Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

ВОПРОСЫ НАУКИ есть новые публикации за сегодня \\ 31.05.20


Скрытая мобилизация на Балтийском флоте осенью 1939 г.

Дата публикации: 22 мая 2020
Автор: П. В. Петров
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВОПРОСЫ НАУКИ
Источник: (c) Вопросы истории, № 12, Декабрь 2010, C. 131-134
Номер публикации: №1590164836 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


П. В. Петров, (c)

найти другие работы автора

В сентябре 1939 г., в связи с нападением Германии на Польшу, командованием Краснознаменного Балтийского флота (КБФ) были осуществлены меры по скрытой мобилизации. Делалось это в первую очередь для того, чтобы флот оказался подготовленным к возможным дальнейшим военным событиям в Европе. В это же время, 4 сентября, нарком обороны маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов своим приказом задержал сроком на 1 месяц увольнение красноармейцев и младших командиров в войсках Ленинградского, Московского, Калининского, Белорусского и Киевского особых и Харьковского военных округов (всего 310 тыс. человек), а также утвердил призыв на учебные сборы приписного состава частей ПВО в Ленинградском, Калининском, Белорусском и Киевском особых военных округах (всего 26 тыс. человек). 6 сентября Ворошилов специальной директивой объявил скрытую мобилизацию в семи военных округах - Ленинградском, Московском, Калининском, Белорусском особом, Киевском особом, Харьковском и Орловском1.

 

К этому времени действующий боевой состав флота (корабли) был уже фактически отмобилизован по следующим причинам. Во-первых, по мобилизационному развертыванию все действующие боевые корабли оставались в штатах мирного времени, по которым и были в основном укомплектованы полностью. По схеме мобразвертывания, линкоры должны были переводиться на штаты военного времени, но ввиду проведенного летом 1939 г. увеличения штатов мирного времени линкоров до военного, надобность в переводе последних на штаты военного времени и подаче личного состава запаса по мобилизации отпала. Во-вторых, по предшествующей началу мобилизации оперативной готовности N 1, корабли флота приняли положенный по мобразвертыванию запас снабжения, топлива, боезапаса и прочих видов снабжения и довольствия2. Поэтому основная задача мобилизации КБФ сводилась к быстрейшему мобилизационному развертыванию частей ВВС (в основном, тыла), ПВО, Береговой обороны и Охраны водного района (призываемые тральщики). Причем отмобилизование частей производилось не по общему для всех сигналу, а последовательным порядком со следующими датами начала отмобилизования: Противовоздушная оборона (ПВО) - с 5 сентября; Западный укрепленный район (ЗУР) - с 10 сентября; Охрана водного района (ОВР) - с 19 сентября; Военно-воздушные силы и Отдельная специальная стрелковая бригада (ОССБ) - с 20 сентября; Северный укрепленный район (СУР), Южный укрепленный район (ЮУР) и Служба наблюдения и связи (СНиС) - с 21 сентября; санитарные учреждения - с 28 сентября; гидрографические части - с 28 сентября 1939 года3.

 

 

Петров Павел Владимирович - кандидат исторических наук, отдел архивных фондов ГМЗ "Петергоф".

 
стр. 131

 

Важной особенностью проведения мобилизации на КБФ, впрочем, и в ВМФ, и в Вооруженных силах страны в целом, являлся ее скрытый характер, определявшийся условиями военно-политической обстановки. По словам начальника Штаба КБФ Ю. А. Пантелеева, "мирная политика Советского Союза - соблюдение строгого нейтралитета с другими государствами, предъявляла требования скрытности мобилизации, поэтому последняя проводилась порядком "Больших учебных сборов" (БУС) с абсолютным запрещением употребления во всех видах сношений термина "мобилизация""4. Конечно же, как считал Пантелеев, нельзя было в полной мере рассчитывать на то, что "истинное значение БУС, то есть фактической мобилизации было абсолютно скрытно для наших врагов". И все же данный способ мобилизации ограничивал возможности потенциального противника по получению более полных и точных данных о состоянии КБФ, поскольку "целый ряд проводимых мобилизационных мероприятий ничем не отличался от проведения обычных повседневных мероприятий и личный состав флота в основной своей массе истинного значения проводимых мероприятий по БУС не знал"5.

 

Рассмотрим, каким же образом осуществлялась мобилизация на Краснознаменном Балтийском флоте осенью 1939 года. Уже 8 сентября приказом наркома ВМФ флагмана флота 2 ранга Н. Г. Кузнецова N 2633сс были задержаны сроком на 1 месяц 2193 краснофлотцев, красноармейцев и младших командиров, подлежащих увольнению осенью 1939 г., а также призваны на учебные сборы сроком на 1 месяц 1605 человек приписного состава зенитных батарей и частей Воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС)6. 12 сентября, приказом N 2700сс, нарком ВМФ приказал призвать с 14 сентября сроком на 1 месяц на учебные сборы 5880 человек приписного состава соединений и частей КБФ (из них 2425 человек - частей ПВО, 1376 человек - частей Западного укрепрайона, 398 человек - Охраны водного района, 270 человек - линейных кораблей и 1411 человек - авиационных баз)7. 17 сентября приказом Кузнецова N 2832сс "для дальнейшего усиления КБФ" с 20 сентября на учебные сборы сроком на 1 месяц было призвано сразу 12878 человек приписного состава (из них 607 человек - судов гражданских наркоматов, 3218 человек - артиллерии Северного укрепрайона, 1147 человек - артиллерии Южного укрепрайона, 1515 человек - зенитных частей специального назначения, 3268 человек - стрелковых и пулеметных частей, 1033 человека - частей связи и 2090 человек - авиационных частей)8. В этот же день "для усиления боевой готовности КБФ" нарком ВМФ попросил секретаря ЦК ВКП(б) и первого секретаря Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) А. А. Жданова разрешить призвать в состав КБФ упомянутые ниже суда гражданских наркоматов: "1. Наркомата речного флота СССР: а) буксирные пароходы типа "Ижорец" NN 20, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 65, "Олонка", "Видлица", "Ляпидевский", "Ленводпуть" NN 12, 13, 15 и 16, а всего 15 единиц для использования в качестве тральщиков; б) буксирные пароходы "Касатка", "Чапаев" и "Щорс" в качестве сторожевых кораблей; в) буксиры "Степан Разин", "Орел", "Восток" в качестве брандвахтенных судов. 2. Наркомата морского флота СССР: а) буксирный пароход "Норд-Ост" в качестве сторожевого корабля и буксиры "Штурман", "Зюйд-Вест" и "Валиант" для усиления средств Охраны водного района. 3. Наркомата внешней торговли СССР: буксиры NN 19, 20, 22 и 23 для боновых партий КБФ"9. Данная просьба была удовлетворена правительством. Наконец, 18 сентября, в соответствии с постановлениями Совета народных комиссаров СССР от 17 сентября 1939 г., были призваны с 20 сентября для тральной подготовки буксиры Наркомата речного флота типа "Ижорец" NN 21, 23, 29, 37, 38, 39 и 63 "на срок до особого распоряжения", а также продлена тральная подготовка буксиров "Менжинский" и "Дзержинский" также "на срок до особого распоряжения"10.

 

Из мобилизованных кораблей НКРФ и НКМФ в составе ОВР КБФ были сформированы 4-й и 5-й дивизионы тихоходных тральщиков; 3-й и 4-й дивизионы сторожевых катеров. Позже в состав 3-го дивизиона тихоходных тральщиков ОВРа вошли тральщики типа "Ижорец" NN 21, 23, 39, 63, тральщики "Озерный", "Москва", "Дзержинский", "Менжинский", сетевой заградитель "Гарибальди", буксиры "ЭЛ-19", "ЭЛ-20", "ЭЛ-22" и "ЭЛ-23". Также было развернуто управление Кронштадтского района СНиС и Северное отделение СНиС11. Всего, по данным командующего КБФ флагмана 2 ранга В. Ф. Трибуца, было призвано по мобилизации 23 тральщика. Кроме

 
стр. 132

 

того, флот задействовал 4 тральщика из научно-исследовательских институтов ("Инженер", "Мороз", "Краб" и "Сом")12, а также 56 буксиров и других судов морского флота, оборудование и вооружение которых осуществлялось средствами Кронштадтской и Ленинградской военно-морских баз13. Большая часть призванных для тральной подготовки пароходов была возвращена Северо-Западному речному пароходству в соответствии с постановлением Экономического совета при СНК СССР N 640 от 5 мая 1940 года14.

 

Подобное развертывание соединений и частей КБФ по штатам военного времени в таком значительном объеме проводилось впервые за 20 лет, тем более что "достаточного практического опыта по руководству этим развертыванием, как у командования, так и штабов КБФ, соединений и частей - не было"15. Поэтому неудивительно, что имелись отдельные недостатки. К примеру, организация зенитных частей мирного времени незадолго до развертывания была изменена, в соответствии с чем были переизданы штаты мирного времени. В то же время, организация и штаты военного времени остались старыми, не соответствующими новым организации и штатам мирного времени. Это создало трудности развертывания и потребовало проведения дополнительных мероприятий распорядительного порядка16.

 

При этом необходимо учитывать условия, упрощавшие проведение мобилизации на КБФ. Во-первых, отсутствие действий противника, направленных на срыв и помехи в мобилизации. Во-вторых, отмобилизование основной части боевого состава флота (по оперативной готовности N 1) еще до начала мобилизации. В-третьих, облегчавший работу последовательный порядок отмобилизования17. В то же время два фактора оказали неблагоприятное воздействие на процесс развертывания частей КБФ по штатам военного времени. Во-первых, в период развертывания частей, во второй половине сентября - начале октября 1939 г., Штабом КБФ прорабатывались и частично осуществлялись минно-заградительная и поисковые операции, что не могло не отразиться на развертывании частей. Во-вторых, не закончив полностью развертывания частей, КБФ начал в середине октября 1939 г. перебазирование частей и кораблей в базы Эстонии и Латвии18.

 

Тем не менее, как признавало командование флота, "при наличии ряда недостатков (подчас независящих от КБФ) все же можно сказать, что КБФ с поставленными задачами по развертыванию справился неплохо, так как больших и серьезных недостатков, зависящих исключительно от КБФ, - не было". Вообще же, проведенное развертывание убедило командование флотом в том, что "в основном МП-39 г. (мобилизационный план 1939 г. - П. П.) реален". Развертывание частей по штатам военного времени дало богатый опыт всем звеньям командно-начальствующего состава и штабам, а также дало хороший материал для дальнейших работ в вопросах мобилизации19. Правда, позднее, 4 ноября, Трибуц в записке, адресованной Пантелееву, отметит, что "недостатков при проведении мобилизации на КБФ было очень много"20.

 

В результате проведенной на флоте мобилизации, списочная численность его личного состава значительно возросла и на 15 октября 1939 г. составляла 61 105 человек. Из них 15 506 человек служили в соединениях надводных и подводных сил, 7960 человек - в Военно-воздушных силах, 27212 человек - в Береговой обороне, 5217 человек - в береговых частях, 759 - в ВМУЗах и 174 - в учреждениях и институтах21.

 

Окончательный вердикт в вопросе оценки качества проведения мобилизации на флотах вынес нарком ВМФ в приказе N 203356сс от 30 ноября 1939 года. Кузнецов отмечал, что проведенная частичная мобилизация РКВМФ в сентябре-октябре 1939 г. показала следующие негативные моменты: "1) Штабы флотов и флотилий в процессе отмобилизования, которое происходило скрытно, но в простых условиях (отсутствие помехи противника, отмобилизование флота поэшелонно), не были достаточно организованы: огромнейший поток приказаний, предписаний, порой дублирующих, без нужды; 2) Штабы флотов и флотилий не организовали и не направили работу по мобилизации соединений и частей всех служб и органов флота (отделы по начсоставу, управление тыла, управление по строительству и расквартированию); 3) В некоторых случаях попытки штабов флотов организовать весь аппарат на отмобилизование соединений и частей были сведены лишь к количественному учету личного состава, призванного из запаса, а отнюдь не к учету всего комплекса мероприятий, обеспечи-

 
стр. 133

 

вающих быстрое отмобилизование соединений и частей (штабы Черноморского флота и КБФ); 4) Вопросы боевого сколачивания отмобилизовываемых соединений и частей отработаны были слабо: боевые расписания были недоработаны, программы боевой подготовки в ряде случаев отсутствовали совсем, материальная часть и личное оружие выдавались с большим запозданием; 5) Начальствующий состав запаса изучался очень слабо, благодаря чему после призыва обнаруживалось грубое несоответствие его мобпредназначениям... и в ходе мобилизации потребовалось производить переназначения; 6) Рядовой состав запаса РКВМФ расписывался по частям с базовых приемных пунктов не всегда в соответствии с ВУС и подготовкой. ВК (военные комиссары. - П. П.) нарядов по приписке не выполняют. Часть запаса РКВМФ обращается военкоматами на укомплектование частей РККА и т. д.; 7) Мобпланы базовых приемных пунктов были недоработаны, и порядок работы продуман не был...; 8) Помещения для вновь формируемых частей не везде были забронированы (КБФ - для частей Ладожской флотилии), нерационально использовались имеющиеся в распоряжении флота подсобные помещения..."22.

 

Понятно, что объявленная на КБФ мобилизация проводилась в рамках БУС по всем Вооруженным силам с определенной целью и была призвана подготовить флот к последующим действиям в интересах СССР. Последние объяснялись в том числе появившимися возможностями в рамках заключенного с Германией пакта о ненападении и секретного протокола к нему от 23 августа 1939 года. 17 сентября 1939 г. оказался важным днем для Краснознаменного Балтийского флота. В этот день по приказу наркома ВМФ Балтийский флот (наряду с Северным и Черноморским) был приведен в боевую готовность N 123, что означало фактическую готовность к началу боевых действий (в подобном состоянии КБФ перед Великой Отечественной войной находился лишь трижды - летом 1939 г., осенью 1939 г. и летом 1940 г.). Поводом для таких действий командования РКВМФ и КБФ осенью 1939 г. стало вступление соединений РККА в Польшу в 5 часов 17 сентября.

 

Примечания

 

1. МЕЛЬТЮХОВ М. И. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939 - 1941 гг. Документы, факты, суждения. М. 2002, с. 87, 88.

 

2. Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ), ф. Р-92, оп. 7, д. 297, л. 3 - 4.

 

3. Там же, л. 5.

 

4. Там же.

 

5. Там же, л. 5 - 6.

 

6. Там же, ф. Р-1877, оп. 1, д. 365, л. 2; ф. Р-1678, оп. 1, д. 90, л. 186.

 

7. Там же, ф. Р-1877, оп. 1, д. 365, л. 5; ф. Р-1678, оп. 1, д. 68, л. 47.

 

8. Там же, ф. Р-1877, оп. 1, д. 365, л. 15; ф. Р-1678, оп. 1, д. 68, л. 48; д. 90, л. 199.

 

9. Там же, ф. Р-1678, оп. 1, д. 90, л. 191 - 192.

 

10. Там же, ф. Р-1877, оп. 1, д. 365, л. 20.

 

11. Там же, ф. Р-92, оп. 7, д. 297, л. 73 - 74; ф. Р-1678, оп. 1, д. 69, л. 131 - 132.

 

12. Там же, ф. Р-961, оп. 1, д. 346, л. 20.

 

13. Советско-финляндская война 1939 - 1940 гг. на море. М. -Л. 1945, с. 43.

 

14. Центральный государственный архив историко-политических документов Санкт-Петербурга, ф. 24, оп. 26, д. 817, л. 3, 5.

 

15. РГА ВМФ, ф. Р-1877, оп. 1, д. 365, л. 92.

 

16. Там же, л. 82.

 

17. Там же, ф. Р-92, оп. 7, д. 297, л. 69 - 70.

 

18. Там же, ф. Р-1877, оп. 1, д. 365, л. 92.

 

19. Там же, л. 93.

 

20. Там же, ф. Р-92, оп. 2, д. 614, л. 5.

 

21. Там же, оп. 23, д. 95, л. 243 - 244.

 

22. Там же, ф. Р-1877, оп. 1, д. 365, л. 96 - 97.

 

23. Там же, д. 14, л. 364.

Опубликовано 22 мая 2020 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама