Рейтинг
Порталус


А. В. РЕПНИКОВ. Консервативные концепции переустройства России

Дата публикации: 07 июля 2022
Автор(ы): Е. С. Галкина
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ПРАВО РОССИИ
Источник: (c) Славяноведение, № 3, 30 июня 2009 Страницы 93-96
Номер публикации: №1657190293


Е. С. Галкина, (c)

А. В. РЕПНИКОВ. Консервативные концепции переустройства России. М., 2007. 520 с. + вклейка 32 с.

Изучение теоретического наследия русской консервативной мысли долгое время находилось на периферии отечественной исторической науки. Даже в наиболее фундаментальных исследованиях, вышедших за последние 15 лет, преимущественное внимание уделялось практической деятельности крайне правых партий. В рецензируемой книге доктора исторических наук А. В. Репникова анализируются основные концепции переустройства России конца XIX - начала XX в., главным образом разработанных российскими правыми с целью сохранения и развития монархической государственности. В книге рассматриваются теоретические основы дореволюционного российского консерватизма, представления консерваторов о месте Российской империи в мире, их взгляды на социально-экономические, этноконфессиональные проблемы.

Само содержание понятия "консерватизм" является одним из спорных вопросов политической философии и истории общественной мысли. С накоплением знаний содержание любого понятия углубляется, уточняется - это неотъемлемая часть научного познания действительности. В случае с консерватизмом, терминологическая путаница, которую не раз отмечает Репников (с. 8 - 9, 14), связана с неприятием рядом исследователей самого факта развития понятий как части развития науки. Сам автор монографии к их числу не относится, поддерживая идею о необходимости разделения консерватизма и традиционализма в об-

стр. 93

щественной мысли (с. 11), но не разрушая при этом ядра определения консерватизма, которое было выработано мировой философией и наукой в Новое время. По словам Репникова, "консерватизм означает признание возможности развития на почве сохранения традиционных ценностей" (с. 9).

Наряду с известными мыслителями (Н. Я. Данилевский, К. Н. Леонтьев, К. П. Победоносцев, М. О. Меньшиков и др.), автор впервые подробно рассмотрел взгляды таких ученых и публицистов, как И. Восторгов, С. Ф. Шарапов, К. Н. Пасхалов, И. И. Дусинский, С. Н. Сыромятников, В. Строганов, В. А. Грингмут, П. Е. Казанский, Н. А. Захаров, П. И. Ковалевский, А. Е. Вандам, Э. Э. Ухтомский, А. Г. Щербатов, Д. А. Хомяков, Н. И. Черняев, Г. В. Бутми, А. Д. Нечволодов, П. Ф. Булацель и др. В монографии, как и должно быть в любом труде, посвященном общественной мысли, много цитат, с помощью которых исследователь дает представление о социально-политических (включая то, что ныне именуется политтехнологиями) и экономических наработках русских монархистов. Немалое внимание уделяет Репников проблемам элитарности, социального неравенства, иерархической организации как базовым принципам российского (и не только) консерватизма конца XIX - начала XX в.

Затрагивая взгляды консерваторов на столь важные для них вопросы, как конфессиональный и национальный, автор выделяет мыслителей, отстаивавших имперский принцип (К. Н. Леонтьев), в противопоставление тем, кто обращался к принципу "крови" (известный русский психиатр И. А. Сикорский, М. О. Меньшиков). Интересно, что эти направления политической философии и идеологии именно в таком виде возрождаются в России в настоящее время.

Отдельная глава книги посвящена внешнеполитическим представлениям правых, где немалое место уделяется славянскому вопросу.

Анализируя трансформацию взглядов консерваторов на идею славянского объединения, автор отмечает, что в начале XX в. она подвергалась жесткой критике.

Во второй половине XIX в. выпады К. Н. Леонтьева в адрес "проевропеенных" (проникнутых либеральным духом) славян казались чем-то странным в среде консерваторов, но в начале XX в. многие из идеологов Всероссийского национального союза (ВНС) открыто писали, что славянские народы, воспользовавшись поддержкой России и получив независимость, отнюдь не спешили к оформлению с ней каких-либо дружественных альянсов.

Националист В. Строганов полагал, что "даже для наших братьев-славян, за освобождение которых мы проливали свою кровь почти три столетия подряд, мы имеем ценность постольку, поскольку мы можем быть им полезны" (с. 241). П. И. Ковалевский также прагматично подходил к вопросу, считая, что, оказывая постоянную поддержку "братьям-славянам", мы в итоге "добились того, что все эти наши славянские братья смотрели на нас, как на своих обязанных батраков [...] В благодарность те же вырученные братушки и лягнут эту глупую Россию" (с. 241). А. И. Савенко доказывал, что политика национального эгоизма должна заставить русских искать таких союзников, которые смогли бы помочь в достижении национальных задач. И если эти задачи достижимы только при условии союза с Германией, нужно "всеми силами стремиться к этому союзу (ближайшей целью союза должно быть поставлено обеспечение русских и германских интересов при разделе Австро-Венгрии)". Если же для заключения между Россией и Германией тайного союза "придется пожертвовать интересами чехов и прочего западного (но не южного) славянства", то, мы "ни на минуту не задумываясь должны это сделать", как делают это поляки и чехи, поскольку "западное славянство само усердно лезет в немецкую пасть и для облегчения этой операции придумало соус под названием австрославизм". В итоге Савенко пришел к выводу, что здоровая политика национального эгоизма должна учитывать тот факт, что "все интересы западного славянства не стоят ни одного русского солдата, ни одного русского рубля" (с. 242).

стр. 94

Как показывает Репников, немногие консерваторы (Н. П. Аксаков, С. Ф. Шарапов) в то время остались верными панславистским идеям. Вместе с тем представляется, что работа только бы выиграла, если бы автор уделил поздним славянофилам, почвенничеству и панславизму больше внимания и при рассмотрении теоретических основ русского консерватизма, и в главе, посвященной внешнеполитическим взглядам правых, и при рассмотрении вопросов общины и соборности в их социально-экономическом аспекте. Само это течение, его представители оказали весьма серьезное влияние на идеологическое и социально-психологическое пространство российской элиты. В монографии приводится материал, посвященный общественно-политической борьбе вокруг идеи созыва Земского собора в начальный период правления Александра III, но он выглядит несколько обособленно.

Одним из наиболее острых на правом поле всегда был польский вопрос, которому также уделено внимание в монографии. В традиционном представлении, российская консервативная мысль - это мысль антипольская. Но Репников показывает, что однозначность и прямолинейность в данном случае не более чем иллюзия. Тысячелетний русско-польский исторический антагонизм на консервативном поле сталкивался с идеей славянского единства и далеко не всегда побеждал. Так, С. Ф. Шарапов в начале XX в. выступал с мыслью о необходимости русско-польского примирения, чем заслужил похвалы зарубежной славянской печати и ожидаемые обвинения в "полонофильстве" со стороны российских правых изданий. Другой важный аспект этой проблемы - отношение консерваторов к насильственной русификации, проводимой правительством. Интересно, что крупнейшие правые мыслители: Леонтьев, Меньшиков, Мещерский, - вопреки сложившимся стереотипам, полагали, что подобная политика не является средством государственной интеграции и может привести только к ослаблению империи (с. 297 - 298).

Но все представители консерватизма отводили первенствующую роль в Российской империи русскому народу, который понимался как совокупность великороссов, малороссов и белорусов. Соответственно, "украинский" и "белорусский" вопросы принимались мыслителями этого направления как надуманные и одновременно крайне опасные для единства страны, о чем Репников приводит немало любопытных данных. На указанной позиции находились не только такие политики и публицисты, как В. В. Шульгин, но и многие выдающиеся ученые-слависты, приводя в качестве аргументов этнографические данные. А. С. Будилович отмечал, что "центробежные стремления если и проявлялись иной раз у южнорусов, то обыкновенно не в среде народных масс, а в верхах населения, вследствие разъединительной политики сначала старорусских князей и бояр, потом гетманов и казацкой панов-рады, а в новейшее время - разных интеллигентов". По наблюдениям А. И. Соболевского, "русский народ нигде не называет себя великорусами, малорусами или белорусами; эти этнографические названия принадлежат науке и употребляются только образованными людьми". Вопрос о том, кого считать русскими возникал еще и потому, что, по замечанию того же Соболевского, "в огромной части своей территории русский народ не дает себе никакого названия". Если самоидентификация и происходит, то она отталкивается не от "крови", а от религии - "православные" и "не православные" (с. 306 - 307). Консерваторы воспринимали Малороссию как неотъемлемую часть России, приписывая малороссам в целом чувство единства с великороссами (в противоречии с формирующимся украинским национализмом). В монографии Репникова эта проблема справедливо показана как часть общего недопонимания российскими правыми социально-политических и этноконфессиональных процессов в стране.

Многие материалы ГА РФ, РГАЛИ, ЦА ФСБ России, использованные в книге, были впервые опубликованы Репниковым. В 2008 г. вышел подготовленный им "Дневник Л. А. Тихомирова 1915- 1917 гг.". Совместно с исследователями из Центрального архива федеральной

стр. 95

службы безопасности Российской Федерации он впервые ввел в научный оборот материалы из следственных дел А. И. Дубровина и В. В. Шульгина, вызвавшие большой интерес в научных кругах.

Заключительная глава книги повествует о судьбах лидеров русского консервативного движения в постреволюционный период. В ней интересна прослеженная Репниковым эволюция взглядов тех, кто до Февральской революции числился "правоверными монархистами". Многие из них (Л. А. Тихомиров, М. О. Меньшиков, В. М. Пуришкевич и др.) позитивно восприняли весть о падении самодержавия. Полное разочарование в Николае II наглядно демонстрируют многочисленные цитаты, приводимые историком. Реиников последовательно показывает хронику идеологического краха монархизма. Тем, кто сегодня идеализирует личность последнего императора, одновременно рисуя "сусальные образы", будет особенно полезно внимательно прочитать материалы последней главы монографии. В той же главе рассматривается весьма болезненная тема коллаборационизма русских консерваторов в период эмиграции.

Помимо магистральных проблем, обозначенных в названии глав, в работе также показано отношение консерваторов к идее прогресса и иерархической системе построения государства и общества; злободневно звучит их позитивная оценка армии; дается анализ критики бюрократии; показывается отношение к представительным органам власти - Государственной думе, Государственному совету, Земским соборам; в ряде глав рассматриваются различные аспекты такой непростой темы, как русские правые и еврейский вопрос. Отдельная тема - консервативная оценка Москвы и Петербурга.

В целом, Репникову удалось выработать собственную концепцию, дающую объяснение специфики российского консерватизма и его эволюции в такой сложный временной период, как конец XIX - начало XX в., не отягощенную излишним субъективизмом, который так характерен для очень многих современных исследований, посвященных этой проблеме.

Опубликовано на Порталусе 07 июля 2022 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама