Полная версия публикации №1657564318

PORTALUS.RU ВОПРОСЫ НАУКИ НАУЧНЫЕ СВЯЗИ А. В. СОЛОВЬЕВА В ЭМИГРАЦИИ В 1950-1960-е ГОДЫ (по материалам Русского архива Лидса) → Версия для печати

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По общепринятым международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

А. В. АНТОШИН, НАУЧНЫЕ СВЯЗИ А. В. СОЛОВЬЕВА В ЭМИГРАЦИИ В 1950-1960-е ГОДЫ (по материалам Русского архива Лидса) [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 11 июля 2022. - Режим доступа: https://portalus.ru/modules/science/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1657564318&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 01.10.2022.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

А. В. АНТОШИН, НАУЧНЫЕ СВЯЗИ А. В. СОЛОВЬЕВА В ЭМИГРАЦИИ В 1950-1960-е ГОДЫ (по материалам Русского архива Лидса) // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 11 июля 2022. URL: https://portalus.ru/modules/science/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1657564318&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 01.10.2022).

Найденный поисковой машиной PORTALUS.RU оригинал публикации (предполагаемый источник):

А. В. АНТОШИН, НАУЧНЫЕ СВЯЗИ А. В. СОЛОВЬЕВА В ЭМИГРАЦИИ В 1950-1960-е ГОДЫ (по материалам Русского архива Лидса) / Славяноведение, № 4, 31 августа 2010 Страницы 49-54.



публикация №1657564318, версия для печати

НАУЧНЫЕ СВЯЗИ А. В. СОЛОВЬЕВА В ЭМИГРАЦИИ В 1950-1960-е ГОДЫ (по материалам Русского архива Лидса)


Дата публикации: 11 июля 2022
Автор: А. В. АНТОШИН
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВОПРОСЫ НАУКИ
Источник: (c) Славяноведение, № 4, 31 августа 2010 Страницы 49-54
Номер публикации: №1657564318 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Судьба известного российского историка А. В. Соловьева (1890 - 1971) уже неоднократно привлекала внимание исследователей. Как известно, немалый вклад в осмысление судеб российских эмигрантов внесли историки Сербии. Так, в статье белградского историка С. Аврамовича освещены основные вехи биографии А. В. Соловьева, отмечен его вклад в изучение истории славянского права [1]. Немало информации о жизни и деятельности российского историка-эмигранта можно найти на страницах фундаментального издания "Белоэмиграция в Югославии. 1918 - 1941", вышедшего в Белграде в 2006 г. в двух томах под редакцией известных сербских историков М. Павловича и Т. Миленковича [2]. Отдельные аспекты жизни А. В. Соловьева в Югославии, прежде всего, его разнообразные научные связи в 1920 - 1930-е годы затрагивались и в ряде публикаций на страницах журнала "Славяноведение" [3-4]. Тем не менее судьба историка, изобиловавшая крутыми поворотами, по-прежнему вызывает интерес исследователей. Одним из слабоизученных сюжетов является жизнь А. В. Соловьева после Второй мировой войны, особенно в 1950 - 1960-е годы. Основной комплекс источников по этому периоду хранится в личном фонде А. В. Соловьева, находящемся в Русском архиве Лидса (Великобритания). В нем содержится около 300 писем историку, его заметки, тексты лекций, написанные А. В. Соловьевым, статьи для иностранных газет и журналов и т.д. Материалы этого фонда, который ранее практически не использовался отечественными исследователями, позволяют существенно дополнить наши представления об одном из крупных российских историков-эмигрантов.

Напомним, что в дореволюционной России Александр Васильевич Соловьев успел окончить сначала, в 1912 г., юридический факультет Варшавского университета, а затем, через три года - и историко-филологический факультет того же учебного заведения, после чего был оставлен там же для подготовки к профессорскому званию по истории русского права. В годы Первой мировой войны А. В. Соловьев - ассистент Варшавского университета, в годы Гражданской войны преподавал в Ростове-на-Дону, успел получить звание приват-доцента. Но события революции и Гражданской войны привели к тому, что, как и многие представители российской интеллигенции, ученый оказался в эмиграции. Несколько десятков лет, до 1951 г., А. В. Соловьев прожил в Югославии, где сделал успешную академическую карьеру, став профессором истории славянского пра-


Антошин Алексей Валерьевич - канд. ист. наук, доцент Уральского государственного университета им. А. М. Горького.

стр. 49

ва Белградского университета, защитил докторскую диссертацию, опубликовал ряд крупных трудов по истории права средневековой Сербии. Специалисты признавали его одним из наиболее авторитетных ученых в области средневековой истории Восточной Европы, указывая, что русский ученый отличался весьма широким "творческим диапазоном". Защищенная в 1928 г. докторская диссертация А. В. Соловьева - "Законник короля Стефана Душана" - была посвящена историко-правовым вопросам, но он занимался и средневековыми религиозными учениями, и историей русской литературы, музыки и геральдики. Как отмечают исследователи творчества А. В. Соловьева, он стремился вписать сербское право в широкий исторический контекст, изучая проблемы влияния на него византийского права и юридических норм других славянских народов.

Участвовал А. В. Соловьев и в научной жизни Российского зарубежья. В год защиты докторской диссертации он принял участие, например, в работе Четвертого конгресса русских ученых в эмиграции, который прошел в Белграде, выступив с докладом о статуте Корчулы. Занимал А. В. Соловьев и пост секретаря русской академической группы в Белграде. После оккупации Чехословакии нацистской Германией в столицу Югославии переместился и знаменитый Кондаковский институт, являвшийся одним из объединений русских историков в эмиграции. Одним из руководителей института на новом месте стал А. В. Соловьев [2. С. 234].

В жизни А. В. Соловьева, как и других российских эмигрантов, одним из переломных событий стала Вторая мировая война. В годы оккупации он прекратил педагогическую деятельность, но опубликовал ряд работ по проблемам истории права средневековой Сербии, правового положения сербских крестьян и ремесленников в Средние века. Большее значение в творчестве профессора приобрели проблемы истории геральдики, которые интересовали его еще в 1930-е годы. Именно по этим вопросам им и был опубликован ряд статей в воскресном приложении к газете "Обнова", которая ориентировалась на позицию главы марионеточного правительства Сербии генерала М. Недича. Эти статьи в итоге и сыграли роковую роль в судьбе историка.

Приход к власти в Югославии после Второй мировой войны коммунистов существенно изменил судьбу А. В. Соловьева. Как отмечает С. Аврамович, из-за сотрудничества с "оккупационными изданиями" в годы войны он был вынужден покинуть Белградский университет, но в 1947 г. принял приглашение стать деканом юридического факультета университета в Сараево. В этот период А. В. Соловьев стал активно заниматься вопросами боснийской истории, прежде всего, историей права, и сюжетами, связанными с юридическим положением крестьянства в средневековой Боснии. В этот же период выходит ряд работ А. В. Соловьева, посвященных истории учения богомилов [1. С. 244].

Его академическая карьера в университете Сараево была прервана арестом 9 октября 1949 г. А. В. Соловьеву было предъявлено обвинение в том, что в 1948 г. он прочитал (не сообщив об этом властям) текст резолюции Коминформа об исключении из этой структуры Югославии. Кроме того, по некоторым данным, сомнение вызывало и содержание лекций А. В. Соловьева, которые он читал студентам, соответствие их марксистской методологии. Но, несомненно, следует согласиться с Х. Бараном и Е. В. Душечкиной, что "политическим фоном" ареста А. В. Соловьева и его жены Натальи Николаевны стал разрыв отношений между СССР и Югославией [4. С. 51]. Как и многие другие эмигранты, после окончания Второй мировой войны Соловьевы приняли советское гражданство, что в новой ситуации создавало для них, как и для других эмигрантов, дополнительные проблемы [5. С. 179].

Состоявшийся в 1951 г. суд приговорил А. В. Соловьева к 18 месяцам тюремного заключения (которые он уже отбыл до суда), лишению права на пенсию. Какое-то время семья была вынуждена жить на заработки Н. Н. Соловьевой, зани-

стр. 50

мавшейся преподаванием иностранных языков. С большим трудом ученому удалось эмигрировать в Швейцарию. Однако здесь та проблематика, которой он всю жизнь занимался, мало кого интересовала. Заметим, что об этом свидетельствуют не только те письма А. В. Соловьева Р. О. Якобсону, которые уже цитировались исследователями. На равнодушие местного академического сообщества к проблемам истории России и других славянских стран жаловались и другие, оказавшиеся в те годы в Швейцарии, эмигранты. Так, например, известный публицист и политик дореволюционной России С. Н. Прокопович после Второй мировой войны предпринял попытку создания в Женеве Славянского института. Многолетняя спутница жизни С. Н. Прокоповича и его соратница по политической борьбе Е. Д. Кускова в письме к философу И. И. Лапшину, жалуясь на бедность нового института, объясняла это тем, что швейцарцы "большого интереса к вопросам славянства не проявляют" [6].

Однако иных реальных вариантов продолжения академической карьеры у А. В. Соловьева, очевидно, не оказалось. Все его попытки устроиться на работу на открывшиеся вакансии в какой-либо из университетов США или Европы, закончились неудачей, во многом вследствие того, что ученому было уже за шестьдесят. Семья вновь вынуждена была некоторое время жить на зарплату супруги, работавшей теперь машинисткой в ООН. Лишь в конце 1953 г., уже находясь в пожилом возрасте, А. В. Соловьев начинает преподавать в университете Невшателя, в 1955 г., после смерти СИ. Карцевского, ему удается устроиться преподавателем славянских языков и русской литературы в Женевский университет. Здесь и прошли последние полтора десятка лет жизни русского эмигранта.

Однако и в этот, по определению С. Аврамовича, "страдальческий" период своей жизни, А. В. Соловьев продолжал активно заниматься наукой. Среди основных тем его научной деятельности в эти годы - геральдика, история сербского права, история и культура России. Последняя из указанных проблем во многом обусловила наличие у ученого в 1950 - 1960-е годы достаточно прочных связей с советскими коллегами. Заметим, что А. В. Соловьев, получивший после Второй мировой войны советское гражданство, позитивно относился к установлению контактов с историками из Советского Союза. Они занимают существенное место среди корреспондентов профессора-эмигранта, письма которых хранятся в Русском архиве Лидса. В частности, активную переписку в 1950 - 1960-е годы А. В. Соловьев вел с сотрудниками Сектора древнерусской литературы Института русской литературы (ИРЛИ) в Ленинграде. В этот период он занимался написанием работы, посвященной "Слову о полку Игореве", и сотрудники ИРЛИ помогали ему составлять научно-справочный аппарат [7. 10 - 12]. В свою очередь, и к самому А. В. Соловьеву обращались за советом и консультацией некоторые советские исследователи (например, Ю. К. Бегунов). Многие известные советские историки, прежде всего специалисты по истории Древней Руси, в этот период переписывались с А. В. Соловьевым, обмениваясь с ним информацией о вышедших в СССР и на Западе книгах. Среди них выделяется выдающийся специалист по истории русской культуры Д. С. Лихачев. В архиве хранится 21 письмо Д. С. Лихачева за 1957 - 1968 гг. [7. 105 - 125]. Среди других корреспондентов А. В. Соловьева были и такие крупные специалисты по истории Древней и Средневекой Руси, как В. Л. Янин, А. А. Зимин, А. Г. Кузьмин, Б. А. Рыбаков, И. П. Шаскольский [7. 99 - 104, 197, 213 - 214, 277 - 278, 280 - 281].

Занимаясь историей средневековой Сербии, А. В. Соловьев обладал обширными познаниями и в византиноведении. Это обстоятельство во многом обусловило связи и с советскими специалистами по истории Византии. В Русском архиве Лидса хранятся, например, три письма к А. В. Соловьеву одного из крупнейших отечественных византиноведов - Г. Г. Литаврина [7. 126 - 128].

О том, насколько разнообразны были научные контакты А. В. Соловьева в по-

стр. 51

следние годы его жизни, свидетельствует и такой интересный факт. Профессор-эмигрант переписывался даже с некоторыми провинциальными советскими исследователями. Так, в архиве Лидса мною обнаружено письмо А. В. Соловьеву известного советского византиноведа М. Я. Сюзюмова, написанное в 1958 г. Работавший в тот период времени в Уральском государственном университете, он через своих московских и ленинградских коллег установил контакты с Соловьевым, получая от него необходимые для исследований материалы, на что и указывал в письме:

"Глубокоуважаемый коллега Александр Васильевич!

Вам пишет Сюзюмов (из свердловского Уральского университета). Приношу Вам самую горячую благодарность за Ваши работы и присылку микрофильма. Институт истории АН СССР к Вам обратился по моей просьбе: я переиздаю "Книгу Эпарха", которая мною издана применительно к требованиям студенческих семинаров, в типографии без греческого текста, с миллионами опечаток, да и в то время, когда ряд трудов был мне неизвестен, т.к. писал книгу во время войны. Теперь имею намерения полностью пересмотреть и издать через Институт истории АН СССР.

Я очень интересуюсь рукописью genovis 23. Если возможно, просил бы Вас сообщить, что в рукописи находится до "enapxix Biplin" и что после Юлиана Аскалонита? Имеет ли хоть какую-либо общую идею помещение последующих статей в рукописи? Ведь книга Эпарха и Аскалонит имеют много общего. Я помещаю в "Ученых записках" университета статью об Аскалоните, и в моей первоначальной просьбе и книга Эпарха, и Аскалонит были объединены. Но, надеюсь, когда-нибудь можно получить и список Аскалонита.

Посылаю Вам XII том Византийского Временника (это будет и скорее, и вернее, чем через Институт). Посылаю Вам также и свою "Книгу Эпарха" 1949 г. Буду в Свердловске, пошлю и моих иконоборцев, и "зрелища" и др. Сейчас я нахожусь в Москве, буду в Свердловске в начале февраля.

Еще раз приношу Вам мою самую искреннюю признательность.

С приветом и наилучшими пожеланиями

М. Сюзюмов

Мой адрес: [...]" [7. 223].

Хранящиеся в Русском архиве Лидса документы показывают, что, так же, как и М. Я. Сюзюмову, помогал А. В. Соловьев и другим советским исследователям. В свою очередь, они информировали его о тех произведениях по истории Древней и Средневековой Руси, Византии, славянства, которые выходили в Советском Союзе. Некоторые из этих произведений они пересылали А. В. Соловьеву, который высказывал в своих письмах интересные суждения относительно новых концепций, появившихся в советской исторической литературе.

Следует отметить, что старый профессор-эмигрант, имевший к тому времени уже европейскую известность среди специалистов-славяноведов, не отказывал в помощи и рядовым школьным учителям из Советского Союза. Показателен такой факт: в 1964 - 1968 гг. он вел активную переписку с учителем истории средней школы поселка Шолоховский Ростовской области П. И. Ковешниковым, который создал в школе кружок по изучению "Слова о полку Игореве". В письмах учитель подробно рассказывал о деятельности кружка, сделанных школьниками на его заседаниях сообщениях, благодарил эмигрантского историка за помощь [7. 91 - 97].

Бесспорно, связи А. В. Соловьева в 1950 - 1960-е годы не ограничивались лишь советскими историками. Среди его корреспондентов были и коллеги-эмигранты. Среди них выделялась, пожалуй, фигура Н. Е. Андреева - известного историка, проживавшего в Великобритании. Н. Е. Андреев (1908 - 1982), представитель первой послереволюционной волны эмиграции, выпускник Карлова университета в Праге, после защиты диссертации "О деле дьяка Висковатого" стал доктором

стр. 52

Карлова университета. Известен он и как один из руководителей семинария Кондакова. С 1948 г. Н. Е. Андреев - профессор, преподаватель кафедры славистики Кембриджского университета. Известен он и как автор интересных воспоминаний "То, что вспоминается".

Заметим, что содержание переписки А. В. Соловьева с Н. Е. Андреевым свидетельствует о том, что и последний поддерживал тесные контакты с советскими историками, прежде всего с Д. С. Лихачевым, был в курсе всех новинок, выходивших в Советском Союзе по проблемам древней и средневековой истории России [7. 2 - 3]. Так, например, в переписке Н. Е. Андреева, А. В. Соловьева и Д. С. Лихачева активно обсуждались вышедшие в 1960-е годы оригинальные исследования известного советского историка А. А. Зимина.

Научные контакты с А. В. Соловьевым поддерживал и такой известный историк Российского зарубежья, как А. В. Флоровский (1884 - 1968) - выходец из семьи священника, до революции окончивший историко-филологический факультет Одесского университета. В 1915 г. им была защищена магистерская диссертация "Состав законодательной комиссии 1767 - 1774 гг.". В 1920 г. эвакуировался в Болгарию, с 1921 г. - в Праге. Как и Н. Е. Андреев, А. В. Флоровский также был в свое время членом семинария Кондакова и профессором Карлова университета. Бесспорно, А. В. Флоровского сближали с А. В. Соловьевым общие научные интересы - история русской и славянской культуры и межславянских связей [7. 31 - 32].

А. В. Флоровский принадлежал к старшему поколению историков-эмигрантов, чье становление как ученых произошло еще в дореволюционной России. Однако в 1950 - 1960-е годы А. В. Соловьев устанавливает контакты и с более молодыми исследователями-эмигрантами, сформировавшимися уже в европейской академической среде. Среди них был, например, Д. Д. Оболенский [7. 149 - 153], родившийся уже после революции, в 1918 г. Д. Д. Оболенский, в итоге получивший в Великобритании титул сэра, занимался проблемами византиноведения, взаимоотношениями Византийской империи и славянских народов.

Любопытен и такой факт: некоторые из российских эмигрантов, поддерживавшие контакты с А. В. Соловьевым, вели переписку с ним на английском языке. Прежде всего это, касалось, очевидно, тех выходцев из России, которые прочно интегрировались в академическую среду стран Запада. Так, например, на английском языке писал А. В. Соловьеву известный филолог Р. О. Якобсон, ставший в США одним из ведущих славистов [7. 78 - 79]. Заметим, что личность и научные связи Р. О. Якобсона уже неоднократно привлекали внимание исследователей в последние годы.

Поддерживал А. В. Соловьев контакты и с некоторыми из тех представителей российской эмигрантской интеллигенции, которые весьма критически относились к политическому режиму в Советском Союзе. Зная о его контактах с советскими историками, такие эмигранты не стеснялись иногда выражать в письмах свое негативное отношение к существовавшей в СССР идеологии. Так, например, проживавшая в Великобритании Е. Кутайсова дважды - в 1959 г. и в 1964 г. была в Советском Союзе по линии академического обмена между Бирмингемским университетом и советскими вузами. В течение нескольких месяцев она ездила по стране, побывав не только в Москве и Ленинграде, но и в Киеве и Харькове. Как она отметила в письме, сама "видела довольно много, так как ездила одна, а не в группе". При этом, вспомнив об исследованиях А. В. Соловьева в области истории русской культуры, она написала ему после поездки в СССР: "Вы трудитесь, пишите, особенно про тех писателей, как Тютчев, А. К. Толстой и др., которых мало изучают в СССР по политическим причинам. Чем больше работ на высоконаучном уровне издается за границей, тем больше советским ученым приходится с ними считаться" [7. 98].

стр. 53

Важной составной частью научных контактов А. В. Соловьева были его связи с коллегами-славистами из стран Центральной и Восточной Европы. Оказавшись не по своей воле вне Югославии, где прошла почти половина его жизни, историк не потерял контакты с балканскими исследователями. В его архиве - письма от С. Беслагича, О. Мандича, М. Окича, С. Прибишевича, Д. Радойчича, в основном посвященные различным аспектам сербской истории, сербскому средневековому праву, изучению которого А. В. Соловьев отдал немало лет своей жизни. Сохранил контакты русский ученый и со славистами из других стран - А. Грабским, З. Вастотовской [7. 129 - 132].

Таким образом, изучение хранящейся в Русском архиве Лидса коллекции документов А. В. Соловьева показывает, что и в последние годы своей жизни историк поддерживал разнообразные научные контакты. Будучи преподавателем Женевского университета, далекого от главных центров славистики в Европе, он тем не менее оставался в курсе тех проблем, которые исследовались как его советскими, так и зарубежными коллегами. Тем не менее очевидно, что для более глубокого исследования круга контактов А. В. Соловьева необходима дальнейшая работа в архивах Российской Федерации и других стран.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Абрамович С. Житие и труды Александра Соловьева, корифея истории права // Русская эмиграция в Югославии. М., 1996.

2. Белоэмиграциiя у Jугославиjи. 1918 - 1941. Београд, 2006. Т. 1.

3. Алексеева Е. В. Русские интеллектуалы в культурной жизни Белграда (1919 - 1941) // Славяноведение. 1999. N 4.

4. Баран Х., Душечкина Е. В. Вокруг "Слова о полку Игореве": Из переписки Р. О. Якобсона и А. В. Соловьева // Славяноведение. 2000. N 4.

5. Арсеньев А. В. У излучины Дуная: Очерки жизни и деятельности русских в Новом Саду. М., 1999.

6. Отдел рукописей Российской государственной библиотеки. Ф. 753. Карт. 1. Ед.хр. 24. Л. 4.

7. Leeds Russian Archive (LRA), Solov'ev collection, MS 1204/...

Опубликовано 11 июля 2022 года

Картинка к публикации:





Полная версия публикации №1657564318

© Portalus.ru

Главная ВОПРОСЫ НАУКИ НАУЧНЫЕ СВЯЗИ А. В. СОЛОВЬЕВА В ЭМИГРАЦИИ В 1950-1960-е ГОДЫ (по материалам Русского архива Лидса)

При перепечатке индексируемая активная ссылка на PORTALUS.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на Portalus.RU