Рейтинг
Каталог
Порталус
база публикаций

ТЕОРИЯ ПРАВА есть новые публикации за сегодня \\ 25.03.19


СУДЕБНАЯ РЕФОРМА 1864 г. В РОССИИ

Дата публикации: 09 февраля 2019
Автор: М. Г. КОРОТКИХ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ТЕОРИЯ ПРАВА
Источник: (c) Вопросы истории, 1987, №12
Номер публикации: №1549739509 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


М. Г. КОРОТКИХ, (c)

найти другие работы автора

Среди буржуазных реформ 60 - 70-х годов XIX в., объективно открывших России путь капиталистического развития, одно из центральных мест занимает судебная. В дореволюционной историографии имеются крупные работы1 , трактующие ее главным образом с либеральных позиций; в них идеализируется политический курс Александра II, якобы решившего своей инициативой судьбу реформы. Авторы этих работ изучали проекты судебных преобразований, этапы подготовки реформы, ее основные принципы и судебные уставы. Рассматривая законодательство в "саморазвитии", они не ставили цели показать судебную реформу в связи с социально-экономическими переменами.

В советской историографии судебная реформа представлена работами Б. В. Виленского2 , которые не исчерпывают столь сложную и многогранную тему. В них дана история изучения вопроса, изложено судоустройство и судопроизводство дореформенной России, проекты судебных преобразований первой половины XIX в., кризис крепостного строя и революционная борьба как предпосылка судебной реформы, очерчена ее подготовка во II отделении и Государственной канцелярии в 1857 - 1861 гг., охарактеризованы основные институты судебных уставов 1864 года. Подробно освещены автором взгляды революционеров-демократов на подготовку судебной реформы. Однако он опустил (так же, как и его предшественники) важный период подготовки и принятия "Основных положений преобразования судебной части в России". Обойден им также вопрос о борьбе групп и направлений за содержание и облик судебной реформы; остался невыясненным механизм взаимосвязи и взаимовлияния крестьянской и судебной реформ. Без решения этих ключевых проблем нельзя объяснить феномен рождения судебной реформы в необычных для самодержавной России демократических формах, природу судебно-процессуальных институтов, место реформы суда среди буржуазных преобразований и ее влияние на общественно-политическую историю страны. В последнее время исследование истории судебной реформы активизировалось и на Западе. В появившихся там работах развиваются концепции, выдвинутые еще русскими дореволюционными авторами3 . В данной статье внимание сосредоточено на подготовке и


1 Филиппов М. А. Судебная реформа в России. Тт. 1 - 2. СПб. 1871 - 1875; Джаншиев Г. Основы судебной реформы. М. 1891; его же. Эпоха великих реформ. СПб. 1907; Гессен М. В. Судебная реформа. М. 1907; Судебные уставы 20 ноября 1864 г. за 50 лет. Тт. 1 - 2. Пг. 1914; Судебная реформа. Тт. 1 - 2. М. 1915.

2 Виленский Б. В. Подготовка судебной реформы 20 ноября 1864 года в России. Саратов. 1963; его же. Судебная реформа и контрреформа в России. Саратов. 1969.

3 Wortman R. The Development of Russian Legal Consciousness. Chicago - Lnd. 1976; Kaiser F. B. Das russische Justizreform von 1864. Leiden. 1972.

стр. 20


принятии "Основных положений" судебной реформы, сопровождавшихся острой борьбой в правительственных кругах.

Российское судопроизводство пронизывали т. н. инквизиционные принципы: тайное, письменное судопроизводство, формальная оценка доказательств, неравенство сторон, происходящее от сословности, зависимость суда от администрации. Характеру судопроизводства соответствовала судебная система с множеством инстанций, вопиющим произволом. Законность не существовала даже для представителей господствующего класса4 . О неудовлетворительном состоянии юстиции много говорилось и при Николае I. Правительство стремилось улучшить правосудие, принимая решения о сокращении переписки в судах, повышении жалованья чиновникам и т. п., что, однако, не привело к ощутимым результатам. Требовалась коренная реформа, но провести ее до отмены крепостного права, являвшегося фундаментом абсолютистской государственности России, оказалось невозможно. Законодательная деятельность в этой области, проводившаяся во II отделении с 40-х годов XIX в., так и не завершилась принятием конкретных актов.

Без изменения основ судоустройства и судопроизводства не могла состояться на деле отмена крепостного права. В то же время крепостничество являлось непреодолимой преградой для развития судебно-процессуального законодательства. Во взглядах на судебную реформу обозначились три направления. Первое олицетворял министр юстиции граф В. Н. Панин. Реакционер-крепостник, он считал невозможными какие-либо изменения5 . Наиболее влиятельным представителем другого был глава II отделения граф Д. Н. Блудов. Он хотел улучшить судопроизводство и судоустройство без существенных изменений, исправляя его одиозные недостатки путем синтеза "исторических начал"6 российского законодательства и элементов западноевропейского. Взгляды Блудова отражали настроения большинства русского общества первой половины XIX в., считавшего неприемлемыми для российского законодательства, развивающегося самобытно, "теоретические начала", положенные в основу права стран Запада. В 1850 г. сенатор К. Н. Лебедев писал, что в свое время побороли М. М. Сперанского, "который был истый родоначальник теоретического и отвлеченного взгляда на законодательную работу. В Москве это направление встречает постоянное и открытое порицание, нередко поспешное и неосновательное. Оно выражается всеми высшими и низшими, начальством и подчиненными, в кабинетах, клубах и особенно в гостиных"7 . Выразителем третьего направления стал директор Комиссариатского департамента Морского министерства князь Д. А. Оболенский. Он считал необходимым полностью отказаться от наследия прошлого в отечественном законодательстве, взяв за эталон институты, широко применяемые в странах Запада (ввести гласность, устное веде-


4 См. напр., адрес дворянства Харьковской, Тульской, Воронежской губерний от 26 сентября 1858 г. на имя Александра II, в котором обращалось внимание на "стесненное... положение дворян, происходящее от медленности и недостаточности судопроизводства". В нем говорилось о многих "бедах", проистекающих от дурного правосудия (ЦГИА СССР, ф. 1405, оп. 517, д. 1903).

5 См. Из воспоминаний С. И. Зарудного. В кн.: Сборник правоведения и общественных знаний. СПб. 1894, с. 5.

6 Охранительная по сути доктрина русских "исторических начал" в области права была сформулирована в начале XIX в. Н. М. Карамзиным, утверждавшим наличие якобы особого исторического пути России, основанного на принципах: самодержавие, базирующееся на крепостничестве, православие, самобытность (народность) (см. Карамзин Н. М. Записка о древней и новой России. - Русский архив, 1879, N 12, стб. 2325 - 2326 и др.). Всякое существенное изменение в правовой системе угрожало этим принципам. Отсюда стремление сторонников "исторических начал" сохранить институты инквизиционного судопроизводства с соответствующим судоустройством "как наше родовое достояние", заложенное "в нашем древнем общинном быте" (В. П. Повальный обыск и очная ставка. - Отечественные записки, 1860, N 4, с. 427).

7 Лебедев К. Н. Записки. - Русский архив, 1888, N 3, с. 484.

стр. 21


ние дел, состязательность, адвокатуру, упразднить формальную теорию доказательств и т. д.).

Реакционная позиция Панина не нашла поддержки. Борьба развернулась между направлениями, представляемыми Блудовым и Оболенским. Первым документом, полно отразившим доктрину главы II отделения, был проект устава гражданского судопроизводства, по поводу которого разгорелась дискуссия в правительственных сферах и общественных кругах. Поскольку гражданско-процессуальное законодательство неразрывно связано с уголовным судоустройством и судопроизводством, то, естественно, изменяя одно, нельзя было оставить в неприкосновенности другое, так что обсуждение проекта гражданского судопроизводства положило начало обсуждению принципов реформы суда в России.

В объяснительной записке к этому проекту от 8 июня 1857 г. Блудов писал: "Предполагаемые перемены должны быть заключены в указанных заранее пределах, которые переступить было бы, может быть, преждевременно". Поэтому реформа требует "крайней осторожности"8 . Предлагая отстранить полицию от участия в гражданском судопроизводстве, сократить переписку, число судебных инстанций для рассмотрения дел и т. п., он не решался, однако, ввести в законодательство известные теории и практике западноевропейских стран принципы устного судопроизводства, гласности, равенства сторон, учредить независимую адвокатуру. По сути, его нововведения являлись лишь первыми шагами9 в направлении названных принципов.

Александру II Блудов представил дополнительные объяснения. В записке, поданной царю 7 (возвращена 8-го) ноября 1857 г., приводились дополнительные аргументы против институтов гласности, присяжных, адвокатуры, в пользу введения которых раздавались голоса и в высших сферах10 . По мнению Блудова, эти институты являлись нежизнеспособными в условиях России11 . Здесь он солидаризировался с реакционерами, видевшими в "адвокатстве, присяжных, открытом уголовном судопроизводстве" предвестие революции12 . Соглашаясь с Блудовым, Александр II написал на записке: "Совершенно разделяю ваше мнение, что мы еще недостаточно жили для введения у нас гласности и адвокатуры; вот почему не желаю, чтобы вопрос был возбужден в Государственном совете"13 .

На проект устава гражданского судопроизводства по поручению великого князя Константина Николаевича было дано заключение Д. А. Оболенским лично для главы Морского министерства14 . Интерес великого князя к законопроекту Блудова не был отвлеченным. В то время делались попытки модернизировать флот, перестроить деятельность Морского министерства по западноевропейским образцам. Соответственно требовалось изменить и морское правосудие, пронизанное, как и общегражданское, инквизиционными принципами. Для этого в июне 1857 г. был учрежден особый комитет для преобразования судоустройства и судопро-


8 См. Объяснительная записка к проекту устава гражданского судопроизводства. В кн.: Материалы по судебной реформе в России 1864 г. Т. 2. СПб. 1864, с. 3.

9 По свидетельству военного министра Д. А. Милютина, Блудов сознавал необходимость реформ, даже "сочувствовал" им, но по своей натуре везде видел "опасности" и потому большей частью тормозил движение (ОР ГБЛ, ф. 169, карт. 9, д. 15, л. 41).

10 См. напр., записку князя П. Д. Долгорукова "О внутреннем состоянии России", ноябрь 1857 г. (ЦГАОР СССР, ф. 728, оп. 1, д. 2517, лл. 21 - 24).

11 ОР ГПБ, ф. 208, оп. 1, д. 292, лл. 1 - 2об.

12 На заре крестьянской свободы. Материалы для характеристики общества. - Русская старина, 1894, N 3, с. 489.

13 ОР ГПБ, ф. 208, оп. 1, д. 292, л. 1.

14 Лебедев К. Н. Записки. - Русский архив, 1893, N 14, с. 376. О том, что заключение составлялось "собственно для великого князя", писал сам Оболенский (Оболенский Д. А. Записки. Т. 2. 1856 - 1861. - ОР ГПБ, ф. 1000, оп. 2, д. 972., с. 106).

стр. 22


изводства, который встретил "затруднения в определении оснований, долженствующих служить руководством при составлении проекта нового судебного устава"15 на флоте. Склоняясь к полной замене обветшалой системы правосудия известными западноевропейскому законодательству основами судоустройства и судопроизводства, либерально настроенные бюрократы Морского министерства учитывали, что морское судебное законодательство не может быть эффективным в случае принципиального его отличия и обособленности от общегражданского.

В записке Оболенского "Замечания на проект нового порядка судопроизводства в России" (январь 1858 г.) выражалось мнение либеральной бюрократии, понимавшей необходимость реформы суда в связи с предстоящей отменой крепостного права и реформами государственного аппарата, объективно ставившими Россию на путь капиталистического развития. Подчеркнув значение судебной реформы, без которой невозможна отмена крепостного права, Оболенский критиковал несостоятельность проекта. Он полагал, что для создания "непреложных начал" законодательства о правосудии можно идти двумя путями: либо взять целиком начала процесса французского, или прусского, или английского, или других держав, либо теоретически дойти до создания новых, неведомых еще начал и, основываясь на них, учредить новый, самобытный и оригинальный порядок судопроизводства. Блудов же, по оценке Оболенского, избрал третий путь: "Составив свод неудобств и злоупотреблений, замеченных в существующем порядке судопроизводства", он старался "изыскать средство отвратить злоупотребления, не касаясь самого источника злоупотреблений"16 .

Записка Оболенского получила сильнейший общественный резонанс. Ее "читали нарасхват, копии посылались по всей России"17 . 27 января 1858 г. вел. кн. Константин Николаевич направил записку Оболенского Блудову с просьбой ответить на критику18 . Глава II отделения "в защиту своего проекта написал оправдание сам и заставил написать подробный ответ помощника статс-секретаря Государственного совета С. И. Зарудного"19 , принимавшего активное участие в подготовке проекта гражданского судопроизводства. Его записка "Несколько мыслей по поводу возражений неизвестного автора на новый устав гражданского судопроизводства" от 5 февраля 1858 г. представляет интерес для выяснения позиции части бюрократии, взгляды которой эволюционировали в связи с подготовкой отмены крепостного права, реформ государственного механизма. В ней утверждалось, что при судебной реформе нельзя отказаться от "исторических оснований нашего судопроизводства и судоустройства, в коих кроется зародыш существующего и ныне порядка... Взять целиком начала какого бы то ни было иностранного законодательства, значит отречься от народной самобытности, от нравов, степени образованности, ежедневных условий жизни и подчинить себя другому народу в деле суда... Создать путем теории новые, неведомые начала, значит отрицать безусловно историческое развитие народа и опыта столетий, заменив мечтаниями философа, отрицающего самобытное развитие нашего законодательства"20 .

Основываясь на "народной самобытности", Зарудный отрицал возможность введения в России институтов публичности, адвокатуры. Обо-


15 Секретный всеподданнейший отчет в. к. Константина Николаевича по Морскому ведомству за первое 25-летие царствования Александра II. 1855 - 1880. СПб. 1880 (ОР ГБЛ, ф. 200, оп. 1, д. 1, с. 154).

16 ОР ГПБ, ф. 120, оп. 1, д. 120, лл. 2, 5 - 5об.

17 Оболенский Д. А. Записки. Т. 2, с. 187. Лебедев писал, что "записка наделала много шума" (Русский архив, 1895, N 4, с. 376).

18 См. ЦГАОР СССР, ф. 722, оп. 1, д. 460, л. 1.

19 Оболенский Д. А. Записки. Т. 2, с. 106.

20 ЦГИА СССР, ф. 151, оп. 1, д. 362, л. 2.

стр. 23


ленский опроверг мнение Зарудного, настаивая на своей позиции21 , "Князь Оболенский написал замечания на замечания, - свидетельствовал Лебедев весной 1858 г., - и теперь эта полемика обещает расплодиться и ищет места в печати22 .

Записка Оболенского породила широкую дискуссию о принципах судебной реформы. "По общему отзыву, - констатировал ее автор, - записка моя осталась не без пользы. Проект Блудова, ежели не отвергнут, то почти отложен в сторону, и многие существенные вопросы по этой части подняты... Лучшим доказательством того, что записка моя затронула многих за живое, служит то, что по возвращении моем в Россию я еще раз сам видал, что многие начали серьезно заниматься этими вопросами"23 . В связи с подготовкой реформ в стране оживилась пресса. На ее страницах стали обсуждаться перспективы судебных преобразований, отражалась борьба направлений, начавшаяся в правительственных сферах.

Рассмотрение проекта устава гражданского судопроизводства в Государственном совете продолжалось почти два года - с ноября 1857 до 23 сентября 1859 года. О его результатах председатель Государственного совета князь А. Ф. Орлов доложил Александру II 17 октября 1859 года. По его словам, Блудов к проекту гражданского судопроизводства добавил Положение о производстве дел гражданских порядком сокращенным, постановления о присяжных стряпчих24 , правила о порядке исполнения судебных решений по гражданским делам. Предлагалось приступить "немедленно, и не ожидая окончательного утверждения устава судопроизводства, к предначертанию проекта судоустройства", поскольку "новый устав судопроизводства не может быть приведен в действие без; изменений в устройстве самих судов". Его подготовкой должно ведать. II отделение. Здесь же впервые говорилось о нетрадиционном для России методе подготовки законопроекта о судоустройстве, состоящем в предварительном определении "начал", пригодных для того, чтобы служить стержнем будущего закона. Проект судоустройства следовало представить на обсуждение соединенных департаментов Государственного совета, затем к 1 января 1860 г. собрать замечания членов Государственного совета25 , из этих замечаний составить свод, который внести на окончательное обсуждение Общего собрания Государственного совета.

Проект судоустройства предполагалось разрабатывать, "применяясь к основаниям, принятым соединенными департаментами"26 . Таковыми "основаниями", как следует из "Записок", специально составленных для


21 См. ОР ГПБ, ф. 208, оп. 1, д. 294, лл. 1 - 6.

22 Русский архив, 1893, N 4, с. 377.

23 Оболенский Д. А. Записки. Т. 2, с. 107.

24 В процессе обсуждения проекта гражданского судопроизводства становилось очевидным, что преобразование судебного механизма предполагает замену и сопредельных судебно-процессуальных институтов. 12 мая 1858 г. Блудов, отвечая на предложение Н. И. Тургенева ввести адвокатуру в России, категорически отверг эту возможность, и Александр II поддержал Блудова, разделяя его взгляды. Спустя же четыре месяца, 4 сентября, глава II отделения сам подал царю записку "Об установлении присяжных стряпчих". Ссылаясь на существование во всех западных государствах адвокатуры, он писал: "Без образования такого сословия... едва ли есть возможность привести в надлежащее исполнение постановления о судопроизводстве гражданском" (ЦГИА СССР, ф. 1261, оп. 4, д. 15, лл. 96об., 309). Александр II согласился с его аргументами.

25 Привлечение широкого круга бюрократии к делу законодательства являлось первым практическим проявлением гласности судебной реформы. Источником несовершенства законов, писал 3 марта 1856 г. Д. А. Милютин в замечаниях на записку юрисконсульта Морского министерства В. Е. Врангеля "Разные соображения в руководство при вступлении в управление ведомства", являлось то, что их составлял чиновник в канцелярии, взиравший "на весь внешний мир, на всю жизнь целого народа сквозь призму своей бюрократической рутины" (Пушкинский Дом (ПД), ф. 265, оп. 2, д. 3574, лл. 58 - 58об).

26 ЦГИА СССР, ф. 1162, оп. 1, 1857 г., д. 27, лл. 5, 13 - 15. 27 октября 1859 г. Александр II утвердил доклад Орлова.

стр. 24


вел. кн. Константина Николаевича по поводу этого проекта, являлись: введение состязательного процесса вместо следственного; отделение судебной части от исполнительной; введение гласности и уничтожение канцелярской тайны; установление двух судебных инстанций и кассационного суда; сокращенное словесное судопроизводство для дел простых и маловажных; учреждение при судах постоянных присяжных поверенных. Эти начала принимались постепенно в процессе двухгодичного рассмотрения проекта. Это свидетельствовало о том, что в соединенных департаментах было устранено "всякое сомнение относительно необходимости и возможности коренных изменений в существующем порядке нашего гражданского судопроизводства", хотя "еще не так давно весьма многие сомневались в возможности и пользе применения" начал, свойственных западноевропейскому законодательству27 .

Понимание необходимости таких изменений обусловливалось не столько теоретическим осмыслением, сколько практической потребностью. Подготовка крестьянской реформы вызвала незамедлительную реорганизацию полиции. "Из всех предстоящих преобразований в государственном устройстве, - писал Д. А. Милютин, - ближайшую связь с отменой крепостного права имело устройство местного управления вообще, в особенности же полиции"28 . Это объяснялось тем, что функции по поддержанию порядка среди бывших крепостных должны были перейти от помещика к полиции. Прерогативой дореформенной полиции являлось и ведение следствия, вынесение решений по маловажным делам. Старый полицейский аппарат оказался не в состоянии разрешать все эти задачи в новых условиях.

О реформе полиции говорилось в "высочайшем повелении" от 25 марта 1859 г., которым, согласно теории и практике буржуазного государственного строительства, "власть судебную" отделяли от "власти исполнительной". Последнюю решили "ограничить исключительно полицейскими обязанностями"29 " Для расследования преступлений учреждались судебные следователи, находящиеся в ведомстве Министерства юстиции. Разрешение маловажных дел передавалось учрежденным по примеру западноевропейской юстиции мировым судам, рассматривавшим дела для оперативности сокращенным порядком и публично. Без мировых судов не могло быть и "правильного разделения власти судебной и правительственной"30 . Они мыслились "краеугольным камнем" жизнеспособной судебной организации, ее первой инстанцией.

Изменив низшее звено судебной системы, следовало реформировать и остальные. После решения отделить "власть судебную" от исполнительной, говорилось в замечаниях на законопроект "О порядке производства гражданских дел в мировом суде", "обнаружилось, что ни одна почти из частей старого, ныне существующего порядка не может уцелеть, что весьма немногое из существующего годится на материал для будущей перестройки, что отделение следственной части от полиции ведет необходимо за собою пересмотр и всего судоустройства и всей системы доказательств и всех сфер судоустройства, что преобразование следует начать с корней и заложить прежде всего широкий и крепкий фундамент для будущего нового и гражданского и уголовного процесса. Таковым фундаментом являлись мировые суды"31 .

Ответом на эту практическую потребность стали подготовленные Блудовым законопроекты о присяжных стряпчих, судоустройстве, о порядке


27 ЦГАОР СССР, ф. 722, оп. 1, д. 460, л. 16.

28 ОР ГБЛ, ф. 169, карт. 9, д. 29, л. 289об.

29 ЦГАОР СССР, ф. 728, оп. 1, ч. 2, д. 2614, л. 200об.

30 Зарудный С. И. Охранительные законы частного гражданского права. В кн.: Материалы по судебной реформе. Т. 15, с. 145.

31 Общие замечания на проект производства дел по маловажным преступлениям и проступкам, принадлежащим ведомству судов мировых. - Там же. Т. 13, с. 62 - 63.

стр. 25


рассмотрения дел по преступлениям и проступкам. В них очевиден сдвиг в позиции главы II отделения, вынужденного признать необходимость гласности, устного судопроизводства, состязательности сторон. Однако Блудов уступал до определенных пределов, не меняя своей принципиальной позиции. Создаваемые под его началом законопроекты не соответствовали принципам буржуазного правосудия. В них налицо привилегии дворянства, зависимость суда от администрации, адвокатуры - от органов суда и т. п. О нежелании изменить платформу глава II отделения заявил еще раз, подводя итог своей деятельности по подготовке судебной реформы. В докладе от 12 декабря 1861 г. Александру II он писал, что при законодательных работах считал основной задачей ввести "в отдельных постановлениях" "такие улучшения, посредством коих можно было бы достигнуть если не всех, то по крайней мере главнейших из тех выгод, которые доставляет обвинительный порядок судопроизводства, и таким образом поставить наше отечество, так сказать, в переходное к сему положение"32 .

Но "переходное положение" в судебных преобразованиях не соответствовало замыслам правительства, связанным с политикой реформ, и прежде всего крестьянской. После 19 февраля 1861 г. приходилось ускорять ход разработки законов о суде. Между тем непрекращающаяся борьба направлений, отсутствие единой концепции судебной реформы неизбежно вели к несогласованности одних принимаемых законопроектов с другими. Не могло не сказаться отрицательно и то, что утвержденная в октябре 1859 г. программа подготовки судебной реформы, содержавшаяся в докладе Орлова, была неполной. В ней ничего не говорилось об изменении уголовно-процессуального права, неразрывно связанного с судоустройством и гражданским судопроизводством.

О кризисе в подготовке судебной реформы свидетельствовал доклад, представленный Блудовым Александру II 19 октября 1861 года. Как писал граф, в июне 1861 г. соединенные департаменты, рассмотрев проект о судоустройстве, признали необходимым "не приступая к подробным рассуждениям о каждом из предложений" проекта, сформулировать свое "предварительное общее заключение об основных началах всей системы судоустройства", что влекло за собой изменение программы дальнейших работ по подготовке судебной реформы33 . Соединенным департаментам теперь предстояло внести в общее собрание Государственного совета записку обо всем, что могло быть сочтено за "главные основные начала", включая судоустройство, судопроизводство гражданское, судопроизводство уголовное и, наконец, "нужные временные меры для перехода от порядка ныне существующего к предполагаемому новому". Составление записки возлагалось на комиссию из чиновников Государственной канцелярии и Министерства юстиции. Разработанные "Основные положения" следовало по обсуждении в Государственном совете представить на утверждение царя и преподать для руководства составителям уставов судоустройства и судопроизводства. 23 октября Александр II одобрил доклад34 .

Переход дела судебной реформы из II отделения в Государственную канцелярию явился переломным моментом в ее подготовке и свидетельствовал о том, что курс Блудова терял влияние. В состав комиссии вошли крупнейшие юристы С. И. Зарудный, Н. А. Буцковский, Н. И. Стояновский, Д. А. Ровипский, К. П. Победоносцев, П. М. Даневский, С. П. Шубин, А. П. Виленбахов. Они были единомышленники. Возглавил комиссию В. П. Бутков - опытный канцелярист, но без устойчивых


32 ЦГИА СССР, ф. 1275, оп. 1, д. 21, л. 18.

33 ЦГА г. Москвы, ф. 1650, оп. 1, д. 57, лл. 4об. - 5.

34 Там же, лл. 9 - 9об. Весьма симптоматична возросшая активность Государственного секретаря, не принимавшего ранее заметного участия в подготовке судебной реформы, а теперь возглавлявшего работу КОМИССИИ.

стр. 26


"принципов. По свидетельству А. В. Головина, он всегда действовал "согласно желанию самого сильного,.. т. е. чье мнение разделяет государь, дабы действовать в пользу оного"35 . Комиссия пыталась найти основные начала судоустройства и судопроизводства гражданского и уголовного в проектах, составленных II отделением и уже рассмотренных или еще не рассмотренных соединенными департаментами. Эта попытка не увенчалась (да и не могла увенчаться) успехом, поскольку блудовские проекты создавались, как докладывал вел. кн. Константин Николаевич Александру II, "в разное время без общего плана и без общей системы"36 . Попытка найти Основные начала в предшествующих законопроектах объяснялась тактическими соображениями, прежде всего желанием комиссии наглядно продемонстрировать несостоятельность работ II отделения.

К январю 1862 г. была составлена "Историческая записка", обобщавшая блудовские законопроекты судебной реформы37 . В то же время в комиссию поступали замечания от юристов-практиков на проекты судоустройства и судопроизводства, разработанные II отделением. Они содержали критику законопроектов, мнения о необходимости ввести в России судебные институты по образу и подобию стран Запада. Замечания отражали общественные настроения, преобладание течения, ставившего целью радикальную реформу правосудия с отказом от всех "исторических начал". Председатель департамента законов князь П. П. Гагарин, назначенный на эту должность в канун 1862 г., на аудиенции 6 января 1862 г. получил согласие Александра II на то, чтобы при разработке законодательства о судебной реформе Государственная канцелярия и прикомандированные к ней юристы со вниманием отнеслись к тем главным началам, "несомненное достоинство которых признано в настоящее время наукою и опытом европейских государств" и "по коим должна быть преобразована судебная часть в империи"38 .

Комиссия, созданная для подготовки "Основных начал" судебной реформы, приступила, согласно докладу великого князя от 9 апреля 1862,г., "к сему новому и обширному труду" в начале февраля 1862 г. и к 20 марта 1862 г.39 представила "Соображения Государственной канцелярии об основных началах гражданского судопроизводства по проекту II отделения с. е. и. в. канцелярии, подготовленному и рассмотренному соединенными департаментами законов и гражданских дел Государственного совета, и по замечаниям, составленным на этот проект"40 . Аналогичные "Соображения" были составлены по уголовному судопроизводству и судоустройству. "В каждой записке излагается сначала вкратце существо проектов, поступивших на рассмотрение Государственного совета, и всех замечаний на проекты, потом соображения, возникающие из сих замечаний, и, наконец, в виде особых параграфов или статей - основные или главные положения будущего преобразования"41 . Так характеризовалась композиция проектов в докладе вел. кн. Константина Николаевича от 9 апреля. Предшествующие работы Блудова 1857 - 1861 гг. по подготовке законопроектов судебной реформы получили ход


35 ОР ГПБ. ф. 208, оп. 1, д. 22, л. 75об.

36 ЦГИА СССР, ф. 1162, оп. 1, д. 15, л. 34 (Доклад председательствующего в Государственном совете, 9 апреля 1862 г.).

37 Историческая записка с изложением прежних соображений и предложений соединенных департаментов законов и гражданских дел Государственного совета и II отделения с. о. и. в. канцелярии. В кн.: Материалы по судебной реформе. Т. 18, ч. 1.

38 ЦГИА СССР, ф. 1162. оп. 1, д. 15, л. 35об.; ОР ГПБ, ф. 170, с. 12 (Дневник князя П. П. Гагарина. 1861 - 1870. Ч. 3, на фр. яз.); Материалы по судебной реформе, Т. 19, с. 10.

39 ЦГИЛ СССР, ф. 11(32, оп. 1, д. 15, л. 37; ф. 1574, оп. 1, л. 8об. (Дневник К. П. Победоносцева).

40 Материалы по судебной реформе. Т. 18, ч. 1, с. 5.

41 ЦГИА СССР, ф. 1162, оп. 1, д. 15, л. 37.

стр. 27


в той части, которая соответствовала представлениям комиссии о необходимом для России правосудии.

Члены комиссии впервые смотрели на законодательство о правосудии как на стройную систему с внутренними закономерностями и взаимообусловленными нормами, институтами, построенную так, что если убрать или существенно изменить один из элементов, то и вся она теряет устойчивость. Это убеждение они вынесли из теории и практики западноевропейской юстиции42 . В разработанных комиссией "Основных положениях преобразования судебной части в России" предлагалось отделение судебной власти от исполнительной и законодательной, гласность судопроизводства, несменяемость судей, рассмотрение маловажных дел мировыми судьями, прокурорский надзор с властью обвинительной, учреждение адвокатуры (присяжных поверенных) и их советов, введение института присяжных заседателей, отмена теории формальных доказательств, учреждение кассационного суда, нотариата43 .

Опасаясь оппозиции в Государственном совете со стороны приверженцев "исторических начал", комиссия стремилась доказать, что единственно возможный вариант судебной реформы для России сформулирован в "Основных положениях" и ему нет альтернативы. Для этого приводились разнообразные ссылки на новейшую теорию, на авторитеты ученых И. Бентама, К. Миттермайера и других, западноевропейское законодательство, историю России. Первостепенное внимание уделялось историческому методу в доказательстве спорных предложений. Так, для обоснования необходимости суда присяжных, независимой адвокатуры выискивались прототипы в прошлом страны, хотя преемственность порой выглядела натяжкой. Например, в безгласных сословных депутатских дореформенных судах видели зародыш института присяжных заседателей.

Соображения комиссии Буткова, представленные Александру II в апреле 1862 г., были по его повелению переданы на рассмотрение соединенных департаментов законов и гражданских дел Государственного совета, после чего напечатаны и 19 апреля разосланы членам Государственного совета44 . Проектируемые институты встретили противодействие. Для; того, чтобы сгладить (если не устранить) противоречия в оценке "Основных начал" при обсуждении их в Государственном совете, вел. кн. Константин Николаевич решил провести "генеральную репетицию" - неофициальное обсуждение проекта, чтобы разобрать вопросы о возможности введения суда присяжных, о предпочтительности системы постоянных или съездных судов45, о порядке введения новых уставов и т. д. За два дня до этого, 20 апреля, Д. А. Оболенский известил Д. А. Ровинского: "Великий князь желает, чтобы мы собрались у него для диспута по разным спорным вопросам по проектам судопроизводства и судоустройства... Мне нужно доложить великому князю, что мы готовы явиться по его требованию, а для этого мне нужно знать, будешь ли ты"46 . Этот факт свидетельствует об острых разногласиях в понимании сущности судебной реформы накануне утверждения "Основных начал".

Поддерживая подготовленный комиссией проект, вел. кн. Константин Николаевич как председатель Государственного совета встретился с Гагариным, назначенным председательствующим при обсуждении "Основ" в соединенных департаментах. От него, считал великий князь, зависел; "весь успех рассмотрения этого важного дела". Поэтому он склонял Га-


42 См. ОР ГБЛ, ф. 230, карт. 4394, д. 3, л. 2.

43 См. Саранчев Д. А. Судебные уставы (1862 - 1864). Корректура статьи с поправками Зарудного (ПД, ф. 265, оп. 1, д. 23, с. 16).

44 ЦГИА СССР, ф. 1162, оп. 1, д. 7, л. 37об.

45 Существовало мнение, что второй инстанцией для апелляций по маловажным делам, разрешаемым в мировых судах, должны стать не уездные суды (как предполагалось проектом), а периодически собирающиеся на съезды мировые судьи.

46 ЦГА г. Москвы, ф. 1650, оп. 1, д. 104, лл. 7об. - 8; д. 109, лл. 1 - 1об.

стр. 28


гарина, как следует из доклада от 9 апреля 1862 г., "употреблять все зависящие от него старания к скорому окончанию дела в соединенных департаментах"47 , т. е. принять основные положения проекта без существенных изменений48 . Желая скорейшего утверждения "Основных начал", великий князь добился от Александра II письменного распоряжения, чтобы заседания соединенных департаментов "проходили два раза в неделю с четким обозначением повестки дня работы заседаний"49 . Это должно было предотвратить волокиту в рассмотрении законопроекта (проекты II отделения обсуждались четыре года, в 1857 - 1861 гг.).

"Основные положения", подготовленные комиссией, рассматривались в соединенных департаментах Государственного совета, а затем в его расширенном заседании 28 апреля - 30 июля и 2 - 4 сентября 1862 года. На первом же заседании обнаружились разногласия50 . М. А. Корф попытался сорвать обсуждение проектов. Для этого он инспирировал написание чиновником II отделения К. Бунге записки51 с критикой работы Государственной канцелярии 52 . 26 апреля Корф получил разрешение Александра II рассмотреть этот документ на заседаниях. В тот день Победоносцев записал: "Вечером собрание у Дмитрия Оболенского... Зарудный приносит записку Бунге с возражениями против начал Граж[данского] суд[опроизводства]. - Ее выпустил бар[он] Корф, который явно хочет опорочить наше дело и перевести его в свои руки"53 . Честолюбивыми соображениями, желанием сосредоточить подготовку судебной реформы во II отделении, во главе которого он стал вместо Блудова в начале 1862 г., объясняется выпад Корфа. О принципиальных возражениях речи не было. Корф заявил Гагарину, что проекты Государственной канцелярии он "готов подписать двумя руками"54 .

Идейным противником преобразований выступил В. Н. Панин. Он добивался сохранения привилегий дворянства в правосудии, отрицая равенство перед судом, гласность, выступал за преобладание административной власти, сохранение дореформенных институтов. "Панин, работая с нами, с первого шага хотел парализовать все, что было сделано", - писал Гагарин55 . Противодействуя, Панин открыто не отрицал "Основных положений", а стремился видоизменить их. Он не мог не понимать, что непоследовательность и половинчатость взаимосвязанных и взаимообусловленных между собой институтов создаст губительный "перекос" в новом здании правосудия.

При обсуждений принципов судебной реформы в Государственном совете ни один из проектируемых институтов не был поставлен под сомнение, а дебаты велись о том, как и в какой форме воплотить их "


47 ЦГИА СССР, ф. 1162, оп. 1, д. 15, л. 42.

48 Современники воспринимали назначение "всемогущего" вел. кн. Константин" Николаевича в марте 1862 г. председателем Государственного совета как "важное событие" (Лебедев К. Н. Записки. - Русский архив, 1911, кн. 1, с. 396). "Он по убеждению, возрасту и духу времени, - писал в это время приближенный ко двору В. А. Муханов, - должен быть либералом (может быть, неумеренно); но, занимаясь важными делами, он необходимо войдет в пределы либерализма, поставляемые благоразумием и опытностью жизни, подчиненной не мечтательности воображения, а практическим требованиям и условиям государственной действительности" (Муханов В. А. Из дневных записок. - Там же, 1877, N 1 - 4, с. 65).

49 Дневник П. П. Гагарина. Ч. 3, л. 38.

50 Членами соединенных департаментов законов и гражданских дел являлись: П. П. Гагарин, Ф. П. Литке, И. М. Толстой, А. В. Кочубей, А. С. Норов, А. Л. Гофман, М. А. Корф, П. А. Муханов. По особому повелению присутствовали В. Н. Панин, Н. И. Бахтин (ЦГИА СССР, ф. 1162, оп. 1, д. 15, лл. 42 - 42об).

51 См. Бунге. Возражения против соображений Государственной канцелярии об основных началах гражданского судопроизводства. В кн.: Материалы по судебной реформе. Т. 17.

52 Одоевский В. Ф. Дневник 1859 - 1867. - Литературное наследство, 1934. N 22/24, с. 148.

53 Дневник К. П. Победоносцева, л. 11.

54 Дневник П. П. Гагарина. Ч. 3, л. 38.

55 Там же.

стр. 29


законодательство. Это объяснялось предварительным одобрением проекта "Основных положений" вел. кн. Константином Николаевичем56 , за которым стоял Александр II57 . Многие, являясь противниками проекта, не решались высказаться официально. Так, в связи с принятием института присяжных заседателей, традиционно считавшегося среди реакционеров учреждением политическим, Победоносцев писал: "Никто не возражал о присяжных, хотя многие и, знаю, против: еще третьего дня граф Строганов с негодованием говорил о невозможности присяжных в России. Что же - неужели все они грешат"58 .

На предрешенность институтов судебной реформы при обсуждении ее принципов намекали и члены Государственного совета59 . О том, что сами они были в конечном счете царедворцами, неспособными противоречить60 монарху и его влиятельнейшему брату, свидетельствует и такой факт. Барон М. А. Корф, Ф. П. Литке, Н. И. Бахтин выступили в заседании за введение суда присяжных при рассмотрении дел о государственных преступлениях. Но, узнав мнение Александра II, немедленно отказались61 . Характерна фраза, сказанная при этом Бахтиным: "Кажется, мы страдали тем, что наговорили своих мнений. Поэтому три проекта уже брошены (имеется в виду отсрочка законодательных работ соединенных департаментов до октября 1861 г. - М. К .)... И этот бросят"62 .

Остро дебатировалась возможность опубликования "Основных положений" в печати с перспективой их широкого обсуждения. Сама постановка вопроса о гласности законодательной подготовки судебной реформы являлась новшеством и противоречила сложившейся в России бюрократической практике. Против опубликования "Основных положений" возражал Корф. "Его тайная цель... была спровоцировать пересмотр работы с литературной точки зрения"63 . Но негласная подготовка судебной реформы противоречила взглядам либеральной фракции заседания, рассматривавшей обнародование "Основных положений" как важнейшее средство гарантировать их стабильность и неизменность. По поводу предложения не публиковать принятый документ Гагарин писал: "Поскольку основы по крайней мере четыре раза переделывались, для меня представляется невозможным принять это предложение, равносильное предложению взять эту работу и бросить в огонь"64 . Принятое благодаря настойчивости Гагарина решение обнародовать "Основные положения" означало, что, во-первых, правительство обязуется подготовить судебную реформу на определенных принципах; во-вторых, судебные преобразования осуществятся гласно.


56 Знавшие великого князя характеризовали его как "всегда императивного при выражении своих мнений" (Семенов-Тян-Шанский П. П. Мемуары. Т. 4. Пг. 1916, с. 292).

57 На отчетном докладе П. П. Гагарина Александру II от 4 сентября 1862 г. об итогах обсуждения "Основных положений" царь написал: "Искренне благодарю вас, что вы повели это важное дело так, как я желал" (ЦГИА СССР, ф. 1162, оп. 1, д. 15, л. 81).

58 Дневник К. П. Победоносцева, л. 22.

59 Дневник Д. А. Ровинского (ЦГА г. Москвы, ф. 1650, оп. 1, д. 54, лл, 25об. - 26).

60 Граф М. Н. Муравьев писал: "Князь Гагарин человек двусмысленный и неверный в своем направлении, изменяющий его соображаясь с более или менее выгодными для него политическими обстоятельствами... Панин также человек колеблющийся в мнениях своих... ищет только быть в милости у государя, не дорожа никакими мнениями своими" (Муравьев М. Н. Записки о мятеже в Северо-Западной России в 1863 - 1865 гг. - Русская старина, 1883, N 1, с. 151).

61 Дневник К. П. Победоносцева, л. 20об.

62 Дневник Д. А. Ровинского, л. 8.

63 Дневник П. П. Гагарина. Ч. 3, с. 66. Как писал Семенов-Тян-Шанский, Корф "считался лучшим редактором русских законов" (Семенов-Тян-Шанский П. П. Мемуары. Т. 4, с. 432). Вероятно, ему хотелось стать причастным к судебной реформе, в которой он не принимал участия.

64 Дневник П. П. Гагарина. Ч. 3, с. 66.

стр. 30


Однако борьба из-за характера судебной реформы не была на этом закончена. При рассмотрении Александром II материалов заседаний Государственного совета Панин убедил его оставить в неприкосновенности Сенат, вопреки решению Государственного совета реорганизовать этот орган, изъяв из его компетенции рассмотрение дел по существу и наделив его функциями кассационной инстанции. Министр юстиции добивался неприкосновенности старого Сената с тайной процедурой обсуждения дел, т. е. сохранения важного органа судебного управления России, полномочного воспрепятствовать реформе. В старом Сенате Панин являлся властелином65 .

Оставленный в неприкосновенности Сенат сводил на нет усилия по созданию жизнеспособной судебной организации. "Император поддержал Сенат, - писал Гагарин, - и это делает остальное невозможным... Вся работа, переделанная в несколько месяцев, впитавшая все новые улучшения европейских кодексов, будет потеряна, если монарх не изменит своего мнения"66 . Напряженность момента подтвердил Победоносцев. 12 сентября он свидетельствовал: "Сегодня у Зарудного собираются все - судить, нельзя ли еще поправить решение о Сенате, подкрепив мнение кн. Гагарина. А Бутков заявил, что вследствие этих резолюций надо подвергнуть все дело новому обсуждению Соед[иненных] деп[артаментов]". Спустя три дня, 15 сентября, комиссия собралась в Государственном совете. "Толковали часа два о том, как быть с решением государевым о Сенате", - писал Победоносцев. Гагарину удалось "остановить решение", ходатайствуя об аудиенции у Александра II, на которой он обязался дать объяснения67 . 19 сентября Гагарин представил царю специально написанную Победоносцевым записку68 с обоснованием необходимости изменить структуру и функции Сената.

20 сентября 1862 г. "Основные положения преобразования судебной части в России", ставшие программой судебной реформы, были утверждены Александром II и опубликованы. Ими вводился состязательный процесс с устным судопроизводством, гласностью, непосредственностью, равенством сторон в суде, вынесением решений (приговоров) на основе внутреннего убеждения судей, с привлечением присяжных заседателей. Соответственно изменялось судоустройство. Мировой суд, рассматривавший маловажные споры и правонарушения, был призван умиротворять конфликтующие стороны. Мировые судьи избирались. В окружные суды, судебные палаты, кассационный Сенат назначались несменяемые судьи. Всякое дело рассматривалось не более, чем в двух инстанциях. Вводились институты присяжных поверенных, организованных в независимые корпорации, прокуроров, надзиравших за законностью, судебных следователей. Венчал судебную систему Сенат, получивший право отменять судебные решения и руководить судебной практикой69 . Уже по этим институтам можно заключить, что судебная реформа имела в целом последовательно буржуазный характер. В ней реализовались взгляды либерального дворянства, объективно выражавшие чаяния русской буржуазии.

Возникает вопрос, почему самодержавие решило осуществить судебную реформу на принципах буржуазного правосудия, уступив либеральному течению. В дореволюционной русской70и современной буржуазной историографии все лавры отдавались "могучей кучке юристов" - членов комиссии, ставших "отцами" судебной реформы. Но не следует


65 Победоносцев К. П. Граф В. Н. Панин - министр юстиции. В кн.: Голоса из России. Кн. 7. М. 1974, с. 110.

66 Дневник П. П. Гагарина. Ч. 3, с. 68 - 69.

67 Дневник К. П. Победоносцева, лл. 22 - 22об.

68 ЦГИА СССР, ф. 1162, оп. 1, д. 15, лл. 85 - 92.

69 Основные положения преобразования судебной части в России. - ЖМЮ, 1862, N 10.

70 См. Джаншиев Г. Эпоха великих реформ, с. 610 - 615 и др.

стр. 31


забывать, что они являлись лишь исполнителями (пусть, талантливо подсказывавшими правительству) политических решений, принимаемых в высших сферах. К тому же взгляды деятелей судебной реформы (да и самого Александра II)71 существенно эволюционировали в процессе подготовки судебных преобразований.

Причины либерального характера судебной реформы кроются в тогдашней обстановке. Акт 19 февраля 1861 г. об отмене крепостного права был направлен на формирование, как писал А. В. Головин, "крестьян собственников, т. е. того сословия, которое правительство желало создать"72 . Это можно было сделать, гарантируя неприкосновенность собственности, личности и частнопредпринимательской деятельности. Обеспечить такие условия без аппарата юстиции было нельзя.

Невозможность реализации программы отмены крепостного права без судебной реформы видело и дворянство73 . В адресе Владимирского дворянства Александру II говорилось о необходимости законности "для успешного хода" крестьянской реформы, потому что "освобожденные крестьяне, лишенные защиты помещика, при отсутствии правосудия и ответственности должностных лиц, подвергнутся еще большей и невыносимой зависимости от произвола чиновников". Для "мирного74 и благополучного исхода" крестьянской реформы предлагалось незамедлительно реформировать правосудие на основе гласности, равенства всех перед судом, введения присяжных, вынесения судьями приговоров по внутреннему убеждению75 .

Остро стоял вопрос о собственности на землю. В ноябре 1858 г. состоялось решение наделить крестьян землей, выкупаемой бывшими крепостными у помещиков. Гарантировать возникающим многочисленным новым собственникам беспрепятственно эксплуатацию и неприкосновенность их земель могла только преобразованная юстиция. Среди дворянства слышался ропот недовольства, что "насильственный выкуп усадеб, нечто вроде бессмысленного порядка, есть действительно акт самовластия, нарушающий право собственности"76 . "Начало неполной дворянской собственности" реакционеры выдавали за "социализм"77 . Исключить притязания помещиков - бывших владельцев земли, переданной крестьянам за выкуп, а следовательно, и опасность срыва проведения крестьянской реформы - значило обеспечить защиту прав собственности. На новый аппарат юстиции можно было опереться и в случае отказа крестьян исполнять Положение 19 февраля.

При строительстве новой юстиции необходим был образец. Русское дореформенное правосудие, порицаемое всеми, не имело достойных внимания традиций. Экспериментировать же, создавая "свои" модели правосудия, основанные на "исторических началах", значило противоречить потребностям момента. Правительство небезосновательно опасалось за


71 Неубедительно утверждение, что при судебной реформе в высших сферах не представляли себе "подлинного смысла ее принципов" (Шавров А. В. Надзор и дисциплинарная ответственность в судебном ведомстве пореформенной России (1864 - 1917 гг.). - Советское государство и право, 1985, N 12, с. 100).

72 ЦГИА СССР, ф. 851, оп. 1, д. И, л. 58 (Запись 22.XI.1864).

73 См. Отзывы членов губернских комитетов. Т. 1. СПб. 1860, с. 722, 874; т. 2, с. 99, 673 и др.

74 30 марта 1862 г. Головнин писал вел. кн. Константину Николаевичу: "Нам нечего себя обманывать. Вся наша роль состоит в борьбе с приближающейся революцией. Только слепые не видят ее шествие. Но мы можем системою мер, которым должно следовать несколько лет, придать ей более мягкий характер. К нам идет туча. Мы громоотводы, которые разряжают электричество. Желательно, чтобы действие их было настолько успешно, чтобы туча разразилась не громом и молнией, а вылилась благодатным дождем и оживила бы растительность" (ОР ГПБ, ф. 208, д. 44, лл. 1 - 1об.).

75 Материалы для упразднения крепостного состояния помещичьих крестьян в России в царствование императора Александра II. Вып. 3. Берлин. 1861, с. 313, 174.

76 Лебедев К. Н. Записки. - Русский архив, 1893, N 4, с. 374.

77 Материалы для упразднения крепостного состояния, с. 383 - 384

стр. 32


исход крестьянской реформы, встретившей сильную оппозицию большинства дворянства78 . Самодержавие спешно нуждалось в хорошо отлаженной юстиции, на которую можно было опереться в реализации Положений 19 февраля 1861 года. Для судебной реформы требовалась модель, доказавшая состоятельность на практике. Таковой оказалась система правосудия, существовавшая в Западной Европе, построенная на принципах буржуазного судоустройства и судопроизводства и всесторонне обоснованная в правовой теории. Отойти от этих единственных известных практике судебного строительства принципов, "работающих" в строгой системе взаимосвязи и взаимообусловленности институтов, без риска ослабить правосудие и законность, а следовательно, поставить под сомнение успех крестьянской реформы, было невозможно.

Оценивая характер судебной реформы, необходимо учесть и влияние готовившихся преобразований армии и военно-морского флота, в модернизации которых самодержавие видело средство укрепить свой авторитет и влияние внутри страны и на международной арене, поколебленные в Крымской войне. Перестройка вооруженных сил по западноевропейским образцам диктовала и соответствующие реформы военной юстиции. Подготовленный проект реформы военно-морского суда79 не мог быть введен обособленно от общегражданского80 . Вел. кн. Константин Николаевич впоследствии писал Александру II о значении проекта реформы морского суда: "Труд этот, появившийся двумя годами ранее Основных положений преобразования судебной части вообще в России, был первым официальным проектом, построенным на упомянутых новых началах уголовного процесса. Будучи сообщен представителям высшей администрации, различным юристам и лицам, близко стоящим к делу суда в России, этот проект много содействовал к устранению мысли об ограничении изменений судопроизводства в империи отдельными улучшениями в частях и к принятию решения подвергнуть наше судоустройство и судопроизводство коренному преобразованию"81 . Готовящаяся военная реформа должна была также преобразовать военную юстицию. Модернизировать ее предполагалось на тех же принципах, что и морскую. Об этом Д. А. Милютин доложил 15 января 1862 г. царю82 .

В реформе суда усматривалось и вспомогательное средство политической консолидации в Польше. 28 ноября (9 декабря) 1862 г. вел. кн. Константин Николаевич писал Александру II, что "скорейшее приведение в исполнение" основных начал судебного переустройства (а также земских учреждений) будет "лучшим способом удовлетворения тех нужд и потребностей развития жизни в провинциях, которое везде так сильно ощущается. Тогда, я убежден, сами собой прекратятся те глупые попытки, как Каменец-Подольская и Минская, - прекратятся потому, что эти реформы коснутся и западных губерний. И эти губернии воспользуются этими благодеяниями не потому, что они составляют Литву и Украину и во время оно были в соединении с Польшею, а, напротив того, потому, что они суть русские губернии, как Тульская, Рязанская и всякая другая, и равно с ними будут пользоваться теми благодеяниями.., как они уже воспользовались равно с ними освобождением крестьян"83 .


78 Показательно, что даже Н. А. Милютин "смотрел вообще очень пессимистически на исполнение крестьянской реформы" (Семенов-Тян-Шанский П. П. Мемуары. Т. 4, с. 19).

79 См. Глебов. Введение, или Объяснительная записка, к проекту Устава Морского судоустройства и судопроизводства. - Морской сборник, 1860, N 5.

80 Свод замечаний на проект устава о военно-морском суде. Ч. 1. СПб. 1861, с. 22 - 23, 229, 355 и др.

81 Секретный всеподданнейший отчет по Морскому ведомству за первое 25-летие, с. 155.

82 См. ЦГВИА СССР, ф. 1, оп. 1, д. 25841. Показательно, что решение Александра II о подготовке судебной реформы на принципах буржуазного правосудия было принято в то же время.

83 ЦГАВМФ СССР, ф. 224, оп. 1, д. 310, л. 84.

стр. 33


Характеризуя реформу как последовательно буржуазную, нельзя не отметить правовых атавизмов, носивших феодальные черты. Провозглашенный принцип равенства перед судом имел многочисленные изъятия. Чиновники, совершившие преступления по службе, могли привлекаться к судебной ответственности только с разрешения своего начальства, и это ограничение объяснялось силой административной власти в России, уступать которой приходилось из-за опасения того, что конфронтация с ее стороны способна свести судебную реформу на нет84 . В делах по государственным преступлениям суд присяжных являлся судом сословных представителей из дворян. Усеченной оказалась юрисдикция новых судов. В них судили в основном дворян и мещан. Большинство же крестьян были подведомственны своим сословным судам.

Тем не менее, юстиция, возникшая в результате судебной реформы, объективно соответствовала прогрессивному развитию страны. Однако эта реформа все же являлась детищем не имевшего массовой социальной базы российского либерализма, родившимся в результате сочетания особых условий момента. Как только стало очевидно, что крестьянская реформа проводится в жизнь, а военно-морские силы набирают мощь, самодержавие изменило отношение к судебным преобразованиям. Этому способствовала наметившаяся уже после принятия судебных уставов 1864 г. реакция. Она усилила тенденцию административного влияния в общественной и государственной жизни России (не исключая суда), что было свойственно абсолютизму как выражению высшей централизации власти. Это обусловило принятие законодательных актов, деформирующих принципы судебной реформы, ограничение гласности судебной деятельности, устранение независимости суда, смешение законодательной и исполнительной деятельности.


84 Чиновник Министерства внутренних дел Д. Н. Толстой, считавший начала судебной реформы ошибочными, убеждал П. А. Валуева, что члены комиссии, готовившие судебную реформу, "все проникнуты недоброжелательством к административной власти и под видом свободы суда стремятся связать ей руки" (Записки графа Д. Н. Толстого. - Русский архив, 1885, N 5, с. 65).

 

Опубликовано 09 февраля 2019 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама