Рейтинг
Порталус


Т. БОН. Русская историческая наука с 1880 по 1905 г. Павел Милюков и Московская школа

Дата публикации: 23 апреля 2021
Автор(ы): А. Н. МЕДУШЕВСКИЙ
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВОПРОСЫ НАУКИ
Номер публикации: №1619170853


А. Н. МЕДУШЕВСКИЙ, (c)

Т. BOHN. Russische Geschichtswissenschaft von 1880 bis 1905. Pave/ N. Miljukov und die Moskauer Schule. Koln. Bohlau Verlag. 1998. XVIII, 473 S.

Немецкий ученый Т. Бон рассматривает политическую философию русского либерализма, представлявшую синтез классических западных доктрин и оригинальной российской научной традиции, в связи с реконструкцией историософских воззрений академической науки, их места в контексте русской историографии конца XIX - начала XX века.

Русская историческая наука рубежа веков рассматривается Боном с социологической точки зрения, а не только как собственная эволюция исторической науки. Автор ставит своей задачей раскрыть социальные параметры развития исторической науки - социально-политические факторы, оказавшие определяющее влияние на формирование направлений и научных школ, принятие новых научных парадигм, активную вовлеченность университетов и ученых в либеральное и конституционное движения. Для изучения периода 1880-1905 гг. автор считает необходимым исследование трех взаимосвязанных проблем- "а) Изучение организационной структуры русской исторической науки в последней четверти XIX в.; б) Анализ историографической концепции, получившей развитие перед революцией 1905г.; в) Рассмотрение взаимосвязей историографии и политики в деятельности историков либерального направления" (с. 4).

Первая группа проблем, связанная с изучением институциональных рамок либеральной историографии, охватывает правовые и административные параметры организации высшей школы, отношения студенчества и профессуры, с одной стороны, профессуры и правительственной бюрократии - с другой. Она включает в себя также вопрос о критериях и характере социальной мобильности в университетах (статистика диссертационных исследований, присвоение ученых степеней, материальное положение различных категорий профессорско- преподавательскогр состава). Вторая группа проблем представлена формированием новой научной концепции в русской историографии, которую автор называет "научной парадигмой Московской школы" (с. 177), выяснением ее места в исторической науке и методологических дискуссиях в России и Германии начала XX века. Третья группа- связь науки и политики - раскрывается автором исключительно на материале интеллектуальной и политической биографии лидера конституционно-демократической партии П. Н. Милюкова. Автор последовательно прослеживает формирование его научных и философских взглядов, концепцию методологии истории, анализирует основные труды этого ученого о реформах Петра Великого, истории русской революции, теории русской культуры.

Используя методологию современной социологии образования, автор анализирует такое историографическое явление, как московская школа историков по таким параметрам, как институциональные рамки

стр. 167


(Историко-филологический факультет Московского университета); интеллектуальное лидерство (роль В. О. Ключевского); наличие новой научной программы (сочетание административной и социальной истории как основной предмет исследований) и систематическую ее реализацию в диссертационных исследованиях и журнальных публикациях. Утверждение данного научного направления, составившего основу либеральной философии истории в России, интерпретируется автором как смена научной парадигмы - создание новой (по отношению к государственной школе) историографической концепции, отвечавшей представлениям русской либеральной интеллигенции последних десятилетий XIX века. Автор использует для обозначения этого социального и интеллектуального явления понятие "поколение 80-х годов", которое предстает как идеальный тип либеральной интеллигенции эпохи формирования российского конституционализма,

Существенные общие признаки политической социализации и научной ориентации представителей Московской школы обнаруживаются в трудах В. О. Ключевского, М. К. Любавского, П. Н. Милюкова, А. А. Кизеветтера, М. М. Богословского, Ю. В. Готье. Единство метода и научной парадигмы определили, согласно автору, и общность социально-политических взглядов данной группы. Это вывод, однако, нуждается в известной корректировке для периода после революции 1905 г., когда ряд учеников Ключевского занял более радикальную и в конечном счете антилиберальную позицию (М. И. Покровский и Н. А. Рожков).

Опираясь на позитивистскую методологию, Московская школа сформулировала принципы исторической социологии, предложив решение проблемы соотношения общества и государства. Оно имело практическое выражение - участие интеллигенции в государственном управлении с целью преодоления социально-экономической отсталости страны. Это была модель разрешения кризиса, порожденного ускоренной модернизацией, альтернативная той, что выдвигали сторонники революционной классовой борьбы. Суть данной либеральной модели состояла в использовании государства для осуществления либеральных преобразований. Соответственно основное противоречие при реализации данной модели состояло в конфликте интеллигенции (прежде всего университетской профессуры) и бюрократии министерств. Наиболее острым выражением данного конфликта стала борьба за университетскую автономию, являвшуюся основным условием включения высшей школы в дискуссию о перспективах развития страны.

Феномен радикализма русской интеллигенции получает в этой перспективе оригинальную интерпретацию. Отвергая известный тезис о "кризисе буржуазной историографии", автор ищет объяснение радикализма интеллигенции в особенностях развития самой высшей школы, изменениях социальных позиций и функций профессуры в расколотом обществе. Особое внимание уделяется в этой связи институту приват-доцентов - категории преподавателей университетов, которые в силу отсутствия стабильного материального положения и перспектив социального продвижения, оказывались наиболее восприимчивы к радикализму и составляли основной контингент оппозиционного самодержавию конституционного движения. Сочетание научного профессионализма и политической оппозиционности, определявшее общий климат в университетах кануна революции, позволяет проследить генезис лидерства в конституционном движении и особенности его легитимации. Предметом специального рассмотрения в этой перспективе становится формирование взглядов лидера конституционно-демократической партии - Милюкова.

Интерпретация философских и историософских взглядов Милюкова, равно как его концепции мирового и российского исторического процесса, неоднократно становились предметом рассмотрения в отечественной и зарубежной историографии последних десятилетий. Особенность авторского подхода состоит в стремлении раскрыть связь теоретических воззрений Милюкова и его практической деятельности в качестве политики. Вопреки распространенному мнению об идеологической детерминированности научных взглядов Милюкова, автор делает обратный вывод: именно научная концепция Милюкова, вытекающая из позитивистской философии, определила идеологическую ориентацию ученого и способствовала его превращению в лидера конституционных демократов. Действительно, научная парадигма русской историографии конца XIX - начала XX вв. и прежде всего Московской школы, определяла позицию Милюкова в ходе борьбы за конституционную монархию в России, большевистского переворота и гражданской войны, дискуссий внутри русской эмиграции XX века. В его лице мы имеем дело с политиком, руководствовавшимся строго научным анализом ситуации, который именно в силу своей объективности сохраняет практическое значение до настоящего времени.

Опубликовано на Порталусе 23 апреля 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама