Рейтинг
Порталус


Финляндская автономия в Российской империи

Дата публикации: 02 ноября 2020
Автор(ы): Ю. А. Поляков
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ПРАВО РОССИИ
Источник: (c) Вопросы истории, № 8, Август 2008, C. 94-99
Номер публикации: №1604309915


Ю. А. Поляков, (c)

В огромной Российской империи, в разных ее концах, жило множество различных народов. Русских было в начале XX в. менее половины всего населения. Десятки из этих народов составляли компактные группы с определенной территорией, с многочисленным населением, говорившим на своем языке. Но ни одна народность не имела своей автономии. Существовали, правда, Бухарский эмират и Хивинское ханство, но их скорее можно назвать чем-то средним между колонией и протекторатом. Не имевшие границ с другими государствами, многонациональные, они, если иметь в виду прогрессивные слои, мечтали не об автономии, а о хотя бы элементарной демократии. Иногда упоминают о польской автономии, но Царство Польское как автономия была ликвидирована после восстания 1863 года.

 

Лишь один народ в империи имел реальную автономию. И как всякий феномен, его рассмотрение интересно особо.

 

Определенное значение имели исторические корни. Финляндия задолго до войны 1808 - 1809 гг., до вхождения в состав России, в условиях шведского господства пользовалась определенной автономией. Кальмарская уния (1397 г.), создавшая тройственный союз (Дания, Швеция, Норвегия) была благоприятна для финнов. Финские территории имели реальное внутреннее самоуправление.

 

В 1448 г. уния с Данией фактически распалась. Победа над датчанами в сражении при Брункоберге усилила финскую общину.

 

Датское господство, насильно восстановленное в 1520 г., было сброшено народным восстанием 1521 г. при участии финнов.

 

Борьба между шведами и датчанами привела к определенному ослаблению шведского влияния и росту самоуправления финских территорий. Можно утверждать, что в поддержке финнов были заинтересованы обе враждующие стороны. Датчане, в частности, использовали финскую общину в борьбе против Густава Вазы.

 

Тем не менее, став в 1523 г. королем, он (Густав) много внимания уделял Финляндии. Имея в виду широкое использование финляндского побережья для развития балтийской торговли, он в 1550 г. основал Гельсингфорс (Хельсинки). Можно констатировать определенное противоречие между интересами шведского купечества, стремившегося монополизировать торговлю на

 

 

Поляков Юрий Александрович - академик РАН.

 
стр. 94

 

востоке Балтики, и политикой шведского руководства, укреплявшего свои позиции на Балтике.

 

Одно время (недолгое, с 1556 по 1563 г.) юго-западная часть финской территории обладала многими правами, даже именовалась герцогством и управлялась сыном короля Густава Юханом (Иоанном).

 

Иоанн даже пытался осуществить независимость Финляндии, выступив против короля Эрика XIV. Попытка оказалась неудачной. Иоанн был заключен в крепости. Его освободил переворот в самой Швеции, в результате которого он оказался на троне в качестве короля Иоанна III. Став королем, Иоанн потерял интерес к отделению Финляндии1.

 

В результате Ливонской войны (1570 - 1595 гг.) часть российской территории (северо-западное Приладожье) перешла к Швеции. Шведская интервенция против Руси в Смутное время также принесла шведам территориальное приращение за счет России - все это территориально и политически укрепляло позиции финнов. В 1623 г. Финляндия получила главу администрации - генерал-губернатора2.

 

Швеция в XVII в. усилилась в военном, экономическом и политическом отношениях. Она доминировала на Балтике. Появилось "шведское великодержавие" (оказавшееся впрочем, недолговечным)3. Превращение Швеции в XVII в. в европейскую "великую державу", участие ее в ряде войн (с Польшей в 1600 - 1611 гг., в 1617 - 1629 гг., в Тридцатилетней войне, войне с Данией в 1643 - 1645 гг., 1657 - 1660, в Северной войне против Польши, Австрии и Бранденбурга в 1655 - 1660 гг., с Россией в 1656 - 1658 гг.)4 требовали большего вовлечения финляндских ресурсов в реализацию шведской политики. В частности, Швеция усиливала рекрутчину в финских землях. Финны в составе сильной и расширявшей свои границы Швеции ощущали свою роль с плюсами и минусами - больше с минусами - особенно в результате возраставшей шведизации.

 

Начало XVIII в. принесло Швеции поражение в долгой и упорной войне с Россией (Северная война 1700 - 1721 гг.). Может быть, Полтавское сражение (1709 г.) было тем событием, с которого начался новый этап шведской истории и, соответственно (пока почти неощутимо, но перспективно), финской.

 

После окончания Северной войны и заключения Ништадтского мира усилились экономические и культурные связи между финнами, карелами и русскими. Известный ленинградский историк И. П. Шаскольский констатировал, что экономические и культурные связи были значительны. Особенно заметной была порубежная торговля5. Влияние России в XVIII в. выросло.

 

В то же время, как отмечал петрозаводский историк А. П. Лайдинен, "Политика шведского правительства во второй половине XVIII в. была направлена на всемерное повышение налогового пресса для финских крестьян, с которых оно собирало около половины податей, поступавших в шведскую казну, хотя население Финляндии составляло только пятую часть жителей королевства"6. По мнению Лайдинена, шведы всячески препятствовали в XVIII в. промышленному развитию Финляндии, стремясь сохранить ее сырьевым придатком7.

 

Представители финских районов составляли после Северной войны одну восьмую часть депутатов шведского риксдага. Тем не менее финские депутаты активно выступали против экономического давления и национальной дискриминации. Борьба против шведизации получила моральную поддержку со стороны России.

 

Серьезное значение имел манифест Елизаветы Петровны, обращенный к финскому народу. Он был обнародован в марте 1742 г. во время очередной русско-шведской войны и впервые представлял Финляндию в качестве самостоятельного политического субъекта. Шведизация вела к росту оппозиционных настроений среди финнов. В результате русско-шведской войны 1808- 1809 гг. Финляндия была включена в состав Российской империи и получила значительную автономию.

 
стр. 95

 

Как было показано на предыдущих страницах, финские территории и в составе Швеции пользовались определенной автономией, что оказало серьезное влияние на решение вопроса о статусе Финляндии в составе России.

 

Имели место и другие факторы.

 

Финляндия не представляла до вхождения в Россию единого государственного целого. Существовали две Финляндии - "Старая" Финляндия (в составе России - Выборгская губерния, разделенная после Абоского мира 1743 г. на две).

 

Административное управление было единым в русской Финляндии, Лифляндской и Эстляндской губерниях. Существовала коллегия Лифляндских, Эстляндских и Финляндских дел, подчинявшаяся правительствующему Сенату России. Таким образом, часть Финляндии, входившая до 1809 г. в состав России, уже пользовалась определенным самоуправлением8. "Новая" Финляндия, отходившая от Швеции к России, состояла из ряда самоуправлявшихся губерний. Когда русские войска в 1808 г. заняли территорию "Новой" Финляндии, в Петербург в конце года была направлена делегация от сословий9.

 

Император Александр I объявил себя "Великим князем Финляндским", и "Новая" и "Старая" Финляндия стали единым "Великим Финляндским княжеством"10. Так включение Финляндии в состав Российской империи сыграло решающую роль в формировании целостного финляндского общества, сохранении этнического единства, создании предпосылок финляндской государственности.

 

В марте 1809 г. русские власти созвали в Порвоо (Борго) избранный по сословиям сейм. Боргоский сейм стал, по существу, учредительным съездом великого княжества Финляндии.

 

Сами финские историки признают, что до объединения "Старой" и "Новой" Финляндии она как политическая общность "еще не существовала"11.

 

Была еще, быть может, самая главная тогда причина создания автономии. России было важно укрепить свой антишведский тыл. Поскольку практически весь XVIII в. прошел в борьбе со Швецией, у России возник в определенной мере шведский синдром. Швеция была совсем не та, что в начале XVIII века. И Россия не та. Но осознание изменения геополитических реалий не приходит сразу. Шведские правящие круги определенное время после потери Финляндии мечтали о реванше. Они не без оснований надеялись на поддержку Наполеона. В условиях надвигавшегося, а затем происшедшего вторжения Великой армии Наполеона в Россию в 1812 г. позиция Швеции имела существенное значение. Но в конечном итоге Швеция выбрала свой путь. Вернее сказать, объективно сложилось так, что Швеция с 1809 г. двести лет не воевала. Этот путь оказался более чем успешным, привел страну к процветанию, избавил от демографических и экономических потерь, позволил создать по-настоящему демократическое гражданское общество. Россия, естественно, не могла предвидеть такого в шведской политике. Россия, на протяжении ряда столетий видевшая на северо-западе опасного врага, не могла быстро учесть новую геополитическую ситуацию. Против Швеции нужен был барьер, и этим барьером могла служить Финляндия, не разбросанная, состоящая из отдельных земель, а единая, имеющая в составе России свою, пусть своеобразную, государственность.

 

Финский историк П. Томмила считает получение Финляндией автономии результатом не столько войны между Россией и Швецией, сколько союза между Александром I и Бернадотом, который из наполеоновского маршала стал выборным наследным принцем и правителем Швеции12.

 

Боргоский сейм в марте 1809 г. принял присягу на верность императору России. Присоединенной к России Финляндии были предоставлены широкие права. Было провозглашено создание четырехсословного сейма, который, по идее, имел весьма значительные права - он ведал гражданским, уголовным, военным и церковным законодательством. В его ведение поступали и финансовые дела.

 
стр. 96

 

Нетрудно признать, что Финляндия получила сравнительно широкую автономию при решении хозяйственных вопросов. Лайдинен констатировал, что целью этой политики было "ослабить ее экономическую зависимость от Швеции, теснее связать княжество с империей, не давать повода для возникновения в крае недовольства пребыванием под властью России"13.

 

Реальность автономии заключалась в том, что царь не мог без согласия сейма вносить новые или отменять старые законы. Согласие сейма требовалось и для введения налогов. Столь же важным было наличие таможни по торговле с Россией и западноевропейскими странами. Доходы княжества использовались только на собственные нужды.

 

Итак, присоединение Финляндии имело для нее положительное значение. Создание Великого финляндского княжества положило юридическое начало формированию финляндской государственности. Создавались благоприятные возможности для экономического развития.

 

Но на протяжении ста лет с лишком финляндская государственность претерпевала серьезные испытания. Развитие автономии шло зигзагами.

 

Нельзя согласиться с утверждениями либеральных ученых о Финляндии как отдельном государстве, соединенном с Россией лишь общим государем. Вернее, по выражению финского историка О. Юссилы, видеть в ней "спящую автономию". При Николае I Финляндия "оставалась симбиозом российского генерал-губернаторства и особой, лишенной суверенитета государственности" (А. Кан)14. Столетняя автономия не была яхтой, спокойно плывущей по волнам Балтики. Плыть пришлось по морю бурному.

 

Два основных фактора определили развитие Великого княжества. Сталкиваясь, переплетаясь, они придали этому развитию своеобразный характер. Можно утверждать, что специфика исторического процесса Финляндии в XIX в. уникальна.

 

Первый фактор - это стремление влиятельных кругов императорской России минимизировать автономию Великого княжества, осуществить возможную русификацию, провести по выражению финских историков, "поход на Финляндию".

 

Второй фактор - воздействие общероссийского революционно-демократического движения на российскую правящую верхушку, вынуждавшее ее к укреплению финляндской автономии.

 

Самое, пожалуй, серьезное достижение Боргоского сейма - учреждение сейма, который давал бы согласие на принятие или отмену законов, на введение налогов, - не реализовывалось в течение 50 лет. Все попытки (наиболее настойчивые предпринимались в 1812 и 1819 гг.)15 созвать сейм терпели неудачу.

 

Сейм впервые был созван лишь в 1863 г. (и далее созывался регулярно).

 

Первые годы автономия была для Финляндии (несмотря на то, что сейм не созывался) вполне реальной. Однако генерал-губернатор А. А. Закревский (с 1823 г.) подчинил Сенат более жесткому контролю со своей стороны. Политический полицейский надзор, усилившийся после восстания декабристов в масштабах империи, распространился и на Финляндию (она входила в Петербургский жандармский округ). Указ 1829 г. ужесточил цензуру16. В 1864 г. в Империи была учреждена система военных округов. Финляндский военный округ получил командующего в лице генерал-губернатора Финляндии.

 

В 1856 г. император во время пребывания в Хельсинки выдвинул подготовленную вице-председателем хозяйственного департамента финляндского Сената Л. Габриэлем фон Гартманом программу экономических реформ. Реформы были направлены на оживление финансов, промышленности, транспорта.

 

В 1859 г. были сняты ограничения феодального характера в области промысловой деятельности17.

 

1865 и 1867 гг. ознаменовались денежными реформами. В Финляндии вводилась собственная денежная система. Немалое значение имело то обстоятельство, что финляндские таможенные тарифы отличались от российских.

 
стр. 97

 

В целом 1860 - 1870 годы ознаменовались укреплением автономии. Школьная реформа 1866 г., введшая обучение на финском языке, введение регулярности созыва сейма; установление по городской реформе (1873 г.) выборности органов самоуправления - это часть серьезных вех укрепления автономии. Борьба национально-прогрессивных сил в Финляндии стала успешной потому, что она оказалась частью реформистского этапа в России.

 

Однако с середины 1880-х годов царизм ущемляет автономные права Финляндии.

 

Почтовый манифест 1890 г., подчинявший Финляндский почтово-телеграфный департамент Министерству внутренних дел России, имел знаковый смысл в плане ограничения автономии.

 

Широкую известность получил февральский манифест 1899 года. Согласно манифесту Петербург присвоил право издавать для Финляндии законы без согласия Сейма, что многие считали главным фактором автономии. Это был очень серьезный ограничительный шаг. Год спустя, в июне 1900 г., последовал "Высочайший манифест о введении русского языка в делопроизводство некоторых административных присутственных мест Великого княжества Финляндского".

 

В 1903 г. царь издал постановление о чрезвычайных полномочиях генерал-губернатора Финляндии. Генерал-губернатор получил право запрещать собрания, закрывать частные общества. Прогрессивные силы Финляндии все активнее выступали против стремления царского правительства урезать финскую автономию. Всеобщая забастовка в России осенью 1905 г. захватила и Финляндию. Царизм вынужден был пойти на ряд уступок.

 

Российская революция 1905 г. внесла принципиальные изменения в обстановку. Царь утвердил 20 июня 1906 г. новую конституцию Финляндии (она до этого была принята Сеймом). Вводилось всеобщее равное избирательное право. Это был результат совместной борьбы русских и финских прогрессивных сил.

 

Но этой победой борьба не кончилась. Царизм перешел в контрнаступление. В 1907 - 1911 гг. Сейм распускался 4 раза. В Сенат и на государственные должности приходило все больше русских военных и чиновников. Ограничивал автономию царский указ 17 июня 1910 года.

 

После февраля 1917 г. финны послали в Петроград две делегации - от политических партий и от парламента. В результате переговоров Временное правительство фактически восстановило автономию, отменив 20 марта все акты, противоречившие финляндским основным законам. Однако, как показал В. И. Старцев, Временное правительство стремилось удержать российский суверенитет и признавало финляндскую автономию лишь во внутри-финляндских делах18.

 

Первый Всероссийский съезд советов объявил о передаче верховной власти парламенту Финляндии. Но съезд не считал это объявление окончательным решением. Таковое должно было принять Учредительное собрание.

 

Финны поспешили принять Закон о верховной власти. Однако в законе было опущено положение об Учредительном собрании. Кроме того, закон не был послан на утверждение Временного правительства. Это лукавство потребовало ответных действий со стороны Российского правительства - оно распустило финский парламент (31 июля) и назначило новые выборы. Обе стороны пытались разрешить конфликт - в октябре в Хельсинки шли переговоры между финляндским конституционным комитетом и юридической совещательной комиссией Временного правительства19. Одновременно финляндский статс-секретарь К. Энгель вел переговоры с А. Ф. Керенским20. После установления Советской власти финляндский парламент 127 голосами против 68 провозгласил себя носителем верховной власти21. 6 декабря парламент утвердил 100 голосами против 88 официальную Декларацию независимости22.

 

Окончательная точка была поставлена лишь 31 декабря 1917 г., когда Советское правительство предоставило Финляндии полную независимость.

 
стр. 98

 

Коротко о влиянии факта существования финляндской автономии на другие национальные регионы Империи.

 

Я не имею в виду непосредственное использование российскими радикальными организациями и деятелями финской территории для проведения встреч, совещаний и для укрывательства от преследования царских властей. Об этом у нас написано много, прежде всего, в связи с историей компартии.

 

Нет, речь идет об ином. Как воздействовал сам факт существования автономии у единственного народа на другие народы? Думаю, что непосредственное влияние было невелико. Мало было национальных лидеров, которые говорили: дайте нам автономию, как в Финляндии. Но опосредованно - значительно. М. В. Нечкина разрабатывала тему распространения знаний о событиях через научные книги. Она писала "Существует какой-то молекулярный процесс движущихся и как бы неисторических событий. Он, несомненно, участвует в отложении годичного круга в стволе исторического древа. Молва расходилась по кругам культурной эстафеты века: читателей было, скажем пятьсот, а разносителей духа времени почему-то пятьсот раз на пятьсот. Все это были живые "клеточки" событий, слагавшие историческое время".

 

Именно прогрессивные силы России, во-первых, способствовали Финляндской автономии, критикуя действия царской власти, во-вторых, информация о действиях царской администрации за ограничение автономии расходилась довольно широко и вызывала негативную реакцию. И то, что эти ограничения были отменены в первый же месяц после свержения самодержавия - в марте - говорит о том, что русская общественность считала финскую автономию важным фактором общероссийского развития.

 

Так факт существования финляндской автономии, выражаясь словами Нечкиной, был живой клеточкой, слагавшей историческое время, этот факт участвовал в отложении годичного круга в стволе российского исторического древа, то есть способствовал прогрессивному развитию России в целом.

 

Примечания

 

1. Всемирная история. Т. 4. М. 1958, с. 366.

 

2. Там же, с. 368.

 

3. Там же, с. 364 - 365.

 

4. Историческая энциклопедия. Т. 16. М. 1976, с. 203, 204.

 

5. ШАСКОЛЬСКИЙ И. П. Об изучении исторических связей Финляндии с Россией. В кн.: Тезисы докладов четвертой всесоюзной конференции по истории скандинавских стран и Финляндии. Ч. 1. Петрозаводск. 1968, с. 122, 123.

 

6. ЛАЙДИНЕН А. П. Из истории шведско-финляндских экономических отношений во второй половине XVIII в. Там же, с. 212.

 

7. Там же, с. 213.

 

8. ЮССИЛА О., ХЕНТИЛЯ С, НЕВАКИВИ Ю. Политическая история Финляндии. М. 1998, с. 15.

 

9. Там же, с. 17.

 

10. Там же, с. 21.

 

11. См. КАН А. Великое княжество Финляндское в освещении финских историков. - Отечественная история, 2007, N 6, с. 165.

 

12. ЛАЙДИНЕН А. П. Начало промышленных переворотов в Финляндии. В кн.: Тезисы докладов шестой всесоюзной конференции по изучению скандинавских стран и Финляндии. Таллин. 1973, с. 93.

 

13. КАН А. Ук. соч., с. 163.

 

14. ЮССИЛА О. и др. Ук. соч., с. 31.

 

15. Там же, с. 35.

 

16. Там же, с. 49.

 

17. Там же, с. 52.

 

18. СТАРЦЕВ В. И. Временное правительство и Финляндия в 1917 году. В кн.: Россия и Финляндия в XX веке. СПб. 1997, с. 28 - 29.

 

19. ЮССИЛА О. и др. Ук. соч., с. 105.

 

20. КАН А. Ук. соч., с. 167.

 

21. ЮССИЛА О. Ук. соч., с. 110.

 

22. Там же, с. 111.

Опубликовано на Порталусе 02 ноября 2020 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама