Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ есть новые публикации за сегодня \\ 21.09.20


ВАДИМ НОВГОРОДСКИЙ В РУССКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ И ЛИТЕРАТУРЕ (ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКТ И ЕГО ИНТЕРПРЕТАЦИЯ)

Дата публикации: 20 ноября 2007
Автор: В. В. Рукавичникова
Публикатор: Максим Андреевич Полянский
Рубрика: ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1195564382 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. В. Рукавичникова, (c)

найти другие работы автора

Первое упоминание о Вадиме Храбром в дошедшем до нас письменном источнике относится к XVI веку. Патриаршая, или Никоновская, летопись гласит: "В лето 6372 (...) оскорбишася Новгородци, глаголюще: "Яко быти нам рабом и много зла всячески пострадати от Рюрика и от рода его". Того же лета уби Рюрик Вадима Храброго, и иных многих изби Новогородцев советников его". 1 Последним из историков о Вадиме как реально существовавшем историческом лице упомянул Л. Н. Гумилев в книге "От Руси до России" (1992). 2 Бывали времена, когда историки объявляли его несуществовавшим, "баснословной сказкой", или просто замалчивали. Но Вадим в русской литературе, начиная с "Исторического представления из жизни Рюрика" императрицы Екатерины II (1786), поражает тем, насколько многоликим представили его писатели и поэты. Биография, внешний облик, характер, поступки, стремления - удивительно разные, порой только имя объединяет этих многочисленных литературных Вадимов.


--------------------------------------------------------------------------------

1 ПСРЛ. Т. 9-10. Патриаршая, или Никоновская, летопись. М., 1965. С. 9.

2 Гумилев Л. Н. От Руси до России. СПб., 1992. С. 32.

стр. 73


--------------------------------------------------------------------------------

И даже имя у него многозначно. С. М. Соловьев возводил этимологию имени к слову "водим", которое в областных наречиях означает "коновод, передовой, проводник", 3 а в "Словаре русских личных имен" А. А. Петровского указывается, что основное значение старого русского имени Вадим происходит от древнерусского слова "вади-ти" - обвинять, клеветать. Еще одно значение - сокращение от "вадимир". 4

В летописи Вадиму Храброму не приписывается, как какому-нибудь сказочному герою, ни славного подвига, ни счастливого успеха - только протест против насилий Рюрика, и притом неудачный. Отсутствие свидетельств, кроме нарицательного имени Храбрый, оставляет исследователю единственную уверенность, а именно - в новгородском его происхождении. При всем многообразии жанров, в которых были написаны произведения о Вадиме (трагедии, исторические повести в стихах и прозе, поэмы, баллады, дума, сказка), локальность исторического факта, послужившего основой для сюжета, ограничивала писателя в выборе основной темы произведения. В летописи упоминается "возмущение" Вадима, причиною которого стали злоупотребления варягов в Новгороде. Непосредственно с призванием Рюрика это "возмущение" летописец не связывает. При обработке предания авторы развивали два направления: первое - объединение этих фактов прямой зависимостью, т. е. призвание Рюрика считается причиною всех последующих событий; второе - буквальное следование летописному преданию, когда "возмущение" становится центральным событием.

Нам не известно ни одного исторического исследования о Вадиме. Но А. А. Шахматов, работая над летописными сведениями о призвании князей, выявил в сказаниях спайки двух или нескольких источников и следы новгородского происхождения одного из них (имелись в виду топографическая осведомленность рассказчика и тенденциозность изложения фактов). 5 Исследуя подробнейшим образом состав Никоновской летописи, Б. А. Рыбаков пришел к подобному же выводу. Он считал, что в летописных записках явно ощущаются три группы различных и разновременных данных:

1) поздний вариант варяжской генеалогической легенды, стремящийся возвести Игоря к Рюрику, объявить эгс сыном, а Олега воеводой Рюрика;

2) новгородско-варяжские сведения: а) изгнание варягов за море; б) добровольное призвание князей; в) недовольство новгородцев варяжским владычеством; г) расправа Рюрика с Вадимом и новгородцами; д) эмиграция новгородцев в Киев от варяжского засилия;

3) собственно киевские известия о походах киевского князя Оскольда, частично замененные цитатами из греческих хроник.

По мнению Рыбакова, новгородские сведения были наложены позже на уже существовавшую сетку киевских погодных записей. 6

Мы в своей работе используем хорошо известные исторические труды, в которых упоминается Вадим Новгородский, поскольку именно к ним обращались литераторы, разрабатывая приглянувшийся сюжет. Проследив, как меняется отношение историков к указанной теме, можно объяснить и разнообразие литературных сюжетов о Вадиме и, может быть, понять, почему в XX веке он остался только объектом исследования историков литературы.

Эпопея Вадима началась с "Древнейшей Российской истории" М. В. Ломоносова, вышедшей из печати через год после его смерти, в 1766 году. Ломоносов пишет: "Видя Рюриков разум и мужество, некто знатный новгородец, именем Вадим, человек, склонный к общенародному прежнему владению, и сам желал быть, по-видимому, в том участником или еще и главным, советовал с единомышленниками своими,


--------------------------------------------------------------------------------

3 Соловьев С. М. Сочинения: В 18 кн. М., 1993. Кн. 1. С. 296.

4 Петровский А. А. Словарь русских личных имен. М., 1966. С. 66.

5 Шахматов А. А. Разыскания о древнейших русских летописных сводах // Летопись занятий императорской археографической комиссии за 1907 год / Под ред. В. Г. Дружинина. СПб., 1908. Вып. 20. С. 290, 293.

6 Рыбаков Б. А. Древняя Русь. Сказания, былины, летописи. М., 1963. С. 171-172.

стр. 74


--------------------------------------------------------------------------------

как бы избыть от росской власти. И, уповая на свою у Новгородцев важность и на сообщников, говорил не закрытно, что Рюрик пришел привесть их россам в рабство и в роды родов утвердить самодержавство. Услышав сии возмутительные речи и узнав умышление, Рюрик Вадима с главными сообщниками предал смерти". 7

С самого первого исторического сочинения начинаются метаморфозы Вадима. По летописи, возмущение "против Рюрика и рода его" высказали новгородцы, "оскорбишася за то, что много зла всячески пострадати". А у Ломоносова Вадим - главный зачинщик беспорядков, стремящийся к власти; мало того, Ломоносов приписывает Вадиму склонность к общенародному прежнему владению и то, что "самодержавство" он якобы считает рабством для народа. Это восприятие стало определяющим для позднейших историков и литературоведов, приобрело как бы значение исторического факта.

"Российская история жизни всех древних от самого начала России государей" Федора Эмина не только по хронологии следует за ломоносовской (1-й том Эмина напечатан в 1767 году), но и сюжет о Вадиме и Рюрике не отличается от представленного Ломоносовым. Правда, он дополнен любопытными подробностями. Рюрик, оказывается, начал исправлять "вкорененные" в его народе беспорядки. И тогда славяне, "щекотливые, гордые, упрямые и подчиненность ненавидящие", взроптали. 8 Вадим же "и прежде разные заговоры между Новгородцами делать привыкший", 9 т. е. он уже закоренелый злодей. Читая "Историю" Эмина, обращаем внимание на то, что имя героя написано необычно - Вадым - единственный пример у русских историков; думается, это не случайно - автор указывает в тексте, что пользовался сведениями Литовской летописи и данными некоего Мехопского о славянах. 10

Действия Рюрика описаны Эмином вполне убедительно: "Рюрик осведомился о сообщниках вадимовых и всех сих злоумышленников предал смерти". 11 А когда напуганные новгородцы начали разбегаться, то новый их князь со своею братиею переловил разбежавшихся и, женя их на дочерях своих подданных, "привел всех противомышленников к единодушному согласию". Важным, уважаемым новгородцам роздал знатные чины и некоторым дал в вечное потомство города и деревни. Немалое число чюди и новгородцев отпустил в Полоцк, Ростов и на Белоозеро с тем намерением, чтобы они там, "соединясь браком с тамошней чюдью и славянами, один народ составляли и тем бы укрепили желанную тишину в его владениях* (курсив мой. - В. Р .). 12

Несмотря на то что "История Российская" В. Н. Татищева была в 1-й редакции закончена в 1746 году, а во 2-й редакции, с Иоакимовской летописью, - в 1748 году, из печати она вышла только в 1768-1784 годах (и включала в себя период до XV века). Есть сведения, что ею пользовались и Ломоносов, и Шлецер, и Миллер (последний - в "Ежемесячных сочинениях" в 1755-1764 годах). Рукописи Татищева имела в своем распоряжении Екатерина II. Из историков XVIII века В. Н. Татищев наиболее осторожен в отношении летописного предания. Только в примечании к главе 4 он пишет: "Нестор сказует, что Рюрик убил славянского князя Водима, что в народе смятение сделало. Может, сей такой же внук Гостомыслу, большой дочери сын был, который большее право к наследству имел и для того убит". 13 Историк сочувствует Вадиму. Во-первых, Рюрик убил князя, имевшего право на княжение по старшинст-


--------------------------------------------------------------------------------

7 Ломоносов М. В. Полн. собр. соч. М.; Л., 1952. Т. 6. С. 218.

8 Российская история жизни всех древних от самого начала России государей, все великие и вечной достойные памяти Императора Петра Великого действия, его наследниц и наследников ему доследование и описание в Севере златого века во время царствования Екатерины Великой в себе заключающая. СПб., 1767. Т. 1. С. 80.

9 Там же. С. 81.

10 Там же. С. 77, 81.

11 Там же. С. 82.

12 Там же.

13 Татищев В. Н. История Российская. М.; Л., 1962. Т. 1. С. 116.

стр. 75


--------------------------------------------------------------------------------

ву. Во-вторых, именно это злодеяние сделало в народе смятение. Эта концепция, как мы видим, отличается и от ломоносовской, и, соответственно, от версии Эмина.

Поскольку Н. М. Карамзин в примечаниях к своему труду "История государства Российского" неоднократно подчеркивал свои сомнения в достоверности известий Татищева, так как тот пользовался источниками, которые до Карамзина не дошли или остались неизвестны, 14 в первой четверти XIX века влияние Татищева заметно упало. Только с начала 40-х годов XIX столетия некоторые исследователи выступили в его защиту (П. П. Бутов, Н. А. Иванов, М. П. Погодин). Положительно относились к Татищеву митрополит Евгений и архиепископ Макарий. С появлением статьи С. М. Соловьева "Писатели русской истории" 15 отмечается в отношении к Татищеву два полюса: если Карамзин отводил место "Истории" Татищева только в примечаниях для последовательной критики ее, то Соловьев вводил татищевские известия в текст или в примечания, вполне доверяя его источникам.

Начало работы над "Записками касательно русской истории" Екатерины II 16 . относится к 1760-м годам. Располагая ценными источниками, используя работы В. Н. Татищева, с помощью А. А. Барсова, X. А. Чеботарева, М. М. Щербатова и других ученых Екатерина II создала для своего времени достаточно хороший свод известий по русской истории от древнейших времен до 1276 года. Первое издание вышло в 1783- 1784 годах. Ее свидетельство о Вадиме нам особенно интересно, так как именно перу Екатерины принадлежит первая литературная обработка сюжета о Вадиме Храбром. Итак, в "Записках" мы читаем: "Пока Оскольд упражнялся своими походами, и Великий Князь Рюрик старался о безопасности своих границ, в Новгороде начались беспокойствия, по сказаниям писателей, от зависти Новгородцев противу Варяг. Начальник оных был муж храбрый, именем Вадим, Князь словенский. Мнят, что жалоба состоит в том, будто народ Славянский уничижен, и мало где в знатности славян находится, но повсюду Варяги посылаются и употребляются. Но великий Князь Рюрик вскоре усмирил те беспокойствия и начинщиков наказал. В сии времена многие славяне бежали от Рюрика из Новгорода в Киев, не хотели "яко рабы быти варягов"". 17

В летописи сказано, что новгородцы "много зла всячески пострадати от Рюрика и от рода его", а Рюрик "уби Вадима Храброго (...) и многих изби (...) советников его". Екатерина же в "Записках" объяснила причину "беспокойствия" завистью Новгородцев противу Варяг, а убийство Вадима "со многими советниками его" заменила "наказанием". Ни о каких родственных связях Вадима ни с Гостомыслом, ни с Рюриком в "Записках" не упоминается.

Этот сюжет привлек внимание царственной писательницы, и она написала пьесу "Историческое представление из жизни Рюрика. Подражание Шакеспиру, без сохранения театральных обыкновенных правил" (1786). В пьесе Вадим с Рюриком оказываются двоюродными братьями, причем Рюрик - сын старшей дочери (у Татищева - наоборот). Вадим, недовольный, что Гостомысл призывает Рюрика на княжение по праву первородства, явился зачинщиком беспорядков. В отсутствие Рюрика мятежников усмиряет новгородский посадник Добрынин; Вадим попадает в плен, но Рюрик прощает виновного со словами: "И в винном вижу я лишь человека. Бодрость духа его, предприимчивость, неустрашимость и прочия из того истекающие качества могут быть полезны государству вперед". 18 Покоренный таким милосердием Вадим на коленях клянется в верности Рюрику.


--------------------------------------------------------------------------------

14 Карамзин Н. М. История государства Российского. Т. XII. Прим. 165.

15 Соловьев С. М. Писатели русской истории // Архив историко-юридических сведений о России. 1855. Кн. 2. (1-я пол.). С. 3-82.

16 Екатерина II. Записки касательно русской истории // Сочинения Императрицы Екатерины II на основании подлинных рукописей с объяснительными примечаниями академика А. Н. Пыпина. СПб., 1901.

17 Там же. С. 27.

18 Екатерина II. Историческое представление из жизни Рюрика // Екатерина II. Сочинения. М., 1990. С. 161-162.

стр. 76


--------------------------------------------------------------------------------

Под пером Екатерины Вадим не гибнет, да к тому же стал родственником Рюрика и его верным подданным, а Рюрик из жестокого обидчика новгородцев, наводящего порядок среди населения радикальными средствами, превратился в мудрого, мягкого, незлобивого правителя, умеющего привлечь на свою сторону даже непокорного Вадима. Несмотря на изменение сюжета летописного предания, Екатерина в общем последовательна и в "Записках", и в "Историческом представлении" в том, что касается основной идеи - права на престол династии Рюриковичей не только по происхождению, но и по своим достоинствам. Рюрик обладает качествами, необходимыми правителю: мудростью, незлобивостью, умением привлечь к себе сердца своих подданных.

"Записки касательно русской истории" Екатерины II вышли в свет в 1783- 1784 годах, "Историческое представление" - в 1786 году. Монаршая воля была высказана, как и что должно писать о Рюрике и Вадиме было указано. Однако происходят удивительные вещи. В 1793 году по указу императрицы сожжен весь тираж пьесы Я. Б. Княжнина "Вадим Новгородский", произведено следствие о том, каким образом такая крамольная пьеса могла быть напечатана. Но эта любопытная история - тема отдельного разговора.

В краткой статье нет возможности сделать обзор всех исторических сочинений, которые были написаны в конце XVIII-начале XIX века на интересующую нас тему. Обратимся к наиболее известным, чьи труды действительно влияли на умы читающей публики. В первом томе своей "Истории государства Российского", вышедшем в 1818 году, Н. М. Карамзин заявил, что Вадима Храброго попросту не было: "Хотя новейшие летописцы говорят, что славяне скоро вознегодовали на рабство и какой-то Вадим, именуемый Храбрым, пал от руки сильного Рюрика вместе со многими из своих единомышленников в Новгороде, - случай вероятный: люди, привыкшие к вольности, от ужасов безначалия могли пожелать Властителей, но могли и раскаяться, ежели варяги, единоземцы и друзья Рюриковы, утесняли их - однако ж сие известие, не будучи основано на древних сказаниях Нестора, кажется одною догадкою и вымыслом". 19 Но это заявление - так сказать, заключительный аккорд по "размышленьи зрелом". В 1803 году в N 1 "Вестника Европы" начала публиковаться его историческая повесть "Марфа Посадница, или Покорение Новгорода", 20 о которой М. Погодин писал: "Вся молодежь твердила ее наизусть: "Раздался звон вечевого колокола и вздрогнули сердца в Новгороде". Характеры, положение, речи - все это было здесь совершенно ново, необыкновенно, разительно..." 21 В предисловии автор извещает читателя, что все главные происшествия согласны с историей. В повести Вадим - реальное историческое лицо; он был казнен за шестьсот лет до описываемых событий. "Когда Рюрик захотел самовольно властвовать, гордость славянская ужаснулась своей неосторожности, и Вадим Храбрый звал его пред суд народа. "Меч да боги будут нашими судьями", - ответствовал Рюрик - и Вадим пал от руки его, сказав: "Новгородцы! На место, обагренное моею кровью, приходите оплакивать свое неразумие - и славить вольность, когда она с торжеством явится снова в стенах ваших"..." 22 "Благодарные потомки" водрузили на месте поединка мраморный образ сего витязя. В предшествующей книжке "Вестника Европы" (часть VI за 1802 год) была помещена статья Карамзина "О случаях и характерах в русской истории, которые могут быть предметом художеств". 23 В этой статье он прямо заявляет, что Вадим Храбрый принадлежит к "баснословью нашей литературы". Таким образом, у Карамзина бытовали параллельно историческая и литературная традиции. Согласно первой,


--------------------------------------------------------------------------------

19 См.: Там же. С. 115-116.

20 Карамзин Н. М. Марфа Посадница, или Покорение Новгорода // Повести Карамзина. СПб., 1883. С. 70.

21 Николай Михайлович Карамзин по его сочинениям, письмам и отзывам современников. Материалы для биографии, с примечаниями и объяснениями М. Погодина. М., 1866. Ч. 2. С. 15.

22 Карамзин Н. М. Марфа Посадница... С. 78.

23 Вестник Европы. 1802. Ч. VI. С. 289-308.

стр. 77


--------------------------------------------------------------------------------

Вадим - персонаж легенды, а не реальное лицо; напротив, Карамзин- писатель относится к Вадиму как к реальному историческому деятелю. 24

Весьма любопытный документ, совмещающий в себе и литературную и историческую традицию, был опубликован в 1816 году в "Памятнике событий в церкви и отечестве..." 25 Согласно этому "Памятнику событий...", 9 февраля 864 года (1) произошел "Бунт Вадимов при Рюрике и казнь его". Документ составлен, думается, как минимум по четырем источникам, пользовавшимся, видимо, наибольшим доверием у всеобщей и церковной истории профессора Якова Орлова. Во-первых, "История" Татищева, из которой взяты сведения о родственных связях Рюрика и Вадима (Вадим, двоюродный брат Рюрика, рожден от старшей дочери Гостомысла). Во-вторых, "История" Ломоносова, которая представляет Вадима прямым зачинщиком возмущения. В-третьих, сведения митрополита Евгения (Болховитинова): "Рюрик, пришедши в Россию из варягов, имел пребывание в Старой Ладоге. Жить в Новгороде опасался". 26 В-четвертых, повесть "Марфа Посадница, или Покорение Новгорода" Карамзина, где Вадим побежден Рюриком. Как он, так и вся его дружина были казнены на городской площади. Яков Орлов пишет: "(...) В последствии времени место казни было для Республиканских витий кафедрою. Сама Марфа Посадница возбуждала на оном народ против Московского Великого Князя Иоанна Васильевича храброго. Имя Вадимово для новгородцев было то же, что для римлян Брутово". 27 После Федора Эмина, который ссылался на Литовскую летопись и "некоего Мехопского", Яков Орлов - второй из историков, который ссылается на "иностранных писателей", правда безымянных. Видимо, не случайно, так как эти неизвестные иностранцы говорят, будто Рюрик собственными руками отсек у Вадима голову. Показывать Рюрика таким злодеем - весьма неосторожно для автора. Впрочем, тут встает вопрос: был ли Рюрик палачом Вадима или победил его в поединке? Историки убеждены, что Вадим был казнен, хотя приобретение власти путем убийства соперника - обычное дело, считает И. Я. Фроянов. 28 Имеет место поединок двух вождей и неотвратимость гибели одного из них. 29 Поединок превращался в суд высших сил, особую связь с которыми каждый ощущал и в помощи которых был уверен. Верховная власть достается тому, кто победил в единоборстве. Такой способ решения важных политических вопросов в ту эпоху был широко распространен. (Олег убил Аскольда и Дира, 30 Ярополк убил брата Олега, 31 Владимир убил Ярополка и "нача княжити Володимер в Киеве един". 32 ) О поединке между Рюриком и Вадимом говорит Карамзин в "Марфе Посаднице": "(...) и Вадим Храбрый звал его (Рюрика. - В. Р .) пред суд народа. "Меч да боги будут нашими судьями!" - ответствовал Рюрик - и Вадим пал от руки его". 33

Акт единоборства, происходившего открыто на глазах представителей сторон, на паритетных условиях, должен был восприниматься как ритуальная форма передачи власти. 34 Подобное событие - поединок Рюрика с Сегоном, который "подобен был Ратмиру" (Ратмир - предводитель восставших новгородцев), - описано и у


--------------------------------------------------------------------------------

24 Кошелев В. А. Пушкин и легенда о Вадиме Новгородском // Литература и история. СПб., 1997. Вып. 2. С. 96.

25 Памятник событий в церкви и отечестве, сочиненный Всеобщей и Церковной Истории Профессором Коллежским Асессором и Кавалером Яковом Орловым. В 5-ти частях. СПб., 1816. С. 185.

26 Болховитинов Е. Исторические разговоры о древностях Великого Новгорода. М., 1808. С. 6-7.

27 Памятник событий в церкви и отечестве... С. 185.

28 Фроянов И. Я. Мятежный Новгород. СПб., 1992. С. 101- 102.

29 В более ранней работе "Киевская Русь" И. Я. Фроянов пропускает этот эпизод, ограничиваясь цитированием "Повести временных лет" (Ч. 1. С. 18 - "И прия власть Рюрик...").

30 Повесть временных лет по Лаврентьевской летописи 1372 г. Л., 1950. Ч. 1. С. 20.

31 Там же. С. 53-54.

32 Там же. С. 55-56.

33 Карамзин Н. М. Марфа Посадница... С. 78.

34 Фроянов И. Я. Указ. соч. С. 96.

стр. 78


--------------------------------------------------------------------------------

М. М. Хераскова в поэме "Царь, или Спасенный Новгород" (1880). 35 В этом эпизоде у Карамзина произошло совпадение линий исторической и литературной. В статье "О Древней и Новой России в ее политическом и гражданском отношениях" он пишет: "(...) черты, свойственные народу мужественному, вольному, еще были заметны в обыкновении судебных поединков, в утехах рыцарских, и в духе местничества, основанного на родовом славолюбии". 36

Для целого ряда поколений русских читателей "История государства Российского" Карамзина стала основным источником знакомства с прошлым их родины, но это не означает, что прочие историки безусловно доверяли знаменитому историографу. Митрополит Евгений (Болховитинов) так описывает в "Исторических разговорах о древностях Великого Новгорода" известный сюжет о Рюрике: "(...) сперва, будучи Новгородцами призван с братьями на Княжение, не у них поселился, а в Ладоге, и оттуду управлял ими: то есть он опасался беспокойного духа Новгородских славян - что и действительно доказали они своими противу его заговорами под предводительством Вадима". 37 Описание вполне соответствует летописным источникам, автор не позволяет себе никаких дополнений и выдумок, но опускает эпизод казни Вадима (или поединка?) - видимо, он сам не убежден в реальности этого эпизода (или не хотел компрометировать Рюрика?).

"Исторические разговоры..." Болховитинова отличает внешняя бесстрастность изложения, что необычно для его времени, но свойственно историческим сочинениям, написанным ближе к середине XIX столетия. С 40-х годов XIX века в русской литературе начинается "господство прозы". Развитие науки состояло в накоплении фактического материала, новых теоретических разработках и острой полемике представителей идеалистических теорий с "прогрессивными" учеными. Господствующим направлением во всех видах русского искусства становится реализм. Легенда о Вадиме интересует всех только с точки зрения исторического факта. Малейший вымысел изгонялся, каждое рассуждение должно было быть подтверждено. Конечно, это не означает, что вымыслов не было вовсе, но объясняет низкий эмоциональный градус сочинений исторических.

Классический труд Карамзина уже не мог удовлетворить потребности в полной русской истории, предназначенной для всеобщего чтения. История Карамзина была недостаточна, потому что обрывалась на таких событиях, которые делали русскую историю преимущественно любопытной для читателей. Самым фундаментальным трудом по русской истории после Карамзина явилась "История России с древнейших времен" С. М. Соловьева. Хотя Н. И. Костомаров находил, что она не приспособлена к популярному чтению (она многотомна и в ней много места занимает рассмотрение вопросов, которые мало интересны неспециалистам), 38 но ее отличают верное обсуждение событий, правильное очертание исторических характеров, учено-беспристрастное отношение к явлениям исторической жизни.

По поводу Вадима, ссылаясь на русские летописи, С. М. Соловьев пишет: "(...) сохранилось предание о смуте в Новгороде, о недовольных, которые жаловались на поведение Рюрика и его родичей или единоверцев и во главе которых был какой-то Вадим. Этот Вадим был убит Рюриком вместе со многими новгородцами, его советниками". 39 Проводя параллель с другими летописными событиями, когда новгородцы убили варягов, нанятых Ярославом, а князь отомстил убийцам, Соловьев подводит


--------------------------------------------------------------------------------

35 Херасков М. М. Царь, или Спасенный Новгород. М., 1800. С. 163.

36 Карамзин Н. М. О Древней и Новой России в ее политическом и гражданском отношениях // Русский архив. 1870. С. 238.

37 Болховитинов Е. Указ. соч. С. 6-7.

38 Костомаров Н. И. Русская историческая литература в 1876 году // Костомаров Н. И. Русские инородцы. М., 1996. С. 106.

39 Соловьев С. М. Сочинения: В 18 т. Кн. 1. История России с древнейших времен. М., 1993. Т. 1-2. С. 97.

стр. 79


--------------------------------------------------------------------------------

читателей к мысли, что такое событие, как убийство Вадима, вряд ли могло решить судьбу самодержавия: "(...) и после почти каждый князь должен был бороться с известными сторонами, и если побеждал, то противники бежали из Новгорода к другим князьям или на юг, в Русь, или в Суздальскую землю, смотря по обстоятельствам". 40

В. О. Ключевский считал, что за поэтической легендой о призвании князей скрывается вполне прозаический факт: речь идет о военном найме. Наемные охранители, по-видимому, желали кормиться слишком сытно. Тогда поднялся ропот среди плательщиков корма, подавленный вооруженною рукою. Почувствовав силу, наемники превратились во властителей, а свое наемное жалование превратили в обязательную дань с возвышением оклада. 41 (Эту версию поддержит в 1904 году В. Алексеев. 42 )

Пригодную для чтения историю дал русской читающей публике Д. Иловайский. 43 По популярности ей принадлежало первое место в научной литературе того времени. Автор не начинает исторического повествования с Рюрика, сделавшегося "казенным лицом" у историков и которого он считает мифическим персонажем, 44 и не вдается в разбор сказок о варяжском пришествии, составление которых относит ко времени Владимира Мономаха - периоду, когда князья "начали мечтать о своем происхождении". 45

Стиль исторического сочинения стал напоминать реляцию с места военных действий. "Новгородцы восстали и под предводительством своего выборного воеводы Вадима Храброго в 864 году вступили в бой с Рюриком и были разбиты, причем сам Вадим убит, а его сообщники частию пали в битве, а частию были казнены Рюриком или бежали. Эта неудача произошла от того, что большая и лучшая часть Новгородцев держалась стороны Рюрика", - писал, например, И. Беляев. 46 Кстати, на труды Беляева в числе других ссылается Костомаров в своем труде "Севернорусские народоправства во времена удельно-вечевого уклада", изданном в 1863 году (лекции, читанные в Санкт-Петербургском университете в 1860-1861 году).

Историки перерождаются в публицистов. "Все, что нынче читается с жадностью, разве это литература в прежнем смысле этого слова? История, роман, поэзия, все это перегорело в политический памфлет разных видов, целей и размеров", - комментирует ситуацию П. А. Вяземский. 47 Во второй половине XIX столетия в сочинениях историков особенно ценились, помимо эрудиции, беспристрастность здравой критики, глубокомыслие и проницательность. Конечно, такая литература не могла иметь широкую читательскую аудиторию.

На фоне сдержанных, суховатых исторических сочинений, в которых авторы более озабочены научной достоверностью излагаемого материала, нежели эмоциональным его воздействием на читателя, книга Ф. Воропанова "Начало России. Рассказ о первых временах русской истории до 1045 г." (1863) кажется отрывком не исторического, но литературного сочинения, в котором литература и история совместились: "Рюрик убил Вадима Храброго, бывшего душою Новгородской свободы, и многих других Новгородцев и сохранил свою власть над Русью". 48 Не академические, только для немногих специалистов любопытные исследования, какими дарили в конце


--------------------------------------------------------------------------------

40 Там же. С. 98.

41 Ключевский В. О. Соч.: В 9 т. Т. 1. Курс русской истории. М., 1987. Ч. 1. С. 153.

42 Алексеев В. Народовластие в Древней Руси. Ростов-на- Дону, 1904. С. 41.

43 Иловайский Д. История России. Ч. 1. Киевский период. М., 1876.

44 См.: Костомаров Н. И. Русская историческая литература в 1876 году. С. 106.

45 Там же.

46 Беляев И. История Новгорода Великого от древнейших времен до падения. М., 1866. С.205-206.

47 Вяземский П. А. Взгляд на литературу нашу в десятилетие после смерти Пушкина // Вяземский П. А. Эстетика и литературная критика. М., 1984. С. 308.

48 Воропанов Ф. Начало России. Рассказ о первых временах русской истории до 1045 г. М., 1863. С. 9.

стр. 80


--------------------------------------------------------------------------------

XIX столетия русскую литературу ученые мужи, а отличающиеся как живым изложением, так и высоким смыслом сочинения писал И. Забелин. 49 Но эти работы - скорее исключение, чем правило.

"Строгий, но объективный" историк Н. Хлебников изрек свой приговор: "Судя по всему, отношения первых князей к новгородцам были весьма суровы, но какие бы ни были эти первичные отношения, они не имеют большой важности, потому что ближайшие преемники Рюрика раздвигают до громадных размеров свою державу и утверждают столицу в Киеве". 50 Работа Хлебникова "Общество и государство в домон-гольский период Русской истории" напечатана в 1872 году, но безразличие или сознательное умалчивание некоторых тем российской истории проявилось гораздо раньше. Н. И. Костомаров в своем труде "Север нерусские народоправства во времена удельно-вечевого уклада" упоминает "сказку", в которой "есть явные нелепости", а именно о Волхве ("Волхв бе и бесоугодник и чародей лют и с помощью бесовских ухищрений превращался в лютого зверя "коркодила" и залегал путь в реке Волхове, и не поклонявшихся ему часть пожирал, часть терзал и топил" 51 ), но о легендарном Вадиме, чье имя несколько десятилетий заставляло трепетать сердца русских читателей, известный историк не обмолвился ни разу.

Итог же бурной и богатой событиями литературной жизни Вадима в XIX столетии подвело такое авторитетное издание, как "Энциклопедический словарь" Брокгауза и Ефрона: "Наши историки, приводя это сказание, за неимением других известий для объяснения взаимных отношений между призванными князьями и призвавшими их племенами, считают его вымыслом, с чем, конечно, нельзя не согласиться (...) Можно признать, что осталось предание о недовольстве Рюриком Новгородцев, так еще недавно пользовавшихся свободой, но не более..." 52 И вот некто Н. Кореневский предлагает считать легенду о Вадиме народным преданием. 53 Что касается Рюрика, то, по мнению автора, он, будучи "старейшим" из трех братьев, просто "сидел в Новгороде". 54 Указанное издание было одобрено для библиотек семинарий и духовных училищ и рекомендовано для военно- учебных заведений, т. е. было рассчитано на подрастающее поколение. Еще более любопытна брошюра Д. И. Троицкого, вышедшая в октябре 1903 года. Автор пишет: "Вечевые собрания редко оканчивались добрым порядком. На них новгородцы всегда почти шумели и кричали. Нередко дело доходило у них до рукопашной схватки". 55 Перечень подобных произведений можно было бы продолжить, но в этом нет необходимости - они весьма схожи.

Конечно, были такие яростные личности, как М. Погодин, способные и историю превратить в арену публицистической борьбы "не на живот, а на смерть", 56 но как не вспомнить слова Р. И. Сементковского: "Вечные сетования на отсутствие идеалов составляют теперь общее место. Выходит, как будто мы недавно еще находились в полном обладании ясными и осуществимыми идеалами, но внезапно убедились в их несостоятельности и теперь томительно ищем новых, которых нам, однако, никак не удается найти". 57 Увы, поиски идеалов давно уже не связаны с Вадимом Храбрым.


--------------------------------------------------------------------------------

49 Забелин И. История русской жизни с древнейших времен. Ч. 1. М., 1876.

50 Хлебников Н. Общество и государство в домонгольский период Русской истории. СПб., 1872. С.81.

51 Костомаров Н. И. Севернорусские народоправства во времена удельно-вечевого уклада // Костомаров Н. И. Собр. соч. Исторические монографии и исследования. Т. VII и VIII. СПб., 1863. С. 4- 5.

52 Энцикл. словарь / Брокгауз и Ефрон. 1891. Т. 9. С. 356.

53 Русская история в очерках и статьях / Под ред. М. В. Довнар- Запольского. 2-е изд. СПб., 1908. Т. 1. С. 192.

54 Там же. С. 189.

55 Троицкий Д. И. Великий Новгород. Очерки из истории Новгородской общины в домонгольское время // Бесплатное приложение к журналу "Народное образование". 1903. Октябрь. С. 26.

56 Борьба не на живот, а на смерть с новыми историческими ересями М. Погодина. М., 1874.

57 Сементковский Р. И. Идеалы в искусстве // Исторический вестник. 1894. Июнь. С. 634.

стр. 81


--------------------------------------------------------------------------------

Два исторических события (призвание Рюрика и бунт Вадима) историки разъединили, причем второе вообще потеряло "статус" исторического факта. Зато вокруг первого в XIX столетии развернулась яростная полемика норманистов и антинорманистов, которая в советское время превратилась в борьбу официальной науки с норманистами как классовыми врагами. Продолжая традицию русских историков XIX века, советские исследователи весьма сдержанно, в академическом стиле, описывают интересующие нас эпизоды - призвание Рюрика, восстание под предводительством Вадима и его казнь. Впрочем, о Вадиме упоминают очень немногие. Поскольку факт иноземного происхождения Рюрика резко отрицался, Вадим, как борец с иноземным влиянием, оказался не у дел; его просто "изъяли" и из истории, и из литературы.

Официальное мнение советской исторической науки по поводу призвания Рюрика было высказано В. В. Мавродиным в 1949 году. Он назвал "норманскую" теорию тенденциозной, лживой, антинаучной, перекликающейся с реакционной идеологией космополитизма, "возрожденной зарубежными буржуазными историками для того, чтобы послужить орудием в борьбе реакционных кругов с нашим мировоззрением, нашей идеологией". Одной из важнейших задач советской исторической науки той поры являлись борьба с норманизмом и норманской теорией, организация ожесточенного отпора реакционной буржуазии, "пытающейся очернить далекое прошлое русского народа, подорвать чувство глубокого уважения к нему со стороны всего прогрессивного человечества". 58

Нужно ли удивляться, что если в 1945 году в работе "Борьба Руси за создание своего государства" Б. Д. Греков, исследуя, вслед за А. А. Шахматовым, текст "Повести временных лет", обращает внимание на отсутствие сведений о длительной борьбе новгородцев под предводительством Вадима против Рюрика, не ставя под сомнение реальность происшедших событий, 59 то спустя несколько лет, в 1953 году, он пишет: "Наша старая дореволюционная историческая наука за редким исключением начинает историю государственной жизни нашей страны с пресловутого "призвания варягов". (...) Сейчас мы решительно разорвали с этой традицией, поскольку она противоречит и фактам, и теории. Мы не можем признать приемлемым наивное представление о том, будто государства образуются отдельными людьми - героями". 60 Вслед за Грековым идею о том, что "призвание" было мнимым, поддержал Б. А. Рыбаков. 61 В качестве доказательства он ссылается и на русских книжников XI века, которые, рассказывая об истории своей родины, не упоминали ни Олега, ни Рюрика, считая их, очевидно, случайными, эпизодическими лицами.

Историки, свободные от необходимости объяснять все повороты истории борьбой классов, до сих пор не представили новой версии происшедших в IX веке событий. Так, X. Ловмяньский (Польша), исследуя многие аспекты взаимоотношений Руси и норманнов, вслед за Ключевским делает вывод о "призвании" как добровольном соглашении местных властей с варягами и игнорирует предание о Вадиме. 62 Любопытна статья А. Н. Кирпичникова, И. В. Дубова, Г. С. Лебедева, 63 в которой они описали деяния мелкого датского конунга Рерика, послужившего как минимум прототипом ле-


--------------------------------------------------------------------------------

58 Мавродин В. В. Борьба с норманизмом в русской исторической науке. Стенограмма публичной лекции. Л., 1949. Мавродину принадлежала версия, согласно которой Рюрик захватил власть против воли новгородских мужей, что нашло отражение в летописном предании о смерти Гостомысла, а потом убил Вадима. См.: Мавродин В. Древняя Русь. Л., 1946. С. 166-167.

59 Греков Б. Д. Борьба Руси за создание своего государства. М.; Л., 1945. С. 49.

60 Греков Б. Д. Киевская Русь. М., 1953. С. 450,

61 Рыбаков Б. А. 1) Древняя Русь. Сказания, былины, летописи. М., 1963; 2) Политический строй. Внутренняя и внешняя политика древнерусских князей в IX-Х вв. // История СССР. М., 1956. Т. 1; 3) Первые века русской истории. М., 1964.

62 Ловмяньский X. Русь и норманны. М., 1985.

63 Кирпичников А. Н., Дубов И. В., Лебедев Г. С. Русь и варяги (русско-скандинавские отношения домонгольского времени) // Славяне и скандинавы. М., 1986. С. 193-194.

стр. 82


--------------------------------------------------------------------------------

тописного Рюрика. Рерик до 850 года владел Дорестадом во Фрисландии, а потом обосновался в районе реки Эйдер, в Южной Ютландии. После своего призвания он срубил город Ладогу, потом, придя к Ильменю, срубил город над Волховом. В 870 году он вернулся на Запад, чтобы урегулировать владельческие отношения с франкскими и немецкими королями. За это время в Новгороде оформилась оппозиция во главе с Вадимом Храбрым. Вернувшись не позднее 874 года, Рерик успешно подавил сопротивление части племенных старейшин, а чтобы закрепить свое положение, вступил в брак с представительницей одного из местных знатных семейств. Умер он в 879 году.

Очень немногие историки в наше время пишут о Вадиме как о реальном лице. Среди них мы можем назвать лишь И. Я. Фроянова, который в своей книге "Мятежный Новгород" высказал предположение, что Вадим был казнен, и Л. Н. Гумилева, упомянувшего в своей книге "От Руси до России" о Вадиме как несомненном историческом деятеле. Неудивительно, что "Энциклопедия литературных героев" (1997) 64 в статье о Вадиме указывает на легендарный прообраз княжнинского Вадима, упоминаемый "в одной летописи".

Художественная литература, посвященная интересующей нас проблеме - судьбе Вадима Новгородского как составляющей темы призвания варягов, последовательно отражала отношение к этому вопросу историков. Подавляющее число произведений - драмы, повести, поэмы - были написаны в конце XVIII-начале XIX века, в то время, когда происхождение Российского государства от Рюрика, норманского конунга, было официально признано. Когда эмоциональность исторических сочинений этого периода сменилась в 40-е годы XIX столетия сухой научной аргументацией и наступило смутное время борьбы норманистов и антинорманистов, писатели оставили сюжет о "призвании" и вместе с ним о Вадиме. Несомненно, что эмоциональность исторических сочинений влияет на их популярность среди читающей публики. Подводя итог жизни Вадима Новгородского в русской литературе, И. И. Замотин сделал вывод, что история обработки предания иллюстрирует собою политические настроения русского общества. 65 Несмотря на то что исследование Замотина было написано в конце XIX столетия, эта мысль верна и для современной русской исторической науки, и для современного литературоведения.


--------------------------------------------------------------------------------

64 Энциклопедия литературных героев. М., 1997. С. 60-62.

65 Замотин И. И. Предание о Вадиме Новгородском в русской литературе. Воронеж, 1901. С.111.

стр. 83

Опубликовано 20 ноября 2007 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама