Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

ВОЕННОЕ ДЕЛО есть новые публикации за сегодня \\ 16.09.19


ПЕРВЫЙ ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ ГЕНЕРАЛИССИМУС

Дата публикации: 16 января 2019
Автор: Н. Н. САХНОВСКИЙ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ВОЕННОЕ ДЕЛО
Источник: (c) Вопросы истории, 1987, №7.
Номер публикации: №1547593537 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Н. Н. САХНОВСКИЙ, (c)

найти другие работы автора

Звание генералиссимуса пришло в Россию из Европы. Оно родилось во Франции и означает "самый главный", генерал над генералами. Вот что писал о "пересадке" этого чина на русскую почву Д. Н. Бантыш-Каменский: "Достоинство фельдмаршала, заимствованное от иностранцев, введено в России Петром Великим в начале XVIII столетия вместо Главного воеводы Большого полка (армии), над которым брал первенство Дворовый воевода, предводительствовавший всеми войсками и замененный генералиссимусом"1 .

В России звание генералиссимуса было узаконено Уставом воинским (1716 г.), где говорилось, что "сей чин коронованным главам и великим владетельным принцам только надлежит, а наипаче тому, чье есть войско". Однако еще до введения Устава это звание было присвоено Петром I в 1696 г.2 полководцу и государственному деятелю А. С. Шеину (1662 - 1700 гг.), который в состоявшемся в том же году втором Азовском походе являлся главнокомандующим сухопутными войсками.

Данный факт иногда игнорировался рядом авторов или справочных изданий прошлого века. Тот же Бантыш-Каменский писал: "Генералиссимусов было у нас три: Меншиков, герцог Брауншвейг-Люнебургский и Суворов... Ближний стольник и начальник Тайной канцелярии князь Федор Юрьевич Ромодановский, хотя и носил титул генералиссимуса еще в исходе XVII столетия, но только во время забав юного Петра"3 . Что касается генералиссимуса А. С. Шеина, то С. М. Соловьев называл его в числе представителей тех 16 знатных родов, которые "имели право, обойдя низшие чины, поступать прямо в бояре"4 .

Прапрадед Алексея Семеновича Борис Васильевич - воевода и окольничий; прадед Михаил Борисович - боярин и воевода, за неудачу при осаде Смоленска в 1634 г. был казнен как изменник. Правнук, будучи боярского рода, с детства готовился к военному поприщу. Коренной москвич, он еще мальчиком стал свидетелем религиозных распрей, вызванных реформой патриарха Никона, присутствовал при казни Степана Разина. Уже 14-ти лет от роду Шеин делал придворную карьеру стольником и приобщался к западноевропейским новшествам, которые, хотя и робко, но постепенно внедрялись тогда в Кремле. "Новшества эти... - карта, латы и новые книги, космографии, повести и средневековые романы... В стольники... берут боярских окольничих и ближних людей, детей лет десяти возрастом, а как они будут 15 и 17, они в том чину не бывают, а бывают в царский чин взяты... А бывает их в стольниках человек 20. Прямая их должность обозначена самим их званием... Стольники особого оклада не получали, а были жалованы платьем, которое получали или готовым, или кусками тканей, и деньгами на приклад"5 .

Служба молодого Шеина ладилась. В 1680/81 г. 18-летний сын боярский побывал даже воеводою в Тобольске. В документе под названием "Из разряда без мест царя и великого князя Федора Алексеевича всеа Великия и Малыя и


1 Бантыш-Каменский Д. Н. Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов. Ч. I. СПб. 1840, с. 1.

2 См. об этом: Военно-исторический журнал, 1983, N 3. с. 79.

3 Бантыш-Каменский Д. Н. Ук. соч., с. 1.

4 Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Кн. УП. М. 1962, с. 61.

5 Пажеский е.и.в. корпус за сто лет, 1802 - 1902. Т. I. СПб. 1902.

стр. 178


Белыя Роси самодержца 190 году" читаем: "Того же году апреля в 10 день пожаловал велики государь в бояре столника и ближнего человека Алексея Семеновича Шеина. А сказывал ему боярство думный дьяк Василей Семенов; у скаски стоял и великому государю объевлял околничей Иван Федорович Волиньский"6 . Это случилось за 17 дней до кончины царя Федора Алексеевича и провозглашения царем Петра I, а затем вместе с ним - и Ивана V.

Шеин принимал активное участие в коронации малолетних царей. В "Книге записной царства царей государей и великих князей - Ивана Алексеевича, Петра Алексеевича" отмечено: "Июня в 25 день... Изволили великие государи итти из своих государских хором в Грановитую палату, а перед ними... шли околничей и ближние люди, а за ними великими государи шли царевичи и бояре и думные люди, а были в золотых кафтанах... Шапки несли бояре: Алексей Семенович Шеин, князь Иван Борисович Троекуров... А как венчали великих государей... в Соборе указали... шапки держать боярам на золотых мисах: Алексею Семеновичу Шеину да князю Ивану Борисовичу Троекурову"7 .

Правление царевны Софьи ознаменовало поворот в судьбе Шеина. Именно в 1682 г. он стал боярином. Назначение его в 1683 г. на новую должность внешне выглядело традиционно: "А воевод государь прибирает, рассуждая их отчество, и кто того дородился, и кто может ратный обычай содержати"8 . Шеин стал воеводой в Курске, важной крепости Засечной черты, оборонявшей южную границу страны. Здесь он впервые окунулся в атмосферу, связанную с агрессивно ведшей себя Турцией и ее вассалом, Крымским ханством. Скромные курские укрепления, состоявшие из земляного вала с глубоким рвом и окружавшие город, дополнялись палисадом, снабженным острогом, четырьмя проезжими и пятью глухими башнями. Доблесть курян позволила и в этих незамысловатых бастионах, в 1612 и 1634 гг., успешно выдержать осаду поляков и ногаев9 .

Молодой воевода правильно понимал свои обязанности, отличился перед новым правительством и вскоре получил очередное назначение - стать во главе Новгородских полков. То было значительное повышение: Курск входил в Белгородский полк, под которым понималась "местность, простиравшаяся от Тулы до Изюма и от Курска до Тамбова"10 . Его воевода в соответствии с "Уставом о служебном старшинстве бояр, окольничьих и думных людей" по 34 степеням, составленным при Федоре Алексеевиче, имел лишь 23-ю степень. А "болярин и воевода Новгороцкого разряду" - 12-ю. О последнем в Уставе говорилось так: "По указы нашего Ц. В. пребывание свое имеет в Великом Новгороде и рубежи государств наших остерегает...; также того Новгороцкого разряду ратных, конных и пеших людей строит и имеет их во всякой воинской готовности к походу"11 .

Заключение "Вечного мира" с Речью Посполитой в 1686 г. развязало руки Софье. Она заключила союз с Польшей, Австрией и Венецией против Турции и Крыма и приказала готовить войско к походу. Было вооружено 40 тыс. солдат и стрельцов, 20 тыс. копейщиков и рейтар, около 40 тыс. человек московского чина, служилых людей полковой службы, казаков и др. Войско разделили на семь "разрядов". В их числе Новгородскими полками начальствовали Шеин и князь Д. А. Барятинский. Главное предводительствование правительница поручила своему фавориту князю В. В. Голицыну, носившему звание "Большого полка дворового воеводы, царственные большие и государственных великих посольских дел оберегателя и наместника Новгородского"12 . В мае 1687 г. войско двинулось левобережьем Днепра. Несогласованность действий "разрядов" и пожар в степи вынудили Голицына отступить, практически не увидев противника.

Во втором Крымском походе, 1689 г., Шеин вел авангард. 13 мая он встретилля с конницей ханского сына Нуредди-на-Калги, который едва не уничтожил отряд Шеина. Голицын успел вовремя


6 Соловьев С. М. Ук. соч., с. 318.

7 Там же, с. 343 - 346.

8 Бескровный Л. Г. Хрестоматия по русской военной истории. М. 1947, с. 62.

9 Военная энциклопедия. Т. XIV. СПб. 1911, с. 420.

10 Очерки истории СССР. XVIII век. Первая четверть. М. 1954, с. 44.

11 Бескровный Л. Г. Ук. соч., с. 115.

12 Голицын Н. С. Русская военная история. Ч. II. СПб. 1878, с. 660.

стр. 179


оказать помощь. Тогда Нуреддин-Калга напал с тыла. Сильный огонь русской артиллерии отразил татар. Они атаковали на левом фланге, но и там были отбиты, после чего, понеся большие потери, угрожали только издали, "наездничая" налетами13 . У Перекопа силы татар более чем удвоились, и они провели несколько удачных атак, но общий боевой порядок русского войска не расстроили. Однако жара и безводье, особенно пагубное для лошадей, заставили Голицына повернуть обратно.

Шеин участвовал и в первом Азовском походе Петра I в 1695 году. Правда, неизвестно, что он там конкретно делал. В источниках упоминается, что Петр I состоял при Шеине в звании капитана Преображенского полка. Именно Шеин сначала осадил Азов, однако сумел взять лишь две каланчи, находившиеся выше Азова и громко названные впоследствии городом Новосергиевском. Более основательно готовился второй Азовский поход. Над всем сухопутным войском главным начальником был поставлен Шеин14 .

Крепостные сооружения турецкой твердыни в устье Дона включали в себя три ограды: наружную в виде земляного вала, четырехугольного в плане, со рвом и палисадами; среднюю - каменную стену с бастионами; внутреннюю - стену каменного замка. Протяженность каменных стен составляла около 1100 м, ширина стен достигала 6 метров. Стены опоясывали ров, выложенный для прочности камнем, шириной 8 м и глубиной 4 метра. На 11 каменных башнях и бастионах находилось примерно 400 пушек. У северного рукава Дона - Мертвого Донца стоял каменный форт Лютик, оснащенный 40 пушками. Постоянно мог оказывать помощь крепости с моря турецкий флот своим орудийным огнем, десантами и припасами. На суше вокруг Азова действовали подвижные конные отряды кавказских и крымского союзников Турции15 .

Военные действия начались 9 мая 1696 г. морским поиском молодого русского флота в составе двух 36-пушечных кораблей, 23 галер, 2 галеасов, 4 брандеров и 30 морских лодок. Успех пришел не сразу, были и неудачи, но задача отрезать крепость от моря была к 27 мая решена. А еще 16 мая началась "формальная" атака крепости. В середине войска стоял Шеин с 15 тыс. пехоты и 10 тыс. конницы. Генерал "потешных полков" П. И. Гордон имел лагерь и 14 тыс. человек с правой стороны. Между Шейным и Гордоном заняли место бомбардиры с артиллерией и амуницией. На левом крыле стоял генерал Рихман (К. А. Ригеман. - Н. С.) с 7 тыс. человек. Сзади него с 10 тыс. пехоты и 6 тыс. конницы - украинский гетман И. С. Мазепа. Еще левее расположились 4 тыс. донских казаков. Калмыцкий отряд занял место "при каланче" (внутри боевых порядков). С другой стороны реки был наведен для атаки мост, с берега прикрытый укреплениями. На реке напротив Азова возвели шанцы с 1800 человек пехоты при 12 пушках и 17 мортирах. 40 казацких стругов стояли в устье Дона, и их прикрывали с берега войска. Река укреплена была переложенной через нее цепью и шанцем с пушками на обоих берегах16 .

Бомбардировка крепости началась 16 июня. Ранее происходили небольшие стычки с татарами, нападавшими на русский лагерь. 22 июня командование опросило солдат и стрельцов, как лучше овладеть городом. Те сказали, что надо возвести высокий земляной вал, привалить его к неприятельскому и, засыпав ров, сбить турок с крепостных стен. Той же ночью войско приступило к гигантской работе.

Повелась "правильная осада" крепости17 .

28 июня Шеин был удостоен звания генералиссимуса.

Наличие русского флота с самого начала оказало существенное влияние на ход боевых действий. При входе турецких судов с подкреплением в устье Дона казаки напали на них, отогнали гребные суда и сожгли грузовые. То была первая победа на воде. Вслед за тем русская флотилия заперла для осажденного гарнизона выход в море и лишила его помощи турецких кораблей. 14 июня на взморье бросил якорь новый турецкий флот в составе 23 судов с 4 тыс. человек. Но, как только русская флотилия стала


13 Там же, с. 666.

14 Соловьев С. М. Ук. соч., с. 530 - 531.

15 Очерки истории СССР, с. 437.

16 Пушкин А. С. История Петра I (подготовительный текст). М. 1977, с. 40.

17 Брикнер А. Г. История Петра Великого. Т. I. СПб. 1882, с. 144 - 145.

стр. 180


сниматься с якорей, турки подняли паруса и ушли в море18 . Крымский хан пять раз нападал на русский лагерь, однако все его атаки были отражены с большим уроном для атаковавших.

Когда 18 июля Азов пал, комендант крепости, преклонив колено, поцеловал полу кафтана Шеина и горячо благодарил его, вручая свои знамена и бунчуки, за то, что гарнизону было разрешено выйти из города с женами, детьми и имуществом, "сколько кто на себе унести может". 19 июля русские войска торжественно вступили в Азов, а следом - в капитулировавший Лютик. В крепости и форте было захвачено 136 целых турецких орудий. "Фортуна сквозь нас бежит, которая никогда так к нам близко на юг не бывала", - писал в те дни Петр I. О победе русских сообщили тогда почти все газеты Западной Европы. В Москве 31 июля думный дьяк Е. И. Украинцев зачитал царскую грамоту патриарху, в которой перечислены "радетельные труды" боярина Шеина.

Что касается историографии, то в ней насчет действий Шеина под Азовом бытуют с XIX в. две версии. Одна высоко ставит его, т. к. "Петр жил в море на галере "Принципум" и только иногда съезжал на берег, чтобы ознакомиться с ходом осады и дать общие указания относительно дальнейших действий"19 . А вот другая: "Нельзя сказать, чтобы главный полководец, боярин Шеин, во втором Азовском походе имел большое значение. Он, без сомнения, столь же мало был приготовлен для своего поста, как Лефорт - для должности адмирала"20 . Однако Петр I, награждая Шеина, видимо, лучше знал, кто и чего стоил. Имеются и другие доказательства того, как царь оценил заслуги тогдашних своих военачальников: "Первая награда за военные заслуги, выданная Петром I,.. была традиционной: в сентябре 1696 года за сражение под Азовом Алексей Семенович Шеин получил "золотой" в 13 червонцев"21 .

"30 сентября был торжественный вход победителей - адмирала Лефорта и генералиссимуса Шеина со всеми полками; за раззолоченными санями: адмирала шел... капитан Петр Алексеев"22 . "Два главнокомандующих - боярин Шеин и адмирал Лефорт, - дополняет советский историк, - важно восседали в роскошных каретах"23 . Единственный портрет Шеина, взятый с гравюры 1699 г., показывает нам человека с живыми, умными глазами; его плечи свидетельствуют о недюжинной силе; он гарцует на коне, как опытный наездник.

Когда Петр I отправился за границу с "Великим посольством", на долю генералиссимуса выпало оборонять Азов и строить Таганрог, а потом подавлять стрелецкий мятеж. Шеина назначили также главнокомандующим вооруженными силами и главой Пушкарского, Иноземного и Рейтарского приказов. Царь необычайно радовался победе Шеина 20 июля 1697 г. над ордой крымцев, турок и калмыков, налетевших на Азов с Кубани. Это дело, по описанию современников, развертывалось так: выступив из Москвы весной с 26-тысячным войском, Шеин подошел к Азову в середине июня, присоединив к своему отряду в пути 5 тыс. донских казаков и отряд служивших Москве калмыков Аюки-хана, после чего расположился станом на прошлогоднем месте. 20 июня начались работы по устройству новых крепостных сооружений. На горе за Азовом был заложен над Доном земляной городок Алексеевский; 4 июля - земляной город Петровский на Каланчинском острове. Затем приступили к возведению Таганрога и форта Павловского в 5 верстах от него, на Петрушиной Губе. При сооружении плотин для таганрогской гавани насыпали камни в огромные ящики, которые затем погружали в воду.

В те дни о неприятеле ничего не было слышно; высланные к Кубани разведчики не нашли никаких его следов. И вдруг 20 июля из степи показалась вражеская орда. В русском лагере подняли тревогу, но отряд татарской конницы в 2 тыс. всадников успел ворваться в лагерь, навести панику и умчался к своим основным силам, которые в составе 12 тыс. конницы и 5 тыс. пехоты надвигались. Завязался бой. Русская ар-


18 Очерки истории СССР, с. 441 - 442.

19 Военная энциклопедия. Т. I, с. 182.

20 Брикнер А. Г. Ук. соч., с. 142 - 143.

21 Кузнецов А. А. Ордена и медали России. М. 1985, с. 109 - 110.

22 Соловьев С. М. Ук. соч., с. 538.

23 Павленко Н. И. Петр I и его время. М. 1983, с. 21.

стр. 181


тиллерия ударила картечью. Нападавшие не выдержали и рассеялись. Потом последовали новые атаки. Наконец, неприятель скрылся в степи, потеряв до 2 тыс. убитыми24 .

Постройка гавани на р. Миус была предоставлена Петром I на усмотрение Шеина, в связи с чем небезынтересно звучит одно из писем генералиссимуса царю: "Мой милостивый государь, писание твое, которое писано генваря 7-го (1698 г.), до меня отдано февраля в шестой день. Приняв радостно, слыша о здравии твоем, я лобызал оное письмо, яко десницу вашей милости, и благодарственно с приращением челом бью: и впредь меня в милости своей не остави. Изволил, милость твоя, потвержать о гаване третьим письмом, что лутче на Миюсе и работы менши. Известно милости твоей, как в прежних своих писмах, так и ныне предлагаю,., избрав лутчее место ко оному гавану, велим работать, чтобы нынешнея лето без труда не пропустить"25 .

Потом началось стрелецкое дело. О Шеине стрельцы были хорошего мнения. Вот что говорил о нем как о стрелецком кандидате на престол под кнутом палача в феврале 1697 г. один из строителей Таганрога, мятежник, "кормовой иноземец", думный дворянин и полковник И. Е. Циклер: "Шеин у нас безроден, один у него сын и человек он добрый"26 . Но именно Шеину "приговорила" Боярская дума двинуться из Москвы навстречу четырем мятежным стрелецким полкам, шедшим на столицу от западной границы. Стрельцы шлют Шеину письмо с жалобой, что терпят всякую нужду и к Москве идут, чтоб напрасно не умереть, а не для бунта27 .

18 июня Шеин встретил их в 46 верстах от Москвы, близ Воскресенского монастыря, на берегу Истры. Дорогу восставшим преградили 2300 правительственных солдат при 25 пушках (по другим сведениям - 4 тыс. против 2200 стрельцов). Генерал Гордон пытался уговорить повстанцев. Его не послушали. Шеин отправил к ним кн. И. М. Кольцова-Масальского. Опять тщетно. Тогда Шеин попробовал постращать их и велел выстрелить из пушек, но так, чтобы ядра пролетели через головы стрельцов. После четвертого залпа, уже в людей, те побежали. Разбежавшихся переловили. Начали "розыск". Оставшиеся в живых, теперь уже "по шинкам", говорили о генералиссимусе как о первом кандидате "на их копья".

Когда Петр I вернулся из-за границы, то 26 августа 1698 г. толпа всякого рода людей заполнила деревянный Преображенский дворец, где царь жил тогда, принимая вместе со знатью и простонародье. Разговаривая с придворными, он собственноручно обрезывал им бороды, начиная с Шеина и Ромодановского. А 1 сентября, в тогдашний Новый год, состоялся большой обед у Шеина. Некоторые явились еще с бородами, но теперь уже не царь, а его шут упражнялся в обрезывании им бород...

Через полтора года Шеин скончался. Смерть его прошла почти незамеченной. Петр так и не забыл ему, что тот, карая стрельцов, не раскрыл (случайно или умышленно) их связи с царевной Софьей. Даже на довольно пышном надгробии Шеина в Троице-Сергиевой лавре не нашлось места для слова "генералиссимус".


24 Богословский М. М. Петр I (материалы для биографии). М. 1941, с. 174 - 175.

25 Там же, с. 362.

26 Соловьев С. М. Ук. соч., с. 546.

27 Там же, с. 565.

Опубликовано 16 января 2019 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама