Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

ВОЕННОЕ ДЕЛО есть новые публикации за сегодня \\ 16.09.19


О ЧИСЛЕННОСТИ РУССКИХ АРМИЙ В НАЧАЛЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1812 ГОДА

Дата публикации: 09 февраля 2019
Автор: Н. А. ТРОИЦКИЙ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ВОЕННОЕ ДЕЛО
Источник: (c) Вопросы истории, 1987, №11
Номер публикации: №1549739227 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Н. А. ТРОИЦКИЙ, (c)

найти другие работы автора

Численность 1-й и 2-й Западных армий, которые в июне 1812 г. приняли на себя главный удар войск Наполеона, определяется в литературе по-разному. Автор первого серьезного исследования о войне 1812 г. Д. И. Ахшарумов насчитал в 1- й армии М. Б. Барклая де Толли 130 тыс., а во 2-й, под командованием П. И. Багратиона, - 40 тыс. человек; Д. П. Бутурлин - соответственно 127 тыс. и 39 тыс.; А. И. Михайловский-Данилевский тоже назвал 127 тыс. человек в 1-й армии при 558 орудиях, но во 2-й армии - 48 тыс. человек и 216 орудий. По данным М. И. Богдановича, 1-я армия имела 110 - 127 тыс. человек и 558 орудий, 2-я - 45 тыс. человек и 216 орудий, а по мнению П. А. Ниве, в 1-й армии было 124 тыс. человек, во 2-й - 40 тыс.1 . В обобщающих коллективных трудах, изданных к 100-летию войны 1812 г., цифры тоже не совпадали: 120 тыс. и 45 тыс., 127 тыс. и 40 тысяч2 .

В зарубежной историографии еще больший разнобой: у К. Клаузевица численность 1-й армии определена в 90 тыс. человек, 2-й - в 45 тыс.; у Э. Лависса и А. Рамбо - соответственно в 110 и 37 тыс.; у Р. Вильсона - в 129 тыс. и 48 тыс.; Ж. Шамбре насчитал в трех русских армиях 252 тыс. человек, а Ф. Сегюр - 300 тыс., из которых только у Багратиона - 65 тысяч3 .

Разноречивость подсчетов численности армий Барклая и Багратиона сохраняется до сих пор. Чаще всего считают, что у Барклая было 127 тыс. человек, у Багратиона - от 45 до 48 тысяч4 . Но приводятся и другие данные5 . По-разному определяется и количество орудий. При этом никто из авторов, кроме Л. Г. Бескровного и А. А. Строкова, не ссылается ни на какие документы.

Между тем в ЦГВИА СССР хранятся рапорты М. Б. Барклая де Толли и П. И. Багратиона Александру I с данными о численности 1-й и 2-й Западных ар-


1 Ахшарумов Д. И. Описание войны 1812 г. СПб. 1819, с. 17 - 18; Бутурлин Д. П. История нашествия императора Наполеона на Россию в 1812 г. Т. I. СПб. 1823, с. 128; Михайловский-Данилевский А. И. Описание Отечественной войны в 1812 г. Т. I. СПб. 1843, с. 118 - 119; Богданович М. И. История Отечественной войны 1812 г. по достоверным источникам. Т. I. СПб. 1859, с. 113 - 114, 116; Ниве П. А. Отечественная война. Т. I. СПб. 1911, с. 40.

2 Отечественная война и русское общество. Т. 3. М. 1912, с. 139; История русской армии и флота. Т. 3. М. 1911, с. 94 - 95.

3 Клаузевиц К. 1812 год. М. 1937, с. 162; История XIX века. Под ред. Лависса Э., Рамбо А. Т. 2. М. 1938, с. 258 - 259; Wilson R. Narrative of Events During the Invasion of Russia by Napoleon Bonaparte and the Retreat of the French Army 1812. Lnd. 1860, p. 18, 19; Chambray G. Histoire de Fexpedition de Russie. T. 1. P. 1838, p. 175; Segur Ph. - P. Histoire de Napoleon et de la Grande Armee en 1812 T. 1. P. 1842, pp. 120, 121.

4 Свечников М. С. Война 1812 г. Бородино. М. 1937, с. 32; Строков А. А. История военного искусства. Т. 2. М. 1965, с. 165; Кочетков А. Н., Ш. Б. Барклай де Толли. М. 1970, с. 16; Жилин П. А. Гибель наполеоновской армии в России. М. 1974, с. 98; его же. М. И. Кутузов. М. 1983, с. 140.

5 Левицкий Н. А. Война 1812 г. М. 1938, с. 8; Гарнич Н. Ф. 1812 год М. 1956, с. 59; Тарле Е. В. Соч. в 12-ти тт. Т. 7. М. 1959. с. 487; Бескровный Л. Г. Отечественная война 1812 г. М. 1962. с. 178; Окунь С. Б. История СССР. Ч. 2 Л. 1978, с. 10; История СССР XIX - нач. XX в. М. 1981, с. 40; Жилин П. А. М. И. Кутузов, с. 140.

стр. 171


мий к началу и в начале войны 1812 года6 . Об этих рапортах знали только Л. Г. Бескровный и А. А. Строков, но не разобрались детально в их содержании. Первый, в частности, неточно обозначил листы рапорта Багратиона (15 - 17об., вместо 13 - 15об.) и ошибочно считал, будто в рапорте Барклая не учтен 1-й корпус, тогда как весь первый лист рапорта занят именно росписью его войск. Л. Г. Бескровный воспринял эти документы как "данные Аракчеева" (поскольку они, как и большинство бумаг 1812 г., поступавших к царю, отложились в фонде А. А. Аракчеева), хотя на них имеются разборчивые подписи Барклая и Багратиона, и не принял во внимание7 . А. А. Строков же, упомянув оба рапорта как безымянные в примечании к тексту своей книги, в тексте назвал не эти данные, а традиционные8 . Наконец, никто из историков не заметил своеобразного приложения к рапорту Багратиона от 1(13) июня, а именно, отдельного, датированного тем же числом рапорта командира 27-й пехотной дивизии генерал-майора Д. П. Неверовского о численности этой дивизии, которая входила в состав 2-й армии, но 1(13) июня находилась на марше и в рапорте Багратиона царю не учитывалась9 .

Все три рапорта - Барклая де Толли, Багратиона и Неверовского - содержат росписи числа солдат и офицеров по каждому корпусу 1-й армии и по каждой дивизии 2-й армии, скреплены подписями командующих. Вот что они удостоверяют.

В 1-й Западной армии на 26 июня (8 июля) 1812 г., т. е. на 14-й день войны10 , но еще до начала сколько-нибудь серьезных арьергардных боев, на подходе к Дрисскому лагерю11 , числилось "налицо могущих быть в строю и действии" 111 882 солдата и офицера и 556 орудий. В рапорте Барклая не указаны, поскольку они двигались в стороне от главных сил, Отдельный казачий корпус атамана М. И. Платова и 3-й кавалерийский корпус генерал-майора П. П. Палена, также входившие, как известно из документов и литературы, в состав 1-й армии. Численность этих корпусов можно определить по "Расписанию русских армий к началу военных действий 1812 г."12 . Из "Расписания" 1-й Западной армии видно, что корпус Платова включал девять донских казачьих полков, два татарских, один башкирский и один калмыцкий (Ставропольский) полки, а также Донскую конноартиллерийскую роту. Поскольку в каждом из казачьих полков 1812 г. (включая татарские и башкирские) полагалось иметь по 500 сабель, а в калмыцком Ставропольском - 100013 , можно подсчитать, что корпус Платова имел к началу войны 7 тыс. сабель. Конноартиллерийская рота по штату военного времени состояла из 215 человек при 12 орудиях14 . Корпус Палена включал три драгунских полка по четыре эскадрона, один гусарский полк (тоже из четырех эскадронов) и конноартиллерийскую роту15 . Так как в каждом эскадроне полагалось по


6 ЦГВИА СССР, ф. 154, оп. 1, д. 84, лл. 3 - 6 (рапорт Барклая де Толли от 28 июня (10 июля) 1812 г.); лл. 13 - 15об. (рапорт Багратиона от 1(13) июня 1812 г.). Аналогичные сведения о резервных корпусах Ф. Ф. Эртеля и Е. И. Меллера-Закомельского давно опубликованы, но также не учитываются в литературе (подробнее см.: Троицкий Н. А. О дислокации и численности русских войск в начале Отечественной войны 1812 года. - Военно-исторический журнал, 1987, N 8, с. 71- 72).

7 Бескровный Л. Г. Ук. соч., с. 178.

8 Строков А. А. Ук. соч., с. 165.

9 ЦГВИА СССР, ф. 154, оп. I, д. 84, лл. 16 - 16об.

10 Точнее, в рапорте Барклая указана по состоянию на 26 июня (8 июля) численность 2-го, 3-го, 4-го пехотных, 1-го и 2-го кавалерийских корпусов. Роспись войск 5-го корпуса сделана 11(23) июня, 6-го - 21 июня (3 июля), 1-го корпуса - 22 июня (4 июля).

11 Судя по рапортам Барклая и П. Х. Витгенштейна Александру I от 16, 17, 20, 23, 24 и 30 июня ст. стиля, 1-я армия до прихода в Дриссу имела лишь несколько стычек с французскими авангардами, потеряв едва ли больше 300 - 400 человек (см. Отечественная война 1812 г. Материалы Военно-ученого архива Главного штаба (далее - ВУА). Т. 13. СПб. 1910, с. 159, 173, 221. 278, 290, 367 - 368).

12 ВУА. Т. 17. СПб. 1910, с. 50 - 57. В "Расписании" перечислены все соединения каждой из трех русских армий, но не указана их численность.

13 Габаев Г. С. Роспись русским полкам 1812 г. Киев. 1912, с. 33.

14 Энциклопедический словарь Брокгауз - Ефрон. Т. 53. СПб. 1899 с. 152

15 ВУА. Т. 17, с. 54.

стр. 172


150 сабель16 , можно определить численность корпуса Палена в 2615 человек при 12 орудиях.

Здесь, конечно, следует учесть штатный некомплект в корпусах Платова и Палена; можно вычислить и примерную его величину. Дело в том, что, согласно "Расписанию русских армий" 1812 г., 1-й кавалерийский корпус включал четыре драгунских полка по четыре эскадрона в каждом, один гусарский и один уланский полки, тоже по четыре эскадрона, всего - 24 эскадрона и конноартиллерийскую роту, т. е. должен был иметь 3815 человек. Такова же должна была быть численность 2-го кавалерийского корпуса, состоявшего из четырех драгунских полков по четыре эскадрона в каждом и одного уланского полка из восьми эскадронов (всего - тоже 24 эскадрона) с конноартиллерийской ротой17 . В действительности же, как явствует из рапорта Барклая де Толли, 1-й корпус насчитывал 3206 человек, а 2-й - 325818 . Некомплект в 1-м корпусе - 16%, во 2-м - 14,6%, в среднем по двум корпусам - 15,3%. Вычислив по этому показателю некомплект (в среднем) корпусов Платова и Палена, можно считать у Платова 6112 человек, у Палена - 2216, а всего в 1-й Западной армии - 120210 человек и 580 орудий (556 + 24 в корпусах Платова и Палена).

Численность 2-й армии в начале войны определяется по рапорту Багратиона от 1(13) июня. В рапорте показаны "могущих быть в строго и действии" 58700 солдат и офицеров и 264 орудия. Из них надо вычесть все данные по 7-й и 24-й пехотным дивизиям, составлявшим 6-й корпус генерала Д. С. Дохтурова, поскольку этот корпус с первых же дней войны вошел в состав 1-й армии и учтен в рапорте Барклая царю от 28 июня (10 июля). Итак, численность 6-го корпуса (17988 человек и 84 орудия)19 вычитаем из общеармейских цифр, но прибавляем к ним численность 27-й пехотной дивизии (8711 человек по рапорту Неверовского20 ) и получаем таким образом данные о численном составе 2-й Западной армии на 1(13) июня, т. е. за 11 дней до начала войны: 49423 человека и 180 орудий.

Обратимся теперь к 3-й Западной армии. Из рапорта об ее численности, подписанного командующим армией генералом А. П. Тормасовым 10(22) июня 1812 г., за два дня до начала войны, следует, что 3-я армия в тот день насчитывала "могущих быть в строю и действии" 42080 солдат и офицеров и 168 орудий21 . Однако в приложенном к рапорту донесении говорится, что в рапорте не показаны части 3-й армии, находящиеся на марше: Нижегородский и Таганрогский драгунские полки и четыре запасных эскадрона (Харьковский, Новороссийский, Киевский и Черниговский), т. е., по штатному расписанию, еще 2100 сабель22 . Всего в 3-й Западной армии за два дня до начала войны числилось в боевом строю 44180 человек и 168 орудий.

Эти сведения исследователи игнорируют и либо вообще не называют численности 3-й Западной армии, либо указывают ее по-разному - без ссылок на документы - с колебаниями в пределах от 40 тыс. до 48 тысяч. Единственное исключение - докторская диссертация Б. С. Абалихина, где данные Тормасова сверены с подлинником "Расписания 3-й Западной армии", хранящимся в ЦГВИА СССР, и сделан подсчет, методика которого не совсем ясна, но результат почти целиком совпадает с нашим: 3-я армия имела к началу войны 44126 человек и 168 орудий23 .


16 Габаев Г. С. Ук. соч., с. 21.

17 ВУА. Т. 17, с. 53 - 54.

18 ЦГВИА СССР, ф. 154, оп. I, д. 84, лл. 5об - 6. Орудий в обоих кавалерийских корпусах числилось 26 июня (8 июля) по 12, соответственно штатному расписанию (там же).

19 Там же, л. 5об.

20 "С нестроевыми и денщиками" только "нижних чинов" - 9924 (там же, л. 16об.).

21 ВУА. Т. 13. с. 162 - 163. "Всех нижних чинов ...с нестроевыми и денщиками" 48544.

22 Там же, с. 160. В драгунских полках штатным расписанием предусматривались пять эскадронов (Габаев Г. С. Ук. соч., с. 21).

23 Абалихин Б. С. Борьба с наполеоновской армией на Юго-Западе России в период Отечественной войны 1812 г. (Рукопись). Волгоград. 1979, прил. 2, табл. 5.

Опубликовано 09 февраля 2019 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама