Полная версия публикации №1620043638

PORTALUS.RU ВОПРОСЫ НАУКИ Е. Б. ЗАБОЛОТНЫЙ, В. Д. КАМЫНИН. ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА РОССИИ В ПРЕДДВЕРИИ ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ → Версия для печати

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По общепринятым международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

Р. Е. КАНТОР, Е. Б. ЗАБОЛОТНЫЙ, В. Д. КАМЫНИН. ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА РОССИИ В ПРЕДДВЕРИИ ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 03 мая 2021. - Режим доступа: https://portalus.ru/modules/science/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1620043638&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 24.06.2021.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

Р. Е. КАНТОР, Е. Б. ЗАБОЛОТНЫЙ, В. Д. КАМЫНИН. ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА РОССИИ В ПРЕДДВЕРИИ ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 03 мая 2021. URL: https://portalus.ru/modules/science/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1620043638&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 24.06.2021).



публикация №1620043638, версия для печати

Е. Б. ЗАБОЛОТНЫЙ, В. Д. КАМЫНИН. ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА РОССИИ В ПРЕДДВЕРИИ ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ


Дата публикации: 03 мая 2021
Автор: Р. Е. КАНТОР
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВОПРОСЫ НАУКИ
Номер публикации: №1620043638 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Тюмень. Изд-во Тюменского государственного университета. 1999. 128с.

Рецензируемое учебное пособие по курсу "Российская историография в XX столетии" подготовлено докторами исторических наук профессором, проректором Тюменского государственного университета Е. Б. Заболотным и профессором Уральского государственного университета им. А. М. Горького В. Д. Камыниным. Книга посвящена в основном российской историографии 80 - 90-х годов. В ней рассматриваются наиболее заметные исследования по указанной теме, а также концептуальные и методологические поиски современных отечественных историков.

Авторы исходят из того, что наша историческая наука вступила в "качественно новый период развития" (с. 5). Не отрывая этот процесс от глубоких сдвигов в политике и идеологии, повлиявших на развитие всего обществоведения, они сосредоточивают свое главное внимание на сущностных изменениях в самой исторической науке, на ее саморазвитии, получивших отражение в многочисленных дискуссиях по проблемам российской истории и историографии, разнообразии взглядов и подходов - удачных и неудачных - исследователей и популяризаторов. Авторы полагают, что в ряде случаев неудачи связаны с раздроблением, излишней фрагментацией изучаемых процессов, отходом от историзма в их толковании, игнорированием обстоятельств, связанных с факторами социально-экономического характера, увлечением политической историей и недооценкой массовых движений.

Определяя задачи историографии на современном этапе, авторы пишут о ее функциональной "двоякости". "С одной стороны, историографы занимаются критическим осмыслением всего опыта изучения отечественной истории, накопленного как в дореволюционной, так и в советской историографии, господствующих в различные периоды истории исторической науки объяснений и оценок исторических фактов, деятельности коллективов, творчества отдельных ученых... С другой стороны, историография стремится осмыслить современный опыт изучения различных проблем отечественной истории с учетом новых подходов... обратить внимание на появление новых подходов к изучению традиционных проблем, постановку новых исследовательских тем и объяснить причины их появления в исторической науке" (с. 33 - 34).

Далее авторы прослеживают, как перечисленные выше задачи решались по мере развертывания "перестройки" исторической науки. При этом они указывают на разнообразие - по проблематике, тематике, жанрам - современных историографических исследований, и одновременно подчеркивают, что нынешним историографам "не следует начинать с "чистого листа" и полностью отказываться от наработок и накопленного опыта" (с. 37). Советская историография во многих случаях отличалась скудостью, заданностью и примитивизмом методологического анализа. Но стоило бы в данном пособии указать и на противоречивость и непоследовательность ряда историографических исследований, претендовавших на объективность, партийность и историзм.

В современной историографии объективность и историзм рассматриваются в основном как познавательные принципы. По мнению же авторов, объективность - "скорее цель, а не средство познания исторической реальности" (с. 40); она предполагает непременный учет субъективных факторов исторического процесса. "Принцип историзма, - считают они, - требует от историографа изучать историческое произведение в конкретно-исторических условиях его появления, оценивать заслуги автора по сравнению с предшествующим, а не последующим уровнем исторических знаний" (с. 42). Здесь стоило бы отметить, что современное понимание историзма предполагает широкий подход к глубине и точности исторического и историографического анализа. Нередко недооцененное, а часто и незамеченное современниками подтверждается и раскрывается в процессе последующего развития исторической науки, когда содержание и значение исторического (историографического) опыта раскрывается во всей полноте и силе.

Из приведенных в книге примеров видно, что вопрос о методах исторического исследования не получил еще в нашей литературе достаточно полного, целостного и системного раскрытия. Здесь многое предстоит сделать будущим историкам. Можно было бы высказать и другое пожелание: более внимательно отнестись не только к дореволюционной историографии и ее традициям, но и к послереволюционной, в том числе и зарубежной русской историографии, сохранившей органическую линию преемственности с дореволюционной исторической наукой, и при этом опережавшей по ряду существенных методологических направлений зару-

стр. 154


бежную историографию (А. С. Лаппо-Данилевский, Л. П. Карсавин и др.). Современные российские историографы прилагают в этом отношении немалые усилия.

В книге нашел свое место и вопрос о кризисе современной российской историографии, лишившейся такого мощного подспорья; как "марксистско-ленинская методология". По мнению авторов, налицо отставание современной историографической литературы в переосмыслении отечественной истории, проблемном исследовании русской и советской историографии (с. 66).

Авторы пытаются разобраться в кризисе современной исторической науки в России. Уже несколько десятилетий (не менее трех!) говорится о несовершенстве ее "марксистско-ленинских" методологических основ. На XIV Международном конгрессе исторических наук (1975) говорилось, что выход из этого кризиса может быть найден в отказе от монистического подхода к истории и переходе на плюралистические позиции. А. Я. Гуревич писал о "кризисе роста", ломке привычных стереотипов и устоявшихся схем. "В центре кризиса, - указывал он, - стоит сам историк: ему предстоит менять свои методологические и гносеологические принципы и подходы" (с. 68). А. А. Искендеров указывал, что кризис - в главном и основном порожден "кризисом марксизма (прежде всего метода материалистического понимания истории в его крайне детерминированной форме), того марксизма, который в советское время превратился в государственную идеологию и даже мировоззрение, присвоив себе монопольное право определять, в каких рамках может развиваться та или иная область гуманитарного знания. Марксизм, по существу, вывел историю за пределы науки, превратив ее в составную часть партийной пропаганды" (с. 66).

Все это в совокупности со сформировавшимся на Западе направлением - "новой исторической наукой" - свидетельствовало о необходимости перенесения центра тяжести исторических исследований на конкретного человека, его эмоциональную жизнь, наладить взаимодействие историков со смежными науками - антропологией, психологией, этнологией.

К началу перестройки определилось движение отечественной исторической науки в новом направлении. Методологические и концептуальные поиски к началу 90-х годов "оказались переломными", поскольку речь шла о поисках принципиально новых теоретико-методологических основ исторической науки, интерпретаций исторических событий. Была предпринята попытка положить в основу изучения истории России цивилизационный подход, преодолеть европоцентризм. В дискуссиях о роли методологии для исторической науки сказывалось определенное влияние постмодернизма, семиотики, синергетики, количественных методов, информатики, исторической антропологии, поисков альтернатив в развитии России. К этому следует добавить и стремление выработать новый подход к историческому синтезу, более тонко и органично сочетать нарратив и теорию истории. Авторы констатируют что в цивилизационном осмыслении истории России пока больше вопросов, чем ответов (с. 99). Полемика между сторонниками цивилизационного подхода и приверженцами формационной теории продолжается. В этой полемике большое место занимает обсуждение проблем модернизации, тоталитаризма и др.

Авторам удалось нарисовать богатую и впечатляющую картину современной российской историографии. Можно только пожалеть, что они не рискнули поделиться своими мыслями о перспективах исторической науки в грядущем столетии.

Опубликовано 03 мая 2021 года

Картинка к публикации:





Полная версия публикации №1620043638

© Portalus.ru

Главная ВОПРОСЫ НАУКИ Е. Б. ЗАБОЛОТНЫЙ, В. Д. КАМЫНИН. ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА РОССИИ В ПРЕДДВЕРИИ ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

При перепечатке индексируемая активная ссылка на PORTALUS.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на Portalus.RU