Рейтинг
Порталус


Б. РАУШЕНБАХ. Пристрастие. Постскриптум

Дата публикации: 05 апреля 2021
Автор(ы): В. В. ФАРСОБИН
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВОПРОСЫ НАУКИ
Номер публикации: №1617607266


В. В. ФАРСОБИН, (c)

Пристрастие. 432 с.; его же Постскриптум. 304 с. М. "Аграф". 2002.

Книги Б. В. Раушенбаха не могут не привлечь внимания читателей. Работая у С. П. Королева над проблемами управления полетом ракет, он профессионально стал заниматься иконоведением и историей богословия в России. Об этом свидетельствую его опубликованные исследования 1 . В условиях воинствующего атеизма их названия маскировались под труды по истории и теории живописи. Бывшие студенты Московского государственного университета и Физико-технического института в знак признательности к своему учителю издали сборник избранных его трудов, в основном посвященных истории мировой космонавтики.

Раушенбах подробно пишет об истории космонавтики, о Королеве - главном конструкторе советских ракет и космических кораблей, германском отце космонавтики Германе Оберте. Рассказ об Оберте ведется на фоне повествования о работах в области космонавтики в других странах. В России и СССР над проблемой выхода человечества в космическое пространство работали К. Э. Циолковский, Ф. А. Цандер, Ю. В. Кондратюк, позже С. П. Королев. С Циолковским Оберт переписывался, а в 90-летнем возрасте даже посетил Калугу, побывал в музее своего русского коллеги. Раушенбах встречался с Обертом в дни его пребывания в СССР, сопровождал в Калугу, а в 1989 г. посетил его в Германии. Вот сравнение Раушенбахом судеб ученика Оберта конструктора немецких крылатых ракет В.фон Брауна с Королевым: "В настоящей главе приходилось неоднократно упоминать о похожей роли в создании ракетной техники, которая выпала Королеву (в СССР) и фон Брауну (в Германии и США). Но похожи не только их роли, но и судьбы. Можно отметить почти мистическое совпадение их биографий. Оба они имели счастье начать свою работу в ракетной технике в контакте с признанными пионерами: Королев - с Цандером, фон Браун-с Обертом. Оба они в это время увлекались планеризмом. Оба получили образование в высших технических учебных заведениях и получили звание авиационных инженеров. Оба начали практическую работу по ракетной технике в малых, полулюбительских группах: Королев в ГИРД'е, фон Браун - на берлинском "ракетодроме". Оба перешли на работу по заданиям военных ведомств: Королев - в Ракетный научно- исследовательский институт, фон Браун - в Куммерсдорф. Оба отличались выдающимися способностями организаторов и стояли у истоков того, что сегодня называют ракетно-космической промышленностью. Оба на начальном этапе вели свои работы в тоталитарных государствах: Королев в сталинском, фон Браун - в гитлеровском. Оба в возрасте 32-х лет были репрессированы по надуманным обвинениям: Королев - НКВД, фон Браун - гестапо. Обоим были предъявлены одинаковые обвинения: Королеву во вредительстве, фон Брауну - в саботаже. Обоим удалось вернуться к активным работам по ракетной технике. Королев запустил первый советский искусственный спутник Земли (он был и первый в мире), фон Браун - первый искусственный спутник в США. Оба были признанными руководителями космических программ своих стран, и оба умерли от одной и той же болезни, проклятий нашего времени - рака" (с. 325).

Раушенбах напоминает читателю, что в конце своей жизни Оберт считал нужным предупредить людей: "в политике существует целая система полуправд, в частности полуправды о капитализме, коммунизме и национал социализме" (с. 360). Он писал: "чиновники, стоящие у власти, боятся свободного слова, но ведь подавление критики исключает успешное хозяйствование... Поскольку неспособность системы эффективно работать будет всегда проявляться то здесь, то там, а усилия бюрократов будут направлены не на слом системы, а на поиск "козлов отпущения", то из народного хозяйства будут систематически исключаться наиболее знающие и талантливые люди, всегда неудобные бюрократам" (с. 360 - 361).

Книга "Пристрастие" открывается "Автобиографическими фрагментами" и очерком "Михаил Михайлович Герасимов". Немец Раушенбах в годы второй мировой войны не избежал тюрьмы. О своем аресте он пишет: "Мой арест в сорок втором году эмоционально меня не встряхнул. В конкретном случае со мной, рассуждал я, это еще и справедливо. Ведь меня ни в чем не обвинили, просто взяли и посадили, поскольку по анкете я немец. Чего же еще можно ожидать во время войны с Германией?" ("Постскриптум", с. 195). В "Пристрастии" он пишет: "В 1942 году я работал в институте, занимался расчетами полета самонаводящегося зенитного снаряда, взяли меня, когда я уже выполнил две трети работы, знал в каком направлении двигаться дальше" (с. 11). Эта работа, в завершении которой были прямо заинтересованы власти, спасла будущего академика от гибели. "Фрагменты" завершаются оптимистически: "Я и в лагере был оптимистом, хотя однажды меня ветром с ног сбило, до такого состояния дошел от голода" (с. 25).

стр. 158


Раушенбах близко общался с Герасимовым, восстанавливавшим облик человека по черепу и высоко ценил ею работу. Среди богословских очерков особое внимание может привлечь математическое обоснование единобожия, заложенного в понятие Троицы (с. 117 - 129).

Обращают на себя внимание соображения Раушенбаха о современных экономических проблемах России, хотя и не со всем можно согласиться. Так он пишет: "Все болтают о том, что целью является создание рыночной экономики" ("Пристрастие", с. 418). Внимание же должна привлечь не болтовня, а дело: рыночная экономика не цель, а средство достижения в стране высшей производительности труда.

В "Постскриптуме" приведены новые факты. Особенно ценна информация о Королеве. Автор развеивает некоторые мифы, например, о причинах гибели Ю. А. Гагарина (с. 111). Об "изобретателе" знаменитых "катюш" Раушенбах пишет, что С. П. Королева и В. П. Глушко арестовали летом тридцать восьмого года: "Соответствующее письмо в партком (скорее всего по собственной инициативе) написал А. Г. Костиков, впоследствии незаслуженно получивший звание Героя Социалистического Труда за создание гвардейских минометов, названных в народе "катюшами", за работу, к которой он фактически отношения, почти, не имел" (с. 121). "Ни Королев, ни Глушко не сомневались, в том, что их арест- дело рук Костикова", Раушенбах в "Пристрастии" (с. 368).

Книги Раушенбаха - светлая память о порядочном человеке, большом ученом, историке по призванию.

Примечания

1. РАУШЕНБАХ Б. В. Пространственные построения древнерусской живописи, М. 1975; его же. Пространственные построения с примерами из мировой практики. М. 1980; его же. Общая теория перспективы. М. 1986; его же. Геометрия картины и зрительное восприятие. М. 1994.

 

Опубликовано на Порталусе 05 апреля 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама