Рейтинг
Порталус


В. Н. Татищев: приглашение к разговору

Дата публикации: 17 октября 2007
Автор(ы): Кондратенко Е. В.
Публикатор: Максим Андреевич Полянский
Рубрика: ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1192626982


Кондратенко Е. В., (c)

По ряду причин путь "Разговора двух приятелей о пользе наук и училищ", написанного В. Н. Татищевым в 1733 г., к широкой читательской аудитории оказался долгим. Символично, что один из вариантов рукописи пролежал недвижимо и был обнаружен в архивах небезызвестного Э. Бирона, который, по отзыву современников, "говорил о лошадях, как человек, а о людях - как лошадь". Исследователь Нил Попов в предисловии к первому печатному изданию "Разговора... " усомнился в том, что на судьбу книги повлияло чье-то намерение "скрыть или исказить некоторые из известных мнений Татищева, не нравившихся иным из его современников". Однако сама за себя говорит дата публикации труда (1887 г.), "в коем он выразил свои взгляды на науку и просвещение как на могущественное средство к развитию народного и личного самопознания. Во всяком случае "Разговор..." с точки зрения историко- литературной представляет, - по мнению Н. Попова, - очень любопытное и крупное произведение русского слова, которое нельзя обходить, говоря о судьбах русского просвещения".

XVIII столетие у нас традиционно связывается с деяниями Петра Великого, его сподвижников и преемников. Еще со школы мы хорошо знаем имена Ломоносова, Демидова, Радищева и многих других россиян, положивших свои труды и дни на благо России. Среди них и ныне особняком стоит фигура В. Н. Татищева (1686-1750), дарования которого проявились на самых различных поприщах: в лингвистике, истории, металлургии. Он создал первые в России горные школы, в которых готовили квалифицированных мастеров. Его отличительной особенностью было умение, привлекая внимание заинтересованных лиц, выявить наиболее важные в той или иной сфере деятельности проблемы и предложить способы их разрешения, что говорит о присущей его стилю мышления конструктивности, отнюдь не редкой по тем временам.

Будучи наравне с В. Е. Адодуровым и В. К. Тредиаковским достойным продолжателем идей петровской азбучной реформы, В. Н.Т атищев приложил немало сил для так называемой эмансипации русского литературного языка, становления гражданской орфографии, что впоследствии позволило М. В. Ломоносову на высоком научном уровне объединить книжную и разговорную языковую стихии, а А. С. Пушкину создать нормативный литературный русский язык. Мысли В. Н. Татищева об "исправлении" русской орфографии самым непосредственным образом повлияли на первую грамматику на родном языке В. Е. Адодурова, на испытавший немало злоключений так называемый "Разговор об ортографии старой и новой" В. К. Тредиаковского.

Не потеряли своего значения и мысли В. Н. Татищева о просвещении России, стремившейся приобщиться к европейской образованности.

Но, как подчеркивал он в своем "Разговоре...", "не иное как время только намерению и возможности препятствует, на что есть пословица: "вдруг кривули не исправишь"".

В подтверждение этих слов Татищев приводил один из эпизодов своей многотрудной жизни в то жестокое и славное время: "1724 г., как я отправился в Швецию, случилось мне быть у Его Величества (Петра I. - Е. К .) в летнем доме.

стр. 73


--------------------------------------------------------------------------------

Тогда лейб-медикус Блюментрост как президент академии наук говорит мне, чтоб в Швеции искал ученых людей и призывал в учреждающуюся академию в профессоры. На что я, рассмеявшись, ему сказал: "Ты хочешь сделать архимедову машину очень сильную, да подымать нечего и где поставить места нет". Его Величество изволил спросить, что я сказал, и я донес, что ищет учителей, а учить некого, ибо без нижних школ академия оная, с великим расходом, будет бесполезна. На сие Его Величество изволил сказать: "Я имею жать скирды великие, только мельницы нет, да и построить водяную и воды довольно в близости нет, а есть довольно воды в отдалении. Только канал делать мне уже не успеть. ...долгота жизни нашей ненадежна. И для того стал сперва мельницу строить, а канал велел только начать, чтобы наследников моих лучше понудить к построенной мельнице воду принести; начало же того я довольно учинил, что многие школы математические устроены. А для языков велел по епархиям и губерниям школы учинить, и надеюсь, хотя плода я не увижу, что оные в том моем отечеству полезном намерении не ослабеют". ...Но сие желание и надежда Его Величества весьма обманули, ибо по скором преставлении, хотя люди в науках преславны скоро съехались и академию основали, но по епархиям, кроме Новгородской и Белгородской, не только школ вновь не устраивали, но некоторые и начатые оставлены и разорены, а вместо того архиереи конские и денежные заводы созидать прилежали".

"Кривуль" было много: мемуары того времени пестрят ими. Проблема устранения их была для думающих людей предметом постоянных забот, разговоров, бесед. Для В. Н. Татищева она напрямую связывалась с образованием человека, с действительной, а не мнимой ученостью, не с механически затверженными нравственными нормами общежития, а с глубоко усвоенной, прочувствованной истиной, данной нам во Христе.

Устремляясь мыслями в будущее России, В. Н. Татищев в духовном завещании сыну своему писал о своей книге так: "...Следующим разговором награждаю, который я прошлого 1733 года... по случаю разговора с князем Сергеем Долгоруким начал; потом через разговоры же с архиепископом Новгородским Феофаном Прокоповичем и с князем Алексеем Михайловичем Черкасским, а также с некоторыми профессорами академии рассуждая, продолжил и тебе для памяти оставил, из которого желаю тебе пользу приобрести... Однако же все оное... за истину непоколебимую принимать и содержать не принуждаю, потому что я и другие, о сем со мною рассуждающие, хотя были люди умные и мне как благодетели и друзья, конечно, умышленно худое не похвалили бы и неправедное за праведное не приняли, но как все человеки... лжи и погрешности подвержены... Может кто-либо по случаю увидеть и может похвалить, однако же и то мне небезызвестно, что сыщутся и те, которые сие... наставление и рассуждение... будут бранить... и, выбирая слова... толковать... Мне оное не дивно, потому что вижу довольно не только весьма преславных мужей в философии, математике, юриспруденции и других высоких науках цветущих..."

Жанровое своеобразие этой уникальной книги отражено в заголовке. Чередующиеся вопросы и ответы с обращениями типа "мой государь" и "любезный друже мой" позволили В. Н. Татищеву в форме диалога излагать суть избранных для рассмотрения тем, не утративших своего значения и сейчас. Так, говоря о силе и назначении науки, автор затронул весьма интересную проблематику конечности знания. Вопрос: "...Век человека не равен и не известен, того ради и наука никогда совершенна быть не может; о несовершенном же и ненадежном так много прилежать видится непотребным". Ответ: "...Помысли о себе, когда ты каждодневно с людьми обходишься и разговоры имеешь, то, мню, что каждый день услышишь, чего не слыхал или слыхал, да не в том обстоятельстве и рассуждении, а особливо между людьми учеными; если же пойдешь к разным ремесленникам, то всегда у них увидишь новые обстоятельства; ...все оное есть невидимое учение и с пользой продолжается даже до смерти". В сущности, здесь речь плавно переходит от мысли о "конечности" знания к "бесконечности" человека, к вечному процессу познания.

стр. 74


--------------------------------------------------------------------------------

Вслед за своими великими предшественниками В. Н. Татищев не уставал подчеркивать, пропагандировать желательность и даже обязательность грамотности, знания, образованности. "А как многократно случается, что от благорассудности одного солдата целой армии благополучие или безопасность зависит, от глупости великой вред может произойти, и оттого нужно, ...чтобы всякий солдат о том мыслил и прилежал, чтобы в обер- и штаб-офицеры дослужился, для чего ему необходимо... все свои поступки благорассудными и порядочными иметь и во исполнении должности прилежным и бодрым быть, из чего не только ему собственно, но и государству польза происходит, а поскольку безграмотному к получению этот путь пресечен, следственно, желание и снискание оного пресекается и от него... польза не благонадежна... Выйдя из-под палки и не разумея, что из противных благонравию поступков собственный ему вред и беда происходят, весьма иного и непотребного состояния явится, каковых мы прикладов (примеров, случаев. - Е. К .) с немалой досадой довольно видим".

Говоря о военной или гражданской службе, В. Н. Татищев сводит воедино личную пользу и государственную, равно как и не разделяет вред, наносимый человеком самому себе и другим. В современной же педагогической прессе нередко можно натолкнуться на противопоставление личного интереса общественному, словно общественные интересы не являются частью личных, и наоборот. Разграничение здесь весьма условно и пропорционально нашему восприятию.

Законы Божий и гражданский В. Н. Татищеву представляются не противостоящими, а сопутствующими и соответствующими природному естеству. "Да еще более вред от неучения народа, что наши духовные или церковнослужители, которых, по закону Божию, должность в том состоит, чтобы несведущих закону Божию поучали и наставляли, с горестью видим, что у нас настолько мало ученых, что едва между 1000 один сыщется, чтоб закон Божий и гражданский знал и подлому народу оное внятным поучением внушить и растолковать мог, что убийство, грабеж, ненависть, прелюбодеяние, пьянство, обжорство и т.п.

не только по закону Божию смертельный грех, но и по природе самому вредно и губительно, ибо без отмщения или наказания (тема, блестяще раскрытая впоследствии и Л. Н. Толстым, и Ф. М. Достоевским; курсив мой. - Е. К.) никогда не проходит, закон же гражданский по обличению на теле или смертью казнит. Но они, оставив внутренних добродетелей нужду, человеческим преданиям и внешним благочестиям поучают" (выделено мной. - Е. К .).

Не так ли и наша современная педагогика по большей части из себя представляет лишь формализованное просвещение? Восточная мудрость гласит: "Сколько раз не скажи слово "халва", во рту слаще не будет". Можно заставить воспитанника выучить наизусть все нравственные истины, накопленные человечеством, но следовать им в жизни он никогда не будет, если они не усвоены разумом. Очень образно сказал об этом В. Н. Татищев: "От сего у нас такое множество коварных душевредных ябед в судах, лихоимства и неправды, разбоев, убийств, ограблений и пр. происходит, что нам иногда, на благонравие других взирая, стыдно о себе и своих говорить, да еще того горше, что такие неучи и неведающие о законе Божием оных тяжких злодеяний и в грех не ставят. А если кто и признает за грех, то он в довольное умилостивление Бога поставляет, когда свечу иконе поставит, икону серебром обложит, не мясо, но рыбу ест и на покаянии попу за разрешение гривну даст и уже думает, что ему грех оный отпущен, и впредь в той же надежде в дальнейшем поступает".

Укор В. Н. Татищев высказывает не только учителям, но и родителям, рассуждающим так: "...в детях наибольшая есть польза, когда их в очах имеем, по нашей воле содержим, наставляем и ими веселимся". Напротив, истинное "увеселение в детях есть разум и способность к приобретению добра, а отвращению зла: разум же без научения и способность без привычки или искусства приобретены быть не могут; итак, чтоб разумен был, надобно ему прежде учиться; если же того с младенчества не приобретать, то он, в природной злости и невежестве оставшись, буйством и непорядками всегдашнюю пе-

стр. 75


--------------------------------------------------------------------------------

чаль и страх вечной погибели... приносить будет".

Есть известная всем пословица: "Маленькие детки - маленькие бедки, а вырастут - большие будут". Логически вытекающий из этого утверждения вопрос многих из нас и поныне приводит в смятение: "Сомнительно, чтобы подлинно благополучие человека в науке состояло, ибо... неученые в великом благополучии, богатстве и славе, а ученые в несчастии, убожестве и презрении находятся".

Говоря о достигших материального благополучия в ущерб духовному, В. Н. Татищев не вдруг раскрывает свою мысль, и не сразу угадывается его ирония: "Вы, по-видимому, истину сказали, и нам так всегда со стороны кажется, что кто в богатстве и славе живет, тот в совершенном благополучии живет, только в том весьма ошибаемся: ибо ежели б на их внутреннее состояние посмотрели, то, конечно, иначе рассуждали и нашли бы, что оные от недостатка разума (курсив мой. - Е. К. ) всегда тем. что они есть и что имеют, недовольны, ...непрестанно совестью мучаясь, в беспокойстве пребывают; противно же тому разумный человек, не взирая на других об нем мнения, сам всем доволен и совестью спокоен, а когда оное приобрел, то ему равно как бы он всей земли владетель был".

Иными словами, "бедность не порок", но "жить поживать - добра наживать". Причем добро у русских - это и материальное, и духовное благо, двуединое, но опять же заметим, что нередко мы разделяем это целостное понятие. В чем предназначение, смысл просвещения, обучения, воспитания по В. Н. Татищеву? "Наука главная есть, чтобы человек мог себя познать. <...> ...Узнать, что добро и зло, т.е. что ему полезно и нужно и что вредно и непотребно". В нашей педагогической прессе, увы, не принято разграничивать вульгарный индивидуализм, коренящийся в примитивном мышлении, и разумный. Как говорится, всех "под одну гребенку", а в итоге "наука главная" мало чем представлена. Для многих из нас такие понятия, как добро и зло, значимы, но абстрактны, и поэтому наши выводы и наставления неконкретны, неопосредованны, безобразны и не вызывают отклика, понимания у детей, поскольку мало способствуют их благополучию, стремление к которому каждый ребенок, подчиняясь природному естеству, испытывает. В таких случаях с наставлениями взрослых соглашаются, но им не верят. "Нам же надлежит прилежать, чтобы мы, зная разницу добра и зла, первое приобрести, а другое избежать могли, и сие именуем премудрость, через что познаем всемогущество и власть Божию. ...Если премудрость дает жизнь, т.е. вечный и истинный способ избавления от греха, это есть начало познания Бога".

В понимании В. Н. Татищева добро - "такое обстоятельство, через которое мы можем истинное благополучие приобрести и сохранить", т.е. "совершенство... и сущее удовольствование или исполнение воли человека, из которых происходит... спокойность души или совести". Человек в ответе за обстоятельства, условия жизни, за свою совесть (накопленную и актуализируемую информацию, побуждающую так или иначе реагировать на то или иное действие, явление). По сути, читатель исподволь подталкивается к идее о педагогически мыслящем обществе как наиболее развитой и устойчивой форме общежития. И, напротив, зло - "есть такое обстоятельство, которое... совершенство разрушает... или удовольствие отъемлет. <...> Высшему добру быть в знании себя. <...> Учение состоит в том, чтобы познать себя самого, в котором все оное заключается".

"На Бога надейся, а сам не плошай", - гласит народная мудрость. Но что означает "не плошай"? Читаем у Татищева: "Когда человек познает, из чего состоит и что оных частей свойство и силы, то он, несомненно, познает и то, от кого урон для чего создан, ...и видя свое из того добро, будет о том прилежать, чтобы оное от Творца определенное приобрести, прилежанием же разумным в надежде не обманется".

Человек со школьной скамьи должен быть нацелен на распознавание причин возникновения как вредных, так и полезных ему обстоятельств, тенденций. Необходимо развивать в нем желание к этому, а равно и стремление воздействовать на окружающий мир, быть активным участником событий, которые, хочет он того

стр. 76


--------------------------------------------------------------------------------

или нет, влияют на его благополучие. Это моя собственность, это мой дом, это моя улица, это мой город, это моя страна, это мой облик, это моя судьба... Выпускник школы должен твердо знать, что расхожий принцип "авось да небось" пагубен для всего его мира, передоверять который не следует никому. Доктор А. П. Чехов, мастерски запечатлевший в своих скучных персонажах то, как странно, купированно мы воспринимаем мир и свои поступки, рекомендовал по капле выдавливать из себя раба. В этом отношении "несовершенным человеком" может оказаться даже самый респектабельный на вид господин, будь он хоть заслуженный деятель искусства, талантливый ученый или преуспевающий коммерсант. Одно из этимологических толкований слова "педагог" - человек, воспитатывающий сына вождя ("гог" - вождь). Знатным людям с малолетства были свойственны самолюбие, самостоятельность, уравновешенность, любознательность, любомудрие, инициативность, верность роду. Что мы реально делаем для того, чтобы воспитывать хозяев своей судьбы, умеющих видеть и отстаивать свои интересы? Почему так остро обозначились проблемы социализации молодежи? Из чего произрастает нравственный нигилизм?

"...Довольно к познанию себя познать силы или возможности души. <...> Душа имеет ум и волю или хотение, ими человек наиболее властвуется, от их доброго порядка все его благополучие зависит, а от непорядка оных несчастье рождается ". Отсюда два полюса, которые чертит на карте жизни В. Н. Татищев: порядок и непорядок, т.е. путь к совершенству и хаос, божеское и дьявольское, полезное человеку, достигаемое трудом разума и противное человеческой природе, разрушающее ее начало. По аналогии, мировосприятие порядочного педагога не может быть зашоренным.

Один из основных вопросов, поднятых в "Разговоре...": "Вы сказали, что душа силы имеет, которые называете ум и воля, но разум, что мните, тоже ли самое или иное свойство значит?" Ответ: "Сей вопрос мне весьма приятен, что я вам принужден разницу оных кратко сказать и через оное показать, что нам наука нужна. Умом мы именуем силу души, им просто смысл разумеется, и сие частью прочим животным свойственно,... в людях же и глупейших по природе ум есть. Но разумом именуем ум, через употребление и поощрение его качеств исправленный, которое от науки приписуется" (курсив мой. - Е. К .). Таким образом, можно сделать вывод, что В. Н. Татищев в основание образования кладет интеллектуальное воспитание. С ним у нас творятся странные вещи. Как-то половинчато истолкованы у нас многие наши мыслители, например Ф. И. Тютчев и А.С. Грибоедов, - ведь действительно, умом Россию не понять, только разумом; горе от ума, а счастье от разума. Всем известный роман Л. Н. Толстого "Анна Каренина" посвящен, как оказывается при внимательном прочтении, именно этой теме. Фамилия Каренин выведена автором из греческого слова "каренон", что означает "голова". Что заключает в себе авторское понятие "мысль семейная"? Исследование природы неразвитости мышления, в частности, убогости восприятия действительности позволило показать путь связанных семейными узами главных героев к личным трагедиям. Вот почему Ф. М. Достоевский дал высшую оценку психологическому плану этого сюжета, столь мастерски спроецированному из реальной жизни.

Мышление (вербальное и невербальное) - это своеобразный рабочий навык, с помощью которого ум действует, согласуясь с опытом, накапливаемым в течение всей жизни. Педагогам давно пора рассматривать мышление в ряду навыков, а его воспитание как первоочередную задачу, поскольку от успешности ее решения зависят все прочие. Главным в определении эффективности интеллектуального (духовного) потенциала может быть только умение мыслить, богатство набора инструментов мышления. Мозг живого существа автоматически работает с момента зарождения до смерти; задача человека - научиться им управлять, использовать его возможности, чтобы быть адекватным постоянно изменяющейся среде. Все мы мыслим, однако это не означает, что все мы умеем это делать. Почему-то многие из нас всерьез различают разум и "силы души". Хотя еще К. Д. Ушинский использовал слово "душа", говоря о психических прояв-

стр. 77


--------------------------------------------------------------------------------

лениях, свойственных и человеку, и животному, а родственное слово "дух" - говоря о человеческом интеллекте. Его ирония по поводу того, что педагоги по большей части в своей работе полагаются на "психологический такт", нежели на собственно психологию, не потеряла своих оснований.

Казалось бы, впрочем, каждый волен выбирать образные выражения и термины. Но вот ведь в чем дело: затрагивая тему духовности, говорим, как правило о чем-то "надобыденном", словно бы нравственные ценности не были и не являются обусловленными разнообразными практическими потребностями. Мы запутались в элементарных понятиях. Например, как будто бы перед кем-то оправдываясь, к слову "эгоизм" при необходимости пристраиваем "разумный", к слову "прагматизм" - "здоровый". Поскольку в их основе лежит рациональный подход ко всему, что способствует приобретению благ, правильнее их воспринимать в качестве положительных, желательных явлений. В противном же случае, т.е. рассматривая факты иррационального отношения к действительности, следует говорить о "неразумном", "нездоровом" эгоизме и прагматизме.

Парадокс еще и в том, что человек с высокими интеллектуальными способностями, случается, останавливает работу над той или иной проблемой, когда находит возможность защитить свою точку зрения. Чем аргументированнее вывод, тем менее важна альтернатива. Так встают на защиту недоразумений. Ведь нередко цель дискуссии - доказать другому, что он не прав. В современном обществе это поощряется: критическое мышление по сравнению с конструктивным влечет за собой куда как большее и скорое вознаграждение. Мало кому хочется потратить время на проверку эффективности спорной идеи или ценности ее компонент, ведь проще разрушать, что и взяли на вооружение не только политики, но и ученые. Хотя победы должен удостаиваться тот, кто представляет на суд общества лучший синтез из всего того, что наработано единомышленниками и оппонентами. Конструктивное мышление - вот бесценное природное богатство и залог успехов человека.

Реальность все чаще заставляет нас задаваться вопросом: учат ли в наших школах и вузах думать? В самом деле, если мышление представляет собой фундаментальный навык, почему не обучать ему предметно? Ссылки на то, что собственно мышление никогда не выделялось в самостоятельную дисциплину, не убедительны. Многие предметы проходят, но... мимо, поскольку у учеников нет навыка их восприятия, впрочем, как и в целом окружающей действительности. Многое детьми и взрослыми делается по традиции, по интуиции. Да, со времен Сократа, Платона и Аристотеля существует гипотеза, что если есть знание, то последует и все остальное. Но мало получить наследство, надо уметь им распорядиться. Для знания важно со-знание, т.е. способности его получения, освоения, преобразования, а следовательно, столь же необходимы творческий, конструктивный и операционный механизмы мышления, помощь в создании которых есть чрезвычайно ответственная педагогическая задача.

Обратимся к "Российской педагогической энциклопедии": "Восприятие - система приема и преобразования информации, обеспечивающая организму отражение объективной реальности и ориентировку в окружающем мире. ...В. может выступать источником как истинного знания, так и заблуждения, иллюзии. <...> В. человека тесно связано с его мышлением, в этом заключается осмысленность восприятия". Далее говорится и о важности воспитания "восприятия (выделено мной. - Е. К. ) социальной действительности (взаимоотношений людей, политических событий и т.п.)". Иными словами, восприятие представлено как "исходный уровень познания", а значит, многие ошибки мышления следует относить на счет его авангардной сферы - восприятия; по крайней мере, каждый согласится, что логические ошибки совершаются реже.

В памяти человека содержатся некие шаблоны восприятия, которые и дают возможность идентифицировать те или иные факторы, явления. От степени соответствия, от количества и типического разнообразия этих шаблонов и зависит правильность или ошибочность размышлений, мотиваций, поступков, жизненного пути. В

стр. 78


--------------------------------------------------------------------------------

России потому так живы, так осязаемы многие социальные катаклизмы, оставившие свой след в истории, что мы их не восприняли, не осмыслили целостно. Все сущее - это информация в том или ином виде. О чем бы ни шла речь, об общественных метаморфозах или о мутации клетки, деформация - следствие дефицита информации, полнообъемное восприятие которой как раз бы и позволило избежать последствий, печальных для личности, этноса, цивилизации.

Не упрощая роли логики, первостепенное значение в интеллектуальном воспитании следует придать развитию восприятия. Простейший организм, живущий в воде, реагирует только на ее температуру и наличие или отсутствие света, в человеке же сама природа заложила куда большие возможности восприятия, распознавания и адекватного реагирования на явления окружающего и внутреннего мира - вот его естественный путь к совершенству.

Обо всех этих проблемах размышлял и В. Н. Татищев. Вопрос: "Что разумеете под качествами ума?" Ответ: "Четыре силы или действа ума, такие, как поятность, память, догадка или смысл и суждение; ...поятность от внутренних и внешних чувств воображается". Поятность - архаический синоним слова "восприятие". "...Мы можем с помощью поятия троякое воображение делать: 1) ...когда мы... свойство вещей через воспоминание... представим". Один из примеров - немаловажное и для нашего времени наблюдение: " когда суждение успокаивается, так нас обманывают... (курсив мой. - Е. К .); 2) ...когда смысл некоторые чаяния или вымыслы уму как присутственные представляет, ...как то часто при чтении сказок и сочинении некоторых машин в уме изображаем и ощущаем; 3) ...когда как правдивое мыслями приемля, таковыми же уму представляя, ...например, когда я в каком-либо обстоятельстве вредное или полезное следствие возомню (курсив мой. - Е. К. ) и суждение определяет, что, конечно, то последует, и так как истинное... представляет". Явно не без иронии подчас повествует В. Н. Татищев. И каждый из нас может привести соответствующие примеры из жизни, из нашей истории.

Продолжая развивать тему нравственности, В. Н. Татищев писал: "Ум и воля хотя суть главнейшие свойства человека, ...но между ними весьма различное состояние: ум как царь властвует, а воля влечет на всякое хотение, из которого человеку... благополучие и беды приключаются; того ради надо человеку прилежать, чтоб ум над волей властвовал".

Почему В. Н. Татищев уделяет столь пристальное внимание контролю над волей? Ответов много: сама история изобилует массой примеров, когда даже высокочтимые художественные, научные и промышленные комиссии принимали решения - поражающие общество своей странностью - по той лишь причине, что интеллектуалы... умудрялись проигнорировать принципы науки, искусства, законы. Собрание индивидов способно дать нечто совершенно обратное тому, что сделал бы каждый из них в отдельности.

Проблема кроется в объективном дефиците продуктивного мышления. Почти все наработанное человечеством представляет собой подражание, повторение, репродукцию идей, принадлежащих более развитой личности. Инстинкт подражания помог человечеству накопить опыт выживания. Но с течением времени выяснилось, что упование только на этот инстинкт чревато зловещими последствиями. В толпе позитивные качества индивидов, вместо того чтобы сочетаться, уничтожаются. Парадокс? Общество, состоящее из развитых, разумных индивидуальностей, никогда не будет опускаться до состояния толпы.

Зло и добро - что сильнее? Нужно ли сызмальства вводить детей в заблуждение, утверждая, что добро всегда одерживает верх? Сокрытие насущных проблем, причин их возникновения, приукрашивание действительности - верный способ воспитания очарованной инфантильности. У многих при вхождении во взрослую жизнь возникнет разочарование, а это один из самых сокрушительных ударов по психике. В жизни побеждает то, что на данный момент активнее. Пассивное добро не может влиять на общество и руководить им, мертвыми становятся те нравственные ценности, которые не востребуются практикой жизни. Побудить человека сделать можно только то, к чему он

стр. 79


--------------------------------------------------------------------------------

предрасположен. В благоприятной обстановке сказывается влияние позитивных внушений, и любой, в том числе и слабохарактерный, человек проявляет себя, например, честным. Но говорить о педагогической победе нельзя: если он окажется в неблагоприятной среде, то легко может превратиться в слугу зла. Слабость характера позволяет впитывать все: как доброе, так и дурное. Характер - проявление разума. Сильные граждане - сильное государство. Одной из любимых пословиц Л. Н. Толстого была французская, с этаким футуристическим налетом: "Счастливые народы не имеют истории".

Как писал В. Н. Татищев, "о свойствах и вещах желаемых сказать подробно невозможно, ...однако они разделяются на три главные части: любочестие, любоимение и плотиугодие, а некоторые четвертое кладут - покой, которые из доброт, т.е. совершенства, пребывания (жизни. - Е. К. ) и удовольствия происходят, и когда они в человеке порядочны и умеренны, тогда полезными и нужными почитаются (курсив мой. - Е. К. ), благостями и добродетелями именуются; когда же беспорядочны и надмерны, тогда вредны и губительны бывают и злодеяниями, как вообще страсти, собственно же гордость или властолюбие, сребролюбие, роскошность и леность зовутся, из которых... различные пристрастия происходят".

Психология и педагогика прошли долгий путь. Но, как ни парадоксально, пороки становятся все более изощренными, утонченными, я бы даже сказал "невидимыми" обществу. И в этом главная угроза человечеству. Люди, дети Божьи, должны активно жить, продуктивно мыслить, стремиться к обретению счастья, а не бездумно, инертно, согбенно существовать. Неужели слова булгаковского профессора Преображенского никогда не потеряют своей актуальности: "Разруха - в головах"?

Чему общество учится у истории и учит молодое поколение? В конце концов, что есть сила, побуждающая жить? В. Н. Татищев в годы усиления крепостничества посмел повести разговор о воспитании "себялюбия". В эпоху узаконенного попрания человеческого в человеке прозвучали слова: "Люби себя самого с разумом, ...ибо из любви разумной к себе все добродетели происходят, от любви же неразумной... все злодеяния рождаются... Человек по естеству желает благополучен быть, но оное никак без помощи других приобрести и сохранить не может... Равно же и о любви ближнего разуметь должно, что она происходит от любви к себе разумной". "Возлюби ближнего своего, как самого себя ". Спасение душе, т.е. бессмертие, воздается только через любовь, иначе оно лишено смысла, поскольку означает тяжкое инобытийное бремя.

стр. 80

Опубликовано на Порталусе 17 октября 2007 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама