Рейтинг
Порталус


БХАЗИЯ. ОСЕТИНСКОЕ СВЯТИЛИЩЕ В ПИЦУНДЕ

Дата публикации: 04 октября 2022
Автор(ы): А.КРЫЛОВ, Кандидат исторических наук
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ
Номер публикации: №1664884815


А.КРЫЛОВ, Кандидат исторических наук, (c)

Институт востоковедения РАН в течение нескольких лет проводил полевые исследования в Абхазии -древнем крае, безусловно, чрезвычайно интересном с этнографической и религиоведческой точек зрения.(1) Одним из объектов исследования стало действующее осетинское святилище Хсау мады дзуар близ Пицунды.

Об истории появления в Абхазии этого святилища мне рассказал Шалико Плиев - его жрец и инициатор создания. Осетины обосновались в республике в 70-х годах - во время строительного бума, когда бурно развивавшаяся "всесоюзная здравница" испытывала острый дефицит в рабочей силе. Как и многие, Шалико поначалу жил в бараке, возводил многоэтажные гостиницы и пансионаты. Прошло время, он получил квартиру и перешел на работу в курортный общепит.

Казалось бы, жизнь по соседству с сотнями тысяч отдыхающих никак не способствовала сохранению национальных традиций и обычаев. Осетинок рядом почти не было, и многие молодые парни женились на русских девушках, также недавно обосновавшихся в Абхазии.

Как правило, дети от смешанных браков несколько месяцев в году жили на родине отцов, где учились говорить по-осетински и впитывали местные обычаи.

Осетины в Абхазии, представленные несколькими этнографическими группами (иронцы, дигорцы, туальцы, кударцы и чисанцы), у которых до сих пор сохраняются определенные различия в культуре и языке, к началу 70-х годов в северозападной части страны - в Гагре, Пицунде, Гудауте и их окрестностях - образовали компактно проживающие общины. Осетины дружили семьями, как могли поддерживали друг друга.

Шалико Плиев (кударец) родился в селе Гуджарети (современный Боржомский район Грузии); рядом располагались одиннадцать осетинских сел, жители которых издавна отмечали праздник Хсау мады бон. В этот день (21 сентября) осетины приходили в святилище Хсау мады дзуар (святилище Божьей Матери), расположенное у старой груши, у корней которой лежали камни,

После совершения жертвоприношения (по барашку от одной или нескольких семей) местный молодой учитель - человек "наиболее чистый и грамотный" -обращался к Богу с просьбой даровать благополучие всем собравшимся. Мужчины с зажженными свечами в руках присоединялись к его молитве. Затем они подходили к дереву (женщины и дети стояли поодаль), и учитель просил Бога даровать благоденствие и мир семье каждого из них и прикреплял горящие свечи к камням.

Людей было так много, что общего стола не устраивали, а располагались несколькими группами. Громко играла музыка, хозяева (осетины) и их гости из окрестных грузинских и армянских сел весь день трапезничали, веселились и танцевали. У многих из поселившихся

стр. 62


в Абхазии осетин в родных селах отмечались аналогичные праздники и проводились моления, которые они продолжали посещать и после переезда в Абхазию. Однако прошли годы, и большинство из них все реже стали посещать родительские дома.

Вот тогда Плиев и предложил создать на новом месте осетинское святилище. Проведение церемонии было намечено на 21 сентября, как и в родном селе Шалико.

Мужчины выбрали для него лесную поляну у подножия холма. Было решено перевезти в Абхазию часть атрибутов святилища, расположенного близ села Гуджарети. Однако для осуществления этого необходимо было получить разрешение местных старейшин. Шалико удалось убедить их в том, что перенос части святилища в Абхазию будет угоден высшим силам и полезен людям. После этого ему позволили наполнить корзину землей и положить в нее камень со старого святилища, которые он привез в Пицунду.

Землю высыпали у корней высокого дуба на выбранной поляне, там же был положен привезенный камень, и 21 сентября 1972 года состоялось первое моление осетин в новом святилище Хсау мады дзуар. С тех пор оно совершается каждый год, и только в случае, если на дворе проливной дождь, обряд совершается в доме, у кого-нибудь из местных осетин.

В дальнейшем вид святилища несколько изменился: площадка под дубом с привезенной землей была забетонирована, под деревом оборудована небольшая квадратная ниша из обработанных каменных плит, основанием которой стал камень со старого святилища. Ниша украшена треугольным фронтоном, на котором выбит крест, под ним - надпись по-осетински: "Ирон дзуар" - осетинское святилище. Под надписью дата установки ниши - 1983 год.

По воспоминаниям Шалико, в 70-х годах в назначенный день к святилищу приезжали осетины из Гагрского и Гудаутского районов.

Из-за распада СССР и грузино-абхазской войны 1992-1993 годов сильно сократилась численность осетинской общины: сейчас в Пицунде осталось лишь двенадцать семей - около 40 человек. Но даже во время войны моления не прекращались. Так, осенью 1992 года, когда линия фронта проходила совсем рядом - по реке Бзыбь, местные мужчины, не имевшие права приходить к святилищу с оружием, долго наблюдали за окрестным лесом и горами: боялись, что там могут оказаться вооруженные грузины. Убедившись в безопасности, они собрались у святилища (женщины и дети оставались дома) и обратились с просьбой к Богу вернуть мир на истерзанную войной землю Абхазии.

В сентябре 1998 года я был гостем на осетинской праздничной церемонии Хсау мады бон в святилище Хсау мады дзуар. Первыми на поляне появились мужчины. Женщин не было, так как считается, что они не должны присутствовать при жертвоприношении. Молодые принесли воду, котел, развели огонь и привели жертвенного бычка. С шеи его сняли веревку и дали ему поесть соли. После этого хыйштер (старший(2)) Шалико Плиев начал церемонию. Он взял стакан с вином в правую руку и горящую свечу в левую, повернулся лицом к дубу и обратился к Богу (Хсау):

"Бог, мы пришли к тебе, и ты знаешь зачем.

Помоги нам - тем, кто придет сегодня со своими семьями и детьми.

Сделай, чтобы в этих семьях было счастье, чтобы к их полному очагу приходили хорошие люди.

Сегодня мы делаем себе жертвоприношение - так всегда оберегай нас и наших близких, держи нас под своим правым крылом.

Оберегай нас и помоги нам "(3)

После этих слов хыйштер поднес горящую свечу ко лбу жертвенного бычка, а свой стакан с вином передал старшему из присутствующих. Тот в нескольких словах присоединился к просьбам жреца, выпил вино и понес переданную ему Шалико горящую свечу к нише у дуба. Жрецу вновь наполнили стакан вином, он повторил свою просьбу Богу принять жертву и даровать благополучие всем пришедшим и их семьям, выпил вино. Затем все осушили свои стаканы, и началась церемония жертвоприношения.

Жрец перерезал горло бычку и отделил голову, после чего мужчины быстро разделали еще трепетавшую тушу. Лучшие куски были использованы для приготовления шашлыка, остальное мясо варилось в котле. Пока оно готовилось, подошли женщины с посудой и едой -вареными курами, осетинскими хачапурами - пирогами, начиненными сыром и картошкой (по три от каждой семьи), тортами, разнообразными соусами и т.п.

После этого началось общее моление. Жрец собрал в пучок принесенные свечи (по три от каждой семьи), все пришедшие подошли к дубу. Стоя перед нишей со стаканом вина в правой руке и горящими свечами в левой, Шалико произнес основную молитву:

"Бог, где ты, помоги нам, покажи нам свое доброе отношение.

Сегодня большой день для осетинских мужчин.

В твою честь сегодня будет произнесено много тостов.

Тем, кто не смог прийти и произносит тосты в твою честь дома, - помоги тоже.

Может быть, я не смогу говорить красиво, но пусть будет так, что мы как бы окажемся рядом с тем, кто произносит тосты красиво.

Помоги детям пришедших и детям тех, кто не смог прийти.

Пусть у нас всех будет полный очаг.

Мы живем не там, где родились, а на чужой земле, но и здесь мы тебя почитаем, и, хотя мы на чужбине, оберегай нас.

Пусть все наши беды будут в домах тех, кто прогнал нас с Родины.

Мы будем тебя помнить, почитать и все праздники отмечать.

Помоги нам Бог.

Этот праздник бывает раз в году, и мы пришли к тебе на священное место.

Сделай так, чтобы все наши дела шли хорошо, даруй хороший урожай, дай нам здоровья, чтобы мы смогли этот урожай собрать.

Осетины, живите в дружбе.

Если мы, как положено, восславим Бога и произнесем тосты - он будет благосклонен и сделает нам только хорошее.

Пусть мы будем рядом с теми, кому ты помог ".

стр. 63


Во время молитвы окружающие несколько раз произносили:

"Аминь".

Закончив говорить, Шалико поставил свечи в стакан, находящийся в нише, выпил вино и отведал по кусочку шашлыка и хачапура. Затем каждый из присутствовавших по старшинству обратился к Богу, после чего мужчины пили вино или водку до дна, а женщины - только вино, причем молодые лишь пригубили. Каждый отведал по кусочку шашлыка и лепешки, после чего положил мелочь в нишу с горящими свечами.

Все присутствующие уселись за стол (мужчины - во главе), и началось застолье. Выступавший в роли тамады Шалико произносил тосты за мир, дружбу всех проживающих в Абхазии народов, за "больших" (то есть проживающих в Северной и Южной Осетии) и всех других осетин мира, за абхазов, на чьей земле живут собравшиеся, за воевавших, вспоминали погибших, родителей и детей. Подчеркнутое внимание и уважение оказывалось молодой вдове. Пили за нее, а в ее лице (что особенно почетно) - за всех присутствующих женщин.

Приглашенный на церемонию инвалид-абхаз (он потерял руку во время последней войны) произнес тост за Абхазию, являющуюся "общей землей для всех проживающих на ней народов" и за их дружбу, за то, чтобы "большие нации не давили малых". "Швейцария тоже маленькая, а у нее есть чему поучиться крупным государствам", -поддержали его собравшиеся.

В этот день для осетин каждый гость желанен. Вот и возвращавшихся с охоты армян из соседнего села Асечко тут же пригласили к столу. Они оставили ружья и патроны под стоящим в отдалении деревом и с явным удовольствием присоединились к застолью. Все вновь пили за дружбу проживающих в Абхазии народов, благодарили абхазов за то, что они дали разным нациям возможность жить на своей земле.

Осетинское застолье отличается от строго регламентированного и чинного абхазского. Например, женщины сидят за общим столом, а у абхазов в подобных случаях стол для них накрывается отдельно. Здесь же они без умолку болтают и не обращают на тамаду никакого внимания. Несмотря на то, что Шалико и остальные мужчины несколько раз призывали их соблюдать порядок и не мешать проведению застолья, они так и не утихомирились. Хотя многие из жен прожили со своими осетинскими мужьями не один десяток лет, это никак не сказалось на их психологии и поведении. В ответ на призывы к порядку наиболее боевые женщины потребовали "не затыкать им рот и не думать, что только мужчины могут говорить умные вещи, а все женщины - глупые".

Впрочем, спор между русскими поборницами женской эмансипации и их осетинскими мужьями вскоре закончился сам собой: женщины отошли в сторонку и, усевшись на траву, затянули песню "Подмосковные вечера". Вскоре после этого застолье прекратилось: солнце уже садилось, а по правилам, у святилища можно находиться лишь до тех пор, пока оно светит. Собрав посуду и оставшуюся еду, люди разъехались по домам, где некоторые продолжали пировать до самого утра.

* * *

Старого святилища Хсау мады дзуар больше не существует. С началом грузино-осетинской войны село Гуджрети и одиннадцать других осетинских сел (как и многие осетинские села во внутренних районах Грузии) были разорены, их уцелевшие жители были вынуждены бежать из родных мест. Но старое святилище не исчезло бесследно, его часть сохранилась и продолжает функционировать в виде святилища проживающих в Абхазии осетин под тем же названием Хсау мады дзуар. Хочется верить, что оно, вместе с древними святилищами абхазов, сможет защитить благословенную землю Абхазии и всех проживающих там людей от новых войн и вражеских нашествий.

1 См. "Азия и Африка сегодня", N 10, 12, 1997; N 6, 7, 1998.

2 Хотя у местных осетин не употребляется термин жрец, как, к примеру, в абхазских святилищах, фактически хыйштер исполняет все функции жреца.

3 Здесь и далее перевод Ларисы Челохсаевой

 

Опубликовано на Порталусе 04 октября 2022 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама