Рейтинг
Порталус


Ю. ЯНЧАРКОВА. Историк искусства Николай Львович Окунев (1885-1949). Жизненный путь и научное наследие

Дата публикации: 09 августа 2022
Автор(ы): Г. П. Мельников
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВОПРОСЫ НАУКИ
Источник: (c) Славяноведение, № 6, 31 декабря 2013 Страницы 91-94
Номер публикации: №1660066158


Г. П. Мельников, (c)

(Heidelberg Publikationen zur Slavistik. В. Literaturwissenschaftliche Reihe. Band 37). Frankfurt am Main; Berlin; Bern, 2012. 320 с.

В престижной серии книжных изданий "Гейдельбергские публикации по славистике" на русском языке вышла работа русской исследовательницы Юлии Янчарковой, живущей в Праге и работающей в Славянском институте Академии наук Чешской Республики. Книга посвящена жизни и научной деятельности Н. Л. Окунева (1885 - 1949) - крупного русского искусствоведа, в полной мере раскрывшего свой талант в эмиграции, в Праге в 1920 - 1930-е годы, где он стал видной фигурой научной жизни не только в среде русских эмигрантов, но и среди чешских ученых. Двумя главными темами его трудов были средневековые фрески и храмы Сербии и Македонии и искусство русской эмиграции. В книге акцент делается на его средневековых штудиях, охватывавших в молодости, когда он жил в России, прежде всего искусство древнего Киева, Пскова, Новгорода и средневековой Армении.

Книга Ю. Янчарковой относится к категории исследований по истории науки, что и определяет ее специфику. Нельзя сказать, что Окунев был забыт или малоизвестен. Его относительно высоко ценили коллеги-современники и ученики, среди которых имена полузабытых чешских и прославленных сербских искусствоведов. Сербская наука, особенно в лице ученика Окунева Светозара Радойчича, всегда признавала вклад Окунева. Другой крупнейший сербский искусствовед-византинист, Воислав Джурич (1925 - 1996), в монографии о Сопочанах называет Окунева "одним из пионеров в изучении сербского искусства Средних веков" [1. С. 24]. К сожалению, в главной монохрафии В. Джурича о византийских фресках в Югославии [2] фамилия Окунева встречается лишь в ссылках на его работы. В связи с ростом интереса к русской эмиграции в конце XX в. вклад Окунева стал оцениваться гораздо больше, о чем свидетельствует статья И. М. Джорджевича, специально посвященная этому вопросу [3]. В отечественных работах по истории российской науки Окунев занимает определенное место в ряду второго поколения дореволюционных исследователей христианского искусства России, Армении и Византии, учеников Н. П. Кондакова и Д. В. Айналова, чья деятельность на родине была прервана революцией, но успела внести вклад в становление науки о восточнохристианском средневековом

стр. 91

искусстве [4; 5; 6]. В историко-научных публикациях чешских ученых Окунев занимает очень малое место.

Книга Ю. Янчарковой - первое монографическое исследование об Окуневе. Ее цель - по достоинству определить место ученого и оценить его вклад в науку, прежде всего в изучение христианского Востока и православных Балкан, точнее говоря, средневековых Сербии и Македонии. Сразу можно сказать, что эта задача блестяще решена. Благодаря книге Ю. Янчарковой, изданию которой предшествовали публикации многочисленных статей, фигура Окунева наконец-то оценена в полном масштабе. Исследовательница изучила огромное количество источников архивного характера, включая собрания потомков Окунева, источники мемуарного характера, а также обширную литературу, касающуюся истории русской эмиграции в Югославии и Чехословакии, русского искусствоведения начала XX в. и истории византийского, древнерусского, сербского и македонского искусства, включая новейшие работы. К основным достоинствам книги Ю. Янчарковой следует отнести доскональное исследование биографии Окунева, предпринятое впервые, и рассмотрение его искусствоведческих работ как в контексте искусствоведения его времени (применительно к византинистике), так и в свете позднейших, новейших исследований, которые, как правило, подтверждают наблюдения, оценки и выводы, сделанные Окуневым еще в 1920 - 1930-е годы. Такой тематический масштаб потребовал от автора книги не только глубокого интереса, но и специальных знаний но тематике исследований Окунева, что Ю. Янчаркова великолепно демонстрирует. Правильно поступило издательство "Петер Ланг", опубликовав в Германии работу на русском языке, так как это делает ее доступной прежде всего российским, сербским и македонским, а также в определенной мере чешским специалистам.

Первая часть книги посвящена биографии Окунева. Рассматривается его научное становление как ученика Д. В. Айналова, его ранняя деятельность по изучению и введению в научный оборот тогда только открываемых памятников древнерусской архитектуры и монументальной живописи. Особый раздел посвящен его связям с академиком Н. Я. Марром и поездке по памятникам Великой Армении, которые он обследовал в ходе освобождения этих земель от турок во время Первой мировой войны. Сделанная им тогда фиксация армянских храмов представляет первостепенный научный интерес, так как впоследствии турецким населением и временем они были в значительной мере разрушены. Ю. Янчаркова и внук Окунева О. Покорный, владелец ценного семейного архива Окуневых, предприняли поездку по этим местам, и их фотографии, публикуемые в книге рядом с фотографиями, сделанными экспедицией Окунева, позволяют делать сопоставления.

Ю. Янчаркова рассказывает о работе Окунева на юге России в революционные годы, его конфликте с Н. П. Кондаковым, возникшем отчасти на почве неприятия маститым византинистом новейшего левого искусства, о его деятельности в Белом движении, точнее в правительстве Деникина, что и стало причиной эмиграции ученого.

Сначала Окунев с семьей эмигрировал в Королевство СХС (Югославию), где начал исследование средневековых фресок Македонии и затем Сербии. Его вклад в становление югославского искусствоведения трудно переоценить, так как именно он ввел в научный оборот, описал и исследовал многие памятники искусства этих земель, включая церкви, находившиеся в труднодоступных местах. Он не только поставил вопросы об их научном изучении в масштабе искусства византийского круга, но и встал у истоков их научной реставрации. Эту деятельность он продолжил, переехав в Прагу в рамках знаменитой "русской акции" правительства Чехословакии, о которой теперь широко известно.

В Праге Окунев занял видное место в научной и университетской жизни, о чем в книге рассказывается очень подробно на основе как архивных, так и мемуарных материалов. Автор особо выделяет работу Окунева в Славянском институте, его связи с журналом "Byzantinoslavica", преподавательскую деятельность в Карловом университете. Она не идеализирует отношений Окунева с русской эмигрантской средой, с Н. П. Кондаковым и его семинаром, по поводу которого были серьезные конфликты, подчеркивает недооцененность Окунева, которую он ощущал. К сожалению, мало сказано (раздел 2.7) об Окуневе как исследователе и популяризаторе русского искусства XX в., особенно русских художников-эмигрантов. Очевидно, это связано с тем, что составленная Окуневым картотека по этой теме, которой еще после Второй мировой войны пользовался его ученик Владимир Фиала, внук

стр. 92

Давида Бурлюка, ставший видным чешским искусствоведом-русистом и функционером, ныне утрачена, точнее, пока не найдена.

Второй, после биографического, раздел книги представляет научное творчество Окунева. В нем выделены следующие аспекты: изучение византийского, древнерусского искусства, зодчества средневековой Армении. Особая глава посвящена делу всей жизни Окунева - изучению, реставрации и пропаганде фресок средневековой Сербии и Македонии. Подробно анализируется и излагается содержание важнейших публикаций Окунева, что, учитывая малодоступность многих из них, рассеянных по старым малотиражным сборникам, значительно облегчает работу современных искусствоведов. Автор книги особо останавливается на изучении Окуневым отдельных выдающихся памятников, таких как храмы и монастыри в Охриде, Нерези, Сопочанах, Милешеве, Арилье и др. Очень ценно, что Ю. Янчаркова прослеживает дальнейшую судьбу исследования этих памятников, подтверждающего или корректирующего мнения Окунева.

Теоретическому осмыслению Окуневым искусства православных Балкан также уделено соответствующее место, в частности трактовке генезиса архитектурных форм балканских храмов и вопросу об итальянском влиянии на балканскую живопись X1II-XIV вв. На последнюю тему научная дискуссия ведется до сих пор. Окунев уже в 1930-е годы занимал ту позицию, которая сейчас представляется наиболее аргументированной: раннеренессансные черты зародились в искусстве византийского мира (Палеологовское возрождение) самостоятельно, параллельно с развитием искусства Италии, так как оба течения выражали исторически назревшие перемены, воплощавшиеся на данном этане в обращении к части античного наследия.

Автор книги затрагивает важную проблему программ росписей балканских церквей и их иконографии, где Окунев почти всегда был первым интерпретатором, опиравшимся на иконографическую методику Н. П. Кондакова. Важной особенностью метода Окунева было рассмотрение росписи в пространстве храма в тесной связи с православной литургией, что позволяло выявить смысловые доминанты и нюансы росписи конкретного архитектурного памятника.

Глава 7 посвящена научному методу Окунева, его учителям и ученикам. Такой ракурс позволил рассмотреть работу русского ученого в историко-научной перспективе. Большую ценность представляют сведения о чешских учениках Окунева, судьбы большинства из которых сложились, по идеологическим причинам, весьма трудно. Деятельность наиболее успешного из них - В. Фиалы, которая сейчас многими весьма критикуется, рассмотрена очень объективно и оценочно сдержанно (с. 231 - 234).

Благодаря тщательному, глубокому, многоаспектному и объективному труду Ю. Янчарковой становится ясно, что именно Н. Л. Окунев в решающей степени способствовал введению в науку и европейское сознание представлений о средневековом искусстве Сербии и Македонии, по сути сделал объектами научного исследования многие памятники сакрального искусства Балкан, таких как храмы в Охриде, Милешеве, Сопочанах. Добавим, что без основополагающих трудов Окунева было бы невозможно дальнейшее развитие македонского искусствознания, которое сейчас достигло значительных успехов, о чем свидетельствует серия альбомов "Македонское культурное наследие", издаваемая в рамках ЮНЕСКО в двух языковых версиях - македонской и английской. Русский исследователь мог бы увидеть в книгах этой серии, посвященных средневековым памятникам [7; 8], воплощение своих самых смелых ожиданий.

К работе Ю. Янчарковой можно предъявить очень мало претензий, и все они носят частный характер. Имеются некоторые повторы материала, недостаточно четко разделена информация о работе Окунева в Новгороде и Пскове (разделы 3.1 и 3.3), не сказано о том, дал ли ученый анализ стилистики росписей в Сопочанах, в особенности сцен Успения и Рождества Христова с их античными мотивами. Ю. Янчаркова цитирует описание Окуневым фрески "Рождество Христово", но не замечает то ли ошибки, то ли опечатки в его тексте, где сказано, что младенец Христос изображен "под окном" (с. 211), тогда как он изображен над ним, что видно на фотографии.

Иллюстрации подобраны очень удачно. В особенности интересно сопоставление фотографий храмов и фресок, сделанных Окуневым, с современными фотографиями тех же объектов. К сожалению, иногда отсутствуют фотографии тех фресок, о которых особо говорится в тексте ("Смерть королевы Анны" в Сопочанах, "Причастие апостолов" в Арилье), вместо этого дано хорошо известное "Успение Богородицы"

стр. 93

(Соиочаны), о котором в тексте почему-то вообще не говорится.

В разделе 2.7 "Архив и галерея славянского искусства при Славянском институте в Праге" рассказано о деятельности Окунева как собирателя современного искусства славянских народов. В этой связи встает вопрос о том, имел ли русский ученый контакты с крупнейшим пражским коллекционером того же профиля поэтом И. Карасеком из Львовиц, подарившим Праге и выставившим в одном из ее дворцов свою коллекцию, где графика славянских художников занимала ведущее место. Сведения о связях двух знатоков и пропагандистов славянского искусства представляли бы большой культурно-исторический интерес.

Ю. Янчаркова четко очертила и детально конкретизировала реальный вклад Н. Л. Окунева в изучение православного искусства России, Армении и бывшей Югославии, что значительно дополнило имевшиеся в науке сведения о русском ученом, который теперь представляется одной из крупнейших фигур среди мировых исследователей культуры византийского ареала.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Hypuh B. Сопоhани. Београд, 1963.

2. Hypuh В. Византjске фреске у Jугославиjи. Београд, 1975; Джурич В. Византийские фрески. Средневековая Сербия, Далмация, славянская Македония. М., 2000.

3. Джорджевич И. М. Вклад Н. Л. Окунева в сербскую историю искусства // Руска емиграциjа у cpпcкоj култури XX века. Зборник радова. Београд, 1994. Кнь. 1.

4. Вздорнов Г. И. Материалы для биографии Н. Л. Окунева // Зборник за ликовне уметности. Београд, 1976. Кн.. 12.

5. Вздорнов Г. И. Реставрация и наука. Очерки по истории открытия и изучения древнерусской живописи. М., 2006.

6. Кызласова И. Л. История отечественной науки об искусстве Византии и Древней Руси. 1920 1930-е годы. М., 2000.

7. Macedonian Cultural Heritage. Christian Monuments. Skopje, 2008.

8. Macedonian Cultural Heritage. Ohrid: World Heritage. Skopje, 2009.

 

Опубликовано на Порталусе 09 августа 2022 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама