общеизвестно, что верховный правитель в Древней Руси носил титул "великий князь". В IX-X вв. одновременно с ним сосуществовал титул "хакан". Судя по источникам, они были равнозначными. Митрополит Илларион в своей знаменитой речи о крестителе Руси Владимире применяет оба титула. Известно, что великий князь Владимир претендовал на высший титул правителя Византии - "император". Второй имперский титул "царь" применялся на Руси чаще. Но и он не стал доминирующим в официальной титулатуре русских правителей. На наш взгляд причина заключается в том, что в ранний период формирования институтов власти общество в целом и правящий класс в частности не придавали принципиального значения иерархии титулов своих правителей и правителей соседних государств. В Западной Европе в период образования варварских королевств их правители не стремились к получению титула императора, хотя полностью доминировали и в военном и в политическом отношении на всей территории западно-римской империи. Они и их подданные были вполне удовлетворены своими традиционными титулами. Положение стало меняться после того, как варварские королевства были объединены Каролингами. В новых геополитических условиях возникла необходимость уравнивания в титульной иерархии правителя Запада - короля франков с правителем Востока - императором Византии, и в 800 г. Карл Великий принял титул императора. В Польше после смерти короля Болеслава Храброго в 1076 г. "... Династия Пястов, однако, продолжала существовать в лице князей" до 1295 года1.

 

Эти примеры подтверждают наш вывод о том, что в начальный период существования государства для общества и правителя титульная иерархия не имела особого значения. Более значимым фактором в это время являлась сакральность происхождения правителя. В историографии существует мнение, что сакрализация власти на Руси произошла благодаря принятию христианства2. Но это ошибочное мнение. В этом вопросе у Рюриковичей все было в порядке еще до Крещения. Ни один источник не дает оснований для сомнения в их божественном происхождении. Более того, в "Слове о полку Игореве" русские названы внуками Дажбога: "... от него же начата человеци дань давати царям"3. Из этой фразы, записанной летописцем в начале XII в., видно, что для него титулы "царь" и "князь" равны, потому что "человеци" дают дань и царям и князьям по божественному установлению. Это равенство прослеживается и в русско-византийском договоре 944 года. При его составлении для того, чтобы уравнять обе договаривающиеся стороны, к царскому титулу византий-

 

 

Климов Евгений Викторович - кандидат исторических наук, доцент Тверского государственного технического университета.

 
стр. 153

 

ского правителя добавили приставку "великий", такую же, как и в титуле князя Игоря: "... великыи князь Рускый и бояре его да посылають на то въ Греки к великим царемъ Грецкым..."4. Договаривающиеся стороны здесь равны, несмотря на разные титулы.

 

В домонгольский период титул "царь" употреблялся не только в отношении византийского, но и в отношении германского императора. Под 1235 г. летописец записал: "... в то время пошелъ бяше Фридрихъ царь на герцика войною..."5. А тот факт, что Рюриковичи смело роднились с правящими династиями Европы, в том числе с византийскими императорами, говорит о том, что они не сомневались в сакральном источнике своей власти, так же как и их контрагенты. Просто русский человек в то время не придавал принципиального значения титульной иерархии. Наглядным примером этому является применение титула "великий князь" в отношении Владимира I. В лаврентьевской, ипатьевской, новгородской первой и патриаршей летописях Владимира I называют без какого-либо титула: "Иде Владимеръ съ вои на Корсунь..."6, а в львовской он назван великим князем: "Володимеръ же князь велики иде на Корсунь..."7. Сомневаться в том, что летописцы признавали Владимира I великим князем оснований у нас нет, так как после смерти он назван великим князем во всех перечисленных источниках, кроме лаврентьевской летописи9.

 

Русские князья считали себя полностью суверенными правителями, равными императорам, королям, царям, князьям и др. В отличие от Руси в Византии и Западной Европе в то время титульной иерархии придавали особое значение, сказывались традиции многовековой имперской бюрократии.

 

Положение изменилось после татаро-монгольского нашествия и потери русскими княжествами суверенитета. В золотоордынский период титул "царь", наравне с титулом "хан", стал применяться в отношении к верховному правителю Золотой Орды, который по своему желанию наделял русских князей ярлыком на великое княжение. В таких условиях нельзя было ставить знак равенства между титулами "великий князь" и "царь". Это противоречило здравому смыслу. Верховный правитель не мог носить такой же титул, как и подданный. И, как следствие, царский титул стал рассматриваться как более высокий по отношению к великому князю. Одновременно он продолжал использоваться и в отношении к византийскому императору, но с другим иерархическим содержанием. Нет оснований считать, что русские великие князья (наследники Александра Невского и Ярослава Ярославича) считали себя в какой-либо степени зависимыми от византийских правителей. В этом кроется принципиальная разница в титулатуре ханов Золотой Орды и императоров Византии. Греческий царь был равен, как и прежде, великому князю. Золотоордынский царь являлся верховным правителем всех русских князей, в том числе и великих.

 

В описании приезда невесты Ивана III Софьи Палеолог летописец по отношению к ней применяет царский титул: "Того же месяца въ 21 пришла царевна кораблемь въ Колывань"9. Невеста Ивана III не имела в то время никаких владений. Под 1491 г. летописец называет царями всех ханов распавшейся Золотой Орды, в том числе и тех, кто являлся сателлитом Ивана III и полностью зависел от него: "Тоя же весены, месяца Мая, прииде весть къ великому князю Ивану Васильевичю, что идутъ Ординские цари... съ силою на царя Мин-Гиреа Крымскаго... А Казанскому царю Махметъ-Аминю велелъ послати воеводъ своихъ..."10. Как видно, царский титул казанского правителя не спасал его от подчинения великому князю. Здесь царями названы как суверенные правители, так и зависимые. Это говорит о том, что царский титул в политическом сознании русского человека в XV в., как и в домонгольский период, не обладал каким-то особым статусом.

 

Это подтверждается тем, что он применялся по отношению к московским правителям и в то время, когда Москва еще признавала свою зависимость от Орды и еще существовала Византия. В своем послании к великому князю Василию II (1440 г.) папа Евгений обращается к нему как к великому князю и царю: "Евгений епископъ, рабъ рабомь Божиимь, превысокому князю Василью Васильевичю Московскому и всеа Руси великому царю..."11. Это обращение свидетельствует о том, что и на Западе не делали различий в титулатуре московских правителей, считая титулы великого князя и царя равнозначными. Запад к тому времени прочно и глубоко усвоил идею

 
стр. 154

 

божественного происхождения королевской и императорской власти и это обращение свидетельствует о том, что западная правящая элита признавала суверенитет и сакральность великого князя.

 

При заключении перемирия Новгорода и Пскова с юрьевским епископом 13 января 1474 г. в договорной грамоте, составленной по этому случаю, Иван III и его сын Иван Иванович Молодой названы одновременно "великими князьями" и "царями всеа Руси". В договорах с Ливонией и Швецией "они также названы "царями" и великими "государями""12.

 

У нас нет оснований связывать принятие титула "царь" с политическим фактором - усилением на Руси тенденции к суверенитету. В тот период более высокое положение в титульной иерархии Руси занимал титул "государь". Во время московской междоусобицы II четверти XV в., чтобы поставить себя выше своего соперника Дмитрия Шемяки, который именовал себя "великим князем", Василий II начал чеканить на монетах надпись "господарь всея Руси". Признания себя государем (господарь) требовал от мятежных новгородцев в 1478 г. великий князь Иван III: "И князь великий велелъ им отвечати такъ, по первому ответу: "что посылали Назара да Захара, а называли есте насъ государи"". Именно "государем", а не "царем". После долгих препирательств с обеих сторон новгородцы, устрашенные многочисленностью московского войска, признали Ивана III государем: "И владыка и посадники и жытии били челомь, а молвятъ бояромь так: "Мы своим государемь великимь княземь урока не чинимь ихъ государству""13. О царском титуле опять ни слова. А ведь в это время Москва уже не платила дань Орде и, судя по всему, считла себя ни от кого не зависящей. Но Иван III требовал от новгородцев признания его не "царем", а " государем". Почему? Новгородцы называли свой город "господин Великий Новгород". "Государь", "господарь", "господин" может быть только один, как у человека, так и у государства. В известном послании архиепископа Ростовского Вассиана к Ивану III во время второго нашествия хана Ахмата (1480 г.) архиепископ обращается к великому князю, ставя этот титул перед титулом "великий князь": "...пресветлейшему и преславному государю великому князю Ивану Василиевичю... Молю же убо и величество твое, о боголюбивый государю,... Богу тако изволшу нашего ради сегрещениа и тебъ убо, государю нашему,... о боголюбивый государю все державный,..."14.

 

Не успели затихнуть страсти вокруг конфликта о титулатуре Ивана III с В. Новгородом, как разгорелся аналогичный конфликт с Литвой. Этот конфликт стал причиной прекращения русско-литовских переговоров в 1498 году. "Основной внешнеполитический соперник Русского государства - Литовское княжество - выступал против употребления даже более скромного титула: "государь всея Руси""15. А. Л. Хорошкевич не права. Этот титул был для Ивана III более значимым, чем какой-либо другой. Поэтому и были прерваны столь важные для Москвы переговоры. В это же время Ливония, Швеция, германские княжества и Священная Римская империя признавали за московским правителем оба титула - "царь" и "государь". В переписке с императором Священной Римской империи Иван III четко и недвусмысленно отвечал: "и мы Божию милостию государи на своей земле изначала, от первых своих прародителей, а поставление имеем от Бога"16. На наш взгляд, такое упорство с литовской стороны в непризнании этого титула за московским правителем и такое же упорство с русской стороны в борьбе за его признание объясняется тем, что значительная часть правящей элиты Великого княжества Литовского была русской по своему происхождению и для ее политического сознания титул "государь" имел большее значение, чем "царь" или "король". Такое отношение к этому титулу объясняется происхождением его от слова "господь", которое использовали при обращение к Богу: "Благослови Господь Исусъ Христосъ... благословень Господь... и Господь..."17.

 

В историографии достаточно долгое время ведется полемика по вопросу о том, когда и кто первым из русских князей применил титул "великий князь всея Руси". С. М. Соловьёв считал, что первым его использовал Иван Калита18. Современные исследователи относят время появления этого титула к более раннему периоду, но не раннее конца XI века19.

 

Нам этот спор кажется надуманным и не имеющим принципиального значения для понимания политической ситуации на Руси. Этот титул использовался русскими

 
стр. 155

 

князьями до принятия христианства при заключении договоров с Византией в 912 г.: "... иже послании от Олга великого князя Роуска ", в 945 г.: "... Иворъ солъ Игоревъ великаго князя Рускаго...", в 971 г.: "... при Святославъ велицем князи Рустемъ ..."20 и у нас нет оснований считать, что он не применялся и в других случаях, в том числе и в обращении поданных к великому князю. Титул "великий князь Русский" был равнозначен титулу "великий князь всея Руси". Разница в определении "всея" объясняется тем, что при Олеге, Игоре и Святославе великий князь был в единственном числе и поэтому назывался просто "Русским", а с конца XI в. и особенно после татаро-монгольского нашествия, когда их число стало увеличиваться, наследники Александра Невского, для выделения своего великого княжения среди других, ввели дополнительное определение "всея Руси" к своему титулу. Этим они обозначили свои политические притязания на главенство над всеми русскими землями. Проблема, которая привела исследователей к длительной полемике, заключается в том, что это определение применялось нерегулярно, как считает СВ. Богданов, только в исключительных случаях21. Объяснить сложившуюся ситуацию с титулатурой можно, выражаясь современным языком, уровнем бюрократизации государственных институтов. В X-XIV вв. они не были настолько заформализованы, чтобы придавать таким деталям значение. Но с середины XV в. ситуация меняется, и им в аппарате великого князя Ивана III начинают уделять особое внимание. Этот момент и зафиксировали исследователи.

 

Основной причиной вытеснения титула "великий князь" титулом "царь" станет христианизация политического сознания древнерусского общества: "В половине XV в. была принята в титуле формула "Божией милостью". Она указывает на источник власти теократический, то есть происхождение ее из воли Божией"22. Титул "царь" в русском религиозном сознании, как убедительно показал Б. А. Успенский, отождествлялся с Христом: "в Византии, как и на Западе, монарх при помазании уподоблялся царям Израиля; в России же царь уподоблялся самому Христу. Знаменательно в этом смысле, что если на Западе неправедных монархов обыкновенно сопоставляли с нечестивыми библейскими царями, то в России их сопоставляли с Антихристом"23. Сам обряд венчания и помазания на царство развивался в течение целого столетия (конец XV - конец XVI в.), и генетически связан с южнославянскими традициями24. При Иване III завершилась христианизация светской власти, которая выразилась в отождествлении царя с Христом. В то же время заканчивается период светско-теократического дуумвирата25, и московская митрополия признает главенствующее положение великого князя. Эта новая внутриполитическая ситуация будет оформлена титулом "самодержец". При этом титулы "государь", "царь", "великий князь" и "самодержец" будут употребляться вместе, но "государь" будет предшествовать всем остальным. При Иване III: "Благоверному и христолюбивому и благородному и Богом веенчанному и Богомь утвержденному, во благочестии всея вселенная концехъ восиявшю, наипаче же въ царехъ пресветлейшему и преславному, государю великому князю Ивану Васильевичу всеа Руси"26, при Василие III: "...и биша челомь великому князю отъ всей земля Казанскые,... и государь ихъ по ихъ челобитью пожаловалъ...", при Иване IV: "... о томь послали ко государю царю и великому князю бити челомь..."27.

 

В то время происходил пересмотр отношений с ханами Золотой Орды. В 1472 г. московское войско отбросило от русских границ золотоордынцев, которых возглавлял хан (царь) Ахмат. С этого времени Москва перестала выплачивать дань Орде. Но при повторном столкновении с золотоордынским ханом (царем) Иван III проявил неожиданное малодушие. Для возвращения мужества великому князю к нему вынужден был обратиться его духовник - ростовский епископ Вассиан, который в своем послании настойчиво внушал Ивану III мысль о его царском статусе и божественном происхождении его власти: "Благоверному и христолюбивому и благородному и Богомь венчанному и Богомь утвержденному, во благочестии всея вселенныя концехъ восиявшию, наипаче же въ царехъ пресветлейшему... Богъ да сохранить царство твое... О боголюбивый, вседержавный царю..."28. Эти притязания на царское величие нашли поддержку в церковной среде, прежде всего среди "стяжателей-осифлян". Их идеолог, игумен Волоколамского монастыря Иосиф Санин, теоретически обосновал божественное происхождение царской власти и ее превосходство над властью духовной.

 
стр. 156

 

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в домонгольсий период для русского общества в целом, и для правящей элиты в частности, четкой иерархии титулов не существовало. Все титулы - "император", "царь", "хакан", "король", "князь" - были равны.

 

Титулы "великий князь Русский" и "великий князь всея Руси", которые применялись с начала X и конца XI в. соответственно, были равнозначны и поэтому можно говорить о том, что они использовались с самого раннего периода существования Древней Руси.

 

В результате татаро-монгольского завоевания русских земель и потери русскими князьями суверенитета возникла иерархия титулов: "царь" занял более высокое положение, но это относилось только к правителю Золотой Орды. Во второй четверти XV в. на первый план выступили титулы "государь", "царь" и "самодержец". Но окончательное закрепление их в титулатуре правителей России произойдет позже.

 

Примечания

 

1. Ле ГОФФ Ж. Цивилизация средневекового Запада. Екатеринбург. 2005, с.11 - 51, 126.

 

2. СТЕФАНОВИЧ П. С. Религиозно-этические аспекты отношений знати и князя на Руси в 10 - 12 веках. - Отечественная история. 2004, N 1, с. 3 - 18.

 

3. Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). М. 2000, т. 2, стб. 279.

 

4. Там же, стб. 36.

 

5. Там же, стб. 776.

 

6. ПСРЛ. М. 2001, т. 1, стб. 109; М. 2000, т. 3, с. 150; М. 2000, т. 9, с. 53.

 

7. Там же, М. 2005, т. 20, с. 77.

 

8. Там же, т. 2, стб. 115.

 

9. Там же, М. 2000, т. 12, с. 150.

 

10. Там же, с. 228.

 

11. Там же, т. 12, с. 40.

 

12. ХОРОШКЕВИЧ А. Л. Русское государство в системе международных отношений. М. 1980, с. 102.

 

13. ПСРЛ, т. 12. с. 179, 181.

 

14. Там же, с. 203.

 

15. ХОРОШКЕВИЧ А. Л. Ук. соч., с. 104 - 105.

 

16. УСПЕНСКИЙ Б. А. Царь и император. М. 2000, с. 92.

 

17. ПСРЛ, т. 20, с. 81.

 

18. СОЛОВЬЁВ С. М. История России с древнейших времен. М. 1993, кн. 2, т. 3 - 4, с 538.

 

19. ГОРСКИЙ А. А. Русские земли В XIII-XIV веках: Пути политического развития. М. 1996, с. 45, 75; КИСТЕРЁВ С. Н. Великий князь всея Руси в XI-XIV веках Очерки феодальной России. М. 2002, с. 76 - 84; ЛОВМЯНСКИЙ Г. Русско-литовские отношения в XIV-XV веках. Феодальная Россия во всемирно-историческом процессе. М. 1972, с. 270 - 271.

 

20. ПСРЛ, т. 1, стб. 33, 46, 72.

 

21. БОГДАНОВ С. В. Об определение "Всея Руси" в великокняжеской титулатуре XIV-XV веков. - Древняя Русь: вопросы медиевистики. 2008, N 4, с. 48.

 

22. ВЛАДИМИРСКИЙ-БУДАНОВ М. Ф. Обзор истории русского права. М. 2005, с. 182.

 

23. Там же, с. 28.

 

24. ХОРОШКЕВИЧ А. Л. Ук.соч., с. 103.

 

25. КАБАЧЕНКО А. П., КЛИМОВ Е. В. Теократические тенденции в Древней Руси. - Вестник МГУ. Серия Политические науки, 2008, N 6.

 

26. ПСРЛ. М. 2000, т. 4, с. 517.

 

27. Там же, т. 20, с. 403, 483.

 

28. Там же, т. 4, ч. 1, с. 518 - 520.

 

 

Опубликовано 19 февраля 2020 года



КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): Титулатура правителя в Древней Руси


Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама