Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

ТЕОРИЯ ПРАВА есть новые публикации за сегодня \\ 29.02.20


ДОГОВОР МЕЖДУ НОВГОРОДОМ И ШВЕЦИЕЙ 1611 ГОДА

Дата публикации: 17 сентября 2019
Автор: Г. М. КОВАЛЕНКО
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ТЕОРИЯ ПРАВА
Номер публикации: №1568744406 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Г. М. КОВАЛЕНКО, (c)

найти другие работы автора

Важное место в дипломатической истории Смутного времени занимают отношения Новгорода со Швецией, определявшие русско-шведские отношения в целом. Вехой в их развитии стал договор между Новгородом и Швецией, заключенный в июле 1611 года. До сих пор он не был предметом специального исследования, нет единого мнения даже относительно точной даты его заключения.

В латиноязычном издании сочинения шведского историка XVII в. Ю. Видекинда помещен текст этого договора, датированный 11 июля1 . Такая датировка была принята и в русских публикациях договора2 , несмотря на то, что уже У. Далин в "Истории Шведского государства" и Н. М. Карамзин датировали договор 17 июля, а шведский историк Г. Седергрен указал на то, что в латинское издание сочинения Видекинда вкралась опечатка3 .

Вопрос был еще более запутан, когда такая датировка договора была использована В. А. Фигаровским для подтверждения тезиса о предательской роли "лучших" людей Новгорода, которые якобы за пять дней до штурма тайно заключили договор со шведами, а затем, не оказав никакого сопротивления, впустили их в город4 . Даже такой специалист, как Г. А. Замятин, проявлял колебания: вначале он датировал договор 16 июля и только позднее исправил в рукописи своей не-


КОВАЛЕНКО Геннадий Михайлович - кандидат исторических наук, зав. отделом истории Новгорода Ленинградского отделения Института истории СССР АН СССР.

1 Widekind J. Historia belli sveco-moscovitici. Holmiae. 1672, s. 271. О неточности этой датировки свидетельствуют данные самого Видекинда: он писал, что договор был заключен после того, как шведы 16 июля захватили Новгород (ibid., s. 301).

2 Собрание государственных грамот и договоров, хранящихся в Государственной коллегии иностранных дел. Т. 2. М. 1819, с. 555 - 568; Памятники истории Смутного времени. М. 1909, с. 73 - 78.

3 Sodergren G. От Gustav II Adolfs plan alt blifva rysk tzar. Stockholm. 1868. Bilagor, s. 8.

4 Фигаровский В. А. О грамоте новгородского правительства в Москву в 1615 г. В кн.: Новгородский исторический сборник (НИС). Вып. 2. Л. 1937, с. 64; его же. Отпор шведским интервентам в Новгороде. - НИС. Вып. 3 - 4. Новгород. 1938, с. 64. Мысль о том, что договор был заключен до взятия Новгорода шведами, высказывали ранее Н. Н. Бантыш-Каменский (Обзор внешних сношений России. Т. 4. М. 1902, с. 143) и главный редактор Археографической комиссии Я. И. Бередников (Журнал Министерства народного просвещения (ЖМНП), 1841, т. 29, с. 61).

стр. 131


опубликованной работы эту дату на 25 июля5 . Последнее время исследователи, упоминая этот договор, не называют его точной даты. Решение вопроса затрудняется отсутствием оригинала6 .

Имеются три основные публикации договора. В "Собрании государственных грамот и договоров" воспроизведен текст из латиноязычного издания Видекинда с параллельным русским переводом. Этот текст был составлен Видекиндом на основании русского и шведского оригиналов7 . В "Собрании государственных договоров Швеции" опубликован немецкий перевод (1613 г.) с русского оригинала8 ; обратный перевод на русский напечатан в сборнике Новгородского общества любителей древности9 . Еще один текст договора опубликован Видекиндом в шведоязычном издании его сочинения10 . По всей вероятности, это и есть оригинальный текст договора. Видекинд писал свой труд в то время, когда в Швеции еще жила память об этих событиях, и опирался на документы, часть которых впоследствии была утрачена, в том числе и оригинальный текст договора.

Договор был заключен после того, как Новгород был взят шведами. Трудно предположить, чтобы его проект был подготовлен в течение одного дня. По свидетельству очевидца событий дьяка И. Тимофеева, выработка проекта договора сопровождалась ожесточенной политической борьбой. Было составлено по меньшей мере, два проекта11 .

Датой подписания договора следует считать 25 июля. Именно в этот день, как сообщает другой очевидец событий, М. Шаум, "новгородцы совершенно предались покровительству короля шведского"12 . В пользу этого свидетельствует также тот факт, что хранившийся ранее в Государственном архиве Швеции текст договора был датирован в регистре Рюннеля-Пальмшёльда 25 июля 1611 года13 . Такая датировка договора принята в современной шведской историографии14 и некоторыми советскими исследователями15 .

Договор был заключен от имени новгородских властей и шведского короля. Преамбула договора содержит ссылку на приговор Земского совета от 23 июня, доставленный в Новгород 2 июля16 . На этот документ постоянно ссылались новго-


5 См. Замятин Г. А. Из истории борьбы Польши и Швеции за московский престол в начале XVII в. Юрьев. 1918. Рукопись. Архив Ленинградского отделения Института истории (ЛОИИ) АН СССР, ф. 276, он. 2, N 90, лл. 212 - 214.

6 Он не обнаружен ни в отечественных, ни в шведских архивах. В описи архива Посольского приказа значились ныне утраченные списки этого договора (см. Опись архива Посольского приказа 1626 г. М. 1977, с. 356).

7 Тот же перевод с латинского - в "Памятниках истории Смутного времени" под ред. А. И. Яковлева (N 33).

8 Sveriges traktater med frammande magter. Vol. 1. Stockholm. 4903, s. 200 - 211.

9 Сборник Новгородского общества любителей древности. Т. 5. Новгород. 1911, с. 3 - 11.

10 Widekind J. Thet Svenska i Ryssland Tijo ahre Krijgz-Historie. Stockholm. 1671, s. 322 - 333.

11 Временник Ивана Тимофеева. М. - Л. 1951, с. 331; см. также Черепнин Л. В. Материалы по истории русской культуры и русско-шведских культурных связей в архивах Швеции. - Труды Отдела древнерусской литературы (Пушкинского Дома) АН СССР (ТОДРЛ). Т. 17. 1951, с. 460 - 461.

12 Шаум М. История достопамятных происшествий, случившихся со Лже- Дмитрием, и о взятии шведами Великого Новгорода. В кн.: Иностранные сочинения и акты, относящиеся до России, собранные К. М. Оболенским. М. 1874, с. 24.

13 Sveriges traktater med frammande magter. Vol. 1, s. 211.

14 Almquist H. Sverige och Ryssland. 1595 - 1611. Uppsala. 1907; Sveriges krig. Del. 1. Stockholm. 1936; Den svenska utrikespolitikens historia. 1560 - 1648. Stockholm. 1960.

15 Лилеев В. Шведская интервенция начала XVII в. - Исторический журнал, 1940, N 1, с. 108; Черепнин Л. В. Ук. соч., с. 460; см. также комментарий В. Г. Геймана и С. А. Аннинского к подготовленному в Ленинградском отделении Института истории АН СССР в конце 1930-х годов переводу сочинения Видекинда (Архив ЛОИИ АН СССР, ф. 276, оп. 1, N 140, коммент., л. 53).

16 Летом 1611 г. положение Первого ополчения ухудшилось. Под Москву пришел Ян Санега. Попытки ополчения войти в соглашение с ним не увенчались успехом. Санега заключил договор с Гонсевским и объявил ополчению войну. Стремясь из-

стр. 132


родские власти во время переговоров как со шведами, так и с руководством второго ополчения и правительством Михаила Романова17 .

Договор подтвердил Тявзинский мир 1595 г. и Выборгский договор 1609 года. Новым в нем было то, что Новгород признавал шведского короля Карла IX своим покровителем и предусматривал избрание одного из его сыновей великим князем Новгородского государства, а также Московского и Владимирского государств, если они захотят присоединиться к Новгороду. Особый упор делался при этом на союз против Польши. Граница устанавливалась по Тявзинскому договору, за исключением того, что, в соответствии с условиями Выборгского договора, город Корела с уездом переходил к Швеции.

Договор подтверждал незыблемость прав феодалов на земельные владения и крестьян. Особо оговаривалось сохранение православной религии, церковного и монастырского землевладения и "старины" в судопроизводстве. На время до прибытия шведского принца в Новгород управление Новгородской землей переходило к шведскому военачальнику Я. Делагарди, а новгородский митрополит Исидор и местный воевода И. Н. Одоевский должны были "держать с ним совет". Сравнение этого договора с Московским договором от 17 августа 1610 г. показывает отсутствие в нем каких-либо ограничений царской власти в пользу аристократии. Х. Альмквист объяснял это обстоятельство тем, что июльский договор исходил из решения Земского совета, ведущую роль в котором играли провинциальное дворянство и казачество, а также позицией Делагарди18 .

Формально договор отделял Новгород от Русского государства, связывал его обязательствами перед Швецией и не позволял активно участвовать в событиях в стране. В него не был включен пункт о посылке помощи ополчению. Фактически Новгород порывал с освободительным движением. С. Ф. Платонов полагал, что этим договором Новгород был присоединен к Швеции на условиях унии, "яко же усобное государство, ако же Литовское с Польским"19 . Приведенного им выражения, однако, нет ни в одной редакции договора. Оно заимствовано из документа, относящегося к 1614 году20 . Есть разница между условиями июльского договора и попытками шведов присоединить Новгород к Швеции после избрания на русский престол Михаила Романова.

Очевидно, ни одна из сторон, заключивших договор, не была в полной мере удовлетворена им. Делагарди не знал, одобрят ли в Стокгольме его план создания новой династии в России и как отнесется ополчение к захвату Новгорода шведами и к заключению договора. Только через месяц известил он Карла IX о завоевании Новгорода и подписании договора. Однако новый шведский король Густав II Адольф не торопился сажать на московский престол своего брата Карла Филиппа и в письмах разъяснял Делагарди, что приносить экспансионистские планы Швеции в жертву династической политике не следует21 . В то же время новгородские власти сознавали, что, пригласив шведского принца на московский престол, они вышли за рамки своей компетенции, "не свое дело сделали", что им "с боярином и воеводой (Делагарди. - Г. К.) ...посредия было чинить нельзя"22 . Поэтому они только через месяц утвердили текст послания шведскому королю и на полгода задержали отправчу посольства в Швецию.

Со взятием шведами Новгорода и подписанием договора многие исследователи (С. Ф. Платонов, В. А. Фигаровский, А. И. Козаченко, В. И. Корецкий) связывают


бежать борьбы на два фронта, руководители ополчения вынуждены были вступить в переговоры со шведами, пойти на территориальные уступки и согласиться на избрание одного из сыновей шведского короля царем. Оригинал приговора от 23 июня не сохранился.

17 Дополнение к Актам историческим (ДАИ). Т. 1. СПб. 1846, NN 1, 62, 164; Акты Археографической экспедиции (ААЭ). Т. 2. СПб. 1836, N 210.

18 Almquis; H. Op. cit., s. 250.

19 Платонов С. Ф. Очерки по истории смуты в Московском государстве XVI-XVII вв. М. 1910, с. 523. Г

20 Ответ новгородских митрополита Исидора, воеводы князя Одоевского и земских чинов шведскому фельдмаршалу Эверту Горну относительно присяги шведскому королю (ДАИ. Т. 2. СПб. 1846, N 32, с. 57).

21 Sveriges kri". Del. 1, s. 409.

22 ДАИ. Т. 2, .N 32, с. 58.

стр. 133


образование "Новгородского государства". Однако ни в одной редакции договора ничего не говорится о его создании и об отделении его от остальных русских земель. Договор заключался от имени "Новгородского государства" потому, что новгородская феодальная республика вошла в состав державы Ивана III в качестве Новгородского государства, сохранявшего на протяжении длительного времени известную автономию.

В соответствии с существовавшей дипломатической практикой вплоть до начала XVII в. все переговоры России со Швецией велись в Новгороде, а договоры и соглашения заключались новгородскими наместниками и скреплялись печатью, изготовленной в 1565 г. специально для скрепления "перемирных" грамот со Швецией23 . Основываясь на этой традиции, новгородские власти и заключили от имени "Новгородского государства" договор со Швецией. Никакого самостоятельного "Новгородского государства", связанного своим возникновением со шведским завоеванием и подписанием договора 1611 г., в тот период не существовало24 .

Итак, договор 1611 г. не был актом об унии между Новгородом и Швецией. Это был договор о миро и союзе, направленный против Речи Посполитой, но заключенный на более тяжелых для русской стороны условиях. Этот договор был следствием шведского завоевания, а не измены пли сепаратистских устремлении новгородской верхушки. На позицию новгородских властен, подписавших этот договор, повлияло также решение Земского совета от 23 июня.

О позиции новгородских властей в переговорах со шведами в мае - июне 1611 г. можно судить по сохранившемуся черновику проекта договора, составленного в воеводской канцелярии25 . Он предусматривал подтверждение прежних записей о перемирии и Выборгского договора, союз со Швецией и совместные действия против польско- литовских отрядов и "псковского вора". Делагарди должен был очистить Ям, Ивангород, Конорье и Гдов, но не присоединять их к Швеции, а вернуть в состав Русского государства. Особый упор в проекте делался на то, что шведские войска не должны вступать в Новгородскую землю ("в Новгородской земле не стояти и пустошити ратным людям не велети"). В качестве вознаграждения за помощь Швеция должна была получить несколько заневских погостов. Примечательно и то, что в проекте нет даже намека на существование планов создания шведско-русской династии.

Договор 1611 г. ограничивал вмешательство Швеции во внутренние дела Русского государства его северо-западными территориями. Новгородцы использовали его в своих интересах: ссылаясь на него, они отказались присягать Густаву II Адольфу, пытавшемуся впоследствии присоединить новгородские земли к шведской короне. За годы их оккупации шведы не смогли добиться покорности местного населения. Его сопротивление и неспособность шведского командования справиться с усиливавшимися политическими и экономическими трудностями подготовили крах оккупации и завоевательных планов Швеции.


23 Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). Т. 13, ч. 2. СПб. 1906, с. 390; Пронштейн А. П. Великий Новгород в XVI в. Харьков. 1957, с. 207. Следуя этой традиции, Василий Шуйский послал в 1608 г. в Новгород М. В. Скопина-Шуйского для переговоров со шведами. В ноябре 1008 г. было заключено предварительное соглашение с королевским секретарем М. Пальмом, а в апреле 1609 г. подтвержден Выборгский договор.

24 Вопрос о том, что реально означали шведское завоевание и договор для Новгорода, требует специального исследования по материалам Новгородской приказной избы, вывезенным в Швецию Делагарди и хранящимся теперь в Государственном архиве Швеции (см.: Черепнин Л. В. Обзор фонда новгородских документов, хранящихся в Государственном архиве Швеции в Стокгольме. - Проблемы источниковедения, 1961, вып. 9; Шаскольский И. П. Как оказался в Стокгольме новгородский архив XVII в. - Советские архивы, 1968, N 3; Birnbaum H. Novgorodiana Stockholmensia. I. Scando-Slavica. X. 1964; Kalnins J. Ockupationsarkivet a fran Novgorod 1611. 1617. In: Meddelanden Iran svenska Riksarkivet for areu 1976 - 1977. Stockholm. 1980).

25 Опубликован в ААЭ (т. 2, N 187) и Русской исторической библиотеке (т. 35. Пг. 1917, N 120). Публикаторы ошибочно считают его черновиком июльского договора. На эту ошибку впервые указал Альмквист (Almquist H. Op. cit., s, 272).

 

Опубликовано 17 сентября 2019 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама