Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

ПРАВО РОССИИ есть новые публикации за сегодня \\ 24.10.20


Регламентация общественных отношений в Дагестане в XIX в.

Дата публикации: 06 мая 2020
Автор: Х. Г. Магомедсалихов
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ПРАВО РОССИИ
Источник: (c) Вопросы истории, № 4, Апрель 2010, C. 138-141
Номер публикации: №1588777773 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Х. Г. Магомедсалихов, (c)

найти другие работы автора

Конкурентная борьба между адатом и шариатом за приоритет в регламентации общественных отношений наблюдалась вплоть до XIX века. Результатом такого противостояния явилось то, что до начала распространения идей мюридизма вопросы, "касающиеся религии, семейных отношений, завещаний, наследства и некоторых гражданских исков" среди горцев Дагестана решались только по шариату. "Дела же уголовные, по нарушению права собственности, общественных постановлений и т.п. продолжали решаться по прежним адатам"1. Однако, здесь речь идет лишь об общей тенденции. Существовали вопросы, которые адат и шариат регламентировали сообща. Кроме того следует иметь в виду не только юридические нормы, строго обязательные для соблюдения и предусматривающие определенные наказания за их нарушения, но и локальные бытовые правила поведения.

 

Многие правила, изначально заложенные в шариате, были кодифицированы в нормах обычного права горцев и таким образом максимально приспособлены к местным условиям, что дало основание называть такие законоположения "аджамским правом". Так, например, адат Келебских селений гласит: "Если кто не будет соблюдать в месяц рамазан пост, то за каждый день нарушения поста с него взыскивается штраф в размере одной овцы"2. Если по мусульманскому праву в качестве дията предусмотрено выплачивать определенное количество верблюдов, то адаты могут заменять его другими животными, а также земельными участками и т. д. Постановление Батлухского джамаата, например, гласит: "Размер дията установить вместо ста верблюдов, предусмотренных шариатом, сто овец, имея в виду, что в нашей местности нет верблюдов"3. Соответственно, адат Каралалского общества допускает выплату дията всяким движимым и недвижимым имуществом лишь бы набрать необходимое количество: "Размер дията, который взыскивается в пользу родственников убитого, равен 200 рублей. Одну половину этого дията взыскивается мясом скота (коровы, овцы, лошади, осла и др.) даже очень старого и истощенного, способного перешагнуть через брошенную палку, но не покалеченного и не слепого. Другая половина взыскивается стоимостью: любым видом земли и любым видом имущества (вплоть до вьючного седла осла и лошади и их ездового седла, сбитого железными гвоздями)...."4.

 

В приведенной адатной норме следует обратить внимание на то, что в горах земля представляла значительную ценность, которую отчуждали только в крайних случаях. Очевидно, что выплата дията за убитого представляет один из таких случаев, что предусмотрено шариатом и закреплено в адатной норме.

 

 

Магомедсалихов Хайбула Гамзатович - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института истории, археологии, этнографии Дагестанского научного центра РАН.

 
стр. 138

 

В процедуре соблюдения примирения (маслаата) также заложены как шариатские, так и адатные начала, которые взаимно дополняют друг друга.

 

Утверждать, что семейно-брачные отношения регламентировались только на основе шариатских предписаний было бы не совсем корректным; здесь свою роль наряду с морально-нравственными устоями также играли адатные предписания. Так, например, в адатах Даргинских обществ говорится: "Дела по бракам разбираются по шариату; но если после помолвки брак почему-либо не состоится и возникнет спор относительно подарков, сделанных женихом невесте и невестою родственникам жениха, то спор этот разбирается и решается по адату"5.

 

Таким образом, исторически сложилось так, что к XIX в. в большинстве случаев взаимоотношения в обществах регламентировались адатом и шариатом сообща. Притом под адатами следует понимать не только обязательные юридические предписания, но и бытовые общепринятые неписанные правила поведения.

 

Однако, в начале Кавказской войны имам Кази-Магомед, а впоследствии Шамиль настойчиво внедряли шариатские нормы регламентации во все сферы жизни общества, считая, что адаты - от сатаны, а шариат - от Бога. Шамиль пытался ввести за уголовные преступления в соответствии с шариатом наказания, которые предусматривали отсечение конечностей. Но на практике такое наказание не применялось. Горцы не восприняли тотальные шариатские порядки в имамате, и как только перестало существовать теократическое государство, незамедлительно вернулись к прежним адатам, оставив в ведении шариата только те вопросы, которые им решались до Кавказской войны. "Когда Шамиль утвердился в Аварии и начал преследовать сторонников адата, один аварец, имевший сборник адатов, по которым производился суд во времена Омар-хана, опасаясь держать его дома и предвидя в нем надобность, спрятал его в дупло дерева. Когда же Шамиль был взят в плен, хозяин сборника вынул его из дупла и передал в свое селение для руководства при разборе дел, заслужив общую благодарность за свою предусмотрительность"6.

 

Как до, так и в период Кавказской войны, наказания за различные правонарушения проводились публично, что имело назидательный характер, являясь методом профилактики конфликтов. Имам Шамиль применял наказания "чернением лица", когда лицо правонарушителя обмазывали сажей и водили по аулу. В условиях строгой горской морали нетрудно представить психическое состояние наказуемого и его родственников. Однако, имело ли такое наказание отношение к шариату трудно утверждать, так как в мусульманском праве оно не встречается, но это широко практиковалось также у других народов Северного Кавказа.

 

Наряду с "чернением лица" в имамате применялись наказания бечеванием, когда на бечевку-нить нанизывали краденную вещь (если, конечно, она была соответствующих размеров), вдевали бечевку вору в ноздрю и в течение определенного времени не снимали ее, что также носило назидательный характер для всех тех, кто помышлял о противоправных деяниях. Такие наказания также приводились в исполнение при всеобщем стечении народа после пятничного намаза.

 

Вердикт правонарушителю, как правило, выносили представители духовенства - кадий, мулла, дибир - даже если судопроизводство называлось адатным.

 

Необходимо отметить, что шариатские и адатные нормы не противоречили друг другу в регламентации правопорядка. Так, шариат также как и адат не запрещал кровную месть, а регламентировал ее определенный порядок. "Верующие! Вам предписана месть за убитых: свободный за свободного, раб за раба, женщина за женщину"7, - говорится в Коране. Однако необходимо отметить, что шариат различает справедливое и несправедливое убийства. По этому поводу в аяте Корана сказано: "Не убивайте человека, ибо Бог запретил вам это, исключая справедливые причины. По отношению к несправедливо убитому мы даем власть его ближнему..."8.

 

Адаты удачно гармонировали с горским бытом, психологией и менталитетом горцев, и в них, прежде всего, было органически вплетено горское понимание социальной справедливости, которым они дорожили наравне с собственной честью и достоинством. "Всякое подобие несправедливости, всякое ничтожное, но неправильное действие - до глубины души возмущает горца, который с качества-

 
стр. 139

 

ми хищного зверя питает в себе глубокое чувство правдивости. Это чувство или дает ему возможность умереть без ропота и боли, или же подвигает его на самые кровавые эпизоды"9.

 

Сельские исполнители также строго придерживались как адатных, так и шариатских начал. Горцы серьезно относились к выборам сельских исполнителей, от которых требовалось проявлять беспристрастность и справедливость в своей деятельности. Вот как описаны выборы представителей самоуправления в начале XIX в. в Салатавском союзе сельских обществ: "В старину... собирались ежегодно, как то рассказывают, из этих Салатавских тринадцати селений историки (старики. - Х. М.), муллы-дибиры и мудрецы - всего двести человек - близ родника Миккилава. Собирались же они туда, по рассказам, с тем расчетом, чтобы рассматривать справедливые порядки и суд-диван Салатавских селений: "это кому там сотворили насилие-зулму?"". На этом же сходе выбирали старейшин и исполнителей по принципу: "из маленького селения по два-три человека, из среднего селения по четыре-пять человек, из большого селения по семь-восемь человек. Выбирали они людей справедливых, проворных, основательных, туда-сюда не тянущих и немилостивых"10. То есть, основным критерием при выборах сельских исполнителей были их беспристрастность и честность в соблюдении справедливости, от чего во многом зависела стабильность в джамаате. В противном случае исполнителей могли не выбрать на следующий срок. Сельские исполнители пользовались правовым иммунитетом, что кодифицировано во многих адатных кодексах горцев.

 

Горцы обычно проявляли высокую дисциплинированность и законопослушание. Так, например, в обществах, где традиционным являлось садоводство и виноградарство, ни один член джамаата не позволял себе сорвать гроздь винограда даже в собственном саду до особого распоряжения старейшин аула. Такой порядок регламентировался адатной нормой соответствующего общества: "Кто сорвет виноград для еды, даже из своего сада раньше разрешения общества, тот штрафуется в пользу общества пятью рублями. То же самое для тех, кто давит виноград"11. В данной адатной норме исключение делалось в двух случаях - для гостя и беременной женщины.

 

О дисциплине горцев высоко отзывался Е. Марков: "Беспрекословное подчинение мирской воле и всем строгим требованиям старых адатов является у лезгин делом свободного нравственного сознания. Если аульское общество положит, например, запрещение на лес, то уже будьте уверены, что из этого леса не пропадет ни одна палка, ничья рука не дотронется до запрещенного плода.... Вообще, строгая законность и точность в исполнении обязанностей проникает лезгина с его младых дней"12. Об этом же свидетельствует Н. И. Воронов: "Вести, новости, разносятся в горах с изумительной скоростью, и приказания начальства, власти, исполняются здесь так же быстро, как бы страна перекрещивалась телеграфными проволоками. На завтра, например, нужно собрать джамаат из всех ближних обществ - и джамаат непременно соберется; кто пеший, кто конный, явятся все по призыву, преодолев, без сомнения, значительные трудности в пути. Это факт, в котором я убедился множеством примеров"13. Горцам было присуще соблюдать дисциплину и во время схода джамаата: "...у места молчат, у места говорят и некоторые говорят весьма бойко, плавно и дипломатично, у места слушают... импровизированным поведением ея на сходке может остаться доволен любой поклонник порядка"14. Такая самодисциплина была результатом многовековой практики, без которой джамаат не мог быть единым и сплоченным политическим, морально-этическим, хозяйственно-экономическим организмом. Адаты принимались на сходах с соблюдением публичности и демократичности и соответственно всеми соблюдались.

 

По адату решались почти все дела относительно убийства, воровства, грабежей, прелюбодеяний и т. д. "Везде убийство наказывается кровомщением или примирением на известных условиях, везде дозволяется безнаказанно убивать вора, пойманного на месте преступления, грабителя, ближайшую родственницу, замеченную в любовной связи; везде раненый лечится за счет ранившего; уличенный вор возвращает краденное и т.п."15. Однако, при решении всех этих дел роль шариата наряду с адатом была несомненна.

 
стр. 140

 

После окончательного присоединения Дагестана к России была сделана попытка оставить в силе как адатные, так и шариатские порядки для регламентации общественных отношений. Однако, под влиянием сложившейся ситуации общественная жизнь в горских джамаатах во второй половине XIX в. медленно, но неуклонно подвергалась трансформации, но адаптация горцев к российскому законодательству и правопорядку происходила болезненно; они продолжали "судиться и рядится" по своим законам и утешали себя мыслью, что все происходящие перемены носят временный характер.

 

Примечания

 

1. КОМАРОВ А. В. Адаты и судопроизводство по ним. Сборник сведений о кавказских горцах (ССКГ). Вып. I. Тифлис. 1868, с. 5.

 

2. Памятники обычного права Дагестана XVII-XIX веков. М. 1965, с. 80.

 

3. ХАШАЕВ Х.-М. Общественный строй Дагестана в XIX веке. М. 1961, с. 230.

 

4. Адаты общества Каралал. Махачкала. 2003, с. 15.

 

5. Адаты Даргинских обществ. ССКГ. Вып. V. Тифлис. 1873, с. 2.

 

6. КОМАРОВ А. В. Ук. соч., с. 7.

 

7. Цит. по: МАССЭ А. Ислам. М. 1961, с. 127.

 

8. КАРАУЛОВ Н. А. Основы мусульманского права. Историческое наследие. Ставрополь. 1991, с. 531.

 

9. РУНОВСКИЙ А. Записки о Шамиле. М. 1989, с. 112.

 

10. Хрестоматия по истории права и государства Дагестана в XVIII-XIX вв. Махачкала. 1999, ч. 1, с. 85.

 

11. Адаты Дагестанской области и Закатальского округа. Тифлис. 1899, с. 449.

 

12. МАРКОВ Е. Очерки Кавказа. М.-СПб. 1889, с. 567.

 

13. ВОРОНОВ Н. И. Из путешествия по Дагестану. ССКГ. Вып. III. Тифлис. 1868, с. 19 - 20.

 

14. Там же, с. 20.

 

15. КОМАРОВ А. В. Ук. соч., с. 5.

Опубликовано 06 мая 2020 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама