Рейтинг
Каталог
Порталус
база публикаций

ИНТЕРЕСНО ОБО ВСЁМ есть новые публикации за сегодня \\ 16.01.19


ЧУВСТВО ЮМОРА, ОСТРОУМИЕ, СМЕХ

Дата публикации: 09 сентября 2012
Автор: Д. НИКОЛАЕВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ИНТЕРЕСНО ОБО ВСЁМ
Источник: (c) Вопросы литературы, № 10, 1968, C. 213-218
Номер публикации: №1347173275 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Д. НИКОЛАЕВ, (c)

найти другие работы автора

Вышедшая недавно книга "О чувстве юмора и остроумии" написана советским врачом-невропатологом А. Луком. От предшествующих работ, затрагивавших эту тему, она отличается стремлением автора рассмотреть проблему остроумия в свете современных достижений таких наук, как психофизиология и кибернетика. Тем более что психофизиология в интернете сейчас особенно популярна. Тем читателям, которым подобный подход может показаться необычным, А. Лук объясняет: "...Нам представляется, что вторжение естественнонаучных методов в области, которые ранее считались традиционно-гуманитарными, - это не единичный наскок, а растущая тенденция" (стр. 4).

Тенденция такая действительно существует. Думается, что в принципе она плодотворна.

Вместе с тем нельзя не сказать и о том, что встречаются порой и "единичные наскоки": некоторым "естественникам" кажется, будто любые эстетические проблемы можно решить с ходу, с маху, не очень-то утруждая себя серьезным осмыслением того, что уже сделано в данной области "гуманитариями".

В книге А. Лука сосуществуют оба эти подхода.

Работа состоит из трех глав. В первой из них - "Эмоции и чувства" - говорится о взаимосвязи между эмоциональной сферой человека и его мышлением, о роли чувств в биологической эволюции, дается перечень основных человеческих эмоций и чувств, а также затрагивается вопрос о природе эстетических чувств. Читатель найдет здесь немало интересного, поучительного. Так, например, автор справедливо подчеркивает, что "эстетические чувства развились на базе обычного физиологического аппарата эмоций" (стр. 44). Как и все другие чувства, они имеют свою физиологию и биохимию, которые требуют серьезного научного изучения.

Правда, пока что такое изучение еще не ведется. Но ведь, кроме физио-


--------------------------------------------------------------------------------

А. Н. Лук, О чувстве юмора и остроумии, "Искусство", М. 1968, 192 стр.



стр. 213


--------------------------------------------------------------------------------

логических и биохимических показателей, существуют данные психологии. Они тоже могут быть небесполезны для выяснения своеобразия эстетических чувств. А. Лук понимает это и привлекает такие данные.

Большинство человеческих чувств и эмоций автор подразделяет на "положительные" и "отрицательные". Следует специально подчеркнуть, что разделение это сделано "не по этическим признакам, а исключительно по признаку доставляемого удовольствия или неудовольствия" (стр. 21). Перейдя от элементарных чувств к "смешанным", а затем и к чувству комического, автор пишет: "Чувство комического, по всей вероятности, - сложное чувство, возникающее в результате взаимодействия как положительных, так и отрицательных чувств. Причем "пропорции смешения" положительных и отрицательных чувств могут быть различны. Отсюда - разнообразнейшие оттенки чувства комического, для выражения которых язык оказывается иногда недостаточно богат" (стр. 28).

С этим можно согласиться. Жаль только, что автор ограничивается данной весьма общей формулировкой. Задача ведь в том и состоит, чтобы проанализировать, какие именно чувства вступают во взаимодействие; и чем они вызываются; и что обусловливает "пропорции" их смешения.

Во все эти вопросы А. Лук, к сожалению, не вникает. Он предпочитает высказать еще одно общее положение, а точнее, предположение. "Возможно, - пишет он, - что жанровые деления на юмор и сатиру следует связать именно с той эмоциональной гаммой, которую вызывает данное произведение. Юмористические произведения, по-видимому, возбуждают в большой мере положительные чувства, а сатирические преимущественно отрицательные" (стр. 29).

Юмористическое и сатирическое произведения и в самом деле возбуждают в читателе или зрителе различные эмоциональные гаммы. Однако отличие их вовсе не в том, что юмор вызывает чувства "в большой мере положительные", а сатира будто бы - "преимущественно отрицательные". Это упрощение вопроса. В эмоциональной гамме, вызываемой сатирой, те или иные отрицательные чувства (гнев, возмущение, презрение) обязательно сопровождаются чувствами положительными (радость от сознания того, что порок разгадан и осмеяв; восхищение меткостью сатирических ударов автора; "чувство удовлетворенной мести" при виде того, что отрицательный персонаж попал в нелепое, комическое положение, и т. п.). Кроме того, мощной положительной эмоцией является то эстетическое удовольствие, которое доставляет нам само художественное совершенство сатирического произведения. Вот почему и при восприятии сатиры общий "эмоциональный баланс", как правило, оказывается положительным, а отнюдь не отрицательным. (Кстати, несколько ниже А. Лук, вступая в противоречие с собой, вынужден признать: "Как бы ни были глубоки печаль, горе или сострадание при восприятия произведения искусства, - протекают они на фоне достаточно сильного возбуждения механизмов, условно именуемых "центром приятного". Причем возбуждение центров приятного доминирует, и потому любое эстетическое чувство, даже горе или сострадание, субъективно воспринимается как эстетическое наслаждение", - стр. 46.)

Основное место в книге занимает вторая, центральная глава, в которой рассматриваются чувство юмора и остроумие, являющиеся главным предметом исследования автора. А. Лук затрагивает тут вопросы о биологи-

стр. 214


--------------------------------------------------------------------------------

ческом значении чувства юмора и остроумия; об общности и различии этих человеческих свойств; о патологическом остроумии и др. Кроме того, здесь же приводится составленная автором "формальная классификация приемов остроумия". Собственно говоря, она-то, эта самая классификация, и является тем внутренним стержнем, вокруг которого вертится все остальное.

Зачем же понадобилось автору классифицировать приемы остроумия?

Для того, чтобы можно было смоделировать остроумие на кибернетической машине. "Уже существуют и совершенствуются программы, - пишет А. Лук, - которые позволяют машине, пользуясь пока ограниченным словарем, введенным в ее память, давать разумные (с человеческой точки зрения) ответы на предлагаемые ей вопросы. Со временем словарь машины будет увеличиваться, и круг вопросов, в рамках которого человек сможет беседовать с машиной, расширится. И на часть вопросов машина сможет ответить шуткой, но при одном условии: если будет известна соответствующая программа, алгоритмы остроумия, которые мы должны ввести в память машины" (стр. 177).

Вот этими самыми "алгоритмами остроумия" и являются, по мнению А. Лука, перечисленные им "приемы" (вопросам моделирования психических процессов посвящена третья, заключительная глава книги).

Не будем останавливаться на "кибернетическом аспекте" проблемы остроумия, ибо вопрос о моделировании остроумия на электронно-вычислительной машине от своей практической постановки еще весьма далек. Пускаться же в абстрактно-теоретические рассуждения на тему о том, возможно ли такое моделирование в принципе, - занятие мало продуктивное. Как справедливо замечает А. Лук, "на вопрос о пределах моделирования психики окончательный ответ даст только практика" (стр. 188).

Присмотримся лучше повнимательнее к тому, как автор понимает остроумие, в чем видит его характерные признаки, его специфику.

Осуществить это намерение не так-то легко, ибо от точного определения предмета своего исследования А. Лук предпочитает уклониться. Начиная главу о чувстве юмора и остроумия, он пишет: "Очень трудно дать краткое и исчерпывающее их определение, но те немногие авторы, которые пытались это сделать, сходятся на том, что чувство юмора и остроумие следует различать, хотя им присущи и некоторые общие свойства. Что чувство юмора и остроумие - не одно и то же, подтверждается давно уже известным наблюдением, что один и тот же человек может обладать чувством юмора и не быть остроумным. А бывает и наоборот - бойкий и удачливый острослов начисто лишен чувства юмора. Есть, конечно, люди, обладающие и тем и другим, как, несомненно, есть и такие, у которых нет ни того, ни другого" (стр. 65 - 66).

Такого рода рассуждения мало способствуют пониманию существа проблемы. Ну, конечно же, "не одно и то же"! А разве кто-нибудь утверждает, что одно? Ну, естественно, что есть люди "обладающие...", а есть и такие, "у которых нет...". Об этом и говорить нечего. А вот в том, что действительно удачливый острослов может быть "начисто лишен чувства юмора", пожалуй, нетрудно и усомниться. Здесь нужны бы доказательства. И уж, несомненно, необходимы по меньшей мере какие-то аргументы, когда стремишься пересмотреть распространенную точку зрения на тот или иной предмет. Между тем А. Лук нередко ограничивается такого рода фразами:

стр. 215


--------------------------------------------------------------------------------

"Распространенное мнение, что остроумие - это активное проявление чувства юмора, кажется нам ошибочным" (стр. 66).

А почему, собственно говоря, так кажется? Какие имеются основания для того, чтобы считать подобное мнение ошибочным? Об этом - ни слова.

Вместо аргументов и фактов далее следует: "Юмор чаще всего определяют как беззлобную насмешку. Мы не станем возражать против такого определения, но добавим только, что чувство юмора - шире любого определения, потому что это очень сложное душевное качество" (стр. 66).

Но ведь сказать, что "чувство юмора - шире любого определения" - значит ничего не сказать. И уж совсем непростительно отождествлять такие понятия, как юмор и чувство юмора, подменять одно другим. (Чувство юмора - это способность человека распознавать, воспринимать комизм; юмор же - один из принципов осмеяния, существующий наряду с остроумием и иронией.)

Вполне возможно, что разделение данных понятий представляется А. Луку ненужным. Но в таком случае опять-таки требуются доказательства. Однако вдаваться в существо этого вопроса автор не собирается. Он вообще не любит задерживаться на каком-то одном вопросе, торопясь поскорее перескочить на следующий.

Порой из-за своей манеры отделываться от существа проблем этакими лаконичными полуафоризмами автор попадает даже в неловкое положение. Так, на стр. 74 А. Лук привычно бросает: "Мы не будем подробно останавливаться на различиях между остротой и просто смешной ситуацией, так как нас интересует прежде всего область психологии, которая занимается изучением словесного поведения человека. Скажем только, что остроту создают (работа остроумия), а смешное находят (функция чувства-юмора)".

Однако облюбованный автором стилистический оборот ("Мы не будем останавливаться... Скажем только...") на сей раз звучит особенно неуместно, ибо на самом-то деле сказал это не А. Лук, а один из его предшественников по разработке данной проблемы - З. Фрейд ("Остроту создают, комическое находят"1).

Большинство эстетиков, писавших об остроумии, рассматривали остроту как одну из форм осмеяния, для которой характерно "неожиданное и быстрое сближение двух предметов, в сущности принадлежащих совершенно различным сферам понятий и сходных только по какому-нибудь особенному случаю, по какой-нибудь черте, правда, очень характеристической, но ускользающей от обыкновенного серьезного взгляда"2.

В книге А. Лука можно найти аналогичное положение: "Остроумная мысль возникает как внезапное сопоставление двух (или нескольких) явлений, объектов или идей, далеко отстоящих друг от друга, так что сопоставление вначале вовсе и не напрашивается" (стр. 156).

Вместе с тем исследователь констатирует, что "внезапное сопоставление может и не вызвать смеха" (стр. 156). Отсюда следовало бы сделать вывод, что далеко не всякое "внезапное сопоставление" - остроумно.

Однако автор книги рассуждает по-иному. Он утверждает: "Существует и некомическое остроумие. Творческое решение научной задачи тоже бывает связано с неожиданным, внезапным сопоставлением отдаленных предметов и явлений, внешне ничей не


--------------------------------------------------------------------------------

1 З. Фрейд, Остроумие и его отношение к бессознательному, М. 1925, стр. 243.

2 Н. Г. Чернышевский, Полн. собр. соч., т. II, Гослитиздат, М. 1949, стр. 188.



стр. 216


--------------------------------------------------------------------------------

связанных. Отсюда вытекает проблема выяснения общности всего остроумного, то есть тех общих признаков, которые есть как в комическом, так и в некомическом остроумии" (стр. 156).

При столь широком понимании остроумия специфика этого человеческого свойства фактически исчезает. Ведь в таком случае остроумным надо будет призвать любое внезапное сопоставление отдаленных предметов или явлений.

"Остроумной может быть не только шутка. Остроумным может быть и решение трудной проблемы, и техническая идея, и научная гипотеза", - продолжает А. Лук (стр. 156), не замечая того, что в этих случаях термин "остроумно" употребляется не в прямом своем значении, а в переносном, как синоним к словам "оригинально", "изобретательно" и т. п.

Попытки А. Лука отыскать общие признаки, "которые есть как в комическом, так и в некомическом остроумии", успехом не увенчались. Мало того, направив свои поиски в ложную сторону, автор утерял один из существеннейших признаков истинного остроумия. "В остроумии можно выделить два основных компонента - способность к избирательным ассоциациям и способность к мгновенной критической оценке собственной речевой продукции" (стр. 77), - пишет А. Лук, упуская из виду основной, главный компонент остроумия - способность мгновенно схватить и лаконично выразить какое-то реальное комическое противоречие.

Анализируя "формальные приемы" остроумия, автор наивно полагает, будто "эффект" остроумия достигается самими этими приемами, независимо от содержания высказывания. Он даже пытается установить некую "общность" всех приемов, которая-де и является источником смеха. "Быть может, то общее, что есть во всех приемах остроумия, -это выход за пределы формальной логики, - пишет А. Лук и продолжает: - В разобранных нами вариантах остроумия нелепости, ложного противопоставления, ложного усиления и других - этот выход за пределы формальной логики выражается просто в нарушении закона тождества, закона противоречия, закона исключенного третьего и закона достаточного основания. Отыскание и внезапное осознание логической ошибки, особенно чужой, и есть, вероятно, та пружина, которая включает положительную эмоцию и сопутствующую ей реакцию смеха, - при условии, если нет причин, подавляющих положительное чувство. Смех в данном случае - выражение интеллектуального триумфа от нахождения ошибки" (стр. 120).

Но, во-первых, выход за пределы формальной логики есть далеко не во всех тех приемах, которые перечисляет А. Лук (следует, кстати, оговорить, что среди выделенных автором "приемов" есть и такие, которые, на наш взгляд, относятся не к остроумию, а к иным принципам осмеяния).

Во-вторых, обнаружение логической ошибки отнюдь не всегда влечет за собой положительную эмоцию и сопутствующую ей реакцию смеха; зачастую осознание чужой логической ошибки не вызывает ничего, кроме досады.

И, в-третьих, в тех случаях, когда отыскание и внезапное осознание логической ошибки действительно является источником нашего смеха, мы смеемся над тем человеком, который эту ошибку допустил. При восприятии же остроты направленность смеха принципиально иная: мы смеемся вместе с тем, кто удачно сострил, а отнюдь не над ним. Если бы смех при восприятии остроты вызывался "отысканием и внезапным осознанием логической ошиб-

стр. 217


--------------------------------------------------------------------------------

ки", которую допустил острящий, то слушатели и в самом деле испытывали бы "интеллектуальный триумф" от нахождения ошибки; иными словами - чувствовали бы себя выше того, кто сострил. В действительности же интеллектуальный триумф выражается в создании удачной остроты; он принадлежит тому, кто эту остроту "выдал". Слушатели же своим смехом как бы подтверждают этот триумф, признают его.

Что же в таком случае вызывает наш смех? Тот жизненный комизм, который схвачен и выявлен в остроте. Его-то и надо было анализировать в органическом единстве с "приемами", ибо анализ форм самих по себе, в отрыве от содержания, сущности остроумия не раскроет.

Это положение вынужден в конце концов признать и автор рецензируемой книги. На одной из последних ее страниц он заявляет: "...Сам но себе структурно-логический анализ недостаточен. Как бы тщательно ни была проанализирована структура мысли в остроумном высказывании - это не раскроет секрета остроумия... Содержание высказывания имеет первостепенное значение... Поэтому необходимо изучать взаимодействие содержательно-эмоционального насыщения остроты и ее внешней оболочки. Нужно найти и сформулировать те условия, те ситуации или те внутренние пружины, которые делают нелепость остроумной, а паралогический вывод - смешным" (стр. 180).

Вот именно: необходимо изучать взаимодействие... Совершенно верно! Жаль только, что этот правильный тезис не стал внутренним принципом исследования.

Как видим, в книжке А. Лука немало спорного и попросту недодуманного, недоработанного. Она могла бы быть намного интересней. И все же хорошо, что она появилась. Ведь это первая наша развернутая работа об остроумии. И к тому же написанная "естественником". Такое случается не часто. Будем надеяться, что рецензируемая книга привлечет к проблеме остроумия серьезное внимание представителей самых разных наук: и психологов, и физиологов, и биохимиков, и кибернетиков. Она, несомненно, заставит более активно взяться за разработку данной проблемы и эстетиков, литературоведов.

стр. 218

Опубликовано 09 сентября 2012 года




Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

Прямая трансляция:

Сегодня в тренде top-100


О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама