Рейтинг
Порталус


ШВЕЙЦАРЦЫ В РОССИИ И РУССКИЕ В ШВЕЙЦАРИИ

Дата публикации: 23 июля 2021
Автор(ы): А. И. СТЕПАНОВ
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ
Номер публикации: №1627035981


А. И. СТЕПАНОВ, (c)

Несколько веков русские и швейцарцы шли навстречу друг другу. Путь был долгий, общение и сотрудничество не всегда налаживались просто. Трудно переоценить значение человеческих контактов для становления отношений между обоими народами. Это были разные по составу и величине потоки швейцарцев в Россию и русских в Швейцарию. Многие тысячи людей, принадлежавших к разным слоям общества, создавали своеобразную корневую систему, материальную ткань взаимного сотрудничества.

Западную Европу, включая Швейцарию, не могло не интересовать, что творится в восточной ее части, как с точки зрения обеспечения собственной безопасности, так и для получения материальных выгод от деловых связей с громадной восточноевропейской и евразийской державой - Россией.

Швейцарцы издавна питали интерес к России и устремлялись туда на заработки, оседали на ее землях, порой на всю жизнь. Многие поначалу просто спасались от безработицы и нищеты, надеясь найти в России решение своих проблем. Это им в большинстве случаев удавалось. Благодаря своим знаниям и профессиональным навыкам, трудолюбию и усердию они выбивались в ряды зажиточных, богатых и уважаемых членов общества. Особого внимания заслуживает тема швейцарской научной и культурной эмиграции.

В свою очередь русские, правда, несколько позднее, облюбовали Швейцарию как чудное место для плодотворного творчества и отдыха, а главное - для познания одной из старейших демократий, необычного для них общественного уклада, традиций и обычаев жителей этой небольшой горной страны, говорящих на четырех языках. Швейцария предоставила приют революционерам и инакомыслящим, в частности русским, спасавшимся от преследований на родине.

Швейцарская эмиграция в Россию имела почти целиком экономический, научный и социальный характер; российская - несла больше культурную, гуманитарную и идеологическую нагрузку. Шел порожденный конкретными историческими обстоятельствами процесс открытия Россией и Швейцарией друг друга.

В настоящем очерке прослеживается развитие, последствия, значение исторического процесса взаимодействия и взаимопроникновения наших народов и культур1 .

ЛИТЕРАТУРА

В конце 20-х - начале 30-х годов XX в. в Швейцарии увидели свет публикации "русских швейцарцев", которые отличались объективностью и широтой подхода. Эти документы и по сей день остаются уникальными источниками, повествующими о малоизвестных страницах совместной истории.

После второй мировой войны появились мемуары, семейные хроники, очерки, в которых рассказывается о поездках швейцарцев в Россию в XVIII - начале XIX вв. Эти источники образуют обширную базу для обобщающих исследований.


Степанов Андрей Иванович - доктор исторических наук, профессор Дипломатической академии МИД России, Чрезвычайный и Полномочный Посол. Посол РФ в Швейцарии в 1992 - 1999 гг. и в Лихтенштейне в 1995 - 1999 гг. по совместительству. Заслуженный деятель науки РФ.

1 В очерк включены фрагменты книги А. И. Степанова "Русские и швейцарцы. Записки дипломата" (выйдет в свет в 2006 ".).

стр. 120


Первые исследования по рассматриваемой проблеме, включая диссертационные работы, появились в 50-е - 60-е годы XX в. В середине 70-х годов в Цюрихском университете на основе проекта Национального фонда началась систематическая разработка истории "русских швейцарцев". Вслед за воспоминаниями, статьями и монографиями стали выходить, начиная с 80-х годов, обобщающие коллективные труды, воссоздающие более чем двухвековую историю швейцарских переселенцев в России. Расширялся круг исследователей и формат научных работ, содержание которых превосходило первоначальные задумки. Проблематика русско-швейцарских отношений вызывала растущий общественный резонанс, привлекала внимание государственных институтов, что, в частности, способствовало решению проблемы финансирования научных проектов.

Творческий и организационный импульс публикациям по исследуемой тематике дало создание в Цюрихском университете исторического семинара в отделе Восточной Европы, который располагает "Архивом русских швейцарцев", имеющим беспрецедентную научно-познавательную ценность. Этот семинар - один из ведущих центров по изучению российско-швейцарских связей, под эгидой которого осуществляется проект "К истории российских швейцарцев"2 .

Особое значение имел выход коллективного труда объемом более 500 страниц "Швейцарцы в царской империи. К истории эмиграции в Россию". Его авторы - Р. Бюлер, Х. Гандер-Вольф, Г. Гёрке, У. Раубер, Г. Чудин, Й. Фёгели3 . Этот труд является первым в научной литературе серьезным исследованием по теме "Русские швейцарцы", отличается глубоким анализом огромного массива швейцарских архивов, воспоминаний и рукописей, региональных российских архивов и ряда изданий. Книга снабжена солидным документальным приложением, историографией, именным указателем, уникальными фотографиями. Все это позволило воссоздать характер, масштабы, особенности швейцарской эмиграции в Россию на различных исторических этапах. Авторам удалось проследить заинтересованность и выгоду сторон, показать симпатии русских и швейцарцев друг к другу. Выход в свет этого труда способствовал расширению представления общественности обеих стран о путях совместной истории.

К труду "Швейцарцы в царской империи. К истории эмиграции в Россию" примыкает коллективная работа "Швейцария - Россия. Отношения и контакты", явившаяся заметным вкладом в разработку комплексной темы о человеческом факторе в двусторонних отношениях4 . За этой работой последовала серия публикаций, посвященных швейцарской эмиграции в Россию. Швейцарские авторы посвятили книги таким выдающимся "русским швейцарцам" - Лефорту, Эйлеру, Ла Гарпу, описали конкретные сюжеты. Определенные трудности в разработке данной комплексной темы создавало, в частности, отсутствие доступа исследователей к российским архивам5 . Однако надо иметь в виду, что исследуемая тема в доперестроечные времена вряд ли вызывала, в силу ряда соображений, благожелательную реакцию у государственных структур в СССР.

Следует признать, что литература на русском языке по данной тематике объемом и разнообразием не отличается. Швейцарцы объясняют это, прежде всего, пока еще недостаточным интересом российских историков к исследованию поставленных вопросов, отчасти потому, что доля швейцарцев среди иностранцев в России, например, в сравнении с немцами, была весьма скромной.

Полезную роль для немецкоговорящих читателей сыграло издание альманаха "Русское открытие Швейцарии"6 , в котором собраны статьи, заметки и высказывания многих


2 "Beitrage zur Geschichte der Russland-Schweizer". Руководителем семинара и издательского проекта по истории "русских швейцарцев" является проф. Г. Гёрке.

3 Buhler R., G. -W. Heidi, Goehrke G., Rauber U., Tschudin G., Voegeli J. Schweizer im Zarenreich. Zur Geschichte der Auswanderung nach Russland. Zurich, 1985.

4 Schweiz - Russland. Россия - Швейцария. Beziehungen und Begegnungen. Zurich, 1989.

5 Buhler R., ect. Op. cit., S. 348 - 349.

6 Die russische Entdeckung der Schweiz. Ein Land, in dem nur gute und ehrbare Leute leben. Hrsg. von J. Netscheporuk. Zurich, 1989.

стр. 121


русских историков, ученых, писателей, композиторов, художников, философов, политиков разных направлений, революционеров, посетивших Швейцарию или проживших там длительное время. Особенность книги состоит в том, что помещенные в ней материалы содержат впечатления русских авторов, в частности критические отзывы о Швейцарии, что позволяет вывести объективное мнение о разных сторонах истории и политического устройства Швейцарской Конфедерации, жизни и быта швейцарцев. Составитель альманаха Е. И. Нечепорук - литературовед, в течение нескольких десятилетий исследующий литературу Австрии и Швейцарии. Его перу принадлежит более 200 публикаций, посвященных в основном проблемам германоязычных литератур, творчеству ряда швейцарских писателей и поэтов различных поколений и направлений. Книга "Русское открытие Швейцарии" получила широкий общественный резонанс. Ее презентация состоялась в посольстве СССР в Берне, где присутствовали многие деятели культуры, литературы и науки. Рецензии опубликовали примерно 30 журналов и газет разных стран7 .

Научным и общественным событием стало совместное издание России и Швейцарии сборника документов, отражающих отношения наших стран с 1813 г. до 1955 г.8 Большая их часть увидела свет впервые. Хотя основное внимание в издании уделено межгосударственным отношениям, ряд интересных и оригинальных документов позволяет открыть малоизвестные страницы человеческих связей обеих стран, обогащающих представление о двусторонних отношениях. Посольство России в Швейцарии оказало содействие выпуску сборника на русском языке. Ценная помощь была оказана проживающим в Лихтенштейне нашим соотечественником бароном Э. А. фон Фальц-Фейном.

Документы о российско-швейцарских отношениях, почерпнутые из Архива внешней политики Российской империи, опубликованы в многотомном издании "Внешняя политика России XIX и начала XX века. Документы Российского министерства иностранных дел"9 .

В 90-х годах XX в. в наших странах появилась серия публикаций, благодатным поводом для которых послужили такие знаменательные даты, как 100-летие сооружения памятника русским воинам, павшим у Чертова моста, и 200-летие Швейцарского похода армии А. В. Суворова. В ходе подготовки к этим датам были проведены международные научные конференции и семинары, общественные форумы и встречи, увидели свет совместные и индивидуальные труды авторов обеих стран. Без преувеличения, это послужило дальнейшему комплексному исследованию узловых военно-политических проблем Европы конца XVIII в., которые на том историческом этапе в значительной степени сфокусировались на Швейцарии. Так, российские авторы привлекли внимание к установлению в ту пору дружеских контактов с рядовыми швейцарцами. В связи с юбилейной датой на перевале Сен-Готард была установлена скульптурная фигура генералиссимуса Суворова на коне (автор - скульптор Д. Н. Тугаринов), а близ Цюриха - памятный камень в честь сражавшихся в 1799 г. с французами русских солдат под командованием генерал-лейтенанта А. М. Римского-Корсакова10 .


7 Нечепорук Е. И. Библиографический указатель трудов, 1968 - 1997. Симферопольский госуниверситет, 1997.

8 Россия - Швейцария. Russie - Suisse, Russland - Schweiz, Документы и материалы. 1813 - 1955. М., 1995; Швейцария - Россия. Контакты и разрывы. Suisse - Russie. Contacts et ruptures. Schweiz - Russland. Aufbau und Krisen der Beziehungen. 1813 - 1955. Bern-Stuttgart-Wien, 1994.

9 Внешняя политика России XIX и начала XX века. Документы Российского министерства иностранных дел. Т. 7. Январь 1813 г. - май 1814 г. М., 1970.

10 Драгунов Г. П. Чертов мост. По следам Суворова в Швейцарии. М., 1995; Степанов А. И. "...Проходили мы неприступные места через швейцарские горы, где всюду неприятеля поражали..." (к 200-летию Швейцарского похода А. В. Суворова). - Международная жизнь, 1998, N 9; его же. "Дела давно минувших дней...". 200-летие Альпийского похода А. В. Суворова в глазах современников. - Президент. Парламент. Правительство, 1999, N 1; Suworov. Weltgeschichte im Hochgebirge. Entscheidung an der Grimsel 14. August 1799. Baden, 1999; Новиков А. А. Суворов в Швейцарии. Современное прочтение истории похода. М., 2000; Жизнь Суворова, рассказанная им самим и его современниками. Письма. Документы. Воспоминания. Устные предания. М., 2001; Шишов А. В. Суворов. Генералиссимус Великой империи. М., 2005.

стр. 122


Богатые документальные, фактические и иллюстративные материалы были представлены на крупной международной выставке в Москве в 1999 г. "Россия - Швейцария. 300 лет сотрудничества (из истории российско-швейцарских отношений в XVII-XX вв.)", подготовленной Федеральной архивной службой РФ и Швейцарским Федеральным архивом в сотрудничестве с Историко-документальным департаментом МИД России и Всероссийской государственной библиотекой иностранной литературы.

В последние годы в России и Швейцарии появились новые публикации, в которых затрагиваются вопросы истории двусторонних отношений. Один из примеров - книга М. Шишкина "Русская Швейцария"11 , содержащая сведения о "русском следе" в этой стране. Она основывается на обширном материале, читается легко и с интересом. На наш взгляд, автор по глубине и обстоятельности освещения исторических событий и их участников (с конца XVIII в. и до наших дней) внес весомый вклад в дальнейшее "открытие" русскими Швейцарии.

Несомненным событием в научной и культурной жизни наших стран стал выход в свет по случаю 300-летия Санкт-Петербурга монументального труда международного авторского коллектива в составе 80 человек "Швейцарцы в Петербурге"12 . Спонсорами его являются МИД Швейцарии, швейцарский Фонд культуры "Про Гельвеция", Фонд "Фонтобель", муниципалитет Зефтигема, кураторами - 30 государственных учреждений, общественных организаций, музеев, библиотек, архивов, из них половина, что примечательно, - российские. В авторский коллектив (координатор - Э. Медер) вошли ведущие ученые, занимающиеся длительное время различными аспектами названной темы, что предопределило высокий научный уровень исследования, ставшего плодотворным итогом многолетнего и кропотливого труда.

Участники проекта исходили из того, что материалы книги должны дать возможность по-новому осмыслить многогранные исторически сложившиеся связи Санкт-Петербурга и самобытных кантонов Швейцарии, обновить основу для плодотворного возрождения на современном этапе этих связей и осуществления совместных историко-краеведческих исследований13 .

В книге впервые глубоко показана роль швейцарцев в развитии города на Неве. Архивные и документальные материалы позволили по-новому оценить и осмыслить многогранные исторически сложившиеся связи северной столицы России и кантонов Швейцарии. Авторы показывают "Швейцарский Петербург" как комплекс передовых промышленных предприятий и банков, известных торговых и издательских домов, научно-образовательных и благотворительных учреждений, гостиниц и т.д. Потомки первых петербургских швейцарцев живут и трудятся здесь и поныне. Обнадеживающим признаком возобновления традиционных контактов является появление в современном Санкт-Петербурге пока незначительной по численности - около 50 человек - швейцарской колонии14 .

"Швейцарский Петербург" - это, прежде всего, люди, которые своими выдающимися деяниями прославили и Швейцарию и Россию, где они нашли вторую родину. Достаточно назвать, к примеру такие имена: друг и помощник Петра I, первый русский адмирал Франц Лефорт; швейцарские математики, механики и астрономы Леонард Эйлер, Николай Фус и Якоб Бернулли, ботаник Регели. Эти ученые участвовали в создании и развитии Санкт-Петербургской императорской Академии наук. Генерал Антуан-Анри Жомини стоял у истоков российской военной науки, был инициатором создания Академии генерального штаба. Первый архитектор Санкт-Петербурга Доменико Трезини отдал столице Российской империи около трех десятилетий своей жизни. Главным художником ювелирной фирмы Фаберже был швейцарец Франц Бирбаум, директором импера-


11 Шишкин М. Русская Швейцария. Литературно-исторический путеводитель. Zurich, 2001.

12 Швейцарцы в Петербурге. СПб., 2002 (на русс. яз. и на языках Швейцарской Конфедерации).

13 Там же, с. 17.

14 Швейцарцы в Петербурге, с. 610.

стр. 123


торского фарфорового завода - швейцарец Франц Гаттенберг, воспитателями и учителями при императорском дворе служили швейцарцы Фредерик-Сезар де Лагарп и Пьер Жильяр. Перечень имен швейцарцев, вложивших свои способности, знания и опыт в прогресс России, может быть продолжен: первооткрывателями России были многие тысячи швейцарцев.

Вызывает удовлетворение, что в конце XX - начале XXI вв. заметно активизировалась в наших странах, причем на совместной основе, разработка истории двусторонних отношений; особое внимание уделяется человеческим связям, сыгравшим цементирующую роль в развитии взаимовыгодного сотрудничества. Объяснением своеобразного исследовательского ренессанса могут служить дальнейший прогресс в российско-швейцарских отношениях, рост в обеих странах интереса к взаимному прошлому, наконец, процессы культурной интеграции в Европе в целом.

ШВЕЙЦАРЦЫ В РОССИИ

ПРИЧИНЫ И ОСОБЕННОСТИ ЭМИГРАЦИИ ШВЕЙЦАРЦЕВ В РОССИЮ

Традиционно жители Швейцарии, особенно молодые, направлялись на работу и службу в другие страны. За границей они трудились на совесть, вызывая уважение своим усердием, высоким ремеслом, храбростью, коль скоро они нанимались на военную службу.

Жители Альпийской республики стремились попытать счастья и на восточной окраине Европы. Объем информации о России постепенно накапливался, пока не привел к рациональному выводу: необъятный рынок России заслуживает активного приложения сил для использования его в личных и государственных интересах. Со временем краткие поездки превращались в длительное пребывание в малознакомой стране. "Швейцарский поток" становился все более устойчивым, порой приобретал массовый характер.

На протяжении веков в Россию не прекращался приток специалистов из Швейцарии: ученых и архитекторов, педагогов и воспитателей, ювелиров и часовых дел мастеров, сыроделов и кондитеров, пекарей и виноделов, врачей и агрономов, инженеров и предпринимателей, военных и дипломатов. Переселенцы из Швейцарии часто женились на русских женщинах, были счастливы в браках, а в жилах их детей и детей их детей, осевших в России, течет швейцарская кровь.

Почему швейцарцы, срываясь с насиженных мест, покидали собственную страну, чтобы в "варварской" России выстраивать свою жизнь заново, что влекло их туда? Рассчитывали они на более доходную работу, на богатство или ими двигали другие мотивы?

Вряд ли подлежит сомнению, что эмигрантов в первую очередь интересовал материальный достаток - большие заработки, а также стремление добиться успеха на чужбине. Швейцарцы - люди прагматичные, они прочно стоят на земле, дотошно считают, во сколько обойдется и что даст им конкретно каждый шаг.

Можно предположить, что на швейцарцев производила сильное впечатление Россия, ее необъятные просторы и величавая природа, непривычный для Запада образ жизни и характер русских - людей открытых и гостеприимных. Случалось, что в Россию приезжали путешественники и авантюристы, искавшие приключений. Наверное, в общей массе были и швейцарцы, принимавшие близко к сердцу судьбы чужой страны, искренне хотевшие ей помочь. И все же решающим было желание выйти на благодатное поле для выгодных дел, ощутимые сугубо материальные результаты собственных усилий.

Существенную роль в формировании доброго климата в отношениях двух стран сыграли швейцарские "специалисты", разъезжавшиеся по городам и весям нашей необъятной страны. Швейцарцы были в глазах русских мастерами своего дела.

С 60-х годов XVIII в. до середины XIX в. отмечалось прибытие швейцарцев в Россию группами15 , например, в 1763 г. в Россию выехали фазу несколько тысяч семей. Не про-


15 Buhler R., ect. Op. cit., S. 360.

стр. 124


сто представить себе эту массу эмигрантов: помимо прочего, им надо было собраться с духом, чтобы принять сомнительное, на первый взгляд, решение добраться через тысячи километров до чужой страны со своим скарбом, чадами и домочадцами, обустроиться на новом месте и начать все с начала с верой и надеждой на благополучное будущее. Эмигранты расселялись в разных районах, многие приняли русское подданство. Швейцарскую эмиграцию подпитывали, с одной стороны, собственные экономические трудности и социальные проблемы, а с другой, растущие потребности промышленного и научно-технического подъема России. Россия принимала переселенцев гостеприимно, что существенно облегчало их судьбу, надеясь на то, что швейцарцы принесут стране пользу.

Разные европейские государства имели свои особенности в "освоении" гигантских просторов России. Если немцы направлялись туда в качестве колонистов, то швейцарцы - как специалисты. Особенно интенсивным был наплыв эмигрантов при Екатерине II, когда Россия испытывала насущную потребность в развитии системы образования и воспитания, науки и культуры, зодчества и искусства, не говоря уже об экономике. На основе манифестов 1762 г. и 1763 г. переселенцы получили значительные льготы. Первое место среди них занимали тогда немцы, создавшие колонию на Волге. Ненамного уступали им швейцарцы. Правда, число последних составило только 115 чел., в основном по причине жестких мер, которые чинили швейцарские власти. Правда, в последующие годы это число возросло: между 1763 г. и 1772 г. из выехавших только через Базель добрались до России уже около 1 тыс. человек, осевших, как и немцы, на Волге16 .

Чаще всего специалисты связывают эволюцию переселенческого процесса с ухудшением на разных этапах экономической конъюнктуры в Швейцарии. Так, к отъезду крестьян и обедневших ремесленников вынуждали голод, неурожаи, растущее подорожание жизни. Г. Чудин, проанализировав биографии 466 работавших в России швейцарских виноделов, из которых 3/5 принадлежали к поколению переселенцев, пришла к выводу, что они покинули страну не из-за "невыносимой нужды", а прежде всего с целью использовать шанс, чтобы добиться в России материального благополучия, даже богатства. Приток сыроделов в Россию достиг расцвета после 1900 г., что было следствием кризиса альпийского сыроварения. В то же время в России имелись благоприятные условия для приложения свежих сил и способностей. Очевидную роль играла вербовочная работа швейцарцев, проживавших в России17 .

Российские власти, заинтересованные в свежих силах из-за рубежа для освоения малонаселенных земель, особенно на юге страны, содействовали процессу переселения. Они использовали тот факт, что многие жители Австрии, Пруссии, Швейцарии и других европейских государств испытали на себе тяжелые последствия войн. В 1804 г. правительство издало новые правила: всем желающим переселиться в Россию на правах колонистов выдавались ссуды для проезда до нового места жительства и обзаведения хозяйством, предоставлялись земельные участки, податные льготы, давалась рассрочка для погашения ссуды. Не случайно, в 1806 г. около 600 семей из Швейцарии переселились в Новороссийский край18 . Колонизацию Крыма стимулировали также государственно-политические и стратегические интересы России, предоставлявшей переселенцам значительные льготы.

Особого внимания заслуживают эмигранты промышленники и торговцы, рассчитывавшие на умножение своего состояния, стремившиеся добиться высокого положения в обществе. На другом полюсе - эмиграция по религиозным мотивам, коснувшаяся немногих швейцарцев, хотя и они находили свое место в швейцарской колонии в России.

Нет однозначного ответа на вопрос, находило ли поддержку властей решение эмигрантов о переезде в Россию. Видимо, на разных этапах и в отношении соответствующих


16 Ibid., S. 276 - 278.

17 Ibid., S. 99 - 103.

18 Внешняя политика России XIX и начала XX века, с. 692.

стр. 125


категорий переселенцев позиция официальных властей была не одинакова. В любом случае, можно понять их предостережения относительно неоправданных иллюзий. Швейцарские исследователи считают, что Россия перед первой мировой войной так и не стала для иностранцев "европейской Америкой"19 .

В общей сложности швейцарцы облюбовали 16 регионов страны: 14 в европейской и 2 в азиатской ее частях, а также Кавказ и Урал20 . Их жизнь и быт, несмотря на русское окружение, определялись собственными правилами и традициями. Это касалось веры, устройства домов и других построек, одежды, еды, воспитания детей, свободного времяпрепровождения. И все-таки благодаря постоянным контактам с русскими швейцарцы перенимали некоторые местные обычаи.

Швейцарцы, находившиеся в разное время в России, принадлежали более чем к 125 профессиям и трудились в своем большинстве в 24 отраслях промышленности и сельского хозяйства. Они сосредоточились преимущественно в центральной России, на Северо-Востоке и Юге страны, в наиболее крупных городах - Санкт-Петербурге, Москве, Риге, Одессе, Киеве и Варшаве21 .

Пожалуй, наиболее близки к действительности сведения, опубликованные в Швейцарии в 80-е годы XX в.: численность "русских швейцарцев" колебалась между 38 и 57 тыс. человек, то есть их было значительно больше, чем считалось ранее. Причина расхождений кроется, видимо, в неточности подсчета работающих эмигрантов и в не включении в их общее число членов семей.

Из каких мест происходили швейцарцы? Большинство переселенцев (78,32%) - выходцы из горных кантонов. Граубюнден - 36,48%, Берн - 13,11%, Цюрих - 9,88%, Ваадт - 7,24%, Тессин - 5,92%, Гларус - 5,69%. Основные профессии - сыровары и кондитеры (Берн), строители и архитекторы (Тессин), инженеры, другие специалисты, работники торговли и обслуживания, офицеры, воспитатели (Цюрих). Переселенцы проживали в 686 (из примерно 3 тыс.) общинах. Родным для "русских швейцарцев" были языки: немецкий - 56,7%, французский - 16,2%, ретороманский - 14,4% и итальянский - 12,8%22 .

По численности переселенцев первенствовали кантоны Граубюнден и Берн23 . Это были, прежде всего, сыровары, которые в большом числе переселились в Россию после 1814 г. Первым был Иоханнес Мюллер, выходец из деревни Райхенбах, что в Бернских Альпах. Его примеру последовали многие другие. Дело в том, что для большого числа обитателей региона дорога в Россию была путем к независимому существованию. Благодаря низким ценам и освобождению от налогов многие сыровары могли успешно вести собственное дело, войти в контакт со знатными и влиятельными людьми. Поскольку швейцарцам часто недоставало умения вести себя в аристократическом обществе, для них устраивались курсы танцев и хороших манер.

Интересна статистика, отражающая профессиональный состав эмигрантов, представлявших более 90 профессий. Из выявленных исследователями 1773 человек, три четверти имели десять следующих специальностей: кондитеры и служащие кафе (21,7%), сыроделы (13,3%), торговцы (9,0%), воспитатели и домашние учителя (8,2%), архитекторы и строители (5,8%), педагоги (5,2%), агрономы и виноделы (3,9%), священнослужители (3,1%), инженеры (2,0%), специалисты по производству и окраске тканей (1,6%). Среди переселенцев были также художники, офицеры, официанты, слесари, механики, портные, ткачи, ремесленники, фабриканты, врачи, химики, математики, садовники, повара и представители еще 10 специальностей24 .


19 Buhler R., ect. Op. cit., S. 124, 128.

20 Ibid., S. 203.

21 Ibid., S. 370, 491, 495 - 497, 500 - 501.

22 Ibid., S. 74 - 77, 81, 87, 93.

23 Ibid., S. 97 - 98.

24 Buhler R., ect. Op. cit., S. 97 - 98.

стр. 126


Швейцарская эмиграция в Россию имела существенные особенности, специфические характер и окраску, особенно в сфере науки, зодчества и образования, чем, пожалуй, не отличалась эмиграция Альпийской республики в другие государства, расположенные на разных континентах.

Более быстрому расширению связей между Россией и Швейцарией в различных областях объективно способствовала легенда о сказочной стране Швейцарии. Свою лепту в формирование благоприятного, порой возвышенного и даже преувеличенного положительного представления о Швейцарии и ее жителях внесли русские путешественники. Заглянуть в эту горную страну входило в программу европейских вояжей представителей русской знати.

Существенное значение для швейцарской колонии имело основанное в 1814 г. в Санкт-Петербурге Швейцарское общество помощи. В 1817 г. император Александр I пожертвовал ему через цюрихского пастора Иоганнеса Мюральта, ученика педагога Иоганна Генриха Песталоцци, 100 тыс. руб. (250 тыс. швейцарских франков)25 .

ПЕРВЫЕ ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ

В течение длительного времени Швейцария, географически отдаленная от России, находилась фактически вне поля ее внимания и влияния. Первые сведения о швейцарской эмиграции в Россию относятся к концу XV в. До середины XVIII в. эмиграция протекала по нарастающей. Это была "эпоха раннего переселения".

"Государь Всея Руси" Иван III задался целью "придать глянец Москве и особенно Кремлю". К числу первых появившихся там иностранных мастеров строительного дела принадлежал Пьетро Антонио Солаги, получивший русское имя Петр Антонович Фрязин. В истории отечественного зодчества он значится миланцем, однако исторические источники указывают на его происхождение из Тессина, который в XV в. еще не был швейцарским кантоном, а имел статус зависимой области.

В XVI в. приток швейцарцев несколько замедлился, но во второй половине XVII в. вновь набрал обороты. Так, в иностранной колонии в Москве доминировали швейцарские офицеры, составлявшие в 1665 г. более 2/3 из 239 семей. Затем шли ремесленники и мастера по изготовлению предметов искусства и оружия.

С конца XVII в. до начала XVIII в. стали налаживаться официальные контакты между Россией и Швейцарией, правда, поначалу в виде обмена грамотами между русскими властями и Республикой и кантоном Женева.

У истоков первых официальных контактов с Россией стояла "Республика и кантон Женева". Благоприятным поводом для проявленной ею инициативы послужило поступление на русскую службу представителей купеческого рода Лефортов. В 1675 г. в Россию приехал Франц Лефорт. Он родился в 1656 г. в Женеве. Его дед был бургомистром, а брат - женевским сенатором. Выдающейся заслугой Лефорта было то, что он взял на себя непростую, но перспективную роль первооткрывателя в привлечении швейцарцев в России. В конце 80-х годов XVII в. он выдвинулся в ряды видных русских военных деятелей и дипломатов, участвовал в Крымских и Азовских походах, командовал флотом. Лефорт был ближайшим сподвижником и даже наставником царя-реформатора Петра I, слыл его "лучшим другом". Будучи значительно старше Петра I, Лефорт, возможно, способствовал тому, что будущий российский император осознал необходимость проведения в стране коренных преобразований. Лефорт, выходец из сухопутной Швейцарии, стал первым российским адмиралом26 .

В 1697 г. Петр I назначил Лефорта, наряду с П. А. Возницыным и Ф. К. Головиным, послом "Великого посольства" - русской дипломатической миссии, направленной в Западную Европу. Царь поручил ему всю дипломатическую переписку "Великого посоль-


25 Ibid., S. 256 - 257; Anhang XIV - Statuten der Schweizerischen Hulfgesellschaft, S. 505 - 507.

26 Большой энциклопедический словарь. М., 1997, с. 640.

стр. 127


ства". Лефорт приобщал русских коллег к пониманию европейских порядков и обычаев, был допущен к такому важному участку государственной службы как кадры - он получил полномочия принимать на русскую службу иностранцев.

Женевцы умело использовали иностранных специалистов и благоприятную для них атмосферу в Санкт-Петербурге для внедрения на российскую государственную службу. Петр Лефорт, сын женевского сенатора, поступил на службу в 1694 г., а в 1715 г. в Россию прибыл Иван Лефорт. Впоследствии еще один представитель семьи Лефортов - Амадей был назначен первым русским консулом в Париже, а коммерции советник Иван Лефорт - торговым агентом. Так сформировался женевский клан Лефортов, который оказался своего рода стартовой площадкой для наплыва в Россию швейцарцев27 .

Франц Лефорт скончался 12 марта 1699 г. в Москве в возрасте 45 лет. Петр I тяжело переживал утрату. Как отмечают современники, он буквально обезумел от горя при известии о смерти друга и соратника. Грандиозные похороны Лефорта состоялись 21 марта в 1699 г. Таких почестей на чужбине не был удостоен ни один швейцарец. Петр I лично сочинил для надгробия трогательную эпитафию, в которой охарактеризовал верное и искреннее служение швейцарца России: "Отличия иностранца и разница в религии не помешали ему подняться до самых высоких почестей. Царь России, желая вознаградить за храбрость и мудрость, сделал его своим адмиралом, генералом всех наземных войск, воеводой Новгородским и председателем всех своих Советов... Он дисциплинировал и приобщал русских к культуре, давая пример всего того, что требовал от них. Всем известно значение услуг, которые он оказал Империи... Его имя и его слава переживут века"28 . Швейцарский историк Д. Педраццини отмечает, что Лефорт заложил в голову Петра I "идеи о путешествиях по реформам"29 .

В 1722 г. республика Женева признала Петра I императором. В грамоте консулов и сената республики выражались поздравления по поводу окончания Северной войны и провозглашения Петра I императором, прославлялась его государственная деятельность. В ответной грамоте Петр поблагодарил за поздравление: "Мы сей от вас учиненный поступок за знак имеющегося вашего к нам преданного доброго намерения приемлем... Тако и вы взаимно обнадежены быть можете, что мы во всем том, что к благополучию и приращению вашей республики касается, особливое участие всегда и себе во удовольство принимать будем, когда с нашей стороны к тому вспомогать можем".

23 июля 1725 г. женевские власти выразили соболезнование по поводу кончины Петра I, дали высокую оценку его деятельности "к пользе и благополучию своего народа", "ради произведения наук и искусства всякого, так и ради расширения славы российского народа". По оценке швейцарцев, Петр I "благоволения и императорского своего к нам доброжелательства объявил опыты и премногим нашим гражданам толикое показал благодеяние, что довольно и достойно о преставлении так превеликого доброжелателя сожалеть невозможно"30 .

Швейцарцы появились на русском горизонте одними из первых, но их число в первые десять лет XVIII в. было невелико. Точное их число не известно, но, во всяком случае, речь идет о сотнях человек. Скорее, они представляли элитарную эмиграцию - архитекторов, офицеров, деятелей искусства и ученых, оставивших заметный след примерно в 20 различных областях31 .


27 Очерки истории Министерства иностранных дел России. Т. 1. 1860 - 1917 гг. М., 2002, с. 112, 147 - 149; Материалы международной документальной выставки "Россия-Швейцария. 300 лет сотрудничества. Из истории российско-швейцарских отношений в XVII-XX вв.". М., 2000; Швейцарцы в Петербурге. К 300-летию Санкт-Петербурга. СПб, 2002, с. 52 - 54.

28 Цит. по: Прут И., Черняк Е. Франсуа Лефорт. Кино-телероман. Иерусалим, 1996, с. 6 - 7.

29 Швейцарцы в Петербурге, с. 46 - 47, 51, 53.

30 Архив внешней политики Российской империи (далее - АВПРИ), ф. Сношения России со Швейцарией, оп. 97/1, 1725, д. 1, л. 1 - 2.

31 Buhler R., ect. Op. cit., S. 255.

стр. 128


Прибывший "из швейцарских земель" архитектор Николаус Фридрих Гербель поступил на русскую службу в 1719 г. Есть отрывочные данные о роде швейцарцев Бернаскони: один из них, по имени Антонио, в последнюю четверть XVIII в. служил при царском дворе, другой - Федерико участвовал в 1800 - 1801 гг. в работах, связанных с Исаакиевским собором.

Петр I повелел в 1724 г. начать подготовку к созданию, наряду с первым университетом, Академии наук для научных исследований и подготовки отечественных кадров. Ее открыли в 1725 г., незадолго перед смертью императора. До конца XVIII в. в ее стенах преобладали иностранцы: в 1799 г. из 111 действительных членов 76 были иностранцами (68.5%) и только 26 -русскими (23.4%). Со временем это соотношение изменилось. В период с 1800 г. по 1917 г. из 212 академиков только 40 (18.9%) родились за границей32 .

В эпоху Екатерины II волна эмиграции из Швейцарии поднялась на более высокий уровень. Как известно, Екатерина II состояла в переписке с Вольтером, Дидро и другими деятелями французского Просвещения. Императрица считала, что республиканский государственный строй может существовать только в малых странах, таких, например, как Швейцария.

ШВЕЙЦАРСКИЕ УЧЕНЫЕ В РОССИИ

В XVIII в. швейцарцы развернули в России обширную научную деятельность, которая принесла им самим и нашей стране международное признание в ряде областей. Заслуживает быть отмеченным их существенный вклад в создание и деятельность Академии наук в Санкт-Петербурге33 .

К эмигрантам второй половины XVIII в. относятся женевцы: математик и астроном Жак-Андре Малле и его друг астроном-любитель Жан-Луи Пикте. В то время как Пикте проводил наблюдение Венеры, Малле отдавал предпочтение изучению Кольского полуострова.

Выходца из Цюриха Иоганна Каспара Гонера Александр I назначил астрономом в составе экспедиции И. Ф. Крузенштерна, совершившей в 1803 - 1806 гг. на кораблях "Надежда" и "Нева" первое российское кругосветное путешествие. По возвращении швейцарец получил назначение на должность адъюнкта при Академии наук.

Даниэль Шлаттер (из кантона Санкт-Галлен) между 1822 г. и 1828 г. трижды побывал на юге России и в Крыму. Зримым результатом этих поездок стала написанная им книга34 .

Участились познавательно-туристические посещения иностранцами России, а с середины XIX в. - входили в обычай деловые поездки специалистов35 .

Из 16 ученых (все иностранцы), стоявших у истоков Санкт-Петербургской императорской Академии наук, трое были из Базеля: математик Якоб Германн, братья Даниэль и Николаус Бернулли. Они проявляли заботу, в том числе побуждаемую родственными чувствами, чтобы из Швейцарии постоянно прибывало свежее пополнение ученых. В 1786 г. на должность адъюнкта при Академии поступил еще один член семьи Бернулли - Якоб. В 1836 г. по приглашению Бернулли в Санкт-Петербург прибыл выходец из Нойенбурга Фредерик Мула. В заслугу Германну ставят привлечение в Россию молодого Леонарда Эйлера, которому он доводился двоюродным братом.

Эйлер вошел в историю российской и мировой науки как выдающийся математик, механик и астроном, автор свыше 700 трудов. В 1727 г. Эйлера рекомендовали в Академию адъюнктом математики - на родине дарование молодого Эйлера не оценили. В России математический талант Эйлера нашел свое воплощение. С 1731 г. по 1741 г. Эй-


32 Ibid., S. 40 - 41.

33 Ibid., S. 275 - 276.

34 Schlatter D. Brachstucke aus einigen Reisen nach dem sudlichen Russland in den Jahren 1822 - 1828. St. Gallen, 1830.

35 Buhler R., ect. Op. cit., S. 23 - 26.

стр. 129


лер был действительным членом Санкт-Петербургской императорской Академии наук, затем он уехал в Берлин, но в 1766 г. вернулся в Россию, привезя с собой своего ученика - молодого базельца Николауса Фусса, который после смерти учителя и покровителя стал действительным членом Санкт-Петербургской императорской Академии наук. Значительная часть трудов Эйлера создана именно в Санкт-Петербурге36 , где он прожил 31 год и умер.

Недюжинный природный талант и более чем тридцатилетняя научная деятельность Эйлера в России сделали его фактически "отцом русской математики", лидером европейской математической мысли. Широкие международные связи и авторитет Эйлера способствовали расширению связей Санкт-Петербургской императорской Академии наук с учеными не только из немецкоговорящей Европы, но и со всего просвещенного мира.

Как отмечают швейцарские исследователи, "базельский клан", благодаря высокому авторитету и влиянию Эйлера, его расчетливой "политике женитьб" и откровенного покровительства родственникам и друзьям, на определенном этапе чуть ли не монополизировал развитие точных и естественных наук в России. Более того, почти целое столетие базельцы удерживали в своих руках ключевую должность секретаря Академии: после Леонарда Эйлера ее занимал его сын Иоганн Альбрехт, родившийся в Санкт-Петербурге, потом она перешла к его зятю Н. Фуссу, затем она досталась его сыну Паулю Хайнриху Фуссу. Без преувеличения, русская математика в XVIII в. опиралась на "семерку" ученых из Базеля37 .

В середине и во второй половине XVIII в. в России прославились ботаник Иоганн Амман из г. Шаффхаузена, а также упомянутый нами физик Иоганн Альбрехт Эйлер.

В период с 1725 г. по 1799 г. среди членов Санкт-Петербургской императорской Академии наук было 9 швейцарцев, что, по тогдашним меркам, отражало особое значение Швейцарии в становлении естественных наук в России. Во второй половине XVIII в. из 111 членов Академии наук 85 человек были иностранцами или родились в семьях иностранцев в России38 .

В XIX в. швейцарцам стало труднее удерживать свои позиции, так как Россия небезуспешно добивалась пополнения научных рядов за счет собственных талантов. Из 212 ученых, входивших в состав Академии с 1800 г. по 1917 г., только 36 родились за границей, включая четверых из Швейцарии. Иными словами, их доля, по сравнению с предыдущим веком снизилась с 8% до 3.8%, хотя среди общего числа иностранцев, по подсчетам швейцарцев, напротив, немного увеличилась.

Из базельского "клана" XVIII в. оставался лишь один представитель второго поколения, а именно сын Николауса Фусса и Альбертины Эйлер академик Пауль Хайнрих Фусс, продолжавший традиции базельских математиков.

В качестве адъюнкта физики и астрономии в 1806 - 1808 гг. в Академии служил сын цюрихского пекаря Иоганн Каспар Хорнер, участвовавший в качестве астронома в первой русской кругосветной экспедиции. В 20-х - 30-х годах XIX в. действительным членом Санкт-Петербургской императорской Академии наук был врач и химик Герман-Хайнрих Хесс из Женевы, который маленьким ребенком оказался в России вместе с родителями. Последним швейцарцем, ставшим в 1868 г. членом Академии наук и одновременно директором физической обсерватории, был цюрихский физик и метеоролог Хайнрих Вилод, остававшийся на этом посту до выхода на пенсию и возвращения в Швейцарию в 1895 г. Вилод внес значительный вклад в создание в России сети метеостанций39 .


36 Die Nachkommen Leonhard Eulers in den ersten sechs Generationen. - Basler Zeitschrift fur Geschichte und Altertumskunde, 1994, Bd. 94, S. 163 - 239.

37 И. В. Сахаров ссылается на исследование, проведенное германским историком и генеалогом Э. Амбургером и российскими учеными И. Р. Геккером, Г. К. Михайловым и М. В. Шестаковой, которым удалось выявить свыше 1200 потомков Л. Эйлера в девяти поколениях. Более 300 из них по происхождению россияне, причем около половины из них проживают в России. - Швейцарцы в Петербурге, с. 32- 45.

38 Buhler R., ect. Op. cit., S. 288 - 290.

39 Ibid., S. 290 - 291.

стр. 130


К числу выдающихся ученых в области естественных наук принадлежали астрономы: Альберт Фусс и Каспар Готфрид Швайцер, который в 1845 г. стал профессором астрономии и директором обсерватории при Московском университете.

В первой половине XVIII в. швейцарцы внесли вклад также в русскую медицину благодаря усилиям таких ученых, как Ханс Якоб Фрис, Хайнрих Людвиг Аттенхофер, Аполлинар и Антон Албин и Жан-Франсуа-Луи Залоц. Но больше других, как считают, выделялся Фридрих Эрисман.

Вслед за Эйлером и Фуссом в России обосновалась еще одна династия ученых, на этот раз цюрихского происхождения. Речь идет о семействе Регель, полем деятельности которого стала ботаника. У его истоков стоял Эдуард-Август фон Регель, возглавивший в 1815 г. Императорский ботанический сад в Санкт-Петербурге. Дело отца продолжил младший сын Роберт фон Регель, считающийся основателем прикладной ботаники в России. Этой науке посвятил себя и внук Константин, доживший до 1970 г.

Члены цюрихской династии проявили себя не только в ботанике. Так, Вильгельм Фридрих (в России его называли Василий) фон Регель преуспел в изучении Византии. В конце карьеры он возглавил университет в Воронеже.

Крупным ученым-обществоведом из цюрихской группы был Никлаус Зиберт, который одним из первых в России посвятил себя изучению и популяризации экономической теории К. Маркса. Его деятельность получила высокую оценку Г. В. Плеханова и молодого В. И. Ульянова. Умер ученый в Ялте в 1888 г.40

Если приоритетное место по значению для России занимала научная эмиграция, то вплотную к ней примыкали зодчие, учителя, воспитатели, носители других профессий. Этот поток был достаточно многочисленным во время царствования Александра I.

В 1803 г. цюрихский гражданин Ханс Каспар Эшер завербовал в Россию примерно 60 семей (240 человек), в том числе 155 из кантона Цюрих и остальные из кантонов Гларус, Люцерн, Золотурн и Фрибур. Переселенцы образовали колонию Цюрихталь (Цюрихская долина), ставшую к началу первой мировой войны образцовым и самым богатым немецко-говорящим поселением в Крыму, церковным центром для 36 протестантских общин. В ту пору продолжалось привлечение специалистов в сфере искусств и ремесел, а также инженеров41 .

В Россию подались в большом числе учителя, гувернеры и гувернантки. Пожалуй, наиболее знаменитым из них стал воспитатель Александра I женевец Фредерик-Сезар де Лагарп из кантона Во, служивший при царском дворе с 1783 г. по 1795 г. Император во время встречи с его соотечественниками в январе 1814 г. пояснил свои симпатии к этой стране и населяющим ее людям: "Я был воспитан швейцарцем, воспитателем моих братьев и сестер были швейцарцы и швейцарки, и именно отсюда проистекает моя привязанность к Вашему славному народу"42 . Понятно, что поощрительное отношение к швейцарцам передавалось от одного императора к другому.

Лагарп оказал воздействие на либеральные реформы первых лет царствования Александра I. Лагарпу и его влиянию на императора Швейцария обязана сохранением своей целостности во время Венского конгресса43 . Иностранным языкам обучал царских детей швейцарец Флорент Жилле, назначенный "государственным советником" и личным библиотекарем императора, а позднее - директором Эрмитажа. Традиция длилась до начала XX в. Женевец Пьер Жиляр с 1905 г. преподавал французский язык сначала дочерям Николая II, а затем и наследнику царевичу Алексею. Он оставался с царской семьей вплоть до рокового июля 1918 г.44


40 Ibid., S. 370.

41 Ibid., S. 51 - 53, 67.

42 Россия - Швейцария. Документы и материалы, с. 14.

43 Швейцарцы в Петербурге, с. 22, 61 - 62.

44 Buhler R., ect. Op. cit., S. 48.

стр. 131


ШВЕЙЦАРСКИЕ ЗОДЧИЕ, ПЕДАГОГИ, ВОЕННЫЕ В РОССИИ

Швейцарцы прославились в России в качестве архитекторов, скульпторов, художников, искусствоведов, хотя, к сожалению, не все их творения сохранились. Основание в 1703 г. новой русской столицы Санкт-Петербурга открыло небывалые возможности для городского строительства. Возникла потребность в привлечении значительного числа архитекторов и мастеров. "Настал час итальянцев и тессинцев"45 .

Тессинцы, отличавшиеся высоким уровнем художественного творчества, составляли большинство среди зодчих и художников. Из них наиболее выдающимися личностями были Доменико Трезини и Джованни Батиста Жилярди. Первый был архитектором Санкт-Петербурга, а второй творцом московского архитектурного классицизма. Жилярди прославился тем, что восстанавливал Москву после пожара 1812 г.

К упомянутым именам Трезини и Жилярди добавим других выходцев из Тессина - П. Солари и Бове. Творения этих выдающихся архитекторов по сей день украшают Санкт-Петербург, Москву и другие русские города.

Назовем также имена других швейцарских архитекторов, трудившихся во славу России в XIX в. - в начале XX в.: Луиджи Пуска, Карло (Карл Иванович) Росси, Доменико Адамини, родившегося в Москве Ипполито Мониджетти и родившегося в Санкт-Петербурге Константино Берра46 . Известны имена Георга Цолликофера из С. -Галлена и Бернарда Зимона из Гларуса.

Швейцарские историки искусства пришли к выводу, иллюстрирующему интенсивное взаимное обогащение в области зодчества: чем дольше в России находились швейцарские зодчие и художники, тем заметнее в творчестве большинства из них соединялись западноевропейские школы барокко, рококо или классицизма с традициями русской и византийской культуры.

Наибольшую известность во второй половине XIX в. приобрел тессинский художник Феделе Бруни, который участвовал в работах в московском Кремле. Он был профессором и в течение более 15 лет ректором Академии искусств в Санкт-Петербурге. Придворный художник Георг Гзелль из С. -Галлена проявил себя как преуспевающий педагог. Женевец Генри Альберт Адам занимал во втором десятилетии XIX в. руководящие посты в императорской фарфоровой мануфактуре. К именитым художникам первой половины и середины XIX в. относят Якоба Кристофера Мивилле и Рудольфа Хубера из Базеля, Николаса Зоре из Женевы, Иоганна Якоба Майера из Цюриха, Луиджи Торричелли из Тессина и Самуэля Кубли из Гларуса.

101 швейцарец состоял на службе по военному ведомству России. 81 из них - это профессиональные военные, 20 ранее имели другую профессию. Часть офицеров происходила из шести поколений швейцарцев, в разное время прибывших в Россию. Сформировались офицерские династии. И здесь преуспели Эйлеры: из 81 офицера-швейцарца 20 носили эту фамилию.

Наиболее известным, после Ф. Лефорта, военным из "русских швейцарцев" был генерал барон Антуан Генри Жомини из Паерна. В Санкт-Петербурге он основал первую в России военную академию. В 1828 г. Жомини принял участие в Русско-турецкой войне, во время Крымской войны был военным советником. Он покинул Россию в 1855 г. и умер в Париже. Жомини проявил себя не столько на командных должностях, сколько на поприще военной теории47 ; он внес значительный вклад в изучение военной истории. Портрет генерала Жомини висит в Академии Генерального штаба Российской армии.

Жомини, обобщая опыт войн конца XVIII - начала XIX вв., пришел к заключению, что победы над противником достигаются не путем маневрирования без боя, а решительным сражением. Он отдавал преимущество наступательным действиям перед обороной, выступал за сосредоточение сил на главном направлении, придавал важное зна-


45 Ibid., S. 35 - 39.

46 Ibid., S. 299 - 304.

47 Линер А. С точки зрения генерала. - Международная жизнь, 1995, N 9, с. 73.

стр. 132


чение захвату инициативы, а также моральному фактору; генерал подчеркивал исключительную роль полководца, например, считал полководческое искусство Наполеона незыблемым образцом военного искусства. Вместе с тем, Жомини полагал, что в военном искусстве господствуют "вечные и неизменные принципы", он недооценивал влияние политики на войну. В целом труды Жомини оказали заметное влияние на развитие военно-теоретической мысли и принципы ведения войны вплоть до начала XX в.48

Александр Карл Штюрлер в 30 лет стал генерал-майором, а закончил службу при императорском дворе в звании генерал-лейтенанта в должности старшего инструктора верховой езды.

Иоганн Каспар Фези, выходец из Цюриха, 21-летним офицером поступил в 1816 г. на службу в русскую армию. Усердие способствовало успешной карьере. Прошли годы, и швейцарца произвели в генералы от инфантерии. Он отважно сражался в Польше, Бессарабии и на Кавказе. Из документов следует, что Фези проявлял особый интерес к внешней стороне военной службы, преклонялся перед личностью Александра I. Современники утверждали, будто у него в крови была страсть к приключениям.

Швейцарцы в России были и на дипломатической службе, хотя там их было не так много. Базелец Андрей Адольфович (Андреас-Адольф) де Мериан, выходец из старинного рода Мерианов, поступив в 1812 г. на службу в Коллегию иностранных дел, вскоре стал представителем России во Временном центрально-административном департаменте, учрежденном в 1813 г. державами антинаполеоновской коалиции для управления освобожденными территориями в Европе. По окончании военных действий он остался во Франции в качестве дипломатического представителя России. Долгие годы его связывали дружеские отношения с будущим декабристом Н. И. Тургеневым49 .

Александр де Рибопьер в 20-х годах XIX в. служил посланником России при дворе османского султана и в 30-х - при королевском дворе в Берлине. Сделал дипломатическую карьеру в России Александр де Жомини, сын знаменитого генерала. С 1856 г. по 1888 г. он занимал высокие посты, в частности статс-секретаря по иностранным делам, на которого была возложена обязанность обеспечивать преемственность в деятельности дипломатического ведомства, принимал участие в разработке русской внешней политики. Еще один швейцарец - Якоб Лютшг с 1902 г. по 1911 г. служил консульским агентом в протекторате России - Бухарском ханстве.

Швейцарцы трудились и в других государственных учреждениях России. Иоганн Вильгельм Шлаттер занимал пост президента горной коллегии. Карл Кристоф Генгенбах, по профессии нотариус, возвысился до статс-секретаря министерства финансов.

Постепенно возраставшую по значению группу среди швейцарских переселенцев в России составляли промышленники и предприниматели. С середины XIX в. все больше входили в обычай деловые поездки в Россию швейцарских инженеров и других специалистов50 .

Робер Майар, строитель бернского моста Лорренбрюкке, воздвиг в Санкт-Петербурге Ораниенбаумский железнодорожный мост. В XIX в. в Москве продавались часы марки Пробст, собранные бернским импортером Фридрихом Пробстом. Эти изящно выполненные карманные часы имели надпись "Швейцарские часы для России". Во главе петербургской компании осветительных приборов, 55% акций которой принадлежали швейцарцам, стоял выходец из Берна Александр Арндт.

Известно имя портного Хайнриха (Генри) Волленвайдера, ставшего для многих его соотечественников примером того, как можно в условиях России стать успешным предпринимателем. Обладая высокопрофессиональными навыками и организаторским талантом, Волленвайдер прошел подготовку в центрах моды в Париже, Лондоне и Вене, чтобы из простого портного превратиться в хозяина аристократического салона мод в


48 БСЭ, т. 25. М., 1932, с. 560; т. 9, М., 1972, с. 231.

49 Данилевский Р. Ю. Швейцарец Мериан и русский Тургенев. - Международная жизнь, 1995, N 9.

50 Buhler R., ect. Op. cit., S. 23 - 26.

стр. 133


русской столице. Его салон назывался "Генри". Молва о нем дошла до императорского дворца. Однажды Александр III удостоил Волленвайдера своим посещением. Волленвайдер понимал, что император не располагает временем для примерок, поэтому он заверил, что таковые не понадобятся. Готовые костюмы швейцарец направил императору с претенциозной запиской: "От человека человеку" и категорически отказывался от денег. Это произвело на царя благоприятное впечатление: вскоре Волленвайдер стал придворным портным. Мастерство отца унаследовали сыновья - Георг и Эдуард Йозеф. Первый дожил до 1922 г., а второй - до 1935 г. У них в салоне трудились 25 - 30 портных и 10 - 15 продавцов.

Особенно преуспели швейцарские предприниматели в таких отраслях, как сыроварение и виноделие. Сколько-нибудь заметных достижений в земледелии им добиться не удалось.

В текстильной, часовой, электротехнической промышленности, в машиностроении, в банковском деле вклад швейцарцев в экономику России был весьма значительным. В 1916 г. в "Санкт-Петербургском осветительном обществе 1886 г." с капиталом 50 млн. рублей швейцарским акционерам принадлежало 54%. Полностью швейцарскими были московские текстильные компании - "АГ Московская текстильная мануфактура" и "АГ русская хлопчатобумажная промышленность". Объясняя причины таких достижений, швейцарские авторы отмечают, что большинство их соотечественников-предпринимателей обязаны своим процветанием в России не только собственной готовности к риску или поддержке кредиторов и фабрикантов, но и техническим возможностям инженеров, мастеров и квалифицированных рабочих, прибывших из Швейцарии51 . Наверное, это так, но все же не стоит недооценивать благоприятные условия, существовавшие в России для иностранного бизнеса.

Преуспели швейцарцы и в сфере налаживания в России сервисных услуг. Созданные ими рестораны, кондитерские и кафе пользовались в Санкт-Петербурге большой популярностью. Примером могут служить кондитерская и кафе "Вольф и Беранже" в доме Котомина на Невском проспекте. Владельцами были выходцы из Давоса (кантон Граумюнден) Соломон Вольф и его компаньон Тобиас Брангер, изменивший фамилию на французский лад - Беранже52 . Кондитеры сделали в Санкт-Петербурге блестящую карьеру: их заведение в 30-е и 40-е годы XIX в. посещала знатная публика. Бывал там и А. С. Пушкин, который посетил кафе в последний раз в день дуэли 27 января 1837 г.

В течение двух десятилетий - с 1872 г. по 1892 г., характеризовавшихся промышленным подъемом в России, отчетливо проявилась эффективность профессионального участия швейцарцев в экономике нашей страны. Благодаря достигнутому своим трудом материальному благополучию "русские швейцарцы" в предшествовавший 1917 г. период жили хорошо и комфортно. Большим выигрышем для Швейцарии было то, что значительная часть заработанного в России немалого капитала уходила на родину. В период с 1901 г. по 1917 г. среди "русских швейцарцев" богатыми считались 36,2%, среднеобеспеченными - 59,5% и бедными, разумеется, по их меркам - 4,4%. В 1917 г. швейцарский капитал в размере 3,5 млн. золотых рублей участвовал в русских и иностранных фирмах в форме акций и облигаций, что приносило ежегодно доход от 6 до 11%.

Среди самых богатых "русских швейцарцев" можно назвать Карла Людвига Лори, который в конце жизни вернулся из России домой пятым в Швейцарии миллионером. Перед смертью в 1909 г. он передал крупные пожертвования в размере 4 млн. швейцарских франков нескольким фондам, в основном на медицинские цели. Кроме клиники Вальдау, горной клиники Хайлигеншвенди, а также Музея искусств, его деньги были вложены в строительство существующей по сей день больницы "Лори-Шпиталь" в Берне, которая является частью многопрофильного медицинского центра "Инзель-Шпиталь".


51 Ibid., S. 325 - 326.

52 Ibid., S. 189 - 190.

стр. 134


Происходивший из Шаффхаузена часовых дел мастер Генрих Мозер использовал заработанные в России деньги для создания новых фирм, в том числе процветающей по сей день часовой фабрики в местечке Ле Локл, электростанции на р. Рейн, вагоностроительного завода в Нойхаузене и других промышленных объектов.

Власти Швейцарии уделяли пристальное внимание вопросам эмиграции, в частности в Россию. Об этом свидетельствует, например, "Циркуляр для заграничных учреждений. Эмиграция из Швейцарии", разосланный Федеральной канцелярией в марте 1843 г. с целью сбора сведений об эмигрантах. Сбор сведений был необходим для того, "чтобы в дальнейшем эмиграция в Европу была управляемой, узаконенной и морализованной в общих интересах; эти сведения должны быть предназначены для осведомления правительств, частных лиц и многочисленных жертв алчности и невежества"53 .

В циркуляре были поставлены вопросы, на которые следовало ответить швейцарским загранпредставительствам: число эмигрантов, род их деятельности, семейное положение, место проживания, результаты деловой деятельности, отношения с местными властями, наличие свободы вероисповедания, влияние климата, пользующиеся наибольшим спросом профессии, приверженность эмигрантов своим национальным особенностям или стремление к ассимиляции.

Ответы генерального консула Конфедерации в Санкт-Петербурге Ф. Бонненблюста свидетельствуют, что наибольшим спросом пользовались преподаватели и гувернеры обоих полов, кондитеры, архитекторы, скульпторы, художники, сыровары, часовщики, "при условии, что эти люди обладают выдающимся талантом".

Ответ на вопрос: "Счастливы ли они или нет, достигли успеха или пребывают в упадке?" был такой: "Первое поколение многочисленных эмигрантов в Таврии успеха не добилось, однако их дети устроились хорошо. Большая часть приехавших в Россию швейцарцев, приспособившись, преуспевают".

Ответ на вопрос: "Что побудило приехавших швейцарцев к эмиграции?" гласил: "Часть выехала из-за необходимости заработать деньги. Устроившиеся в России иногда перевозят к себе свои семьи или своих знакомых. Различные публикации, швейцарские или иностранные, вербовщики из других стран никоим образом не влияют".

Вице-консул Г. Ришар, отвечая на вопросы анкеты, отметил, что "большинство швейцарцев обеспечивают себе в южных районах России достойное существование. Мало тех, кто живет в нищете, а некоторые очень разбогатели"54 . Делается вывод, что Россия в XVIII и XIX вв. была в определенной степени схожа с Америкой и стала для швейцарских эмигрантов "золотой страной".

Швейцарские официальные лица, в общем, не одобряли эмиграцию своих граждан в Россию, хотя данное суждение, учитывая число переселенцев, не было господствующим. В целях сокращения этого числа рекомендовались определенные меры: "Те, кто все-таки хочет туда попасть, могут быть переубеждены своими пасторами, школьными наставниками, представителями местных и муниципальных властей". В развитие директивы Бонненблюст предлагал: "Желательно, чтобы никто из швейцарских подданных не имел возможности получить паспорт для поездки в Россию без совета или согласия на то перечисленных выше лиц и чтобы русский посланник в Швейцарии не визировал паспорта без этого согласия".

Чем можно объяснить такой подход? С одной стороны, Швейцария, ввиду наличия острых экономических и социальных проблем, была заинтересована в поощрении в эмиграции в Россию. С другой, в результате эмиграции она на более или менее длительное время лишалась значительного контингента квалифицированных работников. Швейцарские власти испытывали известное беспокойство по поводу того, что швейцарцы, находясь в России, перенимали ее обычаи, нравы, особенности поведения, которые для них по разным соображениям были не приемлемы. К тому же симпатии к России,


53 Россия - Швейцария. Документы и материалы, с. 80 - 84.

54 Там же, с. 84.

стр. 135


если таковые пробуждались, а тем более намерение остаться там навсегда, могли быть расценены как "антипатриотичные". Как свидетельствуют события, особенно в период после 1917 г., а также после второй мировой войны, Берн боролся за каждого своего гражданина, за то, чтобы он вернулся на родину. Но здесь на первое место вышли политические мотивы.

В швейцарских архивах хранится интересный документ - доклад начальника Федерального политического департамента Шерера о колонии Шабаг55 Федеральному совету от 1(13) февраля 1875 г. В докладе упоминается декрет, подписанный генерал-лейтенантом Инсовым и одобренный генерал-губернатором Юга России Воронцовым. В этом декрете содержатся следующие положения, касающиеся статуса колонистов: свобода вероисповедания; размеры арендной платы и налогов; право на занятие торговлей и промышленным производством; освобождение от военной службы и военных повинностей; условия владения земельными участками (они передаются не в частную, а в коллективную собственность колонии, причем каждый колонист пользуется этой собственностью); право колонистов в любой момент покинуть Россию и высылка из России колонистов, нарушающих общественный порядок.

Как видно, здесь обозначены основные права и обязанности колонистов, которые, как представляется, отвечали их интересам. При вступлении в коммуну колонисты давали клятву: "Мы клянемся быть верными Его Императорскому Величеству и самодержцу всея Руси, а также сообществу Гельвеции (Шабаг), членами которого мы являемся, приносить ему пользу и доход, нести соответствующие расходы, когда от нас этого потребуют, и скрупулезно вести все дела, которые нам будут поручены в этой коммуне"56 .

Правовое положение швейцарских колонистов было вполне удовлетворительным, их права не ущемлялись, а предоставленные им возможности создавали достаточную основу для деловой активности. Правовой статус швейцарских колонистов и их производственная деятельность в России устраивала и их, и швейцарские власти57 .

СУДЬБЫ "РУССКИХ ШВЕЙЦАРЦЕВ" XIX-XX в.

В литературе упоминаются, по сути дела, одни и те же имена "русских швейцарцев", больше из XVIII и XIX вв., меньше - из XX в. Этот круг по разным причинам расширяется медленно, но задача "поиска" новых имен остается актуальной.

Обратимся к жизни и деятельности "русских швейцарцев" последних столетий. В 1869 г., через несколько лет после окончания медицинского факультета Цюрихского университета, доктор Эрисман переехал в Россию, где работал окулистом и получил русское имя Федор Федорович. Через десять лет его пригласили в Москву для участия в санитарном обследовании промышленных предприятий Московской губернии. На протяжении семи лет при его участии проводилась огромная работа по изучению условий труда, быта и питания рабочих. В 1882 г. Эрисман был удостоен ученой степени доктора медицины, получил должность доцента, а затем профессора кафедры гигиены Московского университета. Принял активное участие в разработке проекта новых клиник на Девичьем поле. В 1885 г. Эрисман в группе из первых четырех санитарных врачей Московского губернского земства занимался созданием санитарной организации. В 1890 г. под его руководством открылся Гигиенический институт, при котором работала санитарная станция для исследования пищевых продуктов рыночной торговли в Москве. Через два года Эрисман возглавлял Московское гигиеническое общество, председательствовал на съездах врачей Московской губернии, руководил Пироговскими съездами. В 1896 г. в связи с участием в ходатайстве группы профессоров Московского университета перед генерал-губернатором о смягчении участи арестованных полицией студентов его уволили со службы "без объяснения причин". Не оставалось ничего иного, как вернуть-


55 Колония основана в 1822 г. в Бессарабии близ Аккермана.

56 Россия - Швейцария. Документы и материалы, с. 146.

57 Там же, с. 153.

стр. 136


ся в Швейцарию, где он вступил в социал-демократическую партию, был избран в магистрат г. Цюриха.

Эрисман внес основополагающий вклад в разработку ведущих отраслей гигиены, разработал ряд санитарных вопросов строительства водопровода, канализации и полей орошения в Москве, проблем школьной гигиены (влияние занятий и освещенности классов на зрение учащихся, рациональная конструкция школьной мебели и т.д.). Велико общественное значение его работ: на основании обследования санитарного состояния промышленных предприятий Московской губернии удалось собрать и обобщить обширную информацию о промышленном пролетариате в России58 . Перед зданием Московской государственной медицинской академии им. И. М. Сеченова доктору Эрисману установлен памятник.

Октябрьская революция 1917 г. в России провела глубокую борозду между предшествующим развитием разнообразных связей России со Швейцарией. Яркими личностями революционной эпохи с трагической судьбой были Артур Фраучи (Артузов) и Фриц Платтен.

В 1881 г. в Россию приехал швейцарец Христиан Фраучи, поселившийся в имении Апашково Тверской губернии. Здесь уже работал сыроделом его старший брат. Христиан обучал своему мастерству многих русских. В феврале 1891 г., когда он с молодой женой Августой Дидрикиль проживал в имении Устиново Кашинского уезда, увидел свет его первенец Артур.

Окончив гимназию, Артур поступил в Петербургский политехнический институт и готовил себя к карьере металлурга. Была у Артура и другая серьезная мечта - закончить консерваторию, как советовали друзья, высоко ценившие лирико-драматический тенор будущего инженера. Однако Артуру не суждено было стать ни артистом, ни металлургом. Он избрал - под псевдонимом Артур Артузов - путь бойца "невидимого фронта" советской власти59 . После революции он долгие годы возглавлял контрразведывательный отдел ВЧК-ОГПУ, участвовал в операциях "Трест" и "Синдикат", задержании Б. В. Савинкова, С. Рейли. В 1935 г. Артузов был направлен Сталиным в разведуправление Красной Армии.

Внешне Артузов был не очень приметным человеком: невысокого роста, с крупной головой, широкоплечий, с бородкой и подстриженными усами. В черной косоворотке, подпоясанной солдатским ремнем, он производил, скорее, впечатление пережившего ссылку народовольца. Проседь в волосах делала Артузова старше своих лет. Но внутренняя сила, достоинство и обаяние привлекали к нему людей. По характеру Артур Христианович был ровным, вежливым, корректным человеком. Обладал правильной и грамотной русской речью, сдобренной теплым юмором. Люди, знавшие его лично, отмечали его кристальную честность и необычную совестливость. В 1936 г. по оговору и стандартному обвинению в шпионаже Артузова уволили из военной разведки, затем отстранили от дел в Иностранном отделе НКВД, а в 1938 г. репрессировали. Неоконченной осталась записка, начертанная в тюремной камере собственной кровью60 .

Столь же трагически сложилась судьба известного революционера Фрица (Фридриха) Платтена. Сыну слесаря из городка Таблат (кантон С. -Галлен) было суждено окунуться с головой в бурные революционные события первой половины XX в. В 1908 г. он присутствовал на собрании в Цюрихе, на котором с докладом о революции 1905 г. выступил Ленин. Весной 1917 г. Платтен, ставший к тому времени секретарем социал-демократической партии Швейцарии, оказал, пожалуй, решающее содействие в возвращении В. И. Ленина вместе с группой революционеров в составе 32 человек в "пломбированном вагоне" в революционный Петроград. Впоследствии швейцарец неоднократно


58 Большая медицинская энциклопедия, т. 28, М., 1986, с. 946 - 948; Базанов В. А. Ф. Ф. Эрисман (1842 - 1915). Л., 1966.

59 Очерки истории российской внешней разведки. Т. 2. 1917 - 1933 годы. М., 1996, с. 59.

60 Там же, с. 61 - 63; т. 3, М., 1997, с. 11, 17, 110 - 111, 233 - 235.

стр. 137


бывал в России, с Лениным его связывала крепкая дружба. Платтен был один из активных участников создания и деятельности Коминтерна, членом его Бюро, одним из организаторов и членов ЦК Межрабпрома.

С 1923 г. Платтен постоянно жил в СССР, работал в Международном аграрном институте, преподавал на экскурсионно-переводческом отделении открытого в 1930 г. Московского института новых языков (ныне Московского государственного лингвистического университета). На здании университета в честь Платтена установлена мемориальная доска.

Малоизвестной страницей деятельности Платтена было создание в СССР швейцарских сельскохозяйственных коммун. Первой коммуной стала "Солидарность", организованная силами швейцарских рабочих в Новой Лаве Канадейской волости Сызранского уезда Симбирской губернии. Организацией коммуны занимались, кроме Платтена, Адольф Заутер и Рудольф Фольмер. Агитируя в Швейцарии за создание коммун, они предупреждали о трудностях, которые придется преодолевать будущим коммунарам в России, об ответственности принимаемого ими решения. Число желающих направиться в СССР превысило 2 тыс. человек. Не всем оказался под силу денежный пай, составивший 3500 швейцарских франков. На собранную сумму был закуплен сельхозинвентарь, трактор "Кливленд". Первая группа швейцарцев, прибывших на место в октябре 1923 г., состояла из 21 человека (11 мужчин, 4 женщины и 6 детей). Среди них были родители Платтена.

Швейцарские энтузиасты нашли бывшее имение графини Катковой в полуразрушенном состоянии. Коммунары жили в тесноте, боролись с обычной для тех мест засухой, трудились по 10 - 12 часов в день. В 1927 г. "Солидарность" перевели в с. Васькино Московской области. Председателем коммуны до 1930 г. оставался Платтен.

В 1925 г. в Сызранский уезд прибыла еще одна группа швейцарцев (24 мужчины, 16 женщин и 11 детей), образовавшая в усадьбе "Тепловка" коммуну под названием "Согласие". Позднее сочли целесообразным перебазировать ее в Подольский район Московской области, где сельхозартель получила участок "Уварово", близ Барыбино. Общее число коммунаров в обоих товариществах достигло 108 человек. Местные власти и население положительно оценивали результаты их труда. Швейцарцы завоевывали первые премии, почетные места в соревновании, получали благодарности. Популярностью пользовались организованные "Согласием" курсы трактористов. В товарищества потянулись крестьяне из окрестных деревень. Швейцарские коммуны просуществовали примерно десять лет.

Платтен и его вторая жена Берта Циммерман61 не избежали репрессий. В 1938 г. Платтен был арестован по обвинению в том, что будто является "агентом польской разведки". Полтора года он провел в застенках Лубянки и Лефортова, после суда был сослан в Няндом, а потом в с. Липово Няндомского района Архангельской области. Умер Платтен 22 апреля 1942 г., уже после истечения срока заключения. Символично и трагично: пламенный революционер, искренний друг нашей страны, сподвижник Ленина умер в день его рождения62 . Близкие получили извещение о смерти Платтена лишь в 1965 г. после его полной реабилитации.

Созданием коммун "Солидарность" и "Согласие" швейцарцы не просто оказали СССР помощь в подъеме сельского хозяйства, но и продемонстрировали свою веру в идеалы социализма, солидарность с СССР.


61 Первой женой Платтена была Ольга Николаевна Корзлинская, одаренная пианистка, ученица профессора К. Н. Игумнова в Московской консерватории. Выйдя в 1912 г. замуж, она включилась в активную политическую деятельность, старалась быть опорой и помощницей Платтена.

62 Свенцицкая О. В. Фриц Платтен. М., 1974; Гетлшнова Н. Г., Кузьмина С. М. Советско-швейцарские культурные и научные связи (1917 - 1937 гг.). - Вопросы истории, 1985, N 9; Калмыков А. Г. Швейцарский коммунист Фриц Платтен. - Швейцарцы в Петербурге, СПб, 2002.

стр. 138


"Русские швейцарцы" оставили глубокий след, который не только закреплен материально и духовно, но и прослеживается в людях - гражданах России, потомках переселенцев из Альпийской республики.

Несколько неожиданным в этой связи может показаться имя пейзажиста сталинских времен швейцарца Константина Федоровича Юона63 . Среди швейцарских часовщиков мастер Павел Буре был удостоен чести быть официальным поставщиком изделий для царского двора. Его потомок, носящий то же имя, прославил свой род и страну, где родился, на ином поприще - Павел Буре знаменитый хоккеист, нападающий команды ЦСКА и звезда Национальной хоккейной лиги.

Надежда основать свое дело привела в Россию и предков председателя Союза российских швейцарцев Евгения Шмукли. Его дед был главным инженером молочных заводов на Рязанщине. Его бабушка, мама, тетя были высокообразованными женщинами, владели несколькими иностранными языками. Потом семья Шмукли оказалась в Сибири. Отец - кадровый офицер Советской Армии - закончил войну в звании полковника. Мать работала учительницей русского языка, а о том, что она швейцарка по происхождению, просила своего сына нигде не упоминать64 . К сожалению, были такие времена.

Внушает оптимизм тот факт, что в XXI в. дают о себе знать потомки тех, кто "открывал" друг для друга наши страны. Москвичке Р. В. Арсеньевой удалось в поисках предков углубиться даже в XIV в. в швейцарский кантон Тессин. Она рассказывает: "Моя бабушка до войны как-то за чаем обронила фразу, дескать, кто-то из наших предков по фамилии Петонди был архитектором. Недавно я вспомнила об этом разговоре и начала искать хоть какие-нибудь сведения. Первым делом, конечно, атаковала московский Музей архитектуры, где выяснилось, что действительно был такой архитектор в XVIII веке - Петонди. И даже два: Иван Осипович и его сын Фома Иванович. Я пошла по цепочке дальше". Летопись Арсеньевых-Петонди - это фолиант в 200 страниц. Возможно, в Москве это самое основательное изыскание рода, сделанное любителем. По ее сведениям, в 13-м поколении у нее было 8192 родственника, в 14-м уже 16384 и т.д. Всего с 1560 по 2003 год у нее набралось 32766 предков. Из них есть информация только о 6465 .

Какое число эмигрантов побывало и осело в России? Единого мнения у швейцарских, как и у российских, исследователей нет. Ссылаясь на данные переписи ее населения 1897 г., их было тогда 5902 человека. Вряд ли это число достоверно. По той же статистике Швейцария, с учетом численности ее населения, занимала второе, после Германии, место среди иностранцев в России, за ними со значительным отрывом следовали Дания и Италия66 .

Разнобой в оценках весьма велик. Историки полагают, что число швейцарцев, занимавшихся профессиональной деятельностью в России короткое или длительное время, составляло 3984 чел., а вместе с членами семей их было около 10 тыс. Встречаются и другие цифры: от 9 до 20 тыс. человек (от 5 до 6 тыс. семей)67 .

На сегодняшний день отсутствует более или менее достоверная статистика о том, сколько швейцарцев обоего пола выехало в Россию на время или навсегда с конца XVII в. до 1917 г. Приводимое число в 20 тыс. человек вызывает серьезные сомнения68 . Специалисты сходятся во мнении: накануне первой мировой войны колония выходцев из Швейцарии в России насчитывала около 30 тыс. человек. Наверное, и это число нельзя считать обоснованным и выверенным. Будем надеяться, что продолжающиеся


63 Buhler R., ect. Op. cit., S. 305 - 306.

64 Шмукли Е. Мы - русские швейцарцы. Материал из личного архива автора.

65 Известия, 1.XI.2003.

66 Buhler R., ect. Op. cit., S. 370.

67 Ibid., S. 29.

68 Швейцарцы в Петербурге, с. 28.

стр. 139


научные поиски внесут уточнения, обогатят общую картину швейцарской эмиграции в Россию.

В 1918 - 1922 гг. последовал массовый отток швейцарцев из Советской России. Первый поезд с переселенцами из России прибыл в Швейцарию в феврале 1918 г. Тогда газета "Нойе Цюрхер Цайтунг", как считают, первой ввела в оборот понятие "русские швейцарцы" (ранее их называли "колонисты" и "швейцарцы в России"). Кроме нового термина, появилась и "проблема русских швейцарцев", как предмет дискуссии в обществе. Основными объектами пропагандистских атак стали Советская Россия и ее сторонники в Швейцарии. Дискуссия началась на тему: как и чем можно помочь "обнищавшим возвращенцам"? Обсуждалась необходимость принятия "надлежащих мер" по усилению безопасности Швейцарии, в которой нагнетался страх перед "большевистским переворотом" и "коммунистической опасностью". Следовали призывы к принятию мер по подавлению выступлений рабочего класса, настроения которого становились все более радикальными. Тема "русских швейцарцев", отмечают исследователи, преподносилась в то время в излишне эмоциональной форме, особенно активно ее эксплуатировали правые силы. Судьбы швейцарцев в России использовались как живое доказательство "нечеловечной" и "обанкротившейся" политики большевиков, имевших сторонников в рядах внутренней оппозиции. Впрочем, к середине 20-х годов общественная дискуссия о судьбе "русских швейцарцев" сошла на нет69 . Этому, на наш взгляд, способствовали постепенная внутренняя стабилизация в СССР и "полоса признаний" Западом Советского государства.

1917 г. подвел черту под "швейцарской эрой" в России. Эмигранты лишились экономической и правовой базы своего существования, потеряли уверенность в собственной безопасности. Речь шла о домашних учителях, гувернерах, предпринимателях, торговцах, зажиточных фермерах. За ними последовали, по крайней мере, с 1929 - 1930 гг., когда проводилась насильственная коллективизация, сыроделы, а с присоединением в 1940 г. Бессарабии к СССР - виноделы. В конечном счете, большинство "русских швейцарцев" вернулось на родину. Те же, кто оставался в СССР, в 1937 г. были поставлены перед вынужденным выбором: принять советское гражданство или покинуть страну. Многие швейцарцы использовали для возвращения на родину окончание второй мировой войны70 . На этом история "русских швейцарцев" окончилась71 .

РУССКИЕ В ШВЕЙЦАРИИ

Характеристика двусторонних человеческих связей была бы неполной без анализа "русского присутствия" в Швейцарии, его возникновения, развития, формата и степени влияния на умы в нашей стране. Несмотря на значительное расстояние, различия в истории, политической системе и национальной специфике, разделявшие оба государства, Швейцария находилась с давних пор в поле зрения царского двора, русской интеллигенции, купечества, зарождавшейся буржуазии, а позднее - революционных сил России.

Традиционный и устойчивый интерес России к Швейцарии основывался на серьезных причинах. Хотя Швейцария в новое время не принадлежала к числу наиболее экономически развитых государств, России было чему поучиться у Швейцарии, извлечь для себя выгоду из знакомства с этой страной. Русские, как и швейцарские, правители отдавали себе отчет в том, что между обеими странами существуют большие различия буквально во всем, но, тем не менее, был и глубокий взаимный интерес к разностороннему сотрудничеству.

Если в Швейцарии возникали первые университеты, развивалась архитектура, процветали ремесла, зарождались первые финансовые учреждения, то Россия в допетров-


69 Buhler R., ect. Op. cit., S. 345 - 346.

70 Ibid., S. 327 - 329.

71 Ibid., S. 8.

стр. 140


ские времена с трудом восстанавливала силы после трехвекового ордынского ига. Следуя курсу Петра I, его последователи стремились заимствовать на Западе все новое и полезное. Среди партнеров России оказалась Швейцария, обладавшая, по сравнению с более развитыми европейскими государствами, рядом преимуществ.

Нельзя сказать, что деловой союз России и Швейцарии был "браком по любви". Швейцария стремилась опереться на Россию - пусть не слишком развитую в экономическом смысле, но могучую в военном и, соответственно, политическом отношении державу. В России оценивали Швейцарию как надежного партнера, который в течение сравнительно короткого времени смог продемонстрировать свои возможности в содействии России в развитии ее науки, строительства, архитектуры, сельского хозяйства, промышленного производства. На ряде направлений Альпийская республика шла вровень с ведущими европейскими державами.

Что определяло интерес России к Швейцарии?

Во-первых, геополитическое положение нейтрального государства. Швейцария играла существенную роль в системе международных отношений в Европе. Со временем Россия, особенно в связи с Венским конгрессом и после него, сделала ставку на швейцарский нейтралитет. Обладавшая большим влиянием в европейских делах, она сыграла значительную роль в судьбах Швейцарии и ее народов, стояла у истоков зарождения и становления нейтралитета, закрепленного Парижским договором 1815 г. Нейтральный статус Швейцарии приобретал особое значение в укреплении европейской стабильности и влияния ведущих держав-победителей, в частности России.

Во-вторых, для власть имущих в России, несмотря на принципиальное неприятие ими демократических порядков и идеологии в Швейцарии, было политически и тактически выгодно на протяжении длительного времени демонстрировать в отношении нее дружелюбие и симпатии, что отчасти скрашивало крепостническую, антидемократическую сущность российского самодержавного режима. Для царствующей семьи были небезразличны демократические порядки и институты, политическая и правовая культура, опыт конфедеративного государства, причем не с точки зрения заимствования этих порядков и институтов, а, напротив, с целью недопущения ничего подобного у себя дома. В отличие от швейцарцев, русское дипломатическое представительство в Берне действовало с самого начала активно, исправно снабжая Сакт-Петербург серьезной и разносторонней информацией, выходящей за пределы страны пребывания.

Примерно с середины XIX в. внимание официальной России к Швейцарии стало ослабевать, а на смену интересу приходило стремление наращивать противодействие в связи с тем, что территория Швейцарии превращалась в плацдарм для деятельности русских революционных сил, формировавших оппозиционный лагерь за пределами России.

В-третьих, русские, посещавшие в разные годы Швейцарию, зачастую были представителями критически настроенной интеллектуальной элиты, а во второй половине XIX - начале XX вв. - политическими эмигрантами. "Русский поток" по численности был весьма скромен, хотя вряд ли подлежит сомнению благотворное воздействие русских философов, писателей, деятелей искусства на духовную жизнь Швейцарии и Европы в целом. Свою лепту в политическую жизнь этой страны вносили и русские революционеры, как правило, люди образованные, прогрессивно мыслящие. Возвращаясь на родину, они становились носителями и пропагандистами демократических идей, свободолюбия, просвещения. Посеянные ими зерна дали впоследствии всходы для обновления России.

В-четвертых, интерес России к Швейцарии, кроме внешнеполитических аспектов, объяснялся стремлением более полно использовать имеющийся у нее значительный культурный и образовательный потенциал, высококвалифицированные кадры разного профиля. Это отвечало жизненным потребностям России.

Тон в отношении Швейцарии и швейцарцев задавали русские цари и члены царствующей семьи. В 1781 г. наследник трона Павел Петрович под именем графа Северного совершил путешествие в Швейцарию, в ходе которого посетил Берн. Так будущий импе-

стр. 141


ратор Павел I смог познакомиться со страной и ее жителями, сохранив о Швейцарии самое благоприятное впечатление.

Император Александр I во время встречи с представителями Швейцарии в январе 1814 г. объяснил свои симпатии к этой стране и населяющим ее людям тем, что он был воспитан швейцарцем Фредерик-Цезарь Лагарпом из кантона Во. Воспитателями его братьев и сестер были швейцарцы и швейцарки, и именно отсюда проистекала его привязанность к народу этой горной страны72 .

Министр иностранных дел России К. В. Нессельроде в письме поверенному в делах в Швейцарии П. А. Крюденеру от 9(21) мая 1816 г. наставлял дипломата, как надо себя вести в Швейцарии: "Личным поведением, справедливостью и беспристрастием Ваших суждений Вы заслужите подлинное доверие швейцарских должностных лиц. Они должны видеть в Вас не столько представителя иностранной державы, сколько искреннего друга, умного и беспристрастного, горячо заинтересованного в силу своих личных симпатий в благополучии, спокойствии и независимости этого государства"73 .

История сохранила впечатляющие эпизоды дружеского российско-швейцарского общения. В 1815 г., когда на ряд кантонов Швейцарии из-за неурожая обрушился страшный голод, правительство Республики и кантона Женева обратилось к Александру I за помощью. Он повелел оказать помощь в размере 100 тысяч рублей74 . Зерно в Швейцарию везли на подводах из России через пол-Европы.

Крюденер в докладе Нессельроде от 16(28) ноября 1826 г. писал: "Швейцария, которая расположена в средоточии европейской цивилизации, имеет богатый опыт народного просвещения, черпает силу в традициях, которые пощадили и время, и даже революции, научена общими для Европы бедствиями, свою долю которых она изведала, является, без сомнения, одной из тех стран, где общественное мнение обрело наибольшую силу и трезвость суждения. Будучи республикой, она отнюдь не враждебна королям"75 . В инструкции Нессельроде поверенному в делах России в Берне Д. П. Северину от 14 (26) января 1827 г. отмечалось: "По степени своей просвещенности и нравам она (Швейцария. - А. С. ) занимает видное место в европейской цивилизации"76 .

В видении российских политиков и дипломатов Швейцария гармонично сочетала в себе большой политический и культурный потенциал, имевший существенное значение для развития в Европе. В России высоко оценивались ее научные, технические и культурные возможности в плане использования их в российских интересах.

Несколько лет назад впервые увидело свет письмо выдающегося швейцарского ученого-гуманиста И. Г. Песталоцци Александру I (ноябрь 1816 г.), в котором выражалась благодарность за то, что царь распорядился оказывать всяческие привилегии распространению его трудов в России и Польше. Александр I заказал труды Песталоцци на сумму в 5 тыс. руб.77

Впечатляет малоизвестный факт, относящийся к концу XIX в. В 1897 г. покровительница Общества Красного Креста императрица Мария Федоровна, учитывая тяжелое материальное положение основоположника Красного Креста швейцарца А. Ж. Дюнана, повелела назначить ему единовременно из сумм Российского общества Красного Креста 4 тыс. швейцарских франков, а также согласилась с предложением о назначении ему ежемесячной пенсии в 4 тыс. швейцарских франков в год78 .


72 Россия - Швейцария. Документы и материалы, с. 14.

73 Внешняя политика России XIX и начала XX века. Документы Российского министерства иностранных дел. Серия 2. 1815 - 1830 гг. Т. 1 (9). Ноябрь 1815 - сентябрь 1817 г. М., 1974, с. 163.

74 Buhler R., ect. Op. cit., S. 125.

75 Россия - Швейцария. Документы и материалы, с. 48.

76 Там же, с. 50.

77 Там же, с. 30 - 31.

78 Там же, с. 159.

стр. 142


Все это создавало структуру человеческих связей русских и швейцарцев. Сами наши альпийские друзья понимали и признавали значение их всемерного развития. В августе 1875 г. посланник России в Швейцарии М. А. Горчаков сообщил временному управляющему МИД России А. Г. Жомини о любопытном высказывании полковника Хаммера, участвовавшего незадолго перед этим в телеграфной конференции в Санкт-Петербурге. Хаммер сделал любопытное признание: "Я возвращаюсь наполовину русским, и если бы каждый год один швейцарец направлялся в Россию в командировку, это во многом способствовало бы нашему ознакомлению с этой страной и с великим поступательным движением, которое в ней происходит". На это посланник ответил: "Вы хорошо сделаете, если с Вашей помощью более верные мысли о России проникнут в Федеральный совет, в котором привыкли смотреть на нас в бинокль с той стороны, которая уменьшает размеры предметов, в ущерб самой Швейцарии"79 .

Бесценное значение для сближения разных народов и государств имеют личные связи, позволяющие людям посмотреть друг другу в глаза, поговорить по душам, пожить или поработать вместе, а лучше - общими усилиями решить ту или иную проблему.

ШВЕЙЦАРСКИЙ ПОХОД СУВОРОВА

В 1799 г. Россия по согласованию со своими союзниками по антифранцузской коалиции и Швейцарией предприняла крупную военно-политическую операцию: на территорию Альпийской республики вступили армия генералиссимуса А. В. Суворова, совершившая героический переход через Альпы, и корпус генерал-лейтенанта А. М. Римского-Корсакова. Цель операции состояла в том, чтобы защитить и сохранить конституционный строй и независимость Швейцарии, добиться изгнания с ее территории наполеоновских войск.

Представляет интерес переписка конца 1799 г. между швейцарскими властями и царем по случаю вступления в страну русской армии для борьбы против наполеоновских войск. Обращают на себя внимание дружественный стиль этих писем.

11 августа 1799 г. бургомистры верхнего и нижнего магистратов города и кантона Шаффхаузенского в грамоте на имя императора России Павла I благодарили за "прибытие Его Превосходительства генерал-лейтенанта Римского-Корсакова, командующего назначенными к совершенному освобождению Швейцарии войсками Вашего Императорского Величества, коих с крайнею нетерпеливостью ожидали весть о совершенном избавлении Отечества своего пекущиеся швейцарцы... Мы чувствуем, что человеколюбивое Ваше настроение действительно стремится к тому, чтобы непорочную нашу Конфедерацию, основанную предками нашими за несколько веков для защиты их прав и привилегий и которую одна токмо превосходная неприятельская сила хотя не разрушить, однако в основании ея поколебать возмогла, таки оную восстановить, введенный издревле образ достопочтенной нашей Конституции соблюсти и опять доставить нам этот счастливый жребий, коим предки наши по приверженности к своему Установлению, пользовались"80 .

В документе отмечалось, что "древняя и каждому швейцарцу свойственная верность и приверженность к нашей Конституции, то мужество, которое издревле каждого истинного швейцарца отличало, долженствовали бы совершенно у нас исчезнуть, ежели бы мы не приняли с чувствительнейшей благодарностью бесценного, благородного и беспристрастного участия, приемлемого в жребии швейцарцев, как Вашим Императорским Величеством, так и теми державами, кои для восстановления спокойствия Европы и нашего отечества сопряжены союзом с Вашим Императорским Величеством"81 . В послании неоднократно выражались "беспредельная преданность" и "чувствительнейшая благодарность" швейцарцев императору России82 .


79 Там же, с. 147.

80 АВПРИ, ф. Сношения России со Швейцарией, оп. 97/7, д. 18, л. 4 - 5.

81 Там же, л. 5 - 5об.

82 Там же, л. 5об.

стр. 143


31 августа 1799 г. "президент и члены временного правительства конфедерационного кантона Цюрихского" направили Павлу I "благоговейное писание", в котором сообщалось о прибытии русского вспомогательного корпуса и выражал "чувствительную благодарность" высоким державам за их намерение доставить Европе "столь давно вожделенное спокойствие и порядок, а особливо также и наше любезное Отечество избавить от угнетающего ига, наложенного на нас превосходною иностранной силою"83 .

Швейцарская сторона заверяла: "Мы по нашим слабым силам весьма охотно сделаем все то, в чем возможем, поспошествовать пользе и удовольствию превосходных Ваших войск"84 .

25 сентября 1799 г. в направленном из Гатчины ответном послании император России, подписавшийся "Ваш добрый приятель Павел", выразил благодарность за оказание помощи русским войскам, вступившим в пределы Швейцарии с целью "по возможности споспешествовать с Нашей стороны скорейшему спасению угнетенного Вашего отечества и восстановлению древней конституции оного"85 и "дабы общий неприятель, чем скорее тем лучше, мог быть прогнан за ее (Конфедерации) границы"86 .

Швейцарский поход русской армии под командованием Суворова вошел в историю: "Тягчайшие высокогорные условия перехода, лишения, голод и чудовищные физические нагрузки, перенесенные русскими солдатами, делают его настоящей одиссеей, беспримерным "спортивным подвигом", открывшим Суворову и его армии путь в легенду"87 .

Помимо военного и политического значения, предпринятая операция России 1799 г. способствовала зарождению человеческих связей между русскими и швейцарцами, подпитывающих дружественный характер наших отношений. Поэт Г. Р. Державин воспел мужество русских солдат, героически сражавшихся в грозных Альпах. За ним последовали другие отечественные литераторы. Это историческое событие сблизило народы России и Швейцарии, открыло жителям горной страны лучшие черты русских людей, мужество, готовность придти на помощь людям, нуждающимся в ней. Более 200 лет в Швейцарии, особенно в ее немецко- и итало-говорящих частях, с благодарностью и теплотой вспоминают о русских солдатах, штурмовавших неприступные горы, ведших ожесточенный бой с неприятелем на Чертовом мосту. Суворова в Швейцарии знают, бережно хранят память о нем. Кроме монументального памятника в ущелье Шоленен в память русских воинов и памятника Суворову на Сент-Готардском перевале, в районе былых сражений имеются десятки знаков, напоминающих по сей день о суворовском походе - памятные доски, экспозиции в музеях, картины и литографии в местных отелях, сувениры.

Швейцарский автор К. Ханс считает, что Суворов "таит в себе ценности русской души: аскетизм, силу, теплоту человеческого общения, религиозность". Поход Суворова трактуется в школьных учебниках центральной Швейцарии как "освободительная миссия"88 . В тех местах, где шли бои, до сих пор можно встретить детей, которые по традиции наречены русскими именами.

Заслуживает внимания история сооружения памятника в ущелье Шоленен. Этот вопрос решался, хотя и не гладко, но в условиях политического и человеческого взаимопонимания между Россией и Швейцарией. Председатель Урзернской общины К. Нагер (кантон Ури) в письме князю СМ. Голицыну от 28 сентября (10 октября) 1893 г. сообщил, что совет общины принял решение предоставить бесплатно в его распоряжение участок для сооружения памятника в честь павших русских солдат у Чертова моста. Со-


83 Там же, оп. 97/1, д. 23, л. 4 - 4об.

84 Там же, л. 5.

85 Там же, оп. 97, д. 24, л. 4.

86 Там же, л. 4об.

87 Le Temps, 16 - 22.VIII.1999.

88 Ibidem.

стр. 144


оружейный на ере детва князя памятник был торжественно открыт 14(26) сентября 1898 г. в присутствии российской и швейцарской военных делегаций89 .

В 1998 - 1999 гг. в России, Швейцарии, Лихтенштейне, Белоруссии, Украине были проведены торжественные мероприятия, посвященные 100-летию открытия памятника и 200-летия Альпийского похода90 .

По словам главы дипломатического ведомства Швейцарии Ф. Котти, Суворов перешел Чертов мост в Альпах, приблизив Швейцарию к России. Сегодня сближение продолжается91 . Руководитель военного ведомства А. Оги, выступая в Андерматте 25 сентября 1998 г. на праздновании 100-летия создания памятника русским воинам, сказал: "Я уверен, что и через 50 и 100 лет здесь будут стоять наши сыновья и дочери, внуки и правнуки. И мы хотим, чтобы они сказали, что это была не фраза, а была, есть и будет правда, высказанная сегодня о настоящей свободной дружбе между Россией и Швейцарией".

Швейцарский винодел Рено Бюрнье и его супруга Марина, выпускница МГИМО, в честь юбилея выпустили вино "Суворов". Под тем же названием в районе Сен-Готарда начали производить сыр92 .

В декабре 2000 г. спустя много лет был повторно издан на русском и немецком языках "Атлас Кампании Российских Императорских войск в Швейцарии под главным предводительством Генералиссимуса Князя Италийского Графа Суворова Рымникского в присутствии Его Императорского Высочества Цесаревича Великого Князя Константина Павловича в 1799 году"93 . Издание атласа - итог многолетнего труда большого коллектива российских и швейцарских специалистов - историков, военных, картографов, архивистов. Основную роль сыграл Российский государственный военно-исторический архив, который взял на себя всю научно-археографическую подготовку издания, а швейцарская сторона - преимущественно материальную и полиграфическую часть проекта.

Дружеские нити между русскими и швейцарцами протянулись из далекого 1799 г., когда над Швейцарией нависла угроза ее самостоятельности и независимости и понадобилась помощь России, до кануна XXI в., когда творческие коллективы специалистов-единомышленников обеих стран воссоздали монументальный Атлас Швейцарского похода А. В. Суворова, увековечивший благородные и бескорыстные дела России во благо дружественного государства.

В российско-швейцарских отношениях случались также отдельные кризисы и конфликты, размолвки и недопонимание. Но никогда мы не сталкивались друг с другом на поле брани, пожалуй, кроме одного эпизода: в 1812 г. четыре швейцарских полка общей численностью 8 тыс. чел. участвовали в походе Наполеона на Москву. Именно они прикрывали переправу отступавшей армии через реку Березина у г. Борисова, разделив судьбу завоевателей. Это драматическое событие запечатлено в народной памяти грустной песней "Березина". В ней есть такие слова: "Наша жизнь сродни дороге путешественника в ночи". Этот эпизод ни юридически, ни фактически не означает, что Россия и Швейцария в 1812 г. находились в состоянии войны: ложка наемнического дегтя не испортила бочку меда русско-швейцарских связей.


89 Россия - Швейцария. Документы и материалы, с. 158.

90 Новиков А. А. Суворов в Швейцарии. Современное прочтение истории похода. М., 2000; Степанов А. И. Указ. соч.

91 Беседа Ф. Котти с главным редактором журнала "Международная жизнь" Б. Д. Пядышевым. - Международная жизнь, 1994. N 10, с. 1.

92 Капелин С. "Суворов" - марка вина и сыра. - Парламентская газета, 26.II.1999.

93 Atlas des Feldzuges der Kaiserlich Russischen Truppen in der Schweiz unter dem Oberbefehl von Generalissimus Furst Italijskij Graf Suvorov im Jahre 1799. Erstveroffentlichung aus dem Russischen Staatlichen Militarhistorischen Archiv. Kommentarband mit Begleitapparat. Vorwort vom Bundesprasident A. Ogi und, Botschabter RF in der Schweiz 1992 - 1999. A. J. Stepanow. Zurich. Werd Verlag und Matthien Verlag, 2000.

стр. 145


"РУССКИЙ ПОТОК"

С конца XVIII в. маленькая республика в Альпах стала объектом паломничества русской знати и интеллектуальной элиты, излюбленным местом отдыха в Западной Европе, привлекающим к себе целебным климатом, великолепными ландшафтами, житейским благополучием и спокойствием. Политическое воображение русских поражали своеобразие государственного устройства Швейцарии, ее демократические устои и традиции, дух гуманизма и благотворительности, бережное отношение к национальной культуре. Началось продолжавшееся не одно десятилетие своеобразное "русское открытие" этой страны, имевшее значение для понимания окружающего нас мира к западу от собственных границ. Все это находило выразительное отражение в исторических и философских трактатах, художественной литературе, живописи и музыке. Впечатляет перечисление имен наших именитых соотечественников, посетивших Швейцарию. Но ведь они тянулись туда не просто для того, чтобы полюбоваться природой, зарядиться творческим вдохновением. Наверное, всех их привлекала возможность соприкоснуться с одной из старейших европейских демократий, полюбопытствовать, как она действует и что дает гражданам.

Посещения Швейцарии представителями русской творческой интеллигенции не были просто путешествием; они способствовали формированию закономерного процесса взаимопроникновения и взаимообогащения культур. Своими произведениями и самим пребыванием в Швейцарии яркие представители отечественной культуры воздействовали на самобытную и многоликую культуру этой страны.

Представление о Швейцарии было неодинаковым у разных кругов российского общества. Это вызывало не прекращавшиеся политические дискуссии, столкновения порой противоположных мнений и оценок. К примеру, историк Н. М. Карамзин в 70-е годы XVIII в. в "Письмах русского путешественника" писал об этой стране в восторженных выражениях: "И вот я наконец в Швейцарии - стране живописной природы, на земле свободы и благоденствия! Кажется, что в здешнем воздухе есть что-то живительное: мое дыхание стало легче и свободнее, моя осанка расправилась, моя голова сама по себе поднимается, и я с гордостью думаю о своей человеческой сущности"94 . Карамзин был поражен красотой и чистотой Берна. Особенно понравилась ему площадка за главным собором города, с которой открывается замечательный вид на р. Аару и Альпы. Карамзин искренне и навсегда полюбил Швейцарию, перевел на русский язык стихотворения Альбрехта фон Галлера и Соломона Гесснера, состоял в переписке с Иоганном Каспаром Лаватером.

Просветитель А. Т. Болотов характеризовал Швейцарию как страну, "в которой живут исключительно хорошие и достойные люди и которая славится добродетельностью своих жителей"95 .

В то же время русские пристально приглядывались к опыту государственного строительства Швейцарии и жизнедеятельности общества. Близкий к декабристам создатель русского романтизма В. А. Жуковский в "Письмах из Швейцарии", опубликованных в 1825 г. в альманахе "Полярная звезда", изложил свои впечатления: "В этих хижинах живет опекаемая правительством страны независимость; там живут не только для того, чтобы, благодаря тяжкому труду, влачить свое жалкое существование, но там есть и счастье, пусть скромное, однообразное, но все же счастье свободного наслаждения жизнью". Поэт считал Швейцарию образцом государственного устройства96 . Он также восхищался бернской архитектурой, писал, что ни в каком ином кантоне не видел "столь живописных домов" и что "внешняя и внутренняя чистота" радует глаз и услаждает чувства.


94 Die russische Entdeckung der Schweiz: ein Land, in dem nur gute und ehrbare Leute leben. Zurich, 1989, S. 303.

95 Ibid., S. 16 - 17.

96 Ibid., S. 305.

стр. 146


Тема Швейцарии проникновенно звучала в произведениях многих российских поэтов. Величие горных ландшафтов, синева озер, богатая история этого края и повседневная жизнь простых швейцарцев отражена в стихах В. Г. Бенедиктова "Чертов мост", "Люцерн", Ю. П. Полонского "На Женевском озере", А. М. Жемчужникова "Осень в швейцарской деревне", "Земля", В. Я. Брюсова, описавшего "Озеро четырех лесных кантонов", И. А. Бунина "Зимний день в Оберланде" и в посвященном Фирвальдштетскому озеру стихотворении "Голубая роза". На Бунина произвели большое впечатление Альпы, вдохновившие его на стихотворение "Эйгер". Ему понравилось и альпийское горловое пение - йодели, о котором он сказал, что это пение глубоко прочувствованное, идущее изнутри.

Швейцарию посещали, подолгу жили и сочиняли здесь свои произведения великие русские писатели. Н. В. Гоголь написал в г. Веве ряд глав из "Мертвых душ", Ф. М. Достоевский, похоронивший в Женеве дочь, работал над романом "Идиот", Л. Н. Толстой передал впечатления о пребывании в Швейцарии в рассказе "Люцерн" и повести "Крейцерова соната". В этой стране бывали, восхищаясь ее красотой, М. Е. Салтыков-Щедрин, А. П. Чехов, И. С. Тургенев, П. В. Анненков.

Однако не все наши соотечественники были настроены столь романтично. Так, Л. Н. Толстой, находясь в Берне в 1857 г., счел швейцарцев народом крайне непоэтичным. В этом мнении его укрепили впечатления от праздника горных стрелков. Впрочем, он был вознагражден красотой Бернских Альп и тем, что в селе Заанен и Гриндельвальде ему повстречалось множество красивых девушек.

В Швейцарию приезжали русские композиторы. Здесь черпал вдохновение М. И. Глинка, П. И. Чайковский работал над оперой "Орлеанская дева", писали музыку А. Н. Скрябин, С. В. Рахманинов и И. Ф. Стравинский. Швейцария вдохновляла художников И. Е. Репина, И. И. Шишкина, А. К. Саврасова, В. И. Сурикова и других живописцев.

Какие бы высокие чувства не вызывали у представителей русской культуры природа и люди Швейцарии, наши соотечественники не могли не задумываться над тем, что ее благополучие в значительной мере связано с ее государственным устройством, демократическими принципами, миролюбием и политикой нейтралитета.

Наиболее четко и открыто о своем положительном восприятии политического строя Швейцарии заявили А. Н. Радищев и А. И. Герцен. В оде "Вольность" (1790 г.) Радищев обозначил имя былинного героя Вильгельма Телля как символ свободолюбия97 . Герцен, нашедший на родине Вильгельма Телля прибежище после изгнания из России, писал: "Горы, республика и федерализм создали в Швейцарии сильную человеческую породу, имеющую такое же прочное строение, как ее земля и горы, и составляющую с ними единое целое, как она сама"98 . Герцен в книге "Былое и думы" впервые дал русскому читателю наиболее полную характеристику идеологии и психологии страны: "Над Швейцарией витают все учения и все идеи, и все они оставляют следы; там говорят на трех языках. Там проповедовал Кальвин, там проповедовал портной Вейтлинг, там смеялся Вольтер и там родился Руссо. Эта страна, от крестьянина до рабочего нацеленная на самоуправление, подавлявшаяся сильными соседями, страна без бюрократии и армии, осталась после пиршества реакции все той же свободной республиканской Конфедерацией, что и прежде"99 .

В высказываниях прогрессивных представителей русской интеллигенции XIX в. не только содержатся описание Швейцарии в разных ипостасях, но и есть противопоставление ее демократического строя крепостническому, беспощадная критика царского строя и политики подавления любых передовых веяний и выступлений. На наш взгляд, учащавшиеся поездки большого числа русских в Швейцарию, как и приток оттуда в нашу страну эмигрантов разных профессий оказывали воздействие на умы и настроения в


97 Die russische Entdeckung der Schweiz, S. 15.

98 Герцен А. И. Избранные произведения, т. 5, М., 1975, с. 92.

99 Герцен А. И. Указ. соч., т. 6. М., 1975, с. 91.

стр. 147


России, пробуждая стремление сделать ее "лучше" в соответствии с западными образцами. Поэтому трудно переоценить такое масштабное и важное по существу общественное явление, как "открытие" для себя и для России художественной интеллигенцией, учеными, философами, революционерами и общественными деятелями Швейцарии. Это общественное явление, возможно, мало уступало в отдельных областях подобным связям России с более крупными государствами. Наши соотечественники внимательно, а то и ревниво вглядывались в швейцарскую действительность, стремились получить ответ на волновавшие их вопросы, докопаться до корней одной из старейших демократий Европы, несомненно, пытались примерить швейцарские реалии к реалиям тогдашней России с учетом ее будущего развития. Чаще всего они были носителями прогрессивных взглядов, а потому не только оценивали критически положение дел в собственной стране, но и в ряде случаев открыто выступали против них, вызывая резкую ответную реакцию, что понуждало к эмиграции, в том числе в Швейцарию.

В Швейцарии, по данным переписи населения 1888 г., было отмечено 1354 иностранца "из европейской части России", а в 1910 г. их стало уже 8458 человек100 . Эти цифры, естественно, нуждаются в проверке и уточнении, но даже они дают впечатление о масштабах явления, которое мы анализируем, и особенно о темпе роста числа граждан Российской империи, устремлявшихся в Швейцарию в конце XIX - начале XX в.

Либеральная и демократическая Швейцария с середины XIX в. стала излюбленным местом пребывания русской эмиграции: эмиграция (в прямом смысле этого понятия) имела в основном политическую и идеологическую окраску.

В нашем распоряжении нет сведений о привлечении швейцарцами специалистов из России. Скорее, в данном случае можно говорить о получившей развитие тенденции подготовки кадров из числа граждан России в швейцарских университетах и других учебных заведениях. Российские аристократы направляли своих сыновей в образцовое имение Фелленберга в Хофвиле для получения знаний по экономике. В швейцарских университетах грызли гранит науки, охотно впитывая дух демократии и свободолюбия, поколения русской молодежи. Из-за либеральных правил приема в местные университеты сюда приезжали учиться многие молодые люди, особенно те, которые в России подвергались дискриминации, в частности, женщины, евреи, поляки101 .

Наряду с Германией, "академической Меккой" для российских студентов с 60-х годов XIX в. стала Швейцария, которая тогда была единственной европейской страной, где женщины учились в высших учебных заведениях наравне с мужчинами. Вот почему на протяжении второй половины XIX - начале XX вв. российская студенческая колония при университетах состояла в значительной мере из женщин. Первой из них была Н. П. Суслова, поступившая в Цюрихский университет в 1863 г. Спустя десять лет в университете и политехникуме Цюриха уже учились 300 студентов из России, из них 103 женщины.

Русские женщины снискали славу первопроходцев. В 1855 г. княгиня Козлова-Масальская стала первой женщиной, покорившей пик Менх, чем повергла в изумление гриндельвальдских горных проводников. Раиса Святославская, изучавшая медицину, участвовала в качестве врача Красного Креста в русско-турецкой войне; математик Елизавета Литвинова получила известность благодаря монографии об Л. Эйлере. В 1909 г. Анну Тумаркину, первую женщину, которая была удостоена в Бернском университете докторской степени, дающей право претендовать на профессорское звание, избрали экстраординарным профессором философии102 .


100 Швейцарцы в Петербурге, с. 26.

101 Марголис А. Д. Студенты из России в Швейцарии во второй половине XIX - начале XX вв. - Швейцарцы в Петербурге, с. 56 - 60.

102 По материалам личного архива автора.

стр. 148


В 1907 г. в семи швейцарских университетах девять из каждых десяти иностранных студенток были русские. Медицинский факультет Бернского университета называли даже "славянской девичьей школой".

Из 5319 студентов Цюрихского университета, которые числились в нем между 1900 г. и 1908 г., 1466 (более 28%) происходили из России, из них почти половину (47.2%) составляли женщины103 .

Швейцарский исследователь Д. Нойманн в работе о русских студентках в Швейцарии, опираясь на богатый материал, отмечает: в 1882 - 1901 гг. их доля среди иностранных студенток составляла в среднем 70%, в 1901 - 1907 гг. - 81%, 1907 - 1913 гг. - 74% и в 1882 - 1913 гг. - 75%104 .

В 1909 г. в Базельском, Цюрихском, Бернском, Лозаннском и Женевском университетах обучалось 2553 российских студента обоего пола. Они составляли более 40% учащихся этих университетов, а в университетах Лозанны и Женевы русских обучалось даже больше, чем студентов из Швейцарии. Особой популярностью пользовались медицинский и физико-математический факультеты университетов Женевы, Берна и Цюриха, а также Цюрихский политехнический институт.

Накануне первой мировой войны за границей обучалось 8,5 тыс. российских студентов (7% от их общего числа), из них 2.5 тыс. - в Швейцарии. В подготовке специалистов высшей квалификации (особенно медиков и инженеров) эта страна сыграла для России очень важную роль105 .

Кроме эффективной системы обучения, студенты имели фактически безграничные возможности изучения страны во всех ее аспектах, общаться со швейцарскими и другими деятелями культуры, а также с русскими кумирами молодежи - с П. Лавровым, М. Бакуниным, с приезжавшими из России оппозиционно настроенными соотечественниками.

В. Н. Фигнер, выпускница медицинского факультета Цюрихского университета, вспоминая о цюрихских годах, отмечала, что в университете существовала умело подобранная русская библиотека. Наряду с заграничной нелегальной литературой времен Герцена и Огарева, в ней имелись лучшие произведения иностранных писателей-социалистов, основные труды по истории революций и народных движений, текущая пресса по рабочему движению. Студенты ходили на собрания рабочих, собирали деньги на стачки, ездили на конгрессы Интернационала. Кружок студентов, сплотившийся на основе изучения социальных проблем, преобразовался в революционную организацию, целью которой была пропаганда социалистических идей в России.

Самый крупный швейцарский город Цюрих в 70-е годы XIX в. превратился в центр русской революционно-демократической эмиграции. Молодые россияне не только поддерживали тесные связи с революционными организациями, но и совершали террористические акты. Так, 6 июля 1907 г. Татьяна Леонтьева по ошибке застрелила в фешенебельном отеле в Интерлакене французского рантье, приняв его за русского министра иностранных дел.

Все это вызывало озабоченность властей - русских и местных. В 1873 г. царское правительство потребовало, чтобы студенты до 1 января следующего года вернулись на родину, а те из них, которые останутся в Цюрихе, не будут допущены к экзаменам в России. Мотивировка была проста: вместо науки студенты занимаются революцией. Ученый совет университета выступил с протестным заявлением, но вынужден был пойти на уступки. В результате часть учащихся продолжила занятия в швейцарских и других университетах, а другая часть вернулась в Россию, причем не столько для продолжения учебы, сколько для революционной деятельности.


103 BuhlerR., ect. Op. cit., S. 2.

104 Neumann D. Studentinnen aus dem Russischen Reich in der Schweiz (1867 - 1914). Bd. 1. Historisches Seminar der Universitat Zurich. Abteilung Osteuropa. Zurich, 1987, S. 16.

105 Ibid., S. 58, 60.

стр. 149


Демократические свободы, устойчивый республиканский режим, не знавший серьезных политических потрясений, традиционный нейтралитет, сносная стоимость проживания, удобства сообщения с Россией и соседними европейскими странами, а также концентрация в университетских городах русского студенчества, в большинстве своем настроенного оппозиционно - все это делало Швейцарию главным очагом русской революционной эмиграции.

В Цюрихе и Женеве, Берне и Лозанне, Базеле и Люцерне долгие годы жили и занимались активной политической деятельностью русские революционеры: М. А. Бакунин (он похоронен в 1878 г. на бернском кладбище в Бремгартене)106 , П. А. Кропоткин, Г. В. Плеханов, В. Н. Фигнер, В. И. Ульянов (Ленин), многие их политические сторонники и противники, преследуемые царским режимом.

В мае 1895 г. Ленин во время своей первой поездки за границу посетил Швейцарию. В Женеве он установил контакт с Г. В. Плехановым, находившимся в эмиграции с 1883 г. и вместе с П. Б. Аксельродом и другими единомышленниками, основавшими в Женеве первую русскую марксистскую организацию - группу "Освобождение труда". После посещения Цюриха Ленин в июне 1895 г. уехал в Париж107 . В 1915 г. Ленин и его соратники провели в местечке Циммервальд, близ Берна, нелегальную конференцию левых социалистов Европы.

Швейцария все больше выглядела как удобный плацдарм для российских оппозиционных сил, имевших общей задачей, несмотря на внутренние распри и разногласия, свержение царского самодержавия. Объективно Швейцария благоприятствовала процессу вызревания революционного взрыва в России. Швейцария предоставила возможность Ленину и его сподвижникам вести в течение многих лет свою революционную работу, а весной 1917 г. фактически оказала содействие в его отъезде через Германию в Россию108 .

Историк и публицист Н. В. Вольский-Валентинов во время швейцарской эмиграции долгое время общался с Лениным, считал его своим учителем. Однако позднее Вольский-Валентинов был обвинен в "ревизионизме" и отошел от "ленинского доктринерства". В книге "Малознакомый Ленин" он предпринял попытку нарисовать "правдивую картину" того, "как и на что жил Ленин", показать его в "домашних туфлях"109 .

Швейцария продолжала играть свою традиционную роль "убежища" для русских политических изгнанников и в XX в.

Выдворенный из СССР писатель А. И. Солженицын прибыл с семьей в Цюрих 29 марта 1974 г. и прожил там два с половиной года110 . Местные власти и друзья окружили опального литератора вниманием и заботой111 . "Архипелаг Гулаг" Солженицына стал впервые доступен немецкоязычным читателям благодаря выходу этой книги в Берне.

Долгое время в Цюрихе жил русский православный философ и профессор теологии И. А. Ильин. Он покинул Советскую Россию в 1922 г. и обосновался в Германии. В 1938 г. был вынужден бежать в Швейцарию. В переселении в Швейцарию ему оказал финансовую поддержку СВ. Рахманинов. Политическая позиция Ильина нашла отражение в публицистической статье "Белая идея", ставшей своеобразной программой правого крыла русской эмиграции112 . Октябрьскую революцию И. А. Ильин не принял, боролся против тоталитарной системы коммунизма. В 1993 г. в СССР вышло в свет собрание сочинений И. А. Ильина в 10 томах.


106 В 1868 г. М. А. Бакунин основал в Женеве интернациональный альянс социалистической демократии, как ветвь Международной ассоциации рабочих. - Buhler R., ect. Op. cit., S. 430.

107 Chronik der Schweiz, S. 464.

108 Свенцицкая О. В. У к. соч. с. 59 - 70.

109 Вольский-Валентинов Н. В. Малознакомый Ленин. - Русскій миръ, 2004, январь - февраль, с. 150 - 153, 157 - 165.

110 Chronik der Schweiz, S. 592.

111 Степанов А. И. Незнакомый Лихтенштейн глазами первого российского посла. М., 2002, с. 415 - 416.

112 Евлампиев И. И. Божественное и человеческое в философии Ивана Ильина. СПб, 1998.

стр. 150


И. А. Ильин умер 21 декабря 1954 г. в Цюрихе, похоронен на кладбище Целликон в предместье города. Его супруга Наталья Ильина-Вокатч скончалась в марте 1963 г. и захоронена рядом. В октябре 2005 г. супруги Ильины были перезахоронены в Москве.

* * *

Швейцарские историки пытаются ответить на вопрос о том, какое значение имели переселение и деятельность ее граждан в России для самой Швейцарии. Заработанные в России капиталы полностью или частично направлялись в Швейцарию и использовались для строительства домов, предприятий, медицинских и культурных учреждений и т.п. Возвращавшиеся из России швейцарцы были носителями русской культуры, образа жизни и обычаев страны. Показательно, что многие из них давали русские названия построенным на заработанные деньги домам и виллам: "Москва", "Киев", "Рига", "Русский двор" и т.п. В Цюрихе, например, появилась ул. Эрисмана и одноименный жилой комплекс113 .

Швейцарцы оставили заметный след в российской экономике, образовании, науке и других сферах, способствовали решению стоявших перед Россией задач. В то же время швейцарцы приобретали в России полезный опыт, обогащались реальными, имевшими практическое значение знаниями о нашей стране.

Развивавшиеся веками человеческие связи заложили прочный фундамент взаимных отношений. Несмотря на кризисы и разрывы, эти отношения встали в 80-е годы XX в. на путь возрождения и плодотворного развития. Корни, которые их питали долгое время, не погибли - они оказались глубокими и крепкими.

На протяжении веков русские перенимали у швейцарцев их знания и опыт. Интеллектуальные круги России - ученые, музыканты, писатели, художники не только черпали вдохновение в Швейцарии, но и пристально изучали историю и политическое устройство этой страны. В разные времена русская идейно-политическая эмиграция находила в Швейцарии приют.

Развивавшиеся веками разнообразные контакты способствовали лучшему взаимопониманию наших стран и народов. Однако российско-швейцарские отношения все еще изучены недостаточно. Многие их страницы нуждаются в совместном изучении историками России и Швейцарии.


113 Buhler R., ect. Op. cit., S. 330.

Опубликовано на Порталусе 23 июля 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама