Рейтинг
Порталус


П. А. КРОПОТКИН В НИЖНЕМ НОВГОРОДЕ (1862 г.)

Дата публикации: 21 марта 2021
Автор(ы): В. П. САПОН
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВОПРОСЫ НАУКИ
Номер публикации: №1616324660


В. П. САПОН, (c)

Отказавшись от карьерной перспективы при дворе, выпускник Пажеского корпуса Петр Кропоткин избирает службу в Амурском казачьем войске. Летом 1862 г. он едет в Сибирь, чтобы вдали от столичной суеты способствовать делу "эмансипации" российского общества, чтобы "проводить намеченные реформы". На пути к месту службы ему и суждено было познакомиться со старинным русским городом у слияния Волги и Оки.

Новоиспеченный офицер прибывает в Нижний Новгород поздно вечером 24 июля, проделав за три дня почти четыреста верст (сначала по железной дороге, а от Владимира - на перекладных). От самого Петербурга его преследовала "безобразная скука", которая, казалось, еще больше усугубится в провинции. "В Нижнем осужден сидеть до понедельника или до вторника, когда пойдет пароход до Перми, - пишет Петр в письме брату. - Однако мое заточение недурно..." 1 . Несколько дней, проведенных будущим "апостолом анархии" в городе, оказались насыщенными интересными встречами и яркими впечатлениями.

Петр Алексеевич не указывает в своем дневнике ни точного адреса своего временного пристанища, ни фамилии хозяина гостиницы (упоминает только имя - Илья Михайлович). Это затрудняет поиск места пребывания Кропоткина, так как еще в середине 1850-х годов в Нижнем насчитывалось 26 гостиниц и трактиров 2 . Однако можно сделать некоторые предположения. Как отмечал нижегородский краевед Н. И. Храмцовский, большая часть городских гостиниц находилась в те времена на Рождественской улице. Офицер, совершающий длительную поездку к месту назначения, был явно при деньгах, и, следовательно, мог позволить себе приличный гостиничный номер со сносным питанием. С учетом этих обстоятельств вполне логично предположить, что его гостеприимным хозяином оказался Илья Михайлович Бубнов, гостиница которого находилась в Живорыбном (ныне - Рыбном) переулке, примыкавшем к Рождественской улице.

Согласно описанию Храмцовского, "гостиница Бубнова щеголяет столом и номерами", она "есть лучшая по столу и винам из всех находящихся в нижней части города" 3 . И хотя летом, с наплывом посетителей на ярмарку, номера у Бубнова стоили недешево (две комнаты - от 2 до 5, а три комнаты - от 8 до 10 рублей серебром в сутки), однако князю, вероятно, это было по карману. В Государственном архиве Нижегородской области сохранился план переустройства бубновского дома, заверенный подписью домовладельца 4 . Там имеется изображение фасадов дома в "существующем" и "предполагаемом" (к перестройке) видах, а также схема расположения дома на пересечении Живорыбного переулка и Магистратской улицы.

Если принять во внимание маршрут ознакомительных пеших прогулок, совершенных Петром Алексеевичем по Нижнему Новгороду, то версия о том, что он оста-


Сапон Владимир Петрович - кандидат исторических наук, г. Нижний Новгород.

стр. 137


повился в одной из гостиниц на Рождественской, выглядит достаточно основательно. Тем более, что и на самой этой улице было на что посмотреть. В 50-е годы XIX в. Храмцовский писал со знанием дела, что Рождественская улица, "по красоте строений и многолюдству, есть лучшая из всех улиц Нижнего Новгорода; на ней и вблизи ея сосредоточена главная коммерческая и промышленная деятельность города" 5 . Улицу украшали четыре храма, на ней стояло не более полудесятка деревянных домов, остальные - каменные, в два-три этажа; "архитектура их вообще хороша, а некоторых даже изящна" 6 Одним концом Рождественская выходила на подступы к Кремлю, а другим - на Кунавинский Перевоз, который вел к ярмарке.

Именно на ярмарку Петр Алексеевич отправляется на следующее после приезда утро. Уже в ту пору ярмарка, расположенная на Стрелке между Волгой и Окой, служила визитной карточкой города и имела репутацию "базара России", "менового двора Европы и Азии". Привоз на торжище в Нижний составлял почти половину годовой стоимости всей российской промышленности. Во многом благодаря ярмарочным оборотам в первой половине XIX в. складывается поговорка: Петербург - голова России, Москва - ее сердце, а Нижний - карман.

Официально ярмарка открывалась 15 июля, однако 25 июля только заканчивался съезд купцов с товаром, и самая горячая торговая пора начиналась в первых числах августа. Поэтому ожидаемой "оживленности" князь не встретил. В первый день он довольно долго ходил по ярмарке, не вступая в разговор с купцами - "каждый занят своим делом, а в "заведения" идти не решился - всякий дичился бы на мой офицерский наряд" 7 .

Кстати, посетитель мог увидеть и ежегодный крестный ход, который обычно совершался как раз 25 июля вокруг всей ярмарки, но в дневнике Кропоткина об этом нет никаких упоминаний. Зато там есть примечательная запись о том, как любознательный офицер специально ходил в Китайские ряды посмотреть на китайцев. Однако, к своему сожалению, из азиатов обнаружил только татар и калмыков.

Подобная история случилась с известным французским писателем Теофилем Готье, который посетил Нижегородскую ярмарку за год до Кропоткина. Француз мечтал увидеть "лица с узкими глазами и бровями домиком", однако обнаружил в Китайских рядах исключительно русские лица. Расспросив знающих людей, Готье выяснил, что китайцы - редкие гости на всероссийском торжище, так как они не любят выезжать из своей страны в "варварские" земли, да и слишком далек путь из Срединной империи к слиянию Волги и Оки. "Оказывается, - вспоминал французский писатель, - уже три года как они не появлялись на ярмарке. А в этом году приехал все-таки один китаец, да и тот, чтобы избавиться от назойливых любопытных, в конце концов облачился в европейский костюм. На следующую ярмарку ожидался еще один китаец, но наверняка сказать никто ничего не мог" 8 . Немудрено, что Кропоткину так и не удалось разыскать таинственных подданных китайского императора. Он удовлетворит свое любопытство несколько позднее, когда в 1864 г. по поручению своего сибирского начальства возглавит экспедицию из Забайкалья в Благовещенск через Северную Манчжурию.

Кропоткину повезло побывать на ярмарке в год, который стал для нее поворотным. Долгое время "рычагом, дававшим движение торговле" на Нижегородском торжище, был китайский чай, который разрешалось в ограниченных количествах выменивать на российские товары в приграничной Кяхте. Русские купцы вкладывали миллионы рублей в отечественную мануфактуру и пушнину (и тем самым задавали тон всей ярмарочной торговле), обменивали свой товар на китайский чай, привозили в Нижний, и оттуда он расходился по всей России.

Очень часто объем привезенных в Кяхту товаров с избытком перекрывал объем предоставленного китайцами чая, поэтому русские торговцы были вынуждены снижать цены на товарные излишки. Убытки закладывались в цену чая, и это автоматически сказывалось на стоимости всех прочих товаров. Этими обстоятельствами и объясняется отсутствие китайских купцов на ярмарке, а также свидетельство Кропоткина о том, что "здесь на ярмарке все очень дорого", "купцы считают себя вправе драть немилосердно по поводу ярмарки, и цены на многие вещи гораздо дороже московских и петербургских" 9 . С апреля 1862 г. в Российскую империю был официально разрешен ввоз так называемого "кантонского" чая через западную границу. Новый сорт чая был значительно дешевле и доставлялся в Нижний Новгород в несколько раз быстрее, чем из Кяхты. С этих пор ликвидируется монополия чайной "валюты", и основой ярмарочной торговли становится отечественный текстиль 10 .

Еще одно новшество касалось системы управления ярмаркой. В обычное время ярмарку возглавлял нижегородский губернатор, однако в 1862 г. сюда впервые назна-

стр. 138


чается временный генерал-губернатор с чрезвычайными полномочиями - генерал от кавалерии В. Ф. фон дер Лауниц. Хозяин гостиницы рассказал своему постояльцу, как "военный начальник" "тут в десять дней все скрутил, все перевернул вверх дном". Незадолго до приезда временного генерал- губернатора в воинских частях нижегородского гарнизона происходили разные предосудительные, если не сказать - преступные, дела: солдаты напивались и "ходили пьяные гурьбою по улицам", увлекались азартными играми, а кое-где занимались открытым грабежом 11 . Энергичный Лауниц ходил переодетый в одну из воинских частей, все выведал и решительными мерами пресек беспорядки.

Утром 26 июля Кропоткин опять ходил по ярмарке, делал покупки, а днем отправился в кремль. Нижегородский кремль к тому времени давно перестал быть оборонным сооружением, о чем еще в конце XVIII в. "позаботился" местный губернатор И. М. Ребиндер. По его указанию был проведен ремонт, вовсе не украсивший облик кремля: зубцы на стенах разобраны на две трети высоты, шатровые кровли на башнях заменены пологими скатами, каменные части выбелены 12 . Храмы, стоявшие в кремле, также имели мало общего со своими древними прообразами: Успенская церковь была отстроена заново в 1827 г., Спасо-Преображенский собор - в 1834 году. Дух средневековья сохраняли лишь шатровая колокольня Спасского собора (1719 г.) и Архангельский собор, построенный в XVII в. и восстановленный после пожара в 1732 году.

Храмцовский называет Архангельский и Преображенский соборы "главными святынями нижегородскими". В них покоился прах нижегородских великих князей и архиереев, а в подземной церкви, устроенной в 1851 г. под Спасо- Преображенским собором, находилась гробница Козьмы Минина. Неподалеку от Архангельского собора в 1827 г. был возведен гранитный памятник Минину и Пожарскому, украшенный барельефами И. П. Мартоса.

Эти достопримечательности (а также здания попроще) мог лицезреть Кропоткин, совершая прогулку по кремлю. Однако больше всего князя занимает поиск "древнего лобного места, с которого Минин сзывал Русь к обновлению" 13 . Петр Алексеевич так и не сумел найти это историческое место, так как никто не знал его точного местоположения 14 .

С высоты кремлевского берега князю открылась впечатляющая панорама: "Что за вид! Виднеется слияние Оки и Волги, на этом мысу ярмарка; обе реки уставлены судами, целый лес мачт перед глазами, - действительно лес, не фраза. Вся ярмарка на ладони; а там, вдали, пологие берега Оки и Волги, вода стоит местами, и стелется верст на 40 кругом...Что за даль, ширь!.. Я долго, долго любовался видом, едва отошел" 15 .

Вечером 26 июля Петр Алексеевич отправляется на ярмарку еще раз, на этот раз - в театр. В своем дневнике он делает беглый набросок театрального заведения: "довольно велик, белые стены, лампы вдоль лож", "оркестр посредственный, однако играет вещи порядочные" 16 . Более подробное описание дают другие источники. В частности, историк литературы П. О. Морозов писал о 1860-х годах: "Ярмарочный театр, хотя выстроенный из дырявого ярмарочного леса, с скрипучими полами и лестницами, был гораздо просторнее городского. Тут же, в самом театре, наверху, помещались и актеры в особых "нумерах", очень тесных и, как любили острить актеры, "с протекцией и продукцией", потому что в них и крыши текли, и ветер продувал сквозь все щели. Рассказывали, что заботливый Смольков иногда запирал всю труппу днем на замок, чтобы предохранить артистов от излишнего угощения и обеспечить вечерний спектакль... Вообще, нижегородский театр "шел за веком" и старался не отставать от столичной моды..." 17 .

В холодном помещении театра Кропоткину и другим зрителям пришлось сидеть в пальто, прождать три четверти часа, пока соберется публика, однако эти неудобства окупились сторицей. В тот день давали "Макбета" с участием прославленного чернокожего актера Аиры Олдриджа 18 . Так как Олдридж не знал русского языка, были задействованы управляющий нижегородскими театрами Смольков и даже нижегородский военный губернатор генерал-майор Одинцов с тем, чтобы исхлопотать разрешение "африканскому трагическому артисту" 19 напечатать либретто его роли в русском переводе. Таким образом, Кропоткин наслаждался шекспировской пьесой на языке оригинала. Общее впечатление от игры мировой знаменитости оказалось вполне благоприятным: "в отдельных сценах он, - по словам князя, - превосходен", хотя и "не мешало бы немного более игры физиономии - она у него слишком неподвижна" 20 .

В субботу, 28 июля, судьба подает будущему бунтарю знак - идя по мосту, Кропоткин услышал звуки, более похожие "на стон, чем на песню", и это легло на

стр. 139


душу тяжелым осадком, вызвав "бессильную злобу, желчную задумчивость" 21 . Прямо против Рождественской улицы от Гремячей площади начиналась Благовещенская слобода, которая имела "характер пристани" 22 . С началом навигации здесь собирались толпы разного рабочего люда, в том числе гребцы, бурлаки, крючники, песни которых, похожие на стон, разносились над Волгой и Окой. В Нижнем Новгороде офицер-аристократ воочию столкнулся с тем, о чем раньше читал в некрасовских стихотворениях, почувствовав возмущение в своей неравнодушной душе.

Впрочем, он мог увидеть и "казовую" сторону простонародной жизни. "С развитием весны, - писал Храмцовский, - Рождественская улица и вся вообще нижняя часть города делается еще люднее. По вскрытии Оки и Волги немедленно появляются на реках пароходы, суда и лодки, набережные покрываются толпящимся народом. Торговля и судопромышленное? кипят; также здесь по вечерам раздаются песни. Звучат балалайки и гармоники и слышится топот трепака; являются вживе те картины, из которых одну могучей, неподражаемой речью изобразил Гоголь в своих Мертвых душах" 23 .

Были у Кропоткина и другие примечательные встречи с нижегородцами. "Меня удивляет хозяин моей гостиницы", - пишет Петр Алексеевич в своем дневнике. Илья Михайлович Бубнов и в самом деле предстает в описании проезжего офицера незаурядной личностью. Крепкий хозяин, скупой и требовательный к прислуге, крестьянский сын, не получивший никакого образования. И в то же время начитанный и рассудительный человек, подлинный меломан, страстный любитель театра. Водил дружбу с авторами знаменитых романсов А. Е. Варламовым и А. А. Алябьевым, встречался с кем-то из декабристов - братьев Бестужевых, был лично знаком с губернатором А. Н. Муравьевым. Бубнов выписывал журналы самых разных "партийных" направлений: катковский "Русский вестник", аксаковский "День", некрасовский "Современник" и даже нелегальный герценовский "Колокол" - "и не для проформы, заговорите про любую статью, сколько-нибудь интересную, - он ее непременно прочел и помнит прекрасно не одно содержание, а сущность" 24 . Как видно из дневниковых записей Кропоткина, хозяин вел с ним беседы не только о музыке и публицистике, - именно он снабдил постояльца обстоятельными сведениями о ценах на ярмарке, местном начальстве и городских нравах.

В частности, он очень доброжелательно отзывался о прежнем нижегородском губернаторе, реабилитированном декабристе А. Н. Муравьеве: "политичный человек: удивительно был ласков со всеми, вежлив, обходителен, умел затронуть слабую струнку богатых купцов и заставлял их строить разные разности для города и т.д." 25 .

Еще одного любопытного нижегородца Петр Алексеевич встретил накануне своего отъезда. Это был портной, который принес заказанные ранее чехлы на чемоданы. Внешность молодого князя располагала к откровенности и трудяга открылся, что он изобрел "вечный двигатель". Шестнадцать лет обдумывал свою затею, затем целый год изготовлял чертеж и теперь работал над моделью. Петр Алексеевич дал воодушевленному изобретателю 2 рубля на продолжение разработок, с горечью осознавая бесперспективность затеи. Хотя, по свидетельству Храмиовского, нижегородские "портные, живущие в нижней части города, не славятся своим искусством" 26 , оказалось, что в других отношениях некоторые из них были настоящие Кулибины.

30 июля Кропоткин отплыл из Нижнего Новгорода на пароходе "Купец" навстречу новым впечатлениям и испытаниям.

Примечания

1. Переписка Петра и Александра Кропоткиных. Т. 2. М. 1933, с. 32.

2. ХРАМЦОВСКИЙ Н. И. Краткий очерк истории и описание Нижнего Новгорода в двух частях. Нижний Новгород. 1859, ч. 2, с. 6.

3. ХРАМЦОВСКИЙ Н. И. Ук. соч., с. 23, 27.

4. Государственный архив Нижегородской области (ГАНО), ф. 30, он. 39, д. 7407.

5. ХРАМЦОВСКИЙ Н. И. Ук. соч., с. 19.

6. Там же, с. 20.

7. КРОПОТКИН П. А. Дневники разных лет. М. 1992, с. 36.

8. БОГОРОДИЦКАЯ Н. А. Нижегородская ярмарка в воспоминаниях современников. Нижний Новгород. 2000, с. 83 - 84.

9. КРОПОТКИН П. А. Ук. соч., с. 40.

10. БОГОРОДИЦКАЯ Н. А. Ук. соч., с. 34 - 37; Макарьевско-Нижегородская ярмарка: Очерки истории. Нижний Новгород. 1997, с. 139, 148.

стр. 140


11. Однажды возле казарм 6-го резервного батальона, расположенных у пароходных пристаней, буря разметала торговые суда, и солдаты вместо того, чтобы помочь купцам, спасавшим свои товары, начали мародерствовать. См.: КРОПОТКИН П. А. Дневники разных лет, с. 37.

12. АГАФОНОВ С. Л. Нижегородский кремль. Архитектура, история, реставрация. Горький. 1976, с. 36.

13. КРОПОТКИН П. А. Ук. соч., с. 38.

14. Кстати сказать, даже знатоки нижегородской старины не одно десятилетие вели на эту тему оживленную дискуссию. В частности, Храмцовский упоминает три версии расположения лобного места. См. ХРАМЦОВСКИЙ Н. И. Ук. соч., с. 58.

15. КРОПОТКИН П. А. Ук. соч., с. 38.

16. Там же, с. 37.

17. БОГОРОДИЦКАЯ Н. А. Ук. соч., с. 153.

18. Тогда же, в июле 1862 г. в "Нижегородских губернских ведомостях" (часть неофициальная, N 28) отмечалось: "... Слава, заслуженная Ольдриджем, вполне достойна его в высшей степени искусной, а главное, прочувствованной игры. Смотря на него в Отелло ли, в Лире ли или в Макбете, видишь перед собою не Ольдриджа, а Отелло, Лира или Макбета - а это единственная цель артиста. Роль Макбета исполнена была артистом безукоризненно...".

19. Так его именует Смольков. См.: ГАНО, ф. 2, оп. 6, д. 738, л. 5.

20. КРОПОТКИН П. А. Ук. соч., с. 37 - 38.

21. Там же, с. 39.

22. ХРАМЦОВСКИЙ Н. И. Ук. соч., с. 24.

23. Там же, с. 27.

24. КРОПОТКИН П. А. Ук. соч., с. 38.

25. Там же, с. 37.

26. Там же, с. 26.

 

Опубликовано на Порталусе 21 марта 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама