ѕоиск
–ейтинг
ѕорталус
база публикаций

¬ќѕ–ќ—џ Ќј” » есть новые публикации за сегодн€ \\ 24.11.20


Ќ. Ѕ. Ѕј’“»Ќ, ≈. ¬. √ќЋќ¬ ќ, ѕ. Ў¬ј…“÷≈–. –”—— »≈ —“ј–ќ∆»Ћџ —»Ѕ»–»: —ќ÷»јЋ№Ќџ≈ » —»ћ¬ќЋ»„≈— »≈ ј—ѕ≈ “џ —јћќ—ќ«ЌјЌ»я

ƒата публикации: 14 декабр€ 2019
јвтор: ј. ј. Ѕ”–џ »Ќ
ѕубликатор: Ќаучна€ библиотека ѕорталус
–убрика: ¬ќѕ–ќ—џ Ќј” »
Ќомер публикации: є1576343474 / ∆алобы? ќшибка? ¬ыделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


ј. ј. Ѕ”–џ »Ќ, (c)

найти другие работы автора

ћ.: Ќовое издательство, 2003. 291с.

 нига трех авторов, два из которых - Ќ. Ѕ. Ѕахтин и ≈. ¬. √оловко - €вл€ютс€ известными специалистами по €зыкам и культуре коренного населени€ —еверо-¬остока –оссии, а третий - ѕ. Ўвайтцер - занимаетс€ общими проблемами этнографии и культурной антропологии јрктики, посв€щена вопросам истории этнического самосознани€ различных групп русских старожилов —ибири - жителей низовьев »ндигирки (–усское ”стье), низовьев  олымы (ѕоходск) и бассейна јнадыр€ (ћарково и его окрестности).

√лавный предмет внимани€ авторов - это, безусловно, этничность, котора€ по€вилась среди трех этнических групп русского старожильческого населени€ как бы "из ничего", поскольку, в отличие от многих этносов —ибири, ранн€€ истори€ и самый генезис этих групп отражаютс€ в документах с самого начала их существовани€. ѕроблема этничности, или этнической идентичности, рассматриваетс€ авторами на широком культурно-историческом фоне, и в этом отношении рецензируемый труд €вл€етс€ весомым вкладом в изучение этнографии русского старожильческого населени€ ¬осточной —ибири.


јлексей јлексеевич Ѕурыкин - доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник »нститута лингвистических исследований –јЌ (—. -ѕетербург).

стр. 177


ѕредисловие к книге дает читателю необходимые разъ€снени€ о том, как по€вилась эта книга. ¬о "¬ведении" кратко представлены истори€ изучени€ русского старожильческого населени€ —еверо-¬остока, обща€ географическа€ картина региона и проблемы идентификации населени€, формирующегос€ на территори€х јзии и јмерики, которые осваивались европейцами в последние п€ть веков.

¬ первой главе книги - "»стори€ старожильческих групп" - рассказываетс€ об истории вхождени€ —ибири в состав –оссийского государства. ѕри этом подчеркиваетс€, что в освоении —ибири имели место два направлени€ - государственное, составл€ющее компонент политики, и стихийное, св€занное с социальными процессами. –азвива€ этот тезис, можно отметить, что именно стихийные миграции в наибольшей мере оказывают прогнозируемое вли€ние на этнические процессы, в то врем€ как государственные стратегии здесь могут иметь непредсказуемые последстви€ - это касаетс€ становлени€ такого отношени€ к пребыванию на —евере у приезжего населени€, которое формирует менталитет временщиков и €вл€етс€ причиной массовой миграции людей с —евера в центральные районы –оссии в наши дни.

¬тора€ и треть€ главы книги - " то они?" и " ультурные признаки как маркеры этнических границ" - в различных формах освещают этническую историю, традиционную материальную и духовную культуру отдельных групп русских старожилов —ибири. ¬тора€ глава имеет историографический акцент и представл€ет авторскую попытку охарактеризовать представлени€ о русских старожилах в этнографии второй половины XIX - начала XX в.: ее первый раздел - "—тарожилы в эволюционистском научном дискурсе". ƒругие разделы данной главы излагают номенклатуру групп старожилов в официальных классификаци€х этносов и этнических групп ¬осточной —ибири и системы персонификации у самих старожилов разных групп и тех этносов, которые €вл€ютс€ их сосед€ми - эти системы представлены в из€щно оформленных таблицах (с. 122, 132, 137). «аслуживает внимани€ тонкое наблюдение, согласно которому характеристика русскоустьинцев в разное врем€ колебалась от "не вполне русских" до "самых русских" (с. 89), т. е. во всех случа€х выступала как оценочна€. —ледует обратить внимание еще на одно наблюдение авторов - то, что по€вление на „укотке поселений с названи€ми „уванское, Ћамутское и „укотское (последнее ныне не существует) €вилось этнообразующим фактором, оказавшим воздействие на этническую идентификацию старожилов и выходцев из смешанных семей (с. 158 - 159).

¬ соответствии с тем, что говоритс€ далее о возможност€х социального роста старожилов (он регулировалс€ власт€ми), дл€ которых "потолком" была должность председател€ колхоза или сельсовета (с. 231, 238), можно сказать, что реально вершиной карьерного роста дл€ выходцев из старожильческих групп была така€ производственна€ или административна€ единица, которой на роду было написано хилеть и хиреть, которую можно было закрыть в приказном пор€дке. ¬ообще на —евере примерно та же участь постигает и "национальные" районы, не имеющие реальной автономии - в то врем€ как более крупные единицы, такие как автономные округа, обеспечивали и обеспечивают отнюдь не хилую жизнь как администраторам, так и окружающим их представител€м "титульных" народов, которые непременно присутствовали и в партийном, и в советском аппаратах, и во властных структурах современного образца.

—тоит обратить внимание и на те страницы книги, где говоритс€, что государство стремитс€ поставить под свой контроль символические ресурсы духовной культуры этносов и одним из средств этого €вл€етс€ система музеев (с. 144). ¬ самом деле, если одной тенденцией музейного экспонировани€ этнических культур была тенденци€ отодвинуть представлени€ о культуре "назад" - в древность и "вниз", т. е. делать акцент на бедности и "дикости", то в наши дни прослеживаетс€ стремление выставл€ть своеобразный "эксклюзивный этнический модерн" - издели€ профессиональных мастеров - и игнорировать последние возможности дл€ собирани€ предметов традиционной культуры и искусства.

ѕредставленный авторами материал выразительно показывает неоднозначность этнической номинации всех трех групп русских старожилов как в области автоэтнонимии (системы самоназваний), так и в области аллоэтнонимии (номинации старожилов у их соседей). ќни в равной ме-

стр. 178


ре дл€ себ€ и дл€ других - и "не совсем русские", и не что-то определенное и конкретное. “аковы, на наш взгл€д, последстви€ "деконструировани€" этничности старожильческих групп, которое имело место в результате этнической политики в районах  райнего —евера –оссии за последние две трети XX в.

 ак выразительно показано в книге, похоронна€ обр€дность всех групп старожилов имеет мало общего с русской погребальной обр€дностью, зато имеет массу черт, характерных дл€ культуры коренного населени€ (с. 191 - 196). ¬прочем, похоронна€ обр€дность на —еверо-¬остоке –оссии имеет множество локальных благоприобретенных черт - например, обычай ставить столбики со звездами на могилах всех мужчин (не об€зательно военных или участников войны), или обычай приносить игрушки на могилу умершего ребенка, перен€тый, по-видимому, от эскимосов. Ќепон€тен и генезис чуванского поверь€, согласно которому душа умершего пересел€етс€ в то животное, которое первым увид€т люди, возвращающиес€ с похорон (полевые наблюдени€ автора рецензии).

“реть€ глава книги дает характеристику отдельных черт материальной и духовной культуры русских старожилов в роли этнических маркеров отдельных групп. «десь много интересных этнографических наблюдений - так, любопытно, что "народный" обр€д крещени€ новорожденных у русскоустьинцев, по зафиксированным авторами рассказам, сохран€лс€ до 1960-х годов (нечто похожее наблюдал в 1920-е годы ј. Ћ. Ѕиркенгоф), весьма информативны разделы, посв€щенные традиционным веровани€м старожилов и обр€довой практике (с. 186 и сл.) - хот€ авторы, кажетс€, сознательно сн€ли вопрос о бытовании шаманства в этих группах, а также характеристики погребального обр€да старожилов, который испытал значительное воздействие со стороны соседних народов.

„етверта€ глава книги "—овременное социально-экономическое положение старожильческих групп" рассказывает об истории индигирщиков, колымчан и марковцев в XX в. с первых лет советской власти до насто€щего времени. ¬ажной характеристикой современного состо€ни€ старожилов как этнических групп €вл€етс€ их открытость - как отмечают авторы, дл€ этого надо родитьс€ среди старожилов или приехать в места их проживани€ в раннем возрасте (с. 256). ¬есьма существенным €вл€етс€ следующий вывод авторов: "—амоопределение этнических групп никогда не бывает независимо от того, как эта группа (или этот индивид) воспринимаетс€ другими" (с. 258) - такой вывод было бы крайне трудно сделать на каком-то другом материале.

Ётничность русских старожилов формировалась в сложных услови€х - во-первых, на фоне посто€нной миграции русскоговор€щего населени€, во-вторых, во множественном этническом континууме, раздел€емом социально-экономическими маркерами - на фоне льгот дл€ этносов, относимых к коренному населению, и привилегий дл€ приезжего населени€. ћногим знакома ситуаци€, отражающа€ этносоциальную дифференциацию населени€  райнего —евера, —ибири и ƒальнего ¬остока –‘, где этнические и социальные границы поддерживаютс€ двум€ тенденци€ми - стремлением получить льготы дл€ себ€ и своей группы и желанием лишить кого-либо права на льготы или оставить без действующих льгот. ћожно отметить, что под действием государственной политики как коренные народы, так и старожилы эволюционировали в своем осознании от "этноцентричности" с безразличием к дальней периферии своего кругозора до "этномаргинальности", ощущаемой в сравнении с теми, кто живет в центральных районах –оссии или приезжает на —евер на врем€ с целью заработать.

¬ книге среди приведенных монологов информантов и цитат можно выделить "знаковые" фразы - "сейчас есть русскоустьинцы, которые записали своих детей юкагирами, эвенами - из-за льгот" (с. 91); "≈сли € запишусь юкагиркой - буду получать льготы, если русской - нет" (с. 109); "”чител€ говорили: " ультурно разговаривайте, вас же дразнить будут"" (с. 120); "“е, которые более образованные, эвены, остальные - ламуты" (с. 139), "Ќаш €зык дл€ нас - как игра, как будто бы в детство впадаешь" (с. 213); "ƒети, попада€ в интернат, теперь сами выбирают себе национальность, под которой их записывают, причем предпочитают выбирать себе национальность из коренных, потому что это дает льготы" (с. 241).

стр. 179


ќбъемный список литературы (с. 260 - 279) включает все основные источники, отражающие культуру русских старожилов, а также большое количество научных публикаций. «авершают книгу именной и предметный указатели и краткое резюме на английском €зыке.

 ритические замечани€, которые мог бы сформулировать рецензент, немногочисленны и относ€тс€ скорее к научному сопровождению работы, нежели к ее концепции и результатам. “ак, ћихаил —тадухин не мог "неоднократно" ходить на јнадырь и жить там между 1650 и 1655 годами (с. 23) - он пришел в јнадырский острог весной 1650 г., а зимой 1651 г. навсегда покинул его, отправившись вниз по ѕенжине в свое историческое путешествие по ќхотскому побережью, завершившеес€ в 1656 г. в ќхотске. √ижигинское зимовье не могло быть основано —тадухиным в 1650 - 1653 гг. (с. 53) - оно было основано 20 сент€бр€ 1651 г., а осенью следующего года —тадухин с остатками своего отр€да был уже в ямске и на “ауе. “от "тунгусский" €зык, на котором в середине XIX в. говорили жители √ижиги - это не эвенкийский, а, без сомнени€, эвенский €зык. ƒополнением к гл. 1 могли бы быть сведени€ об истории христианизации кра€ и распространении православных приходов, с которыми так или иначе св€зана истори€ старожилов якутии. ÷енным источником по истории русских поселений на јнадыре могли бы быть и "ѕутевые журналы" ». ≈. ¬ениаминова (»ннокенти€), относ€щиес€ к 1840 - 1850-м годам.

—татистические данные по трем группам русских старожилов, рассмотренных в книге, неравноценны: по марковцам они исключительно подробны (с. 57 - 58, 60 - 67), а по индигирщикам и походчанам (с. 40 - 44, 51) - весьма незначительны по объему и информативности.  огда авторы говор€т об оценке культурного своеобрази€ русских старожилов в эволюционистской этнографии второй половины XIX в., они отчасти правы, но надо все-таки иметь в виду, что образ культуры русских старожилов в романах ¬. √. Ѕогораза (в частности в учтенном авторами романе "—оюз молодых") имеет более позитивный характер, нежели в излагаемых авторами его научных публикаци€х.

јвторами верно отмечены четыре значени€ наименовани€ "чуванцы" - "одна из ветвей юкагирского народа", "обрусевшие жители среднего течени€ реки јнадырь", "прибившиес€ к чукчам в середине XVII века оленеводы", "часть современных жителей села ћарково" (с. 103). ќднако очевидно, что "чуванское общество", о котором писал ј. ≈. ƒь€чков в книге "јнадырский край", было уже не этнической, а этносоциальной группой, и именование "чуванец", которым пользовалс€ ј. ≈. ƒь€чков в отношении самого себ€, говорило скорее о принадлежности к "обществу", а не к субэтносу. —овершенно правомерно признание того, что €зыковые формации, использовавшиес€ в смешанной среде, представл€ют собой варианты русского €зыка (с. 114), а не "пиджины", как полагают некоторые исследователи, не €вл€ющиес€ филологами-русистами.

–ассматрива€ группу так называемых речных чуванцев, можно было бы сказать о том, что эта группа €вл€етс€ потомками анаулов - носителей €зыка, близкого к юкагирскому, и истори€ этой группы почти не изучена. ќбсужда€ вопрос об одежде как этническом факторе и дела€ вывод, что чукотска€ одежда €вно выдел€етс€ как наименее престижна€ и по своему материалу (мех и шкура), и по характеру отделки, можно было бы отметить, что декоративна€ отделка чукотской одежды требует не меньше мастерства и художественного вкуса, нежели того требует эвенска€ вышивка бисером, но этот другой художественный стиль хот€ и оказалс€ восприн€т местным населением (например, в декоративной отделке обуви, особенно мужской, где чукотские узоры, копирующие меховую мозаику, доминируют даже у эвенов), но не был должным образом осмыслен. «десь следует учесть и тендерный фактор: оценочные характеристики относ€тс€ к женской одежде и принадлежат женщинам - и, значит, здесь трудно ожидать прагматической целесообразности в характеристике костюма, зато можно сделать поправки на оценку вложенного труда и визуально воспринимаемой отделки. Ќе очень выразительно показано то, что "эталон нравственности", выраженный в рассказе о внебрачных дет€х (с. 182), не поддерживаетс€ ни более ранними источниками, ни статистическими данными.

’от€ это не имеет отношени€ к теме книги, отметим и следующее. јвторы, упомина€ о восстани€х чукчей против коллективизации в 1940-е годы, сетуют на отсутствие архивных данных, однако ими не использованы публикации на эти сюжеты, по€вл€вшиес€ в конце 1980-х - начале

стр. 180


1990-х годов в газетах "ћагаданска€: правда" и "—оветска€ „укотка" (с но€бр€ 1993 г. - " райний —евер"), основанные на воспоминани€х очевидцев и освещающие эти событи€ с разных сторон.

Ѕезусловно, книга Ќ. Ѕ. Ѕахтина, ≈. ¬. √оловко и ѕ. Ўвайтцера вносит большой вклад в изучение этнографии и этносоциологии групп русского старожильческого населени€ —ибири, в освещение межэтнических отношений и этнических процессов в якутии и на „укотке, а также в осмысление механизмов и закономерностей этнообразовани€ в недавнем прошлом и в насто€щем. ќна интересна как дл€ специалистов в области теоретической этнографии, этнологии, социологии, так и дл€ всех исследователей этнографии и истории —ибири. Ёта работа вызовет интерес и у самих представителей русского старожильческого населени€ —ибири.

ќпубликовано 14 декабр€ 2019 года



Ќовинки на ѕорталусе:

—егодн€ в трендах top-5


¬аше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на ѕорталус.

«агрузка...

ќ ѕорталусе –ейтинг  аталог јвторам –еклама