Полная версия публикации №1617875734

PORTALUS.RU ВОЕННОЕ ДЕЛО Ладожская трагедия 1941 года → Версия для печати

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По общепринятым международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

В. Н. Степаков, Ладожская трагедия 1941 года [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 08 апреля 2021. - Режим доступа: https://portalus.ru/modules/warcraft/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1617875734&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 22.06.2021.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

В. Н. Степаков, Ладожская трагедия 1941 года // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 08 апреля 2021. URL: https://portalus.ru/modules/warcraft/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1617875734&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 22.06.2021).



публикация №1617875734, версия для печати

Ладожская трагедия 1941 года


Дата публикации: 08 апреля 2021
Автор: В. Н. Степаков
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВОЕННОЕ ДЕЛО
Номер публикации: №1617875734 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


10 июля 1941 г. на Ладожско-Онежском перешейке, где под командованием генерал-лейтенанта Ф. Д. Гориленко оборонялись три стрелковые дивизии 7-й армии Северного фронта, перешла в наступление Карельская армия финнов. С 28 июня в оперативном подчинении Северного фронта находился Балтийский флот. Главный удар противника был нанесен севернее оз. Янисярви в стык 71-й и 168-й стрелковых дивизий. 14 июля VI армейский корпус генерала П. Талвела захватил ст. Лоймола. 16 июля финны взяли Питкяранту и вышли на северо-восточное побережье Ладожского озера. В ходе упорных боев 7-я армия была рассечена на две части. В районе Сортавалы отрезанными от основных сил оказалась 168-я дивизия, 74-й отдельный разведывательный батальон и один полк 71-й стрелковой дивизии.

16 июля Военный совет Северного фронта направил на усиление 7-й армии полк 198-й моторизованной дивизии, полк 36-й противотанковой бригады, два горнострелковых батальона, две танковые роты, бронепоезд, 65-й штурмовой авиационный полк и 119-ю разведывательную авиаэскадрилью. В 20-х числах июля на Ладожско- Онежский перешеек дополнительно прибыла 3-я бригада морской пехоты, 3-я Фрунзенская дивизия народного ополчения неполного состава и несколько отдельных частей из 14-й и 23-й армий. Ожесточенные бои развернулись в районе Ведлозеро и Салми.

19 июля заместитель главкома Северо-Западного направления по морской части адмирал И. С. Исаков устно приказал командующему Морской обороны Ленинграда и Озерного района (МОЛиОР) приступить к развертыванию Ладожской военной флотилии (ЛВФ), формированию Онежской, Чудской и Ильменской флотилий, отряда кораблей р. Невы, бригад морской пехоты и строительству батарей береговой артиллерии; контр-адмиралу Ф. И. Челпанову высадить десанты на о-ва Лункулансаари и Мантсинсаари, тем самым создав угрозу приозерному флангу VI корпуса финнов, ведущего наступление на Мансила и Видлицу 1 . Для проведения операции в подчинение контр- адмирала Челпанова придавались: сторожевой корабль "Пурга", судно специального назначения "Связист", канонерские лодки "Вира", "Селемджа", "Олекма", переоборудованные из грунтовозных шаланд и "в связи с усложнившейся обстановкой" направленные в Ладожское озеро "без отстрела матчасти и с необученным личным составом", бронекатера NN 97 и 98, катера типа МО NN 205 и 206,


Степаков Виктор Николаевич - историк-публицист.

стр. 122


несколько катеров типа КМ и Р, отряд транспортов Северо-Западного речного пароходства, авиационная группа ЛВФ, состоящая из пяти самолетов МБР-2, шести СБ, шести И-15бис, и 4-я бригада морской пехоты. Состояние матчасти двух бронекатеров было таким же, поскольку они только что вступили в строй. 4-я бригада морской пехоты формировалась в Ленинграде из преподавателей и командиров Военно- морской академии и военно-морских училищ, а также из личного состава кораблей, учебных отрядов и частей береговой обороны. 19 июля были сформированы 1-й и 2-й батальоны, а 3-й и 4-й - 22 июля. Бригада действовала в составе Ладожской военной флотилии.

20 июля контр-адмирал Челпанов, отдав необходимые распоряжения о подготовке предстоящей операции, вышел из Ленинграда на корабле "Пурга" в Шлиссельбург и далее в бухту Андрусово для координации действий с 7-й армией. Однако все его "попытки связаться с сухопутным командованием в бухте Андрусово, а затем в Видлице в течение 20 июля успеха не имели" 2 .

Ранним утром того же дня канонерские лодки "Селемджа", "Вира" и катер Р-44 произвели разведку Мантсинсаарского пролива, которая завершилась неудачей. "Селемджа" была атакована несколькими самолетами противника. При отражении воздушного налета погибло два краснофлотца. "Вира" и катер попали под обстрел финской 152 мм батареи на мехтяге, ведущей огонь с полуострова Уксалонпя. От прямого попадания снаряда канонерская лодка получила около 150 пробоин, на баке возник пожар, было убито пять и ранено 46 членов команды. Вечером 20 июля в Ленинграде на причалах Васильевского острова закончилась погрузка на 9 транспортных судов 1-го и 2-го батальонов 4-й бригады морской пехоты. Во время перехода к месту назначения, приказом командира бригады генерал-майора Б. П. Ненашева на судах были организованы занятия с личным составом батальонов по изучению оружия и умению владеть им. В частности, приказ предписывал "изучить гранату и приняв меры предосторожности, показать [ее] практический бросок (в воду)" 3 . Поздно вечером 6 транспортов благополучно пришли в Шлиссельбург, три судна отстали на переходе.

21 июля командование 7-й армией для контрудара по противнику сформировало две оперативные группы: генерал-лейтенанта М. А. Антоню-ка и генерал-лейтенанта В. Д. Цветаева. Оперативная группа петрозаводского направления (Антонюка) включала 24-й, 9-й мотострелковые, 10-й запасной, 2-й танковый полки. Южная оперативная группа (Цветаева) - 3-ю бригаду морской пехоты, 452-й мотострелковый, 7-й мотоциклетный полки, Пяткярантский и три Олонецких истребительных батальона. В их задачу входило атакой на Ведлозеро- Колатсельга и Салми-Питкяранта уничтожить части противника и в дальнейшем овладеть ст. Лоймола.

В течении этого дня попытки контр-адмирала Челпанова установить связь со штабом генерал-лейтенанта Гориленко также оказались безуспешными. Удалось лишь связаться с 3-й бригадой морской пехоты, ведущей тяжелые бои в районе Салми, но не имеющей связи с 7-й армией (канонерские лодки "Олекма" и "Селемджа" поддержали бригаду огнем, обстреляв побережье залива Лункуланлахти).

Тем временем подготовка десантной операции продолжалась. Вышедший для разведки Лункулансаари и Мантсинсаари корабль "Пурга" присутствия противника на них не наблюдал. Воздушная разведка проведенная звеном И-15бис тоже ничего подозрительного не обнаружила. В круглосуточный дозор в район островов были выставлены катера МО N 205, 206.

22 июля стремительно ухудшилось положение 3-й бригады. Противник значительно потеснил ее части, захватил деревню Погранкондуши и силами до двух батальонов прорвался к населенному пункту Большая Гора. Интенсивный артиллерийский огонь "Олекмы" и "Селемджи" по Погранкондуши положения не исправил. В этот же день командующим МОЛиОР было получено распоряжение от адмирала Исакова о высадке на остров Лункулансаари только одного батальона, остальные силы "приказано было до

стр. 123


особого распоряжения держать в готовности в районе Андрусово- Видлица". В донесении Исакову Челпанов сообщил, что прибытие транспортов с 1 -м батальоном ожидается на рассвете 23 июля, а высадка намечена на утро 24. Однако ввиду резкого изменения обстановки на материке, он просил подтвердить - "остается ли в силе ранее поставленная задача или же следует переключаться полностью на поддержку 3-й морской бригады" 4 . В ответ была получена радиограмма N 1350 и приказ Исакова N 0012, которыми подтверждалась задача захватить острова.

В ночь с 22 на 23 июля на острова высадилась разведка. Перед этим комиссар группы катеров политрук Анохин провел с краснофлотцами беседу на тему: "Советский воин в плен не сдается". Затем три отделения разведчиков ушли в неизвестность. На Мантсинсаари противник не был обнаружен. На Лункулансаари одно отделение беспрепятственно вышло к восточному побережью острова, а отделение с канонерской лодки "Олекма" пропало без вести на его южной оконечности. Бронекатер ожидал краснофлотцев у берега свыше положенного срока, но они из разведки назад не вернулись. Об их судьбе свидетельствуют финские документы: "22/23 июля ночью на южный берег Лункулансаари высадился вражеский разведывательный отряд в количестве 6 человек. В их задачу входило выяснить, свободен ли остров и (какова) возможность высадки десанта. Большая часть отряда уничтожена, а один раненый взят в плен. Из допроса военнопленного - в районе Мантсинсаари 3 канонерские лодки и 3 катера под командованием контр-адмирала. Общее количество людей на судах - приблизительно 400 человек. Из них половине приказано десантироваться на Лункулансаари. Принимаем меры. Начальник штаба Ствен" 5 .

Исходя из полученных разведкой сведений наше командование пришло к малопонятному выводу о том, что южная часть Лункулансаари "занята незначительными силами противника" 6 . Кроме того, предполагалось, что на острове должна находиться тяжелая финская батарея.

С рассветом 23 июля началась наступательная операция оперативных групп 7-й армии. Одновременно в бухту Андрусово прибыли транспорты с десантом. На судне специального назначения "Связист" состоялось оперативное совещание на котором Челпанов поставил боевые задачи перед командованием 1-го батальона и командиром отряда транспортов. Вечером "Пурга" под флагом командующего МОЛиОР, "Связист", транспорты "Республика", "Совет", "Щорс" и катера КМ и Р снялись с якоря и вышли в точку развертывания. Вскоре к отряду присоединились "Олекма" под флагом командующего Ладожской военной флотилии, сформированной 25 июня 1941 г., "Бира", "Селемджа", катера МО N 205, 206 и бронекатер N 98.

24 июля отряд с некоторым опозданием из-за тумана и ошибки в счислении вышел в точку развертывания. В 7 часов 48 минут на остров Лункулансаари началась высадка 1-го батальона 4-й бригады в составе 720 человек 7 , имевших на вооружении: пулеметов станковых - 18; ручных - 21; винтовок образца 1891/1901 гг. - 578; винтовок автоматических - 6; п/автоматических - 93; ППД - 26; револьверов - 48 и ружейных гранат - 1455 штук.

В соответствии с планом операции высадка десанта происходила на трех участках одновременно. Первая группа в составе 1-й стрелковой роты и пулеметного взвода с транспорта "Совет" на катерах КМ-26, Р-34 и двух шлюпках, высадилась в бухте Сиколахти. Вторая группа в составе штаба батальона, 2-й роты и пулеметного взвода с транспорта "Республика" на катерах КМ N 21, 23, Р-44 и двух шлюпках, производила высадку южнее населенного пункта Хайватта. И третья группа в составе 3-й роты и пулеметного взвода с транспорта "Шорс" на катерах КМ N 11, 24 и двух шлюпках, десантировалась в районе деревни Хийва. Огневую поддержку десанту должны были оказывать "Пурга", канонерские лодки, катера МО и БКА.

Высадка в бухте Сиколахти прошла без противодействия противника. Однако на участках Хайватта и Хийва десанты были встречены огнем

стр. 124


стрелкового оружия противокатерной артиллерии и тяжелой батареи (105 - 150 мм). С первых же выстрелов катер КМ-11 получил два попадания 45 мм снарядов, загорелся и вскоре взорвался. Краснофлотцы Сидарика и Абакумов погибли. Оставшиеся в живых члены команды и десантники добрались до берега вплавь. Кроме того, высадка 2-й роты была произведена на значительной глубине, в результате чего утонули один рядовой боец и политрук роты Жданов, а также "были замочены противогазы и боезапас" 8 .

Корабли поддержки открыли ответный огонь. "Пурга" произвела 18 залпов по предполагаемому местонахождению финской тяжелой батареи, но поскольку стрельба велась без корректировки, подавить ее оказалось невозможно, тогда как артиллерийские залпы противника дважды накрыли "Селемджу" и канонерская лодка, прикрывшись дымзавесой, отошла на 50 - 60 кабельтовых от берега. "Олекма" получила прямое попадание в шлюпбалку. Взрывом снаряда было убито четверо и ранено II человек, в числе раненых был и командующий Ладожской военной флотилии контрадмирал Трайнин.

Над районом высадки появилась вражеская авиация. Звено И-15бис, прикрывавшее десант с воздуха, вступило в бой, но самолеты противника прорвались сквозь заслон и приступили к бомбометанию по кораблям. Огнем корабельной зенитной артиллерии и пулеметов атаки самолетов противника "Ю-88" были отбиты. Противник потерял три бомбардировщика, один самолет получил повреждения. На канлодке "Селемджа" осколки бомб пробили надводный борт и ранили нескольких человек.

В полдень высадка десанта полностью завершилась. Роты, понеся незначительные потери, зацепились за берег и начали продвижение вглубь острова. 1-я рота вела наступление на Куролахти, Хавенкюля, переправу Перямаа, 2-я рота - на Варпайнен, 3-я рота - на Хийва.

Бой за Лункулансаари приобрел ожесточенный характер. На подступах к Варпайнен дело дошло до штыковой схватки. Противник, умело используя лесистую местность, мелкими группами начал просачиваться в тыл наступающих рот. Был ранен командир батальона капитан П. М. Юдин, выбыли из строя ротные командиры и политруки. 3-я рота, полностью утратив управление, рассеялась по лесу и вела боевые действия разрозненными подразделениями. Связь батальона с кораблями поддержки оказалась нарушенной. "Рации, которые были приданы батальону и ротам почему-то не работали, не могли связаться ни с кем. Другой связи, [такой] как телефон, установить не удалось, не знали куда вести телефон. Ракет не было", - позже напишет в своем донесении военком батальона ст. политрук Гусев 9 . Днем финны, наведя в районе селения Варпайнен переправу, перебросили на остров значительные силы пехоты, усиленные танкетками и броневиками. Под их натиском десант стал медленно отходить к берегу в северном и юго-западном направлениях.

Вне зависимости от положения на Лункулансаари Челпанов принял решение о "скорейшем и наиболее организованном введении в бой 2-го батальона 4-й морской бригады" 10 . На катере МО он вышел в главную базу Ладожской военной флотилии Сортанлахти, чтобы лично организовать переход транспортов со 2 -м батальоном. Перед уходом Челпанов направил "Пургу" в Шлиссельбург для пополнения запасов топлива и приказал начальнику штаба флотилии капитану 1 ранга В. П. Боголепову обеспечивать действия десанта, указав на необходимость с наступлением темноты выслать для связи с 1 -м батальоном отделение разведки, иметь одну канонерскую лодку и бронекатер в районе бухты Сиколахти, отправить транспорт "Совет" с ранеными в Шлиссельбург, а "Республику" и "Щорс" - на Валаам для приемки топлива и продовольствия, установить связь с Южной оперативной группой Цветаева.

Вечером самолеты противника дважды безрезультатно атаковали корабли в районе высадки. Советская авиация нанесла ответный удар: звено И-15бис и звено СБ произвели налет на побережье залива Лункуланлахти, а два МБР-2 бомбили финскую переправу на остров.

Ночью для установления связи с десантом на бронекатере был послан

стр. 125


лейтенант Галкин с канонерской лодки "Олекма". Но эта попытка завершилась неудачей. Высадившись на берег, делегат связи пропал без вести. На рассвете 25 июля появилась связь с группой Цветаева, части которого под ударами противника были вынуждены оставить Видлицу и отойти на восточный берег реки Тулокса. В донесении в Политуправление флотилии ст. политрука ТЩ-127 от 26 июля говорится: "25.7.1941 г., когда мы стояли на якоре в бухте Андрусово, к нашему кораблю подошли две шлюпки. В одной из них было 5 бойцов красноармейцев, в другой 3 бойца, причем один из них раненый в обе руки. [...] Они сказали мне, что они из батальона 3-й бригады моряков. Отступают в беспорядке, так [как] командование батальона растерялось и не может командовать. Не было артиллерии с нашей стороны, не оказывала помощь наша авиация, в то время [как] со стороны финнов [действует] много артиллерии, минометов и самолетов. Отступали они из[-под] Видлицы. Этот беспорядок не кому было остановить" 11 . Канонерская лодка "Селемджа" вышла для артиллерийской поддержки войск группы.

Утром с канонерской лодки "Бира" была замечена шлюпка и понтон А-3 с 12 ранеными бойцами из 1-го батальона. От них стало известно о тяжелом положении десанта: больших потерях, нехватке боеприпасов и сильном нажиме противника. В донесении генерала П. Талвела направленного командующему Карельской армией, указывалось, что 25 июля в 6.00 Лункулансаари перешел под полный контроль финнов, за исключением двух незначительных участков 12 .

По приказу начальника штаба Ладожской флотилии В. П. Боголепова, к острову для доставки боеприпасов вышли катера МО-205, КМ-26 и БКА- 98 (близ берега у бронекатера закончилось топливо и он потерял ход). Следом за катерами подошли "Олекма" и "Вира". Из-за густого тумана канонерские лодки смогли открыть артиллерийский огонь по предполагаемым местам нахождения противника лишь около 11 часов дня. Ответным огнем финские батареи поразили "Олекму". Снаряд попал в машинное отделение и вывел из строя вспомогательный паропровод, рулевое управление, рацию, машинный телеграф. На буксире транспорта "Совет" лодка была отправлена в Шлиссельбург (штаб Боголепова перешел на "Биру"). Артиллерия противника перенесла огонь на неподвижный БКА-98, который получил прямое попадание снаряда. Погиб 21 человек. Горящий катер был затоплен в 40 метрах от берега оставшимся в живых командиром 13 .

В это время начался беспорядочный отход десанта с Лункулансаари. Многие бойцы бросались в воду и спасались вплавь. Раненых отправляли в открытое озеро на резиновых лодках и бревнах. Об обстановке на острове было немедленно доложено Челпанову, отдавшего распоряжение "командиру авиагруппы о высылке самолетов для уничтожения батарей и танковых частей [противника] на о. Лункулансаари, а начальнику штаба ЛВФ капитану 1 ранга Боголепову было приказано всеми силами поддерживать батальон на острове" 14 . Затем командующий МОЛиОР проинформировал о случившемся адмирала Исакова, который в свою очередь сообщил Челпанову об отходе частей Цветаева от Видлицы и вновь подтвердил ранее поставленную задачу по захвату и удержанию островов.

Авиационная группа флотилии, вылетевшая почти в полном составе на поддержку 1-го батальона, нанесла по острову и переправе ряд мощных бомбоштурмовых ударов, но переломить ход операции было уже невозможно. Во второй половине дня противник окончательно сбросил остатки десанта на Ладожское озеро и закрепился на Лункулансаари. Корабли подобрали из озера 109 бойцов 1-го батальона, из них 50 раненых.

Днем 25 июля транспортные суда со 2-м батальоном 4-й бригады морской пехоты покинули Шлиссельбургский рейд. Четырехдневная стоянка у Шлиссельбурга использовалась батальоном "только для приемки вооружения, имущества, продовольствия и изучения устава, материальной части винтовки, пулемета, гранаты". Настойчивые просьбы комбата об отработке личным составом на берегу тактических приемов сухопутного боя и опробования оружия командование МОЛиОР оставило без внимания.

стр. 126


Ближе к вечеру транспорты прибыли к острову Коневец, откуда штаб батальона был вызван в главную базу флотилии. В Сортанлахти Челпанов и генерал-майор Павлов, представитель 19-го стрелкового корпуса 23-й армии поставили перед батальоном задачу: "произвести высадку десанта на о-ов Мантсинсаари, прочесать остров, занять его. Выйти на его восточный берег и перейти к обороне, информируя о противнике". Далее было заявлено, что "на острове по данным разведки имеются отдельные небольшие группки [противника] и отдельные "кукушки" (снайперы. - В. С. ). Имеющаяся у противника 2-х орудийная 6[-дюймовая] батарея уничтожена" 15 . Правда не исключалась возможность усиления финских частей за счет переброски дополнительных войск с Лункулансаари.

Вечером отряд - "Пурга" и транспортные суда "Щорс", "Чапаев" и "Илга" - вышел к острову Мантсинсаари. Силы для первого броска десанта, посаженные на катера и баркасы, шли на буксирах транспортов (впоследствии один из участников перехода отметит, что это сказалось на боеспособности батальона не лучшим образом, поскольку "личный состав, в течение всей ночи находясь на катерах, весь продрог и не спал, ибо холод и скученность этому не способствовала"). В 20-ти милях к северо-востоку от Сортанлахти отряд должен был встретиться с кораблями поддержки: канонерскими лодками "Селемджа" и "Бира". Встреча не состоялась. Направляясь в точку рандеву, "Селемджа" плотно села на мель. Попытки "Биры" оказать ей помощь заканчивались неудачей: рвались буксиры и лопались буксирные гаки. Лодка снялась с мели лишь днем 26 июля, предварительно сбросив за борт 35 тонн угля и перегрузив весь свой боезапас на "Биру".

26 июля на подходе к острову Мантсинсаари над отрядом появился самолет противника. Находившийся на "Чапаеве" командир транспортов капитан 2 ранга Г. П. Нествед высказал мнение о нецелесообразности высадки, поскольку десант обнаружен. Однако Челпанов решение о проведении операции не отменил. Вражеский самолет-разведчик был отогнан корабельным зенитным огнем. С аэродрома Новая Ладога для прикрытия десанта с воздуха по радио были вызваны истребители. Транспорты получили с флагманского корабля сигнал к развертыванию.

В 6 час. 15 мин. началась операция против Мантсинсаари. 1-я и 2-я роты с приданными пулеметными взводами высадились на двух участках севернее залива Лонкойнлахти (2-я рота попала в глубокое место, бойцам пришлось продвигаться к берегу по шею в воде, при этом "противогазы, 40% гранат и другого имущества было выведено из строя"). 3-я рота и пулеметный взвод вышли на остров в районе залива Русколахти. Противник никакого противодействия не оказывал. 2-й батальон 4-й бригады морской пехоты в составе 792 человек 16 , имевших на вооружении: пулеметов станковых - 4; ручных - 10; винтовок образца 1891/1901 гг. - 602; винтовок автоматических - 98; ППД - 20; револьверов - 45; пушек 45 мм (к ним 2343 снаряда) - 6 и ружейных гранат - 1500 штук, без потерь десантировался на Мантсинсаари и двинулся к его восточному побережью.

В ходе наступления 1-я и 2-я роты без боя заняли селение Оритселькя и продолжали развивать успех в направлении деревни Пелтойнен, Селоила, Суонкюля. 3-я рота, столкнувшаяся с мелкими группами противника, достигла западной окраины местечка Тюемпеляйнен и опушки леса северозападнее Тууттила. Командование батальона - подполковник Е. Н. Петров, батальонный комиссар А. О. Гуральник - организовало в селении Оритселькя штаб. Связь с наступавшими ротами была утрачена, но радиосвязь с Челпановым действовала бесперебойно. Петров сообщил последнему о ходе операции. Днем на "Пургу" прибыл посланный с десантом делегат связи начальник оперативного отдела штаба МОЛиОР капитан-лейтенант Шавцов, доложивший, что "положение батальона на острове устойчивое". Петрову было приказано наладить связь с ротами и до подхода 3-го батальона 4-й бригады, высадка которого планировалась на утро 27 июля, упорно оборонять восточное побережье Мантсинсаари. После этого Челпанов, возложив дальнейшее командование операцией на Боголепова, убыл на "Пурге" для встречи транспортов с 3-м батальоном. В распоряжении

стр. 127


начальника штаба ЛВФ Боголепова оставались "Бира" (под его флагом), "Селемджа", транспортные суда, четыре катера и три баркаса (поздно вечером к острову были дополнительно направлены канонерские лодки "Нора" и "Лахта"). Боголепов был обязан докладывать об обстановке в районе операции командующему МОЛиОР - "через каждые шесть часов" 17 .

Во второй половине дня на Мантсинсаари послышались звуки ожесточенного боя. Части VI армейского корпуса финнов попытались отбить захваченный остров. Связь отряда кораблей с десантом внезапно прервалась (позже выяснилось, что с началом финского наступления и всю ночь с 26 на 27 июля из-за неопытности радиста рация десанта "работала на волне 201, а не 200, как предписывали указания по связи, разработанные штабом операции") 18 . Боголепов направил на остров катер с делегатом связи, но тот с берега не вернулся. (Капитан 2 ранга Федосов и уполномоченный НКВД политрук Паршин прибыли в штаб батальона около 21 часа вечера. Убедившись в сложном положении десанта и пообещав артиллерийскую поддержку, они ночью убыли из Оритселькя на флагманский корабль. В районе острова Лагейсаари их катер сел на мель, с которой был снят днем 27 июля КЛ "Бира".) Ближе к вечеру в руки финнов перешел "плацдарм размером приблизительно 3х1 км, около деревни Саукконен" 19 , откуда при поддержке артиллерии и минометов и получив дополнительные подкрепления, они повели решительное наступление.

В ходе боя в ротах десантников сразу же отказали около сотни трехлинейных винтовок, три станковых и два ручных пулемета 20 . Батарея 45 мм орудий в отражении противника участия не принимала, поскольку ее личный состав "показал себя совершенно неприспособленным для выполнения возложенных на него задач". Штаб батальона, так и не сумевший наладить управление стрелковыми ротами, оставался в селении Оритселькя. Комбат Петров сформировал из бойцов, отбившихся от своих подразделений, четыре стрелковых отделения и направил их в район Суонкюля, где, по его предположению, должны были держать оборону 1-я и 2-я роты. Вечером финны усилили артиллерийско-минометный обстрел десанта и на моторных лодках перебросили дополнительные силы с острова Лункулансаари. Без связи с батальоном корабли поддержки не могли оказать ему действенной помощи. Вызванная авиация нанесла ряд бомбовых ударов по замеченным скоплениям войск противника. Вышедшая на разведку Мантсинсаарского пролива "Бира" попала под обстрел финской батареи и была вынуждена отойти. А вскоре поднявшийся над озером густой туман закрыл непроглядной пеленой остров Мантсинсаари. Отряд лег в дрейф восточнее маяка Хейнелуотто, не прекращая попыток связаться с десантом по рации.

Всю ночь на острове шел бой. К утру 27 июля финны вышли в его северной части на линию Руоколахти-Корпилахти, блокировав в районе Киеррениеми и Пиеппо несколько подразделений моряков. В селении Оритселькя появились разрозненные группы десантников, доложившие, что роты разбиты противником. Комбат Петров принял решение выходить к месту высадки. Отход был поспешным и неорганизованным. Шесть орудий со всеми снарядами остались в селении, с них успели снять лишь замки и панорамы.

Выход группы Петрова на западное побережье Мантсинсаари был замечен финскими наблюдателями. На берег обрушился артиллерийско- минометный огонь. В воздухе появилось два вражеских бомбардировщика. Среди отступающих вспыхнула паника, которую усилило сообщение комвзвода 2-й роты Шилова о том, что, по его наблюдениям, "противник будет нас охватывать с фланга через 15 минут". Последовал приказ срочно готовить плоты, чтобы на них уйти с острова. "Кто не будет строить плоты, того расстреляем!" - заявил комбат Петров. Вскоре семь плотов со 120 краснофлотцами отошли от Мантсинсаари. В спешке на берегу были забыты два бойца из охранения. Один из них кинулся за уходящими плотами вплавь, другой покинул остров, связав вместе несколько бревен 21 .

В момент отступления группы Петрова радист "Биры" случайно настроившись на волну 201 принял радиодонесение от командования баталь-

стр. 128


она об отходе с острова. Корабли поддержки немедленно направились к Мантсинсаари. В двух милях к западу от него около 9 часов утра отрад встретил плоты с краснофлотцами. Все находящиеся на них бойцы и командиры были сняты канонерскими лодками "Бира", "Селемджа" и транспортом "Илга". Боголепов срочно проинформировал о случившемся Челпанова, который шел на Мантсинсаари на "Пурге" в голове кильватерной колонны транспортов с 3 -м батальоном 4-й бригады морской пехоты. Получив донесение, контр-адмирал принял решение об отмене десантирования батальона, направил транспорты с ним на Валаам и продолжил на сторожевике следовать к острову.

Прибыв на место и ознакомившись с обстановкой, Челпанов приказал командиру батальона Петрову и комиссару Гуральнику возвращаться на берег, чтобы организовать эвакуацию оставшихся подразделений. Но под нажимом противника остатки десанта уже беспорядочно отступали к побережью и отходили с острова на подручных средствах. "Прошу доложить маршалу, что 2/3 Мантсинсаари очищено и похоже, что к вечеру остров будет полностью очищен. Летчик заметил вражеский корабль и плоты около берега, но не мог определить с точностью - десант это или эвакуация, последнее более вероятно", - докладывал командованию Карельской армии генерал П. Талвела 22 .

До утра 28 июля катерами и кораблями отрада было подобрано на Ладожском озере 588 бойцов 2-го батальона, из них 40 раненых. Утром, оставив у острова катер ПК-262 для оказания помощи десантникам, могущим оказаться в воде, отрад ушел в Сортанлахти. Здесь раненых разместили в госпитале, а 548 здоровых бойцов батальона переправили на Валаам, где располагалась 4-я бригада.

С 29 июля авиация и корабли Ладожской флотилии приступили к проведению беспокоящих действий против островов Лункулансаари и Мантсинсаари, на которых финны спешно укрепляли противодесантную оборону.

30 июля в штаб 4-й морской бригады из политотдела МОЛиОР поступило следующее указание: "Произведите расследование невыполнения приказания командования военно-морской обороны города Ленинграда и озерного района по занятию островов командованием 1-го и 2-го батальонов. Невыполнение приказа командующего Северо-Западным направлением - "не отступать без приказа вышестоящего командования" - позор для бригады, когда командование 2-го батальона во главе с комбатом Петровым и комиссаром Гуральником первым бежало с острова, побросав оружие". Командиру бригады генерал-майору Ненашеву надлежало "продолжить интенсивную подготовку... частей к действиям в десанте". При этом наибольшее внимание приказывалось обратить на отработку следующих задач: "Подготовка бойца, отделения, взвода, роты и сколачивание батальона для действий в обороне, наступлении и разведке в сложных условиях, особенно к действиям в десанте в условиях лесисто-болотистой местности, днем и ночью. Привитие навыков командному составу в управлении огнем, организации огневого взаимодействия и особенно в поддержании связи внутри подразделений, с соседями, старшими начальниками и с кораблями" 23 .

2 августа приказом генерал-майора Ненашева Петров и Гуральник были отстранены от командования 2-м батальоном, арестованы и помещены на гарнизонную гауптвахту. Военком бригады полковой комиссар Вайдо приступил к расследованию обстоятельств неудачных десантных операций на острова. Одновременно велось уточнение потерь личного состава, вооружения и воинского имущества батальонов. Для проверки боевого состояния бригады на Валаам прибыли представители штаба МОЛиОР.

5 августа было проведено учебное десантирование 3-го батальона на юго-восточную часть Валаама, которое показало низкую подготовку личного состава и невозможность использования частей бригады в такого рода действиях. Выводы проверявших были удручающими: "Следует отметить, что неуспех подготовки упирается в полную неподготовленность

стр. 129


командного состава на всех ступенях. Во главе подразделений и частей стоят люди, абсолютно незнакомые с методикой тактической и огневой подготовки и полные невежды в вопросах сухопутного боя... На ближайшее время бригада не способна к выполнению сложных задач, особенно десантных. Бригада может быть использована на пассивных участках обороны, где она будет обстреляна и получит опыт боевой деятельности на суше". Помимо низкой боеспособности бригады были сделаны и другие выводы. Так, в рапорте командующего МОЛиОР, направленного на имя Исакова, отмечено: "Командир 4-ой морской бригады генерал-майор береговой службы Ненашев не может быть оставлен в занимаемой должности. Генерал-майор Ненашев по возрасту стар, не знает сухопутной тактики, является лишь специалистом ПВО, давно оторвавшийся от практической жизни сухопутных частей ... Считаю дальнейшее пребывание Ненашева в должности командира бригады невозможным и ходатайствую об освобождении его от занимаемой должности" 24 .

8 августа на Валааме завершилось расследование по десантным операциям 1-го и 2-го батальонов. Отчет следствия и протоколы допросов бойцов и командиров, принимавших участие в десантах, были направлены военному и политическому руководству МОЛиОР. Относительно операции на Лункулансаари выводы отличались взвешенным подходом, с учетом объективных обстоятельств, сыгравших трагическую роль: отсутствие связи с кораблями Ладожской военной флотилии, разрозненные действия десантников на берегу, слабая тактическая подготовка личного состава. Главной же причиной разгрома десанта на Мантсинсаари явилась "трусость и паникерство командования б-на.., которое не имея связи с подразделениями, не приняло мер к установлению ее, а поверило провокационным слухам отдельных бойцов о "разгроме" их подразделений, не повело борьбы с этими слухами, а приняло позорное решение уйти с поля боя без приказа". Кроме того, был установлен еще один "виновник" провальной операции. Им оказался командир 1-й роты 2-го батальона капитан- лейтенант Семенов, обвиненный в "самовольном отступлении, вопреки военным правилам, от отданных ему для боя распоряжений". Последнее означало то, что во время десанта Семенов с группой бойцов и пулеметным взводом "не закрепился на указанном ему рубеже, а самовольно отступил на 1,5 - 2 километра в деревню Пелтойнен, где организовав оборону вступил в бой. Под давлением превосходящих сил противника, поддержанного артиллерийским и минометным огнем Семенов отступил к западному побережью острова, к месту высадки десанта. Узнав об оставлении штабом батальона острова и не имея сведений о других подразделениях роты и батальона, с 45-ю бойцами ... в 16 часов 27 июля Семенов на сооруженных плотах покинул остров". Петров, Гуральник и Семенов были отданы под суд военного трибунала 25 .

Через несколько дней после окончания расследования специальная комиссия завершила работу по выяснению потерь, понесенных батальонами при высадке на острова. Утраченное вооружение и военное имущество исчислялось такими цифрами: пушки 45 мм - 6; пулеметы станковые - 21; пулеметы ручные - 31; ППД - 40; винтовки образца 1891/1901 гг. - 939; винтовки п/автоматические - 93; револьверы - 94; каски - 1049; противогазы - 1460; бинокли - 72; радиостанции РБ - 8, а также многое иное шкиперское, химическое и обозно-вещевое имущество, вплоть до обмоток - 727 штук.

С потерями же личного состава батальонов дело оказалось сложнее. "Доношу, что в виду спешного формирования бригады, именные списки были составлены только в батальоне. Во время хода боевых операций эвакуация раненых проходила помимо бригады. Число убитых, без вести пропавших и раненых штабу бригады неизвестно", - докладывал командующему МОЛиОР Ненашев. Тем не менее в донесении полкового комиссара Вайдо общее количество потерь при десантах на острова определялось следующими цифрами: 996 убитых и пропавших без вести и 76 раненых 26 . В "Отчете об участии ЛВФ в десантной операции 22 - 28 июля 1941 г."

стр. 130


и "Отчете о боевой деятельности ЛВФ за 1941 г." фигурирует иное количество погибших и пропавших без вести - 725 человек, раненых - 90 (без учета потерь в личном составе кораблей высадки и огневой поддержки). Если считать, что перед операциями численность батальонов соответствовала 720 и 792 бойцам и командирам, то цифры, приведенные в отчетах представляются более точными (финской стороной потери десантников оцениваются в 1300 - 1400 человек). Количество потерь 23-го, 22-го пехотных полков 5-й дивизии и 3-й роты 8-го пехотного полка VI армейского корпуса Карельской армии, действовавших против советских десантов, установить оказалось невозможным, так как в документах Военного архива г. Хельсинки сведения о потерях личного состава корпуса приводятся за весь период боевых действий 1941 г. без указания потерь в отдельных операциях.

18 августа состоялось судебное заседание военного трибунала. Ленинградского военно-морского гарнизона по делу Петрова, Гуральника и Семенова. Трибунал признал их виновными в совершении тяжких воинских преступлений и приговорил: "Петрова Елисея Николаевича и Гуральника Александра Осиповича, по совокупности совершенных ими преступлений, на основании ст. 193 - 22 УК РСФСР лишить военных званий и подвергнуть высшей мере наказания - расстрелу с конфискацией имущества; Семенова Николая Андреевича, на основании ст. 193 - 21 п. "б" УК РСФСР лишить свободы с отбыванием в исправительно-трудовых лагерях сроком на десять лет, без поражения в правах, но на основании примечания к ст. 28 УК РСФСР, исполнение приговора в отношении Семенова, отсрочить до окончания военных действий с направлением его в действующую боевую часть ВМФ" 27 .

Командование МОЛиОР, кому следовало нести всю полноту ответственности за неудачные операции по занятию островов, отделалось строгим выговором с предупреждением. В приказе войскам Ленинградского фронта N 0056 от 21 сентября 1941 г. говорилось: "Командующий Морской обороной гор. Ленинграда контр-адмирал Челпанов и комиссар корпусной комиссар Лаухин халатно отнеслись к формированию 4-й морской бригады и руководству ее боевой деятельностью. Получив приказ о формировании бригады, они укомплектовали ее, в основном, совершенно неподготовленным командным составом и отправили для проведения операции при значительном количестве неисправного оружия. В процессе боев этой бригады по занятию островов Лункулансаари и Мантсинсаари 24 - 26.7.41 г., они устранились от руководства бригадой, в силу чего бригада понесла напрасные жертвы и противнику досталось значительное количество материальных ценностей" 28 . Приказ этот был подписан главнокомандующим Ленинградским фронтом генералом армии Жуковым, членом Военного Совета Ленинградского фронта секретарем ЦК ВКП(б) Ждановым, начальником штаба Ленинградского фронта генералом-лейтенантом Хозиным.

Так завершилась одна из трагедий на Ладожском озере, в 1941 году.


Примечания

Выражаю признательность аспиранту Хельсинского университета Д. Д. Фролову за предоставленные документы из Военного архива г. Хельсинки.

1. Центральный военно-морской архив (ЦВМА), ф. 580, оп. 1, д. 6, к. 1507, л. 38.

2. ЦВМА, ф. 505, оп. 028603, д. 1. к. 1930, л. 12.

3. Там же, ф. 979, оп. 025139, д. 68, к. 3121, л. 5.

4. Там же, ф. 505, оп. 028603, д. 1, к. 1930, л. 13.

5. Военный архив г. Хельсинки, Т 3574/17, Т 3230/40.

6. ЦВМА, ф. 505, оп. 028603, д. 1, к. 1930, л. 14.

7. Там же, ф. 979, оп. 025139, д. 67, к. 3121, л. 11. В документах 4-й бригады имеется и другая цифра численного состава 1-го батальона - 812 человек (там же, д. 1, к. 3130, л. 4).

8. Там же, оп. 025140, д. 1, к. 3130, л. 4.

9. Там же, д. 9, к. 3130, л. 11.

стр. 131



10. Там же, ф. 505, оп. 028603, д. 1, к. 1930, л. 15.

11. Там же, оп. 017872, д. 20, к. 1908, л. 29.

12. Военный архив г. Хельсинки. Т 3574/17, Т 3230/40.

13. Кроме командира БКА-98 в живых осталось еще три человека. Одного из них, политрука Волохова, канонерская лодка "Бира" подобрала в озере ночью 26 июля (ЦВМА, ф. 505, оп. 017872, д. 20, к. 1908, л. 41).

14. Там же, оп. 028803, д. 1, к. 1930, л. 17.

15. Там же, ф. 979, оп. 025140, д. 9, к. 3130, л. 1, 3.

16. Там же, л. 4, 5; оп. 025139, д. 67,л. 11. По другим документам - 810 и даже 873 человека - ЦВМА, ф. 979, оп. 025140, д. 9, к. 3130, л. 8; ф. 979, он. 025140, д. 1, к. 3130, л. 7.

17. ЦВМА, ф. 505, оп. 028603, д. 1, к. 1930, л. 20 - 21.

18. Там же, оп. 017872, д. 10, к. 1907, л. 4.

19. Военный архив г. Хельсинки, Т 3574/17, Т 3230/40.

20. Отказ стрелкового оружия произошел потому, что винтовки поступили на вооружение батальона из различных военно-морских учебных заведений без предварительного опробования, а пулеметы, полученные в порту Шлиссельбурга, были собраны "из некомплектных запасных частей" (ЦВМА, ф. 979, оп. 025140, д. 9, к. 3130, л. 1).

21. ЦВМА, ф. 979, оп. 025140, д. 9, к. 3130, л. 1, 6, 8.

22. Военный архив г. Хельсинки, Т 3574/17, Т 3230/40.

23. ЦВМА, ф. 979, оп. 025140, д. 10, к. 3130, л. 2; ф. 580, оп. 2, д. 9, к. 7520, л. 72, 73.

24. Там же, ф. 580, оп. 2, д. 9, к. 7520, л. 160 - 162, 156.

25. Там же, ф. 979, оп. 025140, д. 1, к. 3130, л. 6; оп. 025139, д. 68, к. 3121, л. 22 - 23.

26. Там же, оп. 025139, д. 67, к. 3121, л. 29. Именных списков 1-го и 2-го батальонов в архиве обнаружить не удалось.

27. Там же, д. 68, к. 3121, л. 23.

28. Там же, ф. 580, оп. 1, д. 108, к. 1518, л. 85, типогр. экз.

Опубликовано 08 апреля 2021 года

Картинка к публикации:





Полная версия публикации №1617875734

© Portalus.ru

Главная ВОЕННОЕ ДЕЛО Ладожская трагедия 1941 года

При перепечатке индексируемая активная ссылка на PORTALUS.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на Portalus.RU