Рейтинг
Порталус


...К ИСТОРИИ КОНТАКТОВ МЕЖДУ РОССИЕЙ И ЮАР

Дата публикации: 05 октября 2022
Автор(ы): М. СИВОГРАКОВ
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ТЕОРИЯ ПРАВА
Источник: (c) "Aziia i Afrika segodnia" Date:04-01-2000
Номер публикации: №1664981299


М. СИВОГРАКОВ, (c)

...К ИСТОРИИ КОНТАКТОВ МЕЖДУ РОССИЕЙ И ЮАР

Официальная пресса СССР в двадцатые-тридцатые годы (тогда она была практически вся официальной) скупо сообщала о визитах в нашу страну иностранных деятелей коммунистической и социалистической ориентации. Обычно дело ограничивалось небольшой заметкой в "Правде" или "Известиях" о том, что лидер такой-то партии (движения, общества, фронта и т. д.) с такого-то по такое-то число такого- то месяца посетил СССР, побывал там-то и там-то, встретился с такими-то советскими руководителями.

Тем интереснее сейчас узнать, как организовывались и проходили такие визиты, что интересовало наших гостей, о чем шла речь в их беседах с руководством страны.

Более 70-ти лет назад Москву впервые посетили представители Африканского национального конгресса (АНК) Южной Африки. И если для "принимающей стороны" этот визит был, в общем, довольно рутинным событием, то чернокожие гости придавали ему громадное значение. За считанные дни пребывания в СССР они силились понять логику событий, приведших к власти в огромной стране совершенно новую политическую силу, пытались проецировать наш политический опыт на свои конкретные условия. Анализ документов об этом визите, найденных автором в фондах Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) и Центра хранения документов молодежных организаций (ЦХДМО), помогает лучше узнать и почувствовать атмосферу того далекого времени, а также мысли и устремления наиболее активной части африканского населения. До начала мощного антиколониального движения оставались еще годы и годы.

В ноябре 1927 года Джосайя Чангана Гумеде, избранный незадолго до этого визита генеральным президентом АНК, был приглашен в СССР Всесоюзным обществом культурной связи с заграницей (ВОКС) на празднование десятилетней годовщины Октябрьской революции вместе с одним из руководителей Коммунистической партии Южной Африки, представителем цветного населения Кейптауна Джеймсом Ла Гумой (1).

В фонде Всесоюзного общества культурной связи с заграницей Государственного архива Российской Федерации имеются датированные 29 ноября и 5 декабря 1927 года отчеты А.Ф. Платэ, в то время студента МВТУ имени Н.Э. Баумана, одновременно работавшего в ВОКС в качестве переводчика, впоследствии ставшего видным ученым, профессором МГУ. С его слов о поездке лидера АНК в СССР рассказывалось в журнале "Сечаба", а также в диссертации Л.В. Голубковой (1). Теперь впервые на основе документальных свидетельств появилась возможность рассказать о визите Дж. Гумеде.

На торжества по случаю празднования десятилетия Октябрьской революции Дж. Гумеде ( в отчете "Гумеди") и Ла Гума опоздали, но смогли принять участие в открывшемся 10 ноября Конгрессе друзей СССР (2). А.Ф. Платэ начал свою работу с лидером АНК 20 ноября 1927 года с перевода ему газетных новостей за последнюю неделю. На второй неделе пребывания в Москве гость приобрел теплую меховую шапку, после чего у него "перестали слезиться глаза, и он стал себя чувствовать лучше" (3). Можно представить, что испытал житель Южной Африки без головного убора в ноябре, когда дует промозглый ветер, часто идет дождь, а то и падает снег!

Дж. Гумеде как представитель подвергавшегося дискриминации африканского большинства населения Южной Африки во время встреч с руководителями советских ведомств уделял особое внимание национальному вопросу. 21 ноября он посетил Наркомпрос, где выяснял, как ведется работа по ликвидации неграмотности среди представителей национальных меньшинств. Гумеде обещали предоставить через ВОКС инструкции и брошюры "для культработы среди негров" (4).

24 ноября, беседуя с секретарем Совета Национальностей ЦИК СССР Кульбышеровым, Дж. Гумеде интересовался, какова политика советской власти по отношению к бывшим угнетенным национальным меньшинствам, и, в свою очередь, рассказал о "бесправном положении негров". По словам А.Ф. Платэ, после этой встречи лидер АНК сказал, "что перед ним как бы прошел новый свет и озарил

стр. 38


его". Затем в Комитете Севера при Президиуме ВЦИК П.Г. Смидович рассказывал лидеру АНК о культурной и экономической работе "среди отсталых национальностей Севера" ..(5).

22 ноября Гумеде посетил "Выставку национальностей", размещенную в здании ВХУТЕМАСа. Гость, увидев рисунок и план Зе-мо-Авчальской гидроэлектростанции (ЗАГЭС), сказал, что "постарается на деле увидеть это строительство" (6).

В тот же день Гумеде был на приеме у Ольги Каменевой (сестры Льва Троцкого и жены Льва Каменева), которая руководила в то время ВОКС. Заметим, что визит Гумеде в СССР, да и все юбилейные торжества пришлись на период особого накала борьбы Сталина и его окружения с "троцкистско-зиновьевской оппозицией". После открытого выступления оппозиции в октябрьскую годовщину ее лидеры были исключены из партии, и как раз в те дни, когда Ольга Каменева принимала Гумеде, в "Правде" публиковались многочисленные статьи, одобрявшие это решение (7).

На следующий день Дж. Гумеде посетил представительство Закавказской федерации (ЗСФСР), где ему рассказали об истории этого региона. По словам Платэ, лидер АНК особенно интересовался изменениями экономического, политического и культурного положения угнетенных прежде народов, а также "современным положением с землей" (8).

В Москве для Гумеде многое в насыщенной культурной программе было внове. Так, вечером 21 ноября он первый раз в своей жизни был в театре (посетил ГАБТ) и, по словам А.Ф. Платэ, "остался поражен" спектаклем. Затем побывал в камерном театре "Антигона", "Мюзик-холле" и цирке (9).

25 ноября Дж. Гумеде в сопровождении А.Ф. Платэ выехал в Тифлис. В дороге он записывал названия всех крупных населенных пунктов, через которые они проезжали, выяснял, как здесь развита промышленность, интересовался "брачным правом, положением религии, культработой в деревне", обучением в национальных республиках, местом советской нефти на международном рынке, причем на все эти вопросы надо было дать исчерпывающие ответы. А.Ф. Платэ переводил для Гумеде газеты и помогал ему в изучении "русской азбуки и системы счета" (10).

29 ноября в Тифлисе их встретили член Президиума ЦИК Грузии Константин Хоперики и секретарь председателя ЦИК Грузии Шалва Цогарели. Лидера АНК и его переводчика буквально через полчаса после размещения в гостинице повезли "на возвышенность, откуда можно было увидеть весь город" (скорее всего, на гору Мтацминда). По пути им встречались крестьяне, и поскольку генеральный президент АНК захотел поговорить с ними, их попросили остановиться. Гумеде задавал им вопросы о положении деревни до и после революции: владеют ли они теперь землей, не хотели бы они возврата прежнего строя, кого бы они стали защищать в случае войны - Советскую республику или меньшевиков. По предложению К. Хоперики разговор шел "через беспартийного шофера", и, по словам А.Ф. Платэ, "на все эти вопросы, заданные разным крестьянам, Дж. Гумеде получил положительные ответы (11).

Затем в сопровождении К. Хоперики и Ш. Цогарели лидер АНК и А.Ф. Платэ поехали во Дворец крестьянина, где осмотрели амбулаторию, клуб, общежитие, столовую, музей, а также побывали в редакции крупнейшей грузинской крестьянской газеты "Новая деревня". Здесь Гумеде сфотографировался с крестьянами, а также с сопровождающими и администрацией Дворца (полвека спустя эти фотографии были опубликованы в журнале АНК "Сечаба"). После чего Дж. Гумеде дал интервью представителям тбилисских газет "Заря Востока" и "Коммуниста", а также корреспонденту "Правды" в Закавказье.

Потом гости отправились в Грузинский государственный университет, ректор которого Глонти немного рассказал лидеру АНК об истории Грузии, о ее современном экономическом и культурном положении, а после посещения университета состоялась поездка Дж. Гумеде на ЗАГЭС, расположенную в 17 километрах от Тифлиса.

По возвращении состоялся обед с участием заместителя председателя ЦИК Грузии Тодрия, Хоперики, Цогарели, а также заведующего грузинским Госиздатом Бибинейш-вили. Стоит отметить, что по просьбе лидера АНК этот обед был сплошь из национальных блюд. После обеда Гумеде написал несколько писем домой о своих впечатлениях и отправился осматривать ночной город с возвышенности, а

стр. 39


оттуда вместе с А.Ф. Платэ они поехали в знаменитые серные бани, о которых лидер АНК слышал еще в Москве.

Утром 30 ноября Гумеде доставили фотографии, и местные газеты напечатали его интервью. В тот же день гость посетил Центральный изолятор особого назначения. Интересно, что тогда осмотр изоляторов и тюрем иностранцами, по- видимому, был одним из обязательных пунктов программы их посещения СССР, цель которого - продемонстрировать достоинства советской пенитенциарной системы. (О посещениях "исправдомов" и "изоляторов" упоминается практически во всех отчетах гидов-переводчиков за 1927 - 1929 годы, находящихся в ГАРФ.) Гумеде беседовал с задержанными по подозрению в совершении политических и уголовных преступлений, а в женском отделении он говорил по-английски с американской гражданкой, находившейся под следствием по обвинению в шпионаже. Платэ и здесь отмечал, "что на вопросы о режиме, об обращении с заключенными, о пище, газетах, журналах, книгах и т. д. заключенные давали положительные ответы". Особенно внимательно лидер АНК расспрашивал тех, кто отбывал наказание еще при царском режиме: он интересовался разницей между тюремными порядками до и после революции (12).

Затем Дж. Гумеде и Платэ направились в "Первый исправдом". Они внимательно осмотрели просторные мастерские (там лидеру АНК подарили две игрушки, сделанные заключенными), клуб, редакцию стенгазеты, а также центральную больницу тюрем Грузии. На Гумеде она произвела хорошее впечатление: он несколько раз переспрашивал, не обслуживаются ли здесь и вольные люди, а когда ему сказали, что кроме персонала, его самого и заключенных в больнице никого нет, он все спрашивал: "А какая же тогда разница между вольной и тюремной больницей?" Поразили лидера АНК и подвальные помещения исправдома, где находились бани для заключенных, а раньше располагались карцеры. Заинтересовал его "товарищеский суд" заключенных.

После обеда Гумеде написал статью для грузинской печати, отправил телеграмму в редакцию южноафриканской газеты "Абанто-Бато". Поскольку 30 ноября 1927 года в репертуарах театров Тифлиса не было ни грузинской оперы, ни драмы, Гумеде пошел в цирк, где все же увидел несколько "грузинских номеров". На следующий день Гумеде должен был уезжать, и Цогарели устроил прощальный товарищеский ужин, на который пригласили студентов. С лидера АНК взяли честное слово, что он вернется в Грузию для детального ознакомления с новым строительством.

1 декабря Дж. Гумеде посетил деревню Диганэ, расположенную примерно в 10 верстах от Тифлиса. Там в местном волостном исполкоме президент АНК имел часовую беседу с председателем исполкома, в которой были затронуты вопросы "культурного, экономического и кооперативного строительства деревни", выборов органов местной власти, строительства школ, общественных работ и т. д. Выступая перед крестьянами, лидер АНК рассказал "о рабском положении туземного населения Африки". Затем Гумеде осмотрел кооператив и пообщался с его председателем, а в школе побеседовал с ее заведующим, который рассказал ему о том, что за годы, прошедшие после революции, количество учащихся увеличилось с 60 до 400 человек. Президент АНК беседовал и с преподавателями и учениками. Гумеде особо интересовался положением крестьян бывших угнетенных народов. Его волновали две темы - национальная и крестьянская.

Ввиду того, что в телеграмме из Москвы Дж. Гумеде было предложено ускорить возвращение в Советскую Россию, он отказался от поездки в Баку (что первоначально предполагалось).

Примерно в три часа дня 1 декабря Дж. Гумеде и его сопровождающий выехали в Москву. По дороге он много говорил о Грузии и о том благоприятном впечатлении, которое у него оставила поездка. Об этом он рассказал в большой статье, написанной для тифлисской прессы.

Досрочный отъезд Дж. Гумеде из Тбилиси был, вероятно, вызван неотложными делами, связанными с деятельностью Лиги против империализма. 5 декабря 1927 года в Москве президенту АНК сообщили, что он должен в этот же день выехать на Конгресс Лиги в Брюссель. Прощаясь, лидер АНК просил переводчика передать всем представителям ВОКС искреннюю благодарность за оказанный прием, так как столь спешный отъезд не позволил это сделать ему лично.

Вернувшись из Советского Союза в Южную Африку, Дж. Гумеде заявил: "Я видел становление нового мира там, где он возник. Я был в новом Иерусалиме" (13). Отметим, что идеи преобразования общества давно привлекали Гумеде: еще за 20 лет до приезда в Россию он поддерживал контакты с социалистами из Лейбористской партии в Натале.

27 февраля 1928 года он по специальному приглашению принял участие в заседании Центрального исполнительного комитета Коммунистической партии Южной Африки, на котором выступил с сообщением о поездке в СССР. На национальной конференции АНК в 1930 году он призвал соратников поддерживать Советский Союз, который является "единственным настоящим другом всех угнетенных народов в мире" (14).

Перед отъездом Дж. Гумеде выражал твердую уверенность в том, что в ближайшем будущем сможет опять посетить нашу страну, но еще раз побывать в России ему не пришлось. Непосредственные связи АНК с Москвой были прерваны на долгие годы. С одной стороны, тесное сотрудничество Дж. Гумеде с коммунистами (отметим, что он не был членом партии) вызвало злобу консервативных элементов в АНК, добившихся его поражения на выборах президента АНК в 1930 году (15). С другой, в советском руководстве и, как следствие этого, в Коминтерне, на рубеже 1930-х годов возобладал сектантский подход к национально- освободительным движениям. Если попытаться занять объективную позицию, то и наше государство, и правящая партия упустили важную возможность завязать и укрепить контакты с мощной политической силой на юге Африканского континента, лучше узнать и понять страну, игравшую довольно заметную роль в мировом сообществе.

Следующий визит в СССР лидеров АНК состоялся только в 1953 году. Нашу страну после участия во Всемирном фестивале молодежи и студентов, состоявшемся в августе 1953 года в Бухаресте, посетили генеральный секретарь АНК Уолтер Сисулу, секретарь Молодежной лиги АНК Дума Нокве, а также секретарь Конгресса индийской молодежи Южной Африки Исмаил Бхула.

Просьба оказать содействие в посещении Советского Союза южноафриканцам из числа будущих участников фестиваля содержалась в письме секретаря Южноафрикан-

стр. 40


ского фестивального комитета Ахмеда Катрады руководителю делегации СССР, направленном еще в июле 1953 года (16).

15 сентября в Антифашистский комитет советской молодежи (АКСМ) было направлено еще одно письмо, в котором от имени делегации молодежи Южной Африки Исмаил Бхула обращался с просьбой предоставить возможность посетить Советский Союз. Представители южно-африканской делегации хотели провести несколько дней в Москве и побывать в Ленинграде, Сталинграде, на Волго-Донском канале - в наиболее известных им местах.

В письме указывалось, что юж-ноафриканцам, особенно У. Сисулу и Д. Нокве, которые не имели паспортов, удалось выехать из своей страны с огромными трудностями. И. Бхула подчеркнул, что это был первый случай за многие годы, когда африканцы смогли приехать непосредственно из своей страны; и особенно тот факт, что все члены делегации были руководящими деятелями национально-освободительных организаций в Южной Африке. В этом же письме от имени делегации молодежи Южной Африки выражалась признательность за гостеприимство, оказанное ей во время транзитного пребывания в Советском Союзе (17). Из Пекина через Всекитайскую федерацию демократической молодежи в АКСМ было направлено и письмо Нокве, также выражавшее благодарность "за горячее гостеприимство и внимание", оказанное делегации (18).

Просьбу южноафриканцев удовлетворили, и для делегации подготовили обширную программу двухнедельного пребывания (со 2 по 15 ноября): посещение Кремля, Библиотеки имени В.И. Ленина, Всесоюзной строительной выставки, Музея истории и реконструкции Москвы, Музея Советской Армии, Политехнического музея, только вошедшего в строй нового здания МГУ на Ленинских горах, Московского первого медицинского института, средней школы, кондитерской фабрики "Красный Октябрь", присутствие 6 ноября на праздничном вечере, посвященном очередной годовщине Октябрьской революции, а 7 ноября - на параде и демонстрации на Красной площади, а также посещение Большого театра. Большого зала Консерватории, цирка, праздничного концерта Краснознаменного ансамбля песни и пляски Советской Армии (19). Отметим, что программа пребывания вне Москвы отличалась от предложенной южноафриканцами.

На несколько дней гостей отправили в Азербайджан - для делегатов и африканских и азиатских стран чаще всего планировали поездки в "восточные" союзные республики.

По возвращении в Южную Африку Сисулу и Нокве выступили на ежегодной конференции АНК в Ку-инстауне, делегаты которой горячо их приветствовали. "Гром аплодисментов" сопровождал сообщение Уолтера Сисулу о поездке в Советский Союз на митинге по случаю Международного дня молодежи, проходившем в Йоханнесбурге. Еще ранее, на праздновании годовщины Октября в Йоханнесбурге, Ахмед Катрада рассказал о том, что два члена Африканского национального конгресса приняли участие в торжествах по случаю годовщины Октябрьской революции в Москве. Бурю аплодисментов вызвал и его призыв к установлению тесных связей между народами СССР и Южной Африки. Корреспонденту газеты "Эдванс" Сисулу сказал, что небелые рассматривают страны Восточной Европы и СССР "в качестве своих ближайших друзей, которые безоговорочно поддерживают их в ООН. Я совершил визит доброй воли от имени демократической Южной Африки, как белой, так и черной. Южной Африке необходимы друзья, как на Востоке, так и на Западе" (20).

Хотя, как отмечает Нельсон Мандела в своей автобиографической книге, некоторые члены руководства АНК были недовольны пребыванием Сисулу и Нокве "в социалистических странах" (21), эта поездка в отличие от визита Дж. Гуме-де в СССР в 1927 году, пожалуй, скорее, способствовала укреплению их авторитета в АНК. Например, Дума Нокве через несколько лет был избран генеральным секретарем АНК, а Сисулу, которому власти официально запретили заниматься политической деятельностью, продолжал фактически оставаться ведущей фигурой в АНК вплоть до запрета Конгресса в 1960 году. Не сломили его и 26 лет тюремного заключения.

Следует, однако, отметить, что, судя по имеющимся в архиве материалам, программа пребывания генерального секретаря АНК в СССР в 1953 году не выходила за рамки обычных для зарубежных гостей АКСМ, и тем самым его поездка не привела к установлению регулярных связей между Конгрессом и Москвой. Это было достигнуто лишь спустя 10 лет, когда в апреле 1963 года СССР посетил другой лидер АНК - Оливер Тамбо.

В апреле 1999 года Москву посетил президент ЮАР Нельсон Мандела, а ранее, в ноябре 1998 года, в Москве побывал Табо Мбеки (в то время - заместитель президента ЮАР и лидер АНК, а ныне - президент ЮАР). Эти успешные визиты знаменуют новый этап в развитии отношений между ведущей южноафриканской политической организацией и нашей страной. Остается надеется, что в дальнейшем контакты между Россией и Южной Африкой будут развиваться по нарастающей, что должно привести к искреннему к сближению и сотрудничеству, чего так не хватало в прежние годы.


1. Давидсон А.Б. Южная Африка: Становление сил протеста (1870-1924). М.: Главная редакция Восточной литературы, 1972. С. 420. Голубкова Л.В. Развитие демократического движения в Южно-Африканском Союзе (1924-1929 гг.). Диссертация на соискание ученой степени канд. исторических наук / Ун-т Дружбы народов им. П. Лумумбы. М., 1983. С. 62- 63.

2. Правда, 1927, 10 ноября.

3. ГАРФ. Ф. 5283. On. 8. Д. 62. Л. 253, 256.

4. Там же.

5. Там же. Л. 253, 256-об.

6. ГАРФ. Ф. 5283. On. 8. Д. 62. Л. 253, 256.

7. Например, Правда, 1927, 24 ноября.

8. Там же. Л. 253, 256.

9. ГАРФ. Ф. 5283. On. 8. Д. 62. Л. 253, 256.

10. Там же. Л. 254, 256-об.-257..

11. Там же. Л. 258, 262.

12. Там же. Л. 259, 263.

13. Бантинг Б. Мозес Котане - южноафриканский революционер: Политическая биография. М.: Прогресс, 1979. С. 57.

14. Цит. по: Бантинг Б. Указ. соч. С. 77.

15. Там же. С. 57.

16. ЦХДМО. Ф. 4. On. 5. Д. 13. Л. 1, 2-3.

17. ЦХДМО. Ф. 4. On. 1. Д. 1684. Л. 113, 114.

18. Там же. Л. 115, 116.

19. ЦХДМО. Ф. 4. On. 4. Л. 110-111.

20. Бантинг Б. Указ. соч. С. 274-275.

21. Mandela N. Long Walk to Freedom. L.: Abacus, 1995, p.185.

Опубликовано на Порталусе 05 октября 2022 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама