Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

ВОПРОСЫ НАУКИ есть новые публикации за сегодня \\ 10.04.20


В. В. Адамов и его научное наследие

Дата публикации: 26 февраля 2020
Автор: М. А. Фельдман
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВОПРОСЫ НАУКИ
Источник: (c) Вопросы истории, № 7, Июль 2014, C. 111-119
Номер публикации: №1582716458 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


М. А. Фельдман, (c)

найти другие работы автора

Судьба научного наследия историка зачастую определяется после его ухода из жизни. Редкое упоминание в библиографическом обзоре одних исследователей и постоянное обращение к работам других, нескончаемые споры вокруг их научных идей и выводов - два возможных варианта. Межрегиональные научные конференции (в 1994 и 2004 гг.), посвященные, соответственно, 80-летию и 90-летию со дня рождения В. В. Адамова, заложившие традицию "адамовских чтений"; сборники трудов, посвященные осмыслению подлинного значения и масштаба воздействия Адамова на эволюцию исторического знания позволяют достаточно точно дать ответ на вопрос: к какой группе историков отнести этого ученого.

 

Существует еще ряд факторов, требующих дополнительного обращения к наследию уральского историка. В литературе представлены только отдельные штрихи, раскрывающие образ Адамова, как человека. Наиболее четкое определение в этом плане принадлежит видному исследователю Урала, аспирантке Адамова - Л. В. Ольховой: "Ему были присущи внутренняя культура и интеллигентность в самом высоком смысле этого слова. Он был наделен теми качествами, которыми на протяжении столетий по каплям впитывала в себя российская интеллигенция. Он был прост в общении, хотя не многих посвящал в свои сокровенные мысли, переживания, и всегда был честен по отношению к людям" 1. Картина жизни студента-историка до 1941 г., в военные годы, на различных этапах послевоенного сорокалетия работы Адамова в Уральском университете (ныне - Уральском федеральном университете) присутствует в памяти людей и в устных рассказах, а его мысли - в трудах тех, кто продолжает его дело.

 

Владимир Васильевич Адамов родился 5 июля (22) июня 1914 г. в г. Мценске Орловской области. В 1938 г. поступил на исторический

 

 

Фельдман Михаил Аркадьевич - доктор исторических наук, профессор Уральского института - филиала Академии народного хозяйства и государственной службы. Екатеринбург.

 
стр. 111

 

факультет Уральского государственного университета (УрГУ). С началом Великой Отечественной войны ушел добровольцем на фронт. В первых же боях был тяжело ранен. После ампутации ноги, вернулся в УрГУ, который окончил в 1944 г. и стал преподавать отечественную историю. В 1954 г. в Лениградском государственном университете Владимир Васильевич защитил кандидатскую диссертацию на тему "Горнозаводская промышленность Урала в годы Первой мировой войны" 2.

 

Обращение к научному творчеству Адамова необходимо еще и потому, что сохраняют свои позиции те историки, которые не могут примириться с концепцией уральского исследователя - одного из историков "нового направления". В статьях Д. В. Гаврилова, В. И. Усанова постоянные нападки на научное наследие Адамова сочетаются с грубым искажением взглядов исследователя, защитой обветшалых догм официальной советской истории 30 - 50-х гг. XX века 3.

 

Принижение роли научного наследия Адамова следует рассматривать, прежде всего, как последствие того, что и на Урале, и в СССР на полтора десятилетия было приостановлено подлинно научное осмысление отечественной истории, а наиболее заметные исследователи социально-экономической истории России рубежа XIX- XX вв. были насильственно лишены возможности заниматься научной работой. Поскольку, наряду с Адамовым, речь шла о таких выдающихся исследователях, как директор Института истории СССР П. В. Волобуев; руководители отдела истории периода капитализма этого института Л. М. Иванов, А. М. Анфимов, К. Ф. Шацилло; научные сотрудники И. Ф. Гиндин, К. Н. Тарновский, А. Я. Аврех, Ю. И. Кирьянов, М. Я. Гефтер и др. 4, то можно утверждать, что изучению отечественной истории переходной эпохи от федализма к капитализму был нанесен серьезный удар 5.

 

Трудам Адамова в современной историографической литературе отведено достойное место 6. Первым по времени и до сих пор наиболее глубоким историографическим осмыслением его трудов остается монография К. Н. Тарновского "Социально-экономическая история России. Начало XX в. Советская историография середины 50-х - начала 60-х годов". В монографии обращено внимание на, во-первых, методику работы Адамова: оставаясь на почве марксистских концепций, в том числе теории формаций, он отдавал приоритет выводам, полученным на основе научного, непредвзятого изучения конкретных исторических источников. Во-вторых, выступив в роли организатора коллектива сподвижников в Уральском государственном университете, Адамов смог организовать широкий фронт исследований по истории промышленности и рабочего класса Урала (Т. К. Гуськова, Г. В. Калугина, Л. В. Ольховая и др). В-третьих, своеобразие развития Урала (в частности, сохранение полуфеодальных горнозаводских округов) понималось Адамовым, как проявление общероссийских закономерностей, но в своеобразном, видоизмененном, трансформированном виде 7. Оценки Тарновского (неоднократно повторенные в историографии последующих лет) позволяют увидеть в Адамове ученого, труды которого имеют отнюдь не только региональное значение.

 

Среди оценок наследия Адамова, прозвучавших в XXI в., привлекают внимание высказывания двух уральских исследователей -

 
стр. 112

 

Л. В. Сапоговской и Н. Н. Алеврас. По мнению Сапоговской, Адамов впервые представил горнозаводские округа (ГЗО) не только как производственные единицы, но и как особую форму социальной организации промышленности - устойчивую, способную к саморазвитию. Его система представлений и выводов сформировала целостную концепцию исторического развития горнозаводской промышленности Урала 8.

 

Алеврас выделила замечание Адамова о том, что технические заимствования в эпоху капитализма могут даже укреплять, а не разрушать старое традиционное общество и его институты 9. За этим суждением, основанном на анализе российских и, в частности, уральских социально-экономических отношений, Алеврас видит восприятие ученым регионального исторического своеобразия Урала, как признака цивилизационных особенностей России 10. Даже беглое перечисление оценок научного наследия Адамова позволяет говорить о таланте ученого, преодолевшего физический недуг и идеологические барьеры. Попробуем выделить основные вехи творчества Адамова.

 

Полвека назад, в 1956 г., в статье "Социально-экономическое развитие Урала накануне революции 1905 - 1907 гг." Адамов писал о том, что в ходе акционирования уральских горнозаводских округов в конце XIX - начале XX в., банки и иностранные капиталисты приобретали вместе с ними и все принадлежавшие этим владениям права и привилегии, но продолжали придерживаться прежней системы хозяйствования. Ставшая знаменитой адамовская фраза "в акционерных уральских компаниях непосредственно сочеталась, таким образом, мощь финансового капитала с силой крепостнического землевладения и феодальных монополий" соседствовала с указанием на то, что "своеобразные черты и формы переплетения финансового капитала и пережитков крепостничества в уральской промышленности представляют собой один из ярких примеров, иллюстрирующих особенности складывающегося в России империализма" 11.

 

Заявить в 1956 г. о таком серьезном отличии не регионального, а общероссийского типа капитализма (империализма), как переплетение финансового капитала и пережитков крепостничества, мог только очень смелый человек, готовый отстаивать свои убеждения.

 

В это же самое время историки "нового направления" приступили к научному осмыслению особенностей финансового капитала в России. В монографиях И. Ф. Гиндина и А. Л. Сидорова прозвучали выводы о том, что не руководители финансово-промышленных групп диктовали свою волю правительству. Напротив, царизм играл руководящую роль по отношению к банковской системе России. Так в 1910 - 1913 гг. государство предоставило в распоряжение банков огромные суммы и поощряло широкое финансирование промышленности акционерными банками, приняв на себя всю тяжесть обеспечения ликвидности крупных банков. В 1914 - 1917 гг. вся деятельность банков была подчинена интересам войны и интересам правительства, которое вело эту войну 12.

 

Одновременно Гиндин "в ходе изучения гоударственного вмешательства, искусственного ограничения конкуренции и создания правительством привилегированного положения для узких капиталистических групп", пришел к выводу, что "домонополистический

 
стр. 113

 

капитализм в пореформенной России не принял до конца тех типичных для капитализма свободной конкуренции форм, в каких он сложился после промышленного переворота в странах, где капиталистический способ утвердился после буржуазных революций" 13.

 

Сочетание самодержавного государства, диктующего свои условия в экономике, и феодальных вотчин в промышленности - это выводы привычные для современного читателя, но революционные для годов "оттепели".

 

Возвращаясь в 1960-е гг. к данной теме, Адамов выдвинул положение о том, что ряд уральских горнозаводских округов, в том числе и самых крупных, оставался в руках феодальных магнатов до октября 1917 г., а во всех образованных акционерных компаниях прежние владельцы имели значительный, если не решающий вес. Было дано теоретическое обоснование сохранения полуфеодального строя на Урале: ломка устарелых порядков обошлась бы заводчикам потерей большей части акционерного капитала, так как стоимость земельных владений заметно (в 2 - 3 раза) превышала стоимость производственных фондов. Становилось понятным, почему при наличии на Урале 10 - 12 крупных предприятий, оборудованных новой техникой, большинство уральских заводов осталось полукустарными предприятиями; модернизация оборудования в 1900 - 1913 гг. носила весьма фрагментарный характер, а в целом капиталистическая перестройка горнозаводских имений была еще очень далека от своего завершения 14.

 

Анализ содержания монографии Ю. А. Буранова, нацеленной как раз на опровержение взглядов Адамова 15, показал следующее. В 16 из 22 частных и посессионных горнозаводских округах в 1910 г. сохранялись прежние владельцы, то есть аристократы-латифундисты. В данном случае, материалы монографии Буранова опровергали вывод самого же автора о том, что в 1910 г. из 20 действующих крупных и средних горнозаводских хозяйств половина принадлежала новой буржуазии. В дальнейшем, в пяти ГЗО (Верх-Исетском, Нижнетагильском, Алапаевском, Богословском, Пастуховых) прежние владельцы потеряли контроль за горнозаводскими хозяйствами накануне, а еще в пяти - в годы первой мировой войны. Тем не менее, к марту 1917 г. владельцами округов оставались представители старой аристократии: Демидовы, Строгановы, Балашовы, Абамелек-Лазаревы, Белосельские-Белозерские, Львовы. Сохранял владельческие права на земли Чусовского округа, арендованного Камским обществом, князь Голицын. Напомним, что еще в шести казенных уральских ГЗО собственность принадлежала государству - полусамодержавной монархии. Трудно все это оценить, как "завершение процесса акционирования и капитализации горнозаводских хозяйств, практически полного обновления состава владельцев" 16. Как видно, анализ социально-экономического развития Урала в 1900 - 1913 гг. подводит к иному выводу: о сохранении горнозаводских округов, основанных на феодальном праве.

 

Создание замкнутых, полунатуральных горнозаводских округов стало не только шагом к консервации феодальных отношений. В силу того, что горнозаводским вотчинам было присуще определенное внутреннее единство и целесообразность, они выступали как прочные и весьма сильные образования. Закрепив и упорядочив феодаль-

 
стр. 114

 

ные основы и организацию, горнозаводские округа стали высшим достижением феодальной эпохи на Урале, способствовали укреплению феодального уклада в регионе. О значении феодального земельного фонда, имевшегося в распоряжении горнозаводчиков, красноречиво говорит такой факт: в 9 наиболее развитых горнозаводских округах Урала в 1908 г. стоимость фабрик и движимого имущества составляла 11 млн, тогда как ценность земель определялась в 18,7 млн. рублей 17. Немалую роль в процессе консервации феодальных отношений играли контроль, опека горнозаводских округов со стороны государства, его финансовая помощь горнозаводчикам: не случайно Адамов указывал на то, что Горный Устав 1806 г. во многом сохранился до 1917 года 18. С методологической точки зрения в науку вносились положения о возможности длительного сохранения и даже упрочения феодального уклада. Фактически, Адамов отрицал устоявшуюся схему о прямолинейном, неуклонном разложении феодальной формации.

 

Правоту выводов Адамова подтердило наиболее основательное исследование социально-экономической истории Урала последних лет - монография Е. Г. Неклюдова 19. Жесткая регламентация со стороны государства посессионых горнозаводских округов (к ним относились округа с ограниченным владельческим правом), сохранившаяся до 1917 г., свидетельствовала не только о консервации архаичного правового института до конца имперского периода, но и об очевидной незавершенности реформирования институциональных основ предпринимательской деятельности в промышленности Урала 20.

 

Дальнейшие исследования привели свердловского историка к выводу о переплетении различных укладов в уральской экономике при преобладании полуфеодальных отношений. Финансовая реорганизация горнозаводских округов действительно усилила приток новых капиталов на Урал, однако главная масса этих капиталов пошла не на реконструкцию оборудования, а на выкуп прав и привилегий горнопромышленников. Затраты на производство были ничтожны 21. Даже первая мировая война не принесла принципиальных изменений в процессы, происходившие в уральской горнозаводской промышленности, так как выборочная модернизация проходила в рамках замкнутых в себе горнозаводских округов 22.

 

Проанализировав уровень развития экономических отношений на Урале, выявив незавершенность промышленного переворота на многих предприятиях региона, ученый обратился к исследованию социального состава и положения уральской буржуазии. Анализ документов съездов уральских горнопромышленников, военно-промышленных комитетов (ВПК) привел Адамова в 1958 г. к логическому выводу о наличии двух социальных групп в составе предпринимательского корпуса на Урале. Одна из них включала "небольшую, сословно-замкнутую, привилегированную группу" титулованной знати, владельцев горнозаводских округов, как правило, проживавших в Петербурге. Другая состояла из дельцов капиталистической эпохи, жителей Урала. Такое заключение подводило к мысли о незавершенности формирования буржуазии как класса, по крайней мере, на материалах Урала 23.

 

Составной частью промышленного переворота, согласно марксисткой концепции, должно было стать формирование современного

 
стр. 115

 

индустриального рабочего класса. В первой, уже названной работе 1956 г., Адамов сформулировал общие черты пролетариата Урала. Путь распада сословия горнорабочих в ходе капиталистической перестройки оказался весьма извилистым: часть работников вернулась к сельскому труду, часть обратилась к ремеслам. Но и тот массив мастеровых, который превратился в наемных рабочих, оставался привязанным к горнозаводским округам наделами и хозяйством. Своеобразные черты промышленных рабочих Урала усиливались такими факторами, как проживание большинства пролетариев в заводских поселках, подчиненных крестьянским учреждениям, а также тем, что рабочие Урала были разбросаны на громадной территории изолированными группами. В силу этих причин Адамов указывал на незавершенность процесса формирования пролетариата и, как следствие, на близость положения промышленных рабочих с основной массой горнозаводского населения 24.

 

Проведение Всесоюзных научных сессий по истории пролетариата, начиная с 1959 г., дало новый импульс изысканиям Адамова. В своем выступлении на третьей Всесоюзной научной сессии в 1963 г. ученый подверг критике как позиции народнической и буржуазной литературы, утверждавшей, что на Урале не было пролетариата, а горнозаводские рабочие являлись полурабочими, так и точку зрения большинства советских авторов, заявлявших о тождестве рабочих промышленности Урала и ведущих индустриальных районов России 25. Адамов подчеркивал: разговор о характеристиках уральских рабочих превращается в абстрактную схему, если не конкретизировать: о каком слое рабочих идет речь 26. Поскольку капиталистическая перестройка горнозаводских имений была еще очень далека от своего завершения, только часть работников промышленности превратилась в индустриальных рабочих. Другим фактором, замедлявшим формирование рабочего класса, стало наличие у большинства уральских рабочих (3/5 по подсчетам Адамова) своего хозяйства и скота. Пролетарии, в классическом смысле, на Урале были в меньшинстве, являясь в основном пришлыми рабочими 27.

 

Однако не только экономические и социальные факторы определяли положение рабочих. Научной заслугой Адамова следует считать мысль о глубоком воздействии правовых факторов на динамику формирование рабочего класса, в частности, на зависимость характеристик рабочих от типа горнозаводского округа (частных, посессионных, казенных). По мнению Адамова, если труженики казенных горнозаводских округов ближе других соотносимы с категорией индустриальных рабочих, то именно они, став земельными собственниками оказались менее восприимчивы к леворадикальным взглядам, к чисто пролетарской идеологии. Этот факт совершенно не увязывался с господствовавшими представлениями о развитии рабочего класса после революции 1905 г., подчеркивал Адамов 28. Заметим: эти слова были произнесены на Всесоюзной юбилейной научной сессии по истории пролетариата в ноябре 1967 года.

 

Еще более выразительными и неожиданными для советских историков стали слова Адамова на другой Всесоюзной юбилейной научной сессии, посвященной 50-летию свержения самодержавия в России, в феврале 1967 г. в Ленинграде. По его словам, незавершенность

 
стр. 116

 

превращения горнозаводских рабочих в класс, сохранение и преобладание сословных характеристик обусловили равнодушие определенной части рабочих к советской форме управления весной 1917 года 29. Предпосылки такого поведения Адамов видел в выдвижении уральскими рабочими таких своеобразных требований, как увеличение и передача в юридическую собственность земельных и лесных наделов; свобода промыслов. Характерно, что конфликты на этой почве большей частью не выливались в форму забастовок 30.

 

Но сколь велика была численность отмеченных категорий уральских рабочих? Для выяснения данного вопроса Адамов, проанализировав все известные статистические источники, пришел к выводу о том, что к Уралу не применимы методы и приемы обработки дореволюционной статистики, используемые в литературе. Подсчет рабочих должен был идти, по мнению Адамова, по горнозаводским округам. Проведя примерные расчеты, исследователь пришел к следующим выводам. Во-первых, более трети горнозаводских рабочих Урала в начале XX в. составляли лесные рабочие - сезонники, занятые большую часть года на сельскохозяйственных работах. Во-вторых, еще более крупной по численности была группа горных, а также заводских вспомогательных рабочих. Хотя занятия подобным ремеслом носили устойчивый характер, среди этой группы уральцев преобладали временные, сезонные работники. Кадровые, постоянные рабочие в промышленности Урала составляли меньшинство 31, что лишний раз подтверждало предшествующие выводы Адамова о замедленном процессе формирования рабочего класса.

 

Наши исследования служат еще одним подтверждением правоты взглядов Адамова, говорившего о необходимости буржуазно-демократических преобразований (а не социалистических) на Урале 32; правоты идей "нового направления", заявившего еще в конце 1950-х - начале 1960-х гг. о завышенности оценок капиталистического развития России 33. За исключением Петербурга, Юга и Польши, Урал показывал, скорее, проявление общероссийских закономерностей, чем исключение из правил, демонстрируя широкий диапазон возможностей приспособления и взаимодействия феодализма с капиталистическим хозяйством. Российское государство оказалось способным выработать собственную модель индустриализации, которая на столь огромной территории в полуфеодальной России осуществлялась с аграрной составляющей: земельные участки стали для многих поколений горожан не только в начале, но и в конце в XX в. формой приспособления к новой эпохе. Направление индустриализации диктовал тот социальный слой, в котором дворяне, чиновники и предприниматели нередко выступали в одном лице.

 

Приращение подлинно научных знаний в последние два десятилетия стало возможным во многом благодаря борьбе представителей фронтового поколения в научном корпусе с ортодоксами сталинской эпохи и их последователями. Фронтовик Адамов выстоял и не сломался, не отказался от своих убеждений. Работы Адамова актуальны и сегодня. Они открывают дорогу к решению новых сложных исторических проблем. Для наших дней открытие Адамова о прочности традиционных, феодальных отношений в России знаменательно тем, что свидетельствует о тщетности (или, по меньшей мере, слож-

 
стр. 117

 

ности) надежд на быструю эволюцию советской государственно-монополистической экономики в социально-рыночную. Не потеряли актуальность и строки Адамова об эгоистической политике монополистов-горнозаводчиков, не желавших вкладывать крупные инвестиции в модернизацию промышленности Урала 34.

 

Примечания

 

1. ОЛЬХОВАЯ Л. В. Воспоминания об учителе. Социально-экономическое и политическое развитие Урала в XIX-XX вв. Екатеринбург. 2004, с.11.

 

2. Историки Урала. XVIII-XX вв. Екатеринбург. 2003, с.16.

 

3. О критиках В. В. Адамова см.: АЛЕВРАС Н. Н. В. В. Адамов и проблемы индустриальной модернизации горнозаводского Урала. В кн.: Социально-экономическое и политическое развитие Урала в XIX-XX вв., с. 14 - 24; ГУСЬКОВА Т. К. Востребовано временем. Там же, с. 34 - 46.

 

4. ПОЛИКАРПОВ В. В. От Цусимы к февралю. Царизм и военная промышленность в начале XX века. М. 2008, с. 83 - 84.

 

5. В этом плане символично название статьи А. Р. Ивонина. См.: ИВОНИН А. Р. Тупики "русского феодализма". - Общественные науки и современность. 2011, N 2, с. 87 - 99.

 

6. ТАРНОВСКИЙ К. Н. Социально-экономическая история России. Начало XX в. В кн.: Советская историография середины 50-х - начала 60-х годов. М. 1990, с. 233- 237; ВАСЬКОВСКИЙ О. А., ТЕРТЫШНЫЙ А. Т. Феномен диктатуры пролетариата. (1917 г. в России в оценке историков). Екатеринбург. 1995, с. 103 - 105, 133; ЗАБОЛОТНЫЙ Е. Б, КАМЫНИН В. Д. К вопросу о месте "нового направления" в отечественной историографии. В кн.: Проблемы истории России: от традиционного общества к индустриальному. Екатеринбург. 1996; ОВЧИННИКОВА Б. Б., ОЛЬХОВАЯ Л. В. Владимир Васильевич Адамов - ученый-историк и педагог. Там же; БУГАЕВА С. Я. Перечитывая работы В. В. Адамова. Там же.

 

7. ТАРНОВСКИЙ К. Н. Ук. соч., с. 233.

 

8. САПОГОВСКАЯ Л. В. Оригинальность "оригинального строя" горнозаводской промышленности Урала по В. В. Адамову. В кн.: Социально-экономическое и политическое развитие Урала в XIX-XX вв., с. 61.

 

9. АДАМОВ В. В. Об оригинальном строе и некоторых особенностях горнозаводской промышленности Урала. В кн.: Вопросы истории капиталистической России: проблема многоукладности. Свердловск. 1972, с. 11 - 12.

 

10. АЛЕВРАС Н. Н. Ук. соч., с. 19.

 

11. АДАМОВ В. В. Социально-экономическое развитие Урала накануне революции 1905- 1907 гг. В кн.: Большевики Урала в революции 1905 - 1907 гг. Свердловск. 1956, с. 12.

 

12. ПОЛИКАРПОВ В. В. Ук. соч., с. 89.

 

13. Там же, с. 91.

 

14. АДАМОВ В. В. Особенности формирования горнозаводского пролетариата Урала. В кн.: Рабочий класс и рабочее движение в России (1861 - 1917). М. 1966, с. 172- 173; ЕГО ЖЕ. О предпосылках второй буржуазно-демократической революции. В кн.: Свержение самодержавия. М. 1970, с. 93 - 94.

 

15. БУРАНОВ Ю. А. Акционирование горнозаводской промышленности Урала (1861- 1917 гг.). М. 1982.

 

16. Там же, с. 254.

 

17. АДАМОВ В. В. Об оригинальном строе и некоторых особенностях горнозаводской промышленности Урала, с. 103.

 

18. Там же, с. 87 - 89.

 

19. НЕКЛЮДОВ Е. Г. Посессионое право в истории уральской горнозаводской помышленности XIX - начала XX вв. Екатеринбург. 2011.

 

20. Там же, с. 250, 260.

 

21. АДАМОВ В. В. Развитие промышленности на Урале в 1908 - 1913 гг. В кн.: Борьба за победу Октябрьской социалистической революции на Урале. Свердловск. 1961, с. 19.

 
стр. 118

 

22. ЕГО ЖЕ. Об оригинальном строе Урала (содержание термина, историография), с. 106.

 

23. ЕГО ЖЕ. Из истории местных военно-экономических организаций в годы первой мировой войны. - Вопросы истории Урала. 1958, N 1, с. 85.

 

24. ЕГО ЖЕ. Социально-экономическое развитие Урала накануне революции 1905- 1907 гг., с. 13 - 16, 18.

 

25. ЕГО ЖЕ. Особенности формирования горнозаводского пролетариата Урала, с. 163 - 164.

 

26. ЕГО ЖЕ. Некоторые вопросы истории буржуазно-демократической революции на Урале. Научная сессия, посвященная 50-летию свержения самодержавия в России. М. -Л. 1967, с. 84.

 

27. ЕГО ЖЕ. Особенности формирования горнозаводского пролетариата Урала, с. 180 - 183.

 

28. ЕГО ЖЕ. Рабочие Урала накануне Октябрьской революции. В кн.: Пролетариат России на пути к Октябрю 1917 года. Одесса. 1967, с. 162 - 164.

 

29. ЕГО ЖЕ. Некоторые вопросы истории буржуазно-демократической революции на Урале, с. 84.

 

30. ЕГО ЖЕ. Особенности формирования горнозаводского пролетариата Урала, с. 180 - 183.

 

31. ЕГО ЖЕ. Численность и состав горнозаводских рабочих Урала в 1900 - 1917 гг. - Вопросы истории Урала. 1969, сб. N 8, с. 156 - 162.

 

32. См. например: АДАМОВ В. В. Некоторые вопросы истории буржуазно-демократической революции на Урале, с. 81.

 

33. ПОЛИКАРПОВ В. В. К. Н. Тарновский и "новое направление" в изучении социально-экономической истории России конца XIX - начала XX века. В кн.: Константин Николаевич Тарновский. Историк и его время. СПб. 2002, с. 45 - 52.

 

34. АДАМОВ В. В. О предпосылках второй буржуазно-демократической революции, с. 94 - 97.

Опубликовано 26 февраля 2020 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама