Полная версия публикации №1658661621

PORTALUS.RU ВОПРОСЫ НАУКИ О ВКЛАДЕ САМУИЛА БОРИСОВИЧА БЕРНШТЕЙНА В РАЗВИТИЕ ИСТОРИИ СЛАВЯНОВЕДЕНИЯ. (К СТОЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ УЧЕНОГО) → Версия для печати

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По общепринятым международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

М. Ю. ДОСТАЛЬ, О ВКЛАДЕ САМУИЛА БОРИСОВИЧА БЕРНШТЕЙНА В РАЗВИТИЕ ИСТОРИИ СЛАВЯНОВЕДЕНИЯ. (К СТОЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ УЧЕНОГО) [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 24 июля 2022. - Режим доступа: https://portalus.ru/modules/science/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1658661621&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 01.10.2022.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

М. Ю. ДОСТАЛЬ, О ВКЛАДЕ САМУИЛА БОРИСОВИЧА БЕРНШТЕЙНА В РАЗВИТИЕ ИСТОРИИ СЛАВЯНОВЕДЕНИЯ. (К СТОЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ УЧЕНОГО) // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 24 июля 2022. URL: https://portalus.ru/modules/science/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1658661621&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 01.10.2022).

Найденный поисковой машиной PORTALUS.RU оригинал публикации (предполагаемый источник):

М. Ю. ДОСТАЛЬ, О ВКЛАДЕ САМУИЛА БОРИСОВИЧА БЕРНШТЕЙНА В РАЗВИТИЕ ИСТОРИИ СЛАВЯНОВЕДЕНИЯ. (К СТОЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ УЧЕНОГО) / Славяноведение, № 6, 31 декабря 2011 Страницы 78-83.



публикация №1658661621, версия для печати

О ВКЛАДЕ САМУИЛА БОРИСОВИЧА БЕРНШТЕЙНА В РАЗВИТИЕ ИСТОРИИ СЛАВЯНОВЕДЕНИЯ. (К СТОЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ УЧЕНОГО)


Дата публикации: 24 июля 2022
Автор: М. Ю. ДОСТАЛЬ
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВОПРОСЫ НАУКИ
Источник: (c) Славяноведение, № 6, 31 декабря 2011 Страницы 78-83
Номер публикации: №1658661621 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Статья посвящена С. Б. Бернштейну, выдающемуся филологу-слависту, болгаристу, балканисту, ведущему специалисту в области болгарского языка, сравнительного славянского языкознания и пр.

The article is dedicated to S.B. Bernshtein, the renowned linguist and Slavist, the leading expert in the sphere of the Bulgarian language, comparative Slavic linguistics and so forth.

Ключевые слова: С. Б. Бернштейн, славистика, болгарский язык, диалектология, история славяноведения.

Самуил Борисович Бернштейн (1911 - 1997) вошел в историю отечественной науки, прежде всего, как выдающийся филолог-славист, болгарист, балканист, ведущий специалист в области истории болгарского языка, болгарской диалектологи, лингвогеографии, сравнительного славянского языкознания и пр. С 1943 по 1970 г. он преподавал и заведовал кафедрой славянской филологии в МГУ. Доктор филологических наук (с 1946 г.), иностранный член Болгарской (с 1963 г.) и Македонской (с 1969 г.) академий наук, он является одним из основателей Института славяноведения АН СССР (с 1947 г., теперь РАН), состоял в его штате в разных должностях до самой смерти. Его перу принадлежит более 400 трудов, включая монографии, статьи, учебные пособия и пр. Он воспитал не одно поколение филологов-славистов. Н. И. Толстой, В. Н. Топоров стали академиками, Е. И. Демина, Т. В. Попова, В. К. Журавлев и другие - докторами наук. Ученики и коллеги часто называли его "патриархом славистики" [1 - 3]. Менее известно, что он является одним из зачинателей в СССР во второй половине XX в. особой отрасли науки - истории славяноведения.

С молодости он проявлял интерес к историографическим разысканиям и не ограничивался оценкой трудов своих предшественников по конкретным исследуемым ими проблемам, как это делает большинство ученых. Он относился к тому более узкому кругу исследователей, которые рассматривают интересующую их проблематику на широком историографическом фоне, с экскурсами в историю славяноведения, с подробным анализом достижений предшествующих поколений ученых.

Историзмом проникнуты диалектологические и лингвогеографические работы Самуила Борисовича (см. [4]). То же можно сказать о других трудах ученого.


Досталь Марина Юрьевна - канд. ист. наук, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН.

стр. 78

Но С. Б. Бернштейн не ограничивался историографическими экскурсами в своих лингвистических исследованиях. Он - автор свыше 50-ти трудов, специально посвященных истории славистики. Как признанному лидеру лингвистической части славяноведения ему довелось выступать с работами, подводящими итоги и определяющими направление развития разных отраслей славянской филологии [5 - 12]. Но особенно большое место в его историографическом творчестве занимают очерки о деятельности крупных отечественных и зарубежных славистов. Такой акцент не случаен - в истории славяноведения С. Б. Бернштейн считал наиболее плодотворным биографический метод исследования.

Накануне Второй мировой войны Самуил Борисович выступил со статьями об одесском периоде деятельности И. В. Ягича и А. И. Томсона [13 - 14]. Уже в этих ранних работах он показал себя знатоком источников и мастером психологического портрета. Основная часть статьи о Ягиче посвящена истории приглашения ученого в Новороссийский университет и его взаимоотношениям с одесскими профессорами. В ней использованы частично утраченные во время войны данные одесских архивов, рукописи и письма Ягича. Много нового содержится и в очерке о А. И. Томсоне.

В первое послевоенное десятилетие появились статьи Самуила Борисовича, посвященные его учителям и современникам А. М. Селищеву и Н. С. Державину [15 - 16]. С. Б. Бернштейн писал о научном значении их трудов, пытался показать то новое, что было внесено ими в науку. (Приверженность Державина к марризму он тогда не акцентировал.) То же относится и к книге С. Б. Бернштейна о выдающемся отечественном слависте конца XIX - начала XX в. Вячеславе Николаевиче Щепкине, вышедшей в 1955 г. в серии "Замечательные ученые Московского университета" [17]. Надо сказать, что Самуил Борисович принимал активное участие в создании этой серии и на протяжении ряда лет входил в состав ее редакции.

С. Б. Бернштейн по существу первым из советских филологов попытался определить и обобщить основные тенденции и направления развития славянской филологии в России и СССР в области изучения южнославянских языков и шире [18 - 23]. Эта серия работ является классическим образцом глубокого владения предметом исследования, на нее опирались все, кто обращался к истории отечественного славяноведения. Но представлял он эту историю в живых характеристиках ее создателей и исследователей, через анализ их научных достижений. По справедливому замечанию Н. И. Толстого, относящемуся к работе Самуила Борисовича "Из истории изучения южных славянских языков в России и СССР", он прослеживал "последовательный путь развития исследований языкового южнославянского мира от А. Х. Востокова, К. Ф. Калайдовича, М. Т. Каченовского и Ю. И. Венелина до А. М. Селищева, Н. С. Державина и Л. А. Булаховского" [2. С. 25].

Со второй половины 1960-х годов С. Б. Бернштейн обращается к творчеству дореволюционных славистов и ученых "старой школы", действовавших в 1920-х и 1930-х годах. Он пишет о В. И. Григоровиче, П. С. Билярском, П. И. Кёппене и других ученых [24 - 27], ранее публикует статью о Б. М. Ляпунове [28], с которым ряд лет состоял в переписке. В 1960-е и последующие годы появляются работы Самуила Борисовича о советских коллегах - Р. И. Аванесове, Л. А. Булаховском, В. М. Илличе-Свитыче, О. Н. Трубачеве [29 - 32], он откликается на памятные даты и подводит в некрологах итоги научной деятельности ряда зарубежных славистов [33 - 36], особенно из любимой им Болгарии [37 - 39]. Все эти статьи по богатству оригинального фактического материала стали "нитью Ариадны" для начинающих историков науки, изучающих творчество отдельных ученых. Блестящим образцом популярного и вместе с тем строго научного изложения, характерного для многих трудов С. Б. Бернштейна, стала его книга "А. М. Селищев - славист-балканист" [40]. Познакомив читателей с неординарной биографией ученого и отметив его

стр. 79

выдающийся вклад в славяноведение и балканистику, Самуил Борисович подробно охарактеризовал те теоретические и методические принципы, которые лежат в основе многочисленных исследований Селищева, показал значение его трудов для развития в первой половине XX в. ряда важных теоретических положений мировой славистики и балканистики. Вся книга проникнута любовью и уважением к Селищеву, который впервые приобщил его к славяноведению и на протяжении многих лет следил за развитием молодого ученого. С огромной теплотой и подлинным талантом рассказчика восстанавливает С. Б. Бернштейн жизненный путь Селищева. Вот немногие строки из первой главы книги, в которых и подлинно художественный портрет его "героя", и кредо Самуила Борисовича при работе над книгой. "Перед глазами стоит мощная фигура учителя. Он внимательно, чуть насмешливо смотрит через дымчатые очки. Знаю, что его взгляд будет сопровождать меня все время, пока работаю я над книгой. Это поможет мне не отдаляться от подлинных фактов, поможет избежать преувеличений, столь характерных для подобного рода сочинений" [40. С. 5].

Книга о Селищеве в значительной степени основана на личных воспоминаниях. О мемуарном жанре в творчестве Самуила Борисовича следует сказать особо. Он любил и умел вспоминать о прошлом, был мастером психологического портрета. Самуил Борисович оставил воспоминания, сообщающие о многих важных фактах и интереснейших подробностях научной жизни, воссоздал атмосферу эпохи, дал яркие и зачастую нелицеприятные характеристики современников. При подготовке к печати этих воспоминаний, названных ученым "Зигзаги памяти" [41], удалось выяснить, что он задумал создать книгу "Портреты моих современников", в которой предполагал через призму собственного восприятия написать о таких разных деятелях науки и культуры, как А. М. Селищев, Н. С. и К. Н. Державины, Г. О. Винокур, Н. К. Дмитриев, Н. К. Гудзий, Л. П. Гроссман, В. П. Волгин и многих других. Началом реализации замысла стали напечатанные в научных изданиях очерки о М. Г. Долобко [42], П. С. Кузнецове [43] и А. В. Луначарском [44]. При этом в процессе работы у Самуила Борисовича появлялись сомнения в плодотворности своих намерений. Как видно из одной записи в "Зигзагах памяти", он опасался, что ученым не будут интересны особенности поведения деятелей науки, которые не оказывают непосредственного влияния на ход их исследований. Он писал в дневнике 20 февраля 1982 г.: "Ученых интересуют результаты труда исследователя, но зачем нужно знать о тех особенностях его поведения, интеллекта, которые не могли оказать влияния на ход научных исследований? Прежде я думал, что все это очень важно. Однако моя уверенность теперь поколеблена". (Дневник в архиве автора.) Примечательно, что колебания Самуила Борисовича возникли после "презентации" в Институте славяноведения очерка о П. С. Кузнецове, при обсуждении которого он не получил ожидаемой поддержки. Однако как колоритен и емок, например (хотя и крайне субъективен), нарисованный им в мемуарах образ этнографа и археолога, члена-корреспондента АН СССР С. П. Толстова: "Сергея Павловича помню еще со студенческих времен. Он ходил всегда в длинной шинели, в кубанке, носил усы, непрерывно курил страшно вонючий табак и громко громил всяческих врагов. От него шел тошнотворный запах грязного белья. Пальцы рук были желтого цвета от курева. Он поставил перед собой задачу уничтожения этнографии и, в конце концов, заняв должность директора Института этнографии, успешно ее осуществил. Практически этнографии у нас сейчас уже нет. Сам он теперь уже занимается археологией" [41. С. 53]. Ныне, когда внимание к психологическим аспектам творчества стало востребованным и вошло в инструментарий современной науки, эти приемы широко используются в популярной ныне биографистике. Таким образом, можно сказать, что С. Б. Бернштейн был одним из зачинателей нового жанра, получившего распространение в нашем отечестве лишь в самом конце XX в.

стр. 80

Одной из важных сторон биографического метода Самуила Борисовича было повышенное внимание к нравственным качествам ученых. Особенно резко он осуждал процветавший в период тоталитаризма в научной среде конформизм (см. [45]). Не без основания считая этот порок характерным продуктом эпохи, С. Б. Бернштейн даже намеревался создать сборник памфлетов, в котором предполагал откровенно и "с перцем" показать истинное лицо конкретных работников науки, которые, по его мнению, не отвечали высоким моральным требованиям, необходимым ученому. Он придумал для своих "героев" едкие, но очень выразительные псевдонимы: "Академик Нахрапов", "Академик Апельсинов", "Директор Кукушкин", "Вундеркинд Запятая"...

Осуждая характерные для его времени пороки, Самуил Борисович был, тем не менее, человеком своей эпохи. В соответствии с господствовавшей идеологией он сам, как, впрочем, и все ученые того времени, вопреки истине излагал историю дореволюционной и особенно советской славистики как поступательное и прогрессирующее развитие, не знавшее тупиков, провалов и отступлений. В период "перестройки", он, много зная о репрессиях в стане славистов, пересмотрел эту ошибочную позицию. Откровением стала его статья мемуарного характера "Трагическая страница из истории славянской филологии" в начале 1989 г. [46]. В ней С. Б. Бернштейн впервые сделал достоянием гласности факты преследования славяноведов, подробности фабрикации ОГПУ политического "Дела славистов" и попытки искоренения славистики, объявленной "лженаукой, глубоко враждебной советскому строю". Он убедительно показал, какой огромный урон был нанесен невежественными следователями "органов" и высокими вдохновителями их усилий научной дисциплине, призванной решать актуальнейшие задачи, вставшие перед страной в годы Отечественной войны и в период после ее окончания.

В биографических очерках Самуил Борисович учитывал общественно-политический фон, неизбежно накладывавший отпечаток на деятельность того или иного ученого, ему был присущ критический подход к оценке их творчества. Приходится признать, что при этом ученый проявлял известный субъективизм и излишнюю пристрастность. Например, трудно понять, почему идеалом дореволюционного ученого он считал П. С. Билярского, а И. И. Срезневский вызывал у него стойкую неприязнь. Это прослеживается, в частности, в статьях С. Б. Бернштейна "О некоторых вопросах изучения русского славяноведения", "Еще раз о Срезневском" [47; 48]. Самуил Борисович опирался в своих заключениях не на известные ему факты биографии Срезневского, а на язвительные характеристики И. В. Ягича [49] и обличительные выпады близкого к народникам литературного критика А. М. Скабичевского, озвучившего мнение революционно настроенных студентов о "бесполезности" таких "антикварных" дисциплин, как лексикография, палеография и археография с точки зрения современной общественной борьбы [50. С. 77]. А именно в них И. И. Срезневскому принадлежал научный приоритет и существенные достижения в российской науке.

В свое время нам пришлось даже защищать доброе имя Измаила Ивановича, пользуясь материалами своей диссертации [51]. В результате достигнутого с помощью главного редактора компромисса появилась совместная статья С. Б. Бернштейна и М. Ю. Досталь в биобиблиографическом словаре "Славяноведение в дореволюционной России" [52], но и после этого полемика продолжалась в журнале "Советское славяноведение" [53].

Вспоминаются научные споры, развернувшиеся при подготовке коллективной монографии "Славяноведение в дореволюционной России: Изучение южных и западных славян" [54], в которой были обобщены исследования по истории отечественного славяноведения до 1917 г. Они велись преимущественно основным автором языковедческих разделов С. Б. Бернштейном и ответственным редактором монографии В. А. Дьяковым, сторонником широких методологических обобще-

стр. 81

ний. Самуил Борисович отстаивал в этих спорах свой метод изложения материала "по биографиям" в разделах, посвященных изучению славянских языков. Ему удалось настоять на своем, и написанные С. Б. Бернштейном вместе с В. П. Гудковым и С. В. Смирновым разделы представляют собой, по существу, совокупность кратких очерков о языковедах-славистах, чем отличаются, например, от разделов В. А. Дьякова и А. С. Мыльникова, рассматривавших изучение истории славян в соответствии с существовавшими в России научными направлениями.

Подводя итог, следует подчеркнуть, что Самуил Борисович Бернштейн внес своими трудами существенный вклад в разработку истории славянской филологии, в определение тенденций ее развития, в создание жанра славистической биографистики. Его труды, хотя и носят определенный отпечаток эпохи, в которую были написаны, не потеряли своего научного значения.

К 100-летию со дня рождения ученого в Институте славяноведения РАН подготовлен к печати сборник трудов С. Б. Бернштейна по истории науки. (Главные исполнители проекта М. Ю. Досталь, А. Н. Горяинов, Г. К. Венедиктов, М. Ю. Дронов и др.). В нем публикуются почти все его статьи по этому предмету исследований, разбросанные по разным изданиям. Они представляют собой как обобщающие очерки по истории изучении в России и СССР болгаристики, сорабистики, славянской филологии в целом, кирилло-мефодианы и прочее "в лицах" исследователей, так и запоминающиеся портреты отдельных дореволюционных и современных славистов и балканистов России, Болгарии, Польши, Германии, Югославии. В книге раскрывается его приоритет в изучении проблем "репрессированной" славистики. Написанные прекрасным литературным языком, эти статьи до сих пор не потеряли своего научного значения. Собранные вместе они являются ярким свидетельством неоценимого вклада ученого в историю отечественного славяноведения и образцом для молодого поколения ученых.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аванесов Р. М. Сорок лет в славистике // Исследования по славянскому языкознанию. Сборник в честь шестидесятилетия профессора С. Б. Бернштейна. М., 1971.

2. Толстой Н. И. 60 лет служения славистике // Studia slavica: Языкознание. Литературоведение. История. История науки: К 80-летию Самуила Борисовича Бернштейна. М., 1991.

3. Филологический сборник памяти профессора Самуила Борисовича Бернштейна: К 5-летию со дня кончины. М., 2002.

4. Горяинов А. Н., Досталь М. Ю. С точки зрения историков науки: (О посмертном сборнике статей С. Б. Бернштейна) // Славяноведение. 2002. N 1.

5. Бернштейн С. Б. Задачи изучения болгарских говоров СССР // Ученые записки. Институт славяноведения АН СССР. М., 1950. Т. 2.

6. Бернштейн С. Б. Задачи изучения современного болгарского литературного языка // Краткие сообщения АН СССР. Институт славяноведения. М., 1953. Вып. 10.

7. Бернштейн С. Б. Основные задачи, методы и принципы "Сравнительной грамматики славянских языков" // Вопросы языкознания. 1954. N 2.

8. Бернштейн С. Б. Задачите на картографирането на българските народни говори (по материалите на "Атлас на българските говори на територията на СССР") // Български език. София, 1955. Кн. 4.

9. Бернштейн С. Б. Изучение македонского языка в Народной Республике Македонии // Вопросы языкознания. 1956. N 2.

10. Бернштейн С. Б. Методы и задачи изучения истории значений и функций падежей в славянских языках // Творительный падеж в славянских языках. М., 1958.

11. Бернштейн С. Б. Актуальные проблемы изучения истории болгарского языка // Вестник МГУ. Филология. 1983. N 4.

12. Бернштейн С. Б. О некоторых итогах и перспективах лингвистических исследований Карпато-Дунайского региона // Carpatobalcanica. Bratislava, 1985. Т. 14. N 1/2.

13. Бернштейн С. Б. К истории языковедения в Одессе: Материалы для биографии В. Ягича // Труды Одесского университета. Одесса, 1940. Т. 1.

14. Бернштейн С. Б. А. И. Томсон: (К пятилетию со дня смерти) // Русский язык в школе. 1941. N 1.

15. Бернштейн С. Б. Селищев - балкановед // Доклады и сообщения Филологического факультета МГУ. М., 1947. Вып. 4.

стр. 82

16. Бернштейн С. Б. Академик Н. С. Державин: (К 70-летию со дня рождения) // Доклады и сообщения Филологического факультета МГУ. М., 1948. Вып. 4.

17. Бернштейн С. Б. Вячеслав Николаевич Щепкин. М., 1955.

18. Бернштейн С. Б. Из истории изучения южных славянских языков в России и СССР // Вопросы славянского языкознания. М., 1957. Вып. 2.

19. Бернштейн С. Б. Вклад ученых Московского университета в изучение болгарского языка // Известия на Института за български език. 1957. Кн. 5.

20. Бернштейн С. Б. Советской славянской филологии 50 лет // Советское славяноведение. 1967. N5.

21. Бернштейн С. Б. Русское славяноведение о сербо-лужицких языках // Сербо-лужицкий лингвистический сборник. М., 1963.

22. Бернштейн С. Б. Константин-философ и Мефодий. Начальные главы из истории славянской письменности. М., 1984.

23. Бернштейн С. Б. Cyrillo-methodiana в России // Ученые записки Тартуского университета. Тарту, 1983. Вып. 649.

24. Бернштейн С. Б. Памяти В. И. Григоровича (К 150-летию со дня рождения) // Известия Академии наук СССР. Отделение литературы и языка. М., 1965. Вып. 4.

25. Бернштейн С. Б. Из истории русского славяноведения: Виктор Иванович Григорович // Известия ОЛЯ. 1976. N6.

26. Бернштейн С. Б. Академик П. С. Билярский и его вклад в изучение языка среднеболгарской письменности // Языки и письменность среднеболгарского периода. М., 1982.

27. Бернштейн С. Б. "Библиографические листы" П. И. Кёппена // Известия Академии наук СССР. Отделение литературы и языка. М., 1982. N 1.

28. Бернштейн С. Б. Борис Михайлович Ляпунов // Вопросы языкознания. 1958. N 2.

29. Бернштейн С. Б. Р. И. Аванесов (1902 - 1982) // Общеславянский лингвистический атлас, 1981. М., 1984.

30. Бернштейн С. Б. Памяти Л. А. Булаховского // Краткие сообщения Академии наук СССР. Институт славяноведения. М., 1963. Вып. 38.

31. Бернштейн С. Б. В. М. Иллич-Свитыч // Slavia. Praha, 1967. Ses. 2.

32. Бернштейн С. Б. Олег Николаевич Трубачев (К пятидесятилетию со дня рождения) // Известия Академии наук СССР. Отделение литературы и языка. М., 1981. N 1.

33. Бернштейн С. Б. М. Фасмер // Краткие сообщения Академии наук СССР. Институт славяноведения. М., 1964. Вып. 41.

34. Бернштейн С. Б. Тадеуш Лер-Сплавинский // Советское славяноведение. 1965. N 3.

35. Бернштейн С. Б. Памяти академика Александра Белича // Зборник радова о Александру Белиhу. Београд, 1976.

36. Бернштейн С. Б. Витольд Дорошевский // Советское славяноведение. 1976. N 6.

37. Бернштейн С. Б. Любомир Милетич (К столетию со дня рождения) // Краткие сообщения Академии наук СССР. Институт славяноведения. М., 1963. Вып. 38.

38. Бернштейн С. Б. Академик А. Теодоров-Балан // Известия Академии наук СССР. Отделение литературы и языка. М., 1959. Вып. 4.

39. Бернштейн С. Б. Памяти профессора Стойко Стойкова // Советское славяноведение. 1970. N 3.

40. Бернштейн С. Б. А. М. Селищев - славист-балканист. М., 1987.

41. Бернштейн С. Б. Зигзаги памяти. Воспоминания. Дневниковые записи / Отв. редактор академик В. Н. Топоров. Сост. М. Ю. Досталь и А. Н. Горяинов. М., 2002.

42. Бернштейн С. Б. Портреты моих современников: Милий Герасимович Долобко // Зборник за филологиjу и лингвистику. Нови сад, 1988. Т. 31/1.

43. Бернштейн С. Б. Петр Саввич Кузнецов (К 15-летию со дня смерти) // Slavia. Praha, 1984. N 2.

44. Бернштейн С. Б. О Луначарском (По данным дневниковых записей) // Славяноведение. 1993. N 1.

45. Горяинов А. Н., Досталь М. Ю. Проблема научной этики в воспоминаниях С. Б. Бернштейна о 1930 - 1950-х годах // Славянский альманах, 2000. М., 2001.

46. Бернштейн С. Б. Трагическая страница из истории славянской филологии (30-е годы XX века) // Советское славяноведение. М., 1989. N 1.

47. Бернштейн С. Б. О некоторых вопросах изучения русского славяноведения // Вестник МГУ. Филология. М., 1979. N 4.

48. Бернштейн С. Б. Еще раз о Срезневском // Советское славяноведение. 1984. N 2.

49. Ягич И. В. История славянской филологии. СПб., 1910.

50. Скабичевский А. М. Литературные воспоминания. М.; Л., 1928.

51. Досталь М. Ю. И. И. Срезневский и его связи с чехами и словаками. М., 2003.

52. Бернштейн С. Б., Досталь М. Ю. Срезневский И. И. // Славяноведение в дореволюционной России: Биобиблиографический словарь. М., 1979.

53. Досталь М. Ю. О некоторых спорных моментах научной биографии И. И. Срезневского // Советское славяноведение. 1992. N 2.

54. Славяноведение в дореволюционной России: Изучение южных и западных славян. М., 1988.

Опубликовано 24 июля 2022 года

Картинка к публикации:





Полная версия публикации №1658661621

© Portalus.ru

Главная ВОПРОСЫ НАУКИ О ВКЛАДЕ САМУИЛА БОРИСОВИЧА БЕРНШТЕЙНА В РАЗВИТИЕ ИСТОРИИ СЛАВЯНОВЕДЕНИЯ. (К СТОЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ УЧЕНОГО)

При перепечатке индексируемая активная ссылка на PORTALUS.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на Portalus.RU