Рейтинг
Порталус


О ВКЛАДЕ ПРОФЕССОРА ЛЮДМИЛЫ ПАВЛОВНЫ ЛАПТЕВОЙ В ОТЕЧЕСТВЕННОЕ СЛАВЯНОВЕДЕНИЕ (к 85-летнему юбилею)

Дата публикации: 20 июля 2022
Автор(ы): М. Ю. ДОСТАЛЬ
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВОПРОСЫ НАУКИ
Источник: (c) Славяноведение, № 4, 31 августа 2011 Страницы 75-82
Номер публикации: №1658334499


М. Ю. ДОСТАЛЬ, (c)

В статье говорится о жизненном пути и научных заслугах профессора МГУ Л. П. Лаптевой в изучении проблем отечественного славяноведения: истории Чехии и Словакии (особенно гуситской эпохи и XIX в.), истории российского славяноведения, сорабистики, эмигрантологии и пр., о создании ею научной школы.

The article describes the life and academic merits of the Professor of the Moscow Lomonosov State University Lyudmila P. Lapteva, which she gained in the field of Slavonic Studies in Russia, namely history of the Czech Lands and Slovakia (especially the Husite epoch and the nineteenth century), history of Slavonic studies in Russia, Sorb studies, emigration studies and so forth. It also characterises her school in historical science.

Ключевые слова: история славяноведения, история Чехии и Словакии, гуситология, эмигрантология, история лужицких сербов, научная школа.

Людмила Павловна Лаптева - настоящий "матриарх" современного российского славяноведения, крупнейший историк-славист большого научного диапазона. Ее перу принадлежит более 650 важнейших научных трудов. Она является автором более двадцати монографий, учебных пособий, публикаций. Заслуженный профессор (с 2008 г.), она является одним из ветеранов кафедры истории южных и западных славян на историческом факультете МГУ. Но дело не только в основополагающих курсах лекций, в которых она - единственный и редкий специалист! Талантливый педагог, она подготовила сотни дипломников, воспитала, точнее, выпестовала 25 кандидатов исторических наук. Многим из ее бывших учеников она продолжает помогать и восемь из них уже защитили докторские диссертации. Научные и педагогические заслуги Л. П. Лаптевой давно заслуживают звания академика, каковым она и является в глазах своих почитателей и последователей. И все же ее научно-педагогическая работа отмечена и в высоких научных инстанциях. В 2001 г. она удостоена престижной Ломоносовской премии университета второй степени за цикл работ по истории славяноведения России и Московского университета. В 2007 г. она избрана лауреатом представительной научной премии имени митрополита Макария первой степени.

Детство и юность выдающегося ученого не сулили ей блестящих побед в будущем. Л. П. Лаптева родилась 9 сентября 1926 г. в с. Осиновый Гай в далекой тамбовской глубинке в семье почтового служащего. Окончив среднюю школу, она, движимая жаждой знаний, в голод, холод и разруху войны, сумела поступить в 1943 г. на исторический факультет Тамбовского педагогического института. В 1944 г. она перевелась в МОПИ (ныне Московский областной педагогический


Досталь Марина Юрьевна - канд. ист. наук, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН.

стр. 75

университет), где училась одновременно на историческом факультете и факультете физвоспитания, активно занимаясь альпинизмом и другими видами спорта. Они дали ей хорошую физическую закалку на всю жизнь. Годы успешной учебы пришлись на тяжелый период Великой Отечественной войны. Преодолевая голод, бытовые невзгоды общежития и жизни вне семьи, она закалила свой характер. В те годы патриотического подъема она впервые познакомилась и с историей славян, и с методикой исследований, почерпнув много полезного из курсов лекций и семинаров профессоров по истории западноевропейского и русского Средневековья и Нового времени Б. А. Рыбакова, П. А. Зайончковского, А. А. Самойло, Я. А. Левицкого, В. Ф. Семенова и др. Медиевисты определили и тему кандидатской диссертации начинающего ученого.

По завершении учебы Л. П. Лаптева работала в малаховской средней школе и одновременно проходила аспирантуру МОПИ под руководством профессора А. А. Самойло, которому до сих пор хранит глубокую благодарность. Первоначальную вузовскую закалку она получила в МОПИ, где преподавала на кафедре средних веков в 1951 - 1956 гг. В 1952 г. Л. П. Лаптева успешно защитила кандидатскую диссертацию "Борьба чешского народа против реакционной политики Габсбургов во второй половине XVI - начале XVII в.", которая несомненно подтолкнула ее к изучению предшествовавшего гуситского движения и его отражения в русской гуситологии - одной из главных тем ее научного творчества.

С 1959 г. и по сей день научно-педагогическая жизнь Л. П. Лаптевой неизменно связана с престижным историческим факультетом Московского университета, где она работает на кафедре истории южных и западных славян. В 1973 г. она в острой полемике с блеском защитила в Институте славяноведения и балканистики АН СССР докторскую диссертацию "Русская литература о гуситском движении (40-е годы XIX в. - 1917 г.)", позднее переработав ее в монографию. В 1975 г. ей присвоено звание профессора.

В масштабной научной деятельности Л. П. Лаптевой можно выделить несколько направлений. Об этом свидетельствует, прежде всего, библиография ее опубликованных трудов: 1) история Чехии и Словакии; 2) русская историография этой истории, в особенности гуситского движения; 3) история русского славяноведения; 4) история лужицких сербов; 5) русско-славянские научные и культурные связи (см. [1. С. 5]); 6) эмигрантология и др.

Первую из названных тем Л. П. Лаптева разрабатывала в основном в учебниках и учебных пособиях, по которым учится не одно поколение студентов МГУ. Это "История южных и западных славян" (М., 1969, 1979); "История южных и западных славян. Т. 1. Средние века и Новое время" (М., 1998, 2008). Ее перу здесь принадлежат главы по истории Чехии данного периода, написанные емко и доходчиво, на базе в основном новейшей чешской литературы каждого из вопросов. То же можно сказать и об учебных пособиях "История Чехии периода позднего феодализма и раннего нового времени (1648 - 1948)" (М., 1998), "Источниковедение истории южных и западных славян. Феодальный период" (М., 1999) и др. Первоначальные знания по истории Чехии будущий специалист-богемист в настоящее время получает именно из учебных пособий Л. П. Лаптевой.

Большим прорывом в освещении в России проблем чешского и словацкого возрождения стали монографические статьи Л. П. Лаптевой о главных лидерах возрождения: "П. Й. Шафарик в русской дореволюционной литературе" (1967), "Людовит Штур в русской литературе XIX и начале XX в."(1969) и "Ян Коллар в русской дореволюционной литературе" (1970) [2 - 4 и др.]. Насыщенные богатым библиографическим материалом, они послужили путеводной звездой не одному поколению российских и зарубежных исследователей.

Но громкое имя в науке ученый получила своими исследованиями в области истории русской гуситологии. Результаты многолетнего труда были обобщены

стр. 76

в докторской диссертации и капитальной монографии ученого "Русская историография гуситского движения (40-е годы XIX в. - 1917 г.)" (М., 1978). Эта книга была новаторской во многих отношениях и пробивала многие бреши в марксистских окостенелых бастионах. Она показала, что русская гуситология в XIX в. была не замшелой "буржуазно-помещичьей" или "буржуазной" наукой, а живым, развивающимся по своим законам организмом, с попыткой построения своих оригинальных, пускай порой и ошибочных концепций, с бурной полемикой, непростыми жизненными судьбами ее адептов, сменой методологических парадигм в изменяющемся социокультурном контексте. Л. П. Лаптева придирчиво разобрала ошибки своих предшественников в интерпретации материала, пополнила старые и выделила новые направления в русской гуситологии (славянофильское, народническое, религиозно-критическое, позитивистское, этическое, даже зачатки марксистского и пр.). Она выделила в ней два основных периода: от 40-х до середины 70-х годов XIX в. и далее до 1917 г., положив в ее основу смену научных парадигм, постепенное преодоление господства ошибочной романтизированной славянофилькой концепции в русской историографии (о православном характере гуситского движения). Большим достоинством книги является обоснование особенностей каждого направления, критическая характеристика трудов ее представителей и краткое изложение их научных биографий (на основании архивных данных). Параллельно читатель узнает и о решении узловых вопросов гуситологии русскими учеными в динамике их развития. Книга не потеряла своей актуальности до сих пор и внесла серьезный вклад в нашу славистическую историографию. Ей посвящено 11 рецензий. В дальнейшем Л. П. Лаптева всегда внимательно следила и продолжает следить за всеми изменениями в ведущей чехословацкой, чешской и европейской гуситологии. Именно благодаря ее усилиям российская историография гуситского движения в ее лице [5 - 8] и работах ее учеников впитывает ее новейшие достижения [9 - 11].

Л. П. Лаптева внесла свой вклад и в источниковедение гуситской эпохи, опубликовав на русском языке одну из хроник и проведя тщательный анализ характера документов эпохи [12 - 15 и др.].

В зрелый период научного творчества Л. П. Лаптева большое внимание стала уделять изучению истории русского славяноведения. После ряда статей о научном вкладе отдельных славистов, она начала масштабное исследование преподавания и научной жизни во всех российских университетах. Проба пера проявилась в коллективной монографии "Славяноведение в дореволюционной России. Изучение южных и западных славян" (М., 1988), где ею написаны третья и четвертая главы о развитии славяноведения с начала 1860-х годов по 1917г. Причем она впервые обобщила и проработала новый огромный материал, как об особенностях изучения истории, этнографии и культуры славян этого периода в плане историографии, так и об институциональном развитии славяноведения (в университетах, ОРЯС, Русском археологическом институте в Константинополе). В полемике с редакторами Л. П. Лаптевой с большим трудом не только удалось сохранить целостность своего уникального материала, но и отстоять свою концепцию об отсутствии кризиса в отечественном славяноведении в предоктябрьское двадцатилетие. Проявление кризиса во всех областях жизни общества и в науке перед революцией 1917 г. входило тогда в концепцию официальной советской историографии.

После длительной задержки вышла в свет монография Л. П. Лаптевой по истории славяноведения в Московском университете [16]. Здесь на основе архивных данных и литературы была тщательно проработана и дана в динамике научная и педагогическая деятельность О. М. Бодянского, А. Л. Дювернуа, Н. А. Попова, Р. Ф. Брандта, В. Н. Щепкина, П. А. Лаврова, М. И. Соколова, М. К. Любавского, Ю. В. Готье и др. Совершенно новая точка зрения представлена в главах об ис-

стр. 77

следовании зарубежных славян в рамках университетских научных обществ и об изучении вспомогательных исторических (славистических) дисциплин.

В 2005 г. вышел в свет первый том капитальной монографии Л. П. Лаптевой "История славяноведения в России в XIX веке". В настоящее время автор завершает работу над вторым томом - до 1917 г. По размаху исследования и богатству материала эта книга сопоставима разве что с "Историей славянской филологии" И. В. Ягича, вышедшей в 1910 г. и ставшей классикой жанра в области истории мирового славяноведения. Л. П. Лаптева убедительно доказала, что "славяноведение в России в XIX в. является неотъемлемой частью русской науки, феноменом интеллектуальной жизни человеческого общества XIX в. и духовной культуры русского народа" [17. С. 830].

В этой знаменательной для истории отечественного славяноведения книге Л. П. Лаптева обобщила огромный и разнообразный архивный и печатный материал по развитию славяноведения в 1830 - 1850-е годы в Московском, Петербургском, Харьковском, Казанском университетах, начав с заграничных командировок первых университетских славистов О. М. Бодянского, П. И. Прейса, И. И. Срезневского и В. И. Григоровича, затем с 1860-х годов добавила еще Киевский, Варшавский, Новороссийский университеты. В каждом из университетов тщательно и последовательно анализируется научная и педагогическая деятельность славистов, возглавлявших славистические кафедры с упором на историческую проблематику. Далее она представляет четкую периодизацию университетского славяноведения, определяя особенности каждого его этапа. Так, определенным рубежом в смене научных парадигм она справедливо считает 1860-е годы. К этому времени славяноведение в России достигло определенных успехов, пройдя путь от систематизации первых сведений о славянах к формированию первых романтических (в том числе и славянофильской) концепций их развития. Со вступлением России в эпоху реформ изменились как задачи, приоритеты, так и методология славистических исследований. Все более утверждалась позитивистская методология, на основании которой славяноведение в России XIX в. в решении ряда проблем достигло выдающихся результатов мирового уровня. Л. П. Лаптева и сама давно тяготеет к позитивисткой методологии.

Российские и зарубежные слависты с воодушевлением приняли исследование Л. П. Лаптевой. Для них оно стала настольной книгой. Ей посвящено уже 10 рецензий.

Еще одним важным и редким направлением исследований Л. П. Лаптевой является сорабистика. Предметом изучения выступает здесь самый маленький, почти ассимилированный немцами славянский этнос - лужицкие сербы, проживающие на территории современной Германии. В 1997 г. Л. П. Лаптева опубликовала монографию "Российская сорабистика XIX - начала XX века в очерках жизни и творчества ее представителей". На основе архивных и опубликованных материалов она впервые выявила и обобщила сведения о всестороннем изучении лужицких сербов русскими учеными, внеся уточнения и в их биографии. Объектами изучения стали труды в этой области И. И. Срезневского, О. М. Бодянского, П. И. Прейса, П. П. Дубровского, А. Ф. Гильфердинга, Л. В. Щербы и др. В результате впервые была создана представительная картина развития этой редкой отрасли славяноведения в России.

Существенным дополнением к названной теме и одновременно еще одним направлением исследований Л. П. Лаптевой по истории русско-славянских связей стала монография "Русско-серболужицкие научные и культурные связи с начала XIX века до первой мировой войны (1914 года)" (М., 2000). Это уже второе исправленное и существенно дополненное издание книги (первое было в 1993 г.) Автор с привлечением большого фактического материала рассматривает связи лужицких ученых и общественно-культурных деятелей с Россией с момента их

стр. 78

зарождения в начале XIX в. Достоинством работы является детальный анализ русско-серболужицких контактов в социокультурном контексте эпохи. Автор отмечает, что связи осуществлялись не на государственном уровне, между деятелями умеренно-либерального и даже консервативного толка. Русские интеллектуалы сочувствовали борьбе лужицких сербов за сохранение национальной культуры и оказывали им немалую духовную и материальную помощь. Научные контакты немало способствовали развитию разных областей славяноведения в России. Книга Л. П. Лаптевой остается единственной в своем роде в нашем славяноведении, кладезем самых разнообразных сведений о серболужичанах. Этому способствует и обширный и скрупулезный справочный аппарат книги.

Другие направления русско-славянских связей детально рассматривались Л. П. Лаптевой в многочисленных статьях. Она анализировала переписку и связи с чехами русских славистов: А. Л. Дювернуа, И. С. Пальмова, И. И. Срезневского, Н. А. Попова, Н. В. Ястребова, В. И. Григоровича, О. М. Бодянского, А. А. Котляревского и др. В то же время она изучала связи с Россией и чешских и словацких деятелей науки и культуры - С. Ваянского, Я. Э. Пуркине, П. Й. Шафарика и др. (см. [1]). По этой детально разработанной Л. П. Лаптевой теме давно назрела обширная монография, которая существенно бы дополнила известную книгу В. А. Францева "Очерки по истории чешского возрождения. Русско-чешские ученые связи конца XVIII и первой половины XIX столетия" (Варшава, 1902).

Кропотливая работа ученого в архивах увенчалась многими интересными находками и открытиями. Ей удалось впервые в отечественной историографии опубликовать материалы о деятельности Русского археологического института в Константинополе, о Славянской комиссии при Московском университете, о съезде славянских филологов в 1903 г. [18 - 21], осветить деятельность многих почти забытых ученых. Большую ценность представляют ее публикации сообщений Г. А. Шлейссингера о жизни Московии конца XVII в. и донесений австрийского посла о поездке в Москву в 1589 г. [22; 23].

Хотелось бы назвать еще одну тему, изучение которой составляет яркую краску в многообразной палитре ученого - это тема подделок "древнечешских" рукописей. Остросюжетные истории, связанные с разоблачением фальсификатов (Зеленогорской, Краледворской и других рукописей), считавшимися святынями древнечешской культуры, занимали много места в чешской и русской историографии конца XIX в. и позднее. Л. П. Лаптева посвятила этому сюжету несколько фундаментальных статей [24 и др.], а в последнее время обширный отдел в чрезвычайно занимательной книге "Рукописи, которых не было. Подделки в области славянского фольклора". (М., 2002).

Л. П. Лаптева еще в 1960-е годы одной из первых познакомилась с научным творчеством крупного слависта-эмигранта В. А. Францева (1867 - 1942), разбирая его архив в Праге, а также лично - с авторитетным историком-эмигрантом А. В. Флоровским (1884 - 1968). (Ныне их переписка хранится в архиве Славянской библиотеки в Праге). Она впервые на основе архивных данных написала обстоятельные научно-биографические очерки о В. А. Францеве [25 - 28 и др.] и проанализировала его научные достижения, обстоятельства эмиграции, причем в очень уважительном, а не "разоблачительном" ключе, как это было принято тогда делать по отношению к эмигрантам. Позднее она написала обобщающую статью и о главных трудах А. В. Флоровского [29] (см. также [30. С. 146 - 162]) и др.

Следует отметить, что еще в 1980-е годы Л. П. Лаптева активно защищала положение о расцвете русского славяноведения накануне революции 1917 г. и, наоборот, о его застое после нее. Эти утверждения в корне противоречили концепции о всеобщем предреволюционном кризисе в России и положению о поступательном, прогрессивном развитии славяноведения в советский период. В то время еще не были известны факты массовых репрессий славистов в 1930-е годы и почти ниче-

стр. 79

го - о развитии славяноведения в эмиграции. Тогда считалось, что белоэмигранты не были способны вести полноценные научные исследования. Раннее знакомство с творчеством русских эмигрантов помогло Л. П. Лаптевой в устной форме отстаивать вывод об упадке советского славяноведения в межвоенный период. Она впервые написала об этом в статье "К вопросу об основных этапах в развитии отечественного славяноведения (1835 - 1985)", опубликованной в период "перестройки" в 1987 г. [31]. Ныне эта концепция о плачевном состоянии славяноведения в СССР в 1920 - 1930-е годы положена в основу монографических разработок современных историков науки в Институте славяноведения РАН Е. П. Аксеновой, М. А. Робинсона, А. Н. Горяинова, М. Ю. Досталь [32 - 35] и др.

Этим кратким обзором направления научной деятельности Л. П. Лаптевой далеко не исчерпываются, она не раз переводила труды немецких и чешских ученых, проявила себя еще и в германистике, рутенистике, болгаристике, полонистике и пр. (см. [1]).

Труды ученого получили широкое международное признание (около трети ее работ опубликовано в Чехии, Словакии, Венгрии, Болгарии, Польше, Германии, на Украине). Ее книги и даже статьи отмечались многочисленными рецензиями. Она ярко, иногда с эпатажем, но с неизменным успехом выступала на многих научных конференциях, съездах, симпозиумах (иногда до 10 в год) в России и за рубежом, в том числе и на таких крупных международных форумах, как международные съезды славистов в Киеве (1983), Кракове (1998), международном съезде византинистов в Санкт-Петербурге (1991), международной конференции о Я. А. Коменском в Гернгуте (1992), о П. Й. Шафарике в Прешове (1995), о Л. Штуре в Мартине (1997), о И. Добровском и Ф. Палацком в Праге (2003), по истории русской эмиграции в ЧСР в Праге (2008), о Грюнвальдской битве в Брянске (2010) и многих других. Она является активным членом Комиссии историков России и Словакии, выступая на ее заседаниях.

Кипучую научную жизнь Л. П. Лаптева успешно сочетает с преподавательской. За полвека преподавания на кафедре истории южных и западных славян она читала общие курсы истории зарубежных славян, истории Чехии средневекового периода и раннего нового времени и такие редкие, можно сказать эксклюзивные, как источниковедение истории западных славян, латинская палеография и другие вспомогательные исторические дисциплины, многочисленные спецкурсы и пр., подготовив и проконсультировав не одно поколение богемистов и словакистов.

Те из ее учеников, кто остался в науке, работают в научных институтах или преподают в вузах, навсегда усвоили преподанную ею в своей юности методику и методологию научного исследования, продолжают изучать проложенные ею научные пути и направления. В области разработки проблем раннего средневековья это - д-р ист. наук М. Ю. Парамонова и канд. ист. наук А. М. Кузнецова, гуситологии - канд. ист. наук А. В. Рандин, канд. ист. наук Л. В. Гаркуша, канд. ист. наук И. И. Бучанов, постгуситского времени - канд. ист. наук Г. П. Мельников и канд. ист. наук А. С. Левченков. Историю отечественного славяноведения XIX-XX вв. изучают или изучали д-р пед. наук Л. Н. Алексашкина, канд. ист. наук Л. В. Юрченкова и канд. ист. наук М. Ю. Досталь, вопросы славянской идеологии - канд. ист. наук О. В. Павленко и д-р ист. наук Г. В. Рокина, деятельность лидеров чешского национального возрождения и их связи с Россией - канд. ист. наук О. А. Хорева, канд. ист. наук Л. П. Кондаурова, канд. ист. наук В. В. Степанова, историю русинов и лужицких сербов - д-р ист. наук К. В. Шевченко и др. Ученики могут не во всем соглашаться с Учителем в решении отдельных конкретных проблем, но в главном они проявляют удивительное единство, особенно в тяготении к позитивизму, к архивам, критическому осмыслению и тщательной библиографической обработке материалов исследования, в уважительном отношении к трудам предшественников. Все это ярко свидетельствует о том, что Л. П. Лаптевой удалось

стр. 80

создать свою научную школу в отечественном славяноведении на базе богемистики с широким диапазоном исследований, которая активно функционирует в современной науке.

Итак, Л. П. Лаптева в плодотворную пору своего 85-летия достигла поистине космических высот в различных областях горячо любимой ей науки - славяноведения. Какую из них не возьми - везде ее труды становятся эталоном для последующих исследователей, активно ими используются и цитируются. Л. П. Лаптева все еще полна творческих сил и энергии.

Строгий профессор, она всегда внушала и внушает к себе глубокое уважение коллег и учеников своими глубокими познаниями в предмете, отменной эрудицией, своим постоянным, несмотря на все жизненные невзгоды и проблемы со здоровьем, титаническим трудом, высокими моральными принципами и удивительной преданностью к избранной специальности. Этим она постоянно притягивает к себе людей науки и культуры и постоянно окружена молодежью. Мастер научной полемики, стойкий боец, она постоянно открыта для плодотворной дискуссии, способствующей решению важных научных проблем. Многие ценят Л. П. Лаптеву за блестящее, иногда едкое остроумие, опасаются "стрел" ее критики, но, познакомившись поближе, неизменно попадают под обаяние личности человека, тонко душевно организованного, редкого ценителя высокого искусства, всегда готового поделиться своими обширными знаниями, прийти на помощь словом и делом в трудных жизненных ситуациях. Благодарные ученики и коллеги желают ей крепкого здоровья, долголетия в научной жизни, ярких творческих успехов и свершений в сфере славяноведения.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Профессор Людмила Павловна Лаптева. Библиография опубликованных трудов (1952 - 1998). М., 1998.

2. Лаптева Л. П. П. Й. Шафарик в русской дореволюционной литературе // Sbornik Národního Múzea v Praze. Rada C. 1967. Sv. 12. Č. 5.

3. Лаптева Л. П. Людовит Штур в русской литературе XIX и начале XX вв. // Ludovít Štúr und die slawische Wechselseitigkeit. Bratislava, 1968.

4. Лаптева Л. П. Ян Коллар в русской дореволюционной литературе // Развитие капитализма и национальные движения в славянских странах. М., 1970.

5. Лаптева Л. П. Новая концепция гуситского движения в трудах современных чехословацких историков // Народно-демократические революции и развитие славянских стран по пути социализма. X всесоюзная конференция историков-славистов 30.1. - 1.2.85. Тезисы докладов и сообщений. Харьков, 1985.

6. Лаптева Л. П. Гуситское движение в Чехии XV века. М., 1990.

7. Лаптева Л. П. Новейшая русская историография гуситского движения (1980-е - 1990-е гг.) // Центральна і Східна Європа в XV-XVIII століттях: питания соціально-економічної та політичної історії. Львів, 1998.

8. Laptěvová L.P Nejnovejší historiografie husitského hnutí. 1980 - 1994 // Husitský Tábor. 1999. N 12.

9. Кульшетов Е. Д., Рандин А. В. Советская историография гуситского движения // Вопросы историографии зарубежной истории. Йошкар-Ола, 1991.

10. Гаркуша Л. М. Современная гуситология в Чехии. Состояние и основные направления исследований / Автореф. ... канд. ист. наук. М., 2007.

11. Бучанов И. И. Гуситское движение: отечественная историография (1945 - 2005) / Автореф. ... канд. ист. наук. М., 2010.

12. Лаптева Л. П. Письменные источники по истории Чехии периода феодализма (до 1848 г.). М., 1985.

13. Лаптева Л. П. Письменные источники по истории Чехии периода феодализма. М., 1995.

14. Лаптева Л. П. Гуситское движение в освещении современников. М., 1992.

15. Лаптева Л. П. Источниковедение истории южных и западных славян. М., 1999. С. 68 - 77, 94 - 95, 99 - 101 и др.

16. Лаптева Л. П. Славяноведение в Московском университете в XIX - начале XX века. М., 1997.

17. Лаптева Л. П. История славяноведения в России в XIX веке. М., 2005.

18. Лаптева Л. П. Славянская Комиссия Московского университета (1892 - 1915) // Вестник МГУ. Сер. 8. История. 1979. N 8.

стр. 81

19. Лаптева Л. П. Съезд русских славистов 1903 г. // Исследования по историографии славяноведения и балканистики. М., 1981.

20. Лаптева Л. П. Византийская тема в творчестве Русского Археологического Института в Константинополе // XVIII Международный конгресс византинистов. Резюме сообщений. II. М., 1991.

21. Лаптева Л. П. Изучение балканских славян в трудах Русского Археологического Института в Константинополе // Вопросы истории славян. Сборник научных трудов. Воронеж, 1996. Вып. 11.

22. Шлейссингер Г. А. Рассказ очевидца о жизни Московии конца XVII в. / Публикация, вступительная статья, примечания и перевод с немецкого Л. П. Лаптевой // Вопросы истории. 1970. N 1.

23. Донесение австрийского посла о поездке в Москву в 1589 г. / Вступительная статья и примечания Л. П. Лаптевой // Вопросы истории. 1978. N 6.

24. Лаптева Л. П. Краледворская и Зеленогорская рукописи в освещении русской литературе XIX и начала XX веков // Sborník Národního Múzea v Praze. Rada C. 1973. Sv. XVIII. Č. 1 - 2. Praha, 1974.

25. Лаптева Л. П. В. А. Францев. По материалам его литературного наследия // Sborník Národního Múzea v Praze. Rada C. Literárni histórie. 1965. Sv. 10. Č. 1.

26. Лаптева Л. П. В. А. Францев как историк славянства // Славянская историография. М., 1966.

27. Лаптева Л. П. В. А. Францев. Биографический очерк и классификация трудов // Slávia. Časopis pro slovanskou filológii. 1966. Seš. 1.

28. Лаптева Л. П. Русский славист В. А. Францев и обстоятельства его эмиграции из России // Rossica. H. Praha, 1997. C. 55 - 62.

29. Лаптева Л. П. Русский историк-эмигрант А. В. Флоровский как исследователь чешско-русских связей // Вестник Московского университета. Сер. 8. История. 1994.

30. Лаптева Л. П. Русская академическая эмиграция в Чехословакии в 20 - 30-х годах XX века // Интеллигенция в условиях общественной нестабильности. М., 1996.

31. Лаптева Л. П. К вопросу об основных этапах в развитии отечественного славяноведения (1835 - 1985) //Вопросы историографии и истории зарубежных славянских народов. М., 1987.

32. Аксенова Е. П. Очерки из истории отечественного славяноведения. 1930-е годы. М., 2000.

33. Робинсон М. А. Судьбы академической элиты: отечественное славяноведение (1917 - начало 1930-х годов). М., 2004.

34. Горяинов А. Н. В России и в эмиграции. Очерки по истории отечественного славяноведения первой половины XX века. М., 2006.

35. Досталь М. Ю. Как Феникс из пепла... (Отечественное славяноведение в период Второй мировой войны и в первые послевоенные годы). М., 2009.

Опубликовано на Порталусе 20 июля 2022 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама