Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

ВОЕННОЕ ДЕЛО есть новые публикации за сегодня \\ 29.02.20


ДЕНАЦИФИКАЦИЯ АВСТРИИ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (ПО МАТЕРИАЛАМ СОВЕТСКОЙ ОККУПАЦИОННОЙ ЗОНЫ)

Дата публикации: 08 января 2020
Автор: А. Г. АЙРАПЕТОВ, О. С. ГОРЛОВА
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВОЕННОЕ ДЕЛО
Источник: (c) Новая и новейшая история, №3, 2006.
Номер публикации: №1578491925 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


А. Г. АЙРАПЕТОВ, О. С. ГОРЛОВА, (c)

найти другие работы автора

Процессы дефашизации Европы после второй мировой войны изучались в отечественной историографии, как правило, на материале Германии и Италии1 . Дефашизация европейских стран, оккупированных либо оказавшихся зависимыми от государств оси, не стала Предметом обстоятельного исследования. В отношении Австрии исследовательский интерес был сконцентрирован на выяснении расстановки политических сил в стране после второй мировой войны, на роли Коммунистической партии Австрии и других антифашистских сил в создании прочного демократического фундамента государства2 . Обращение к австрийскому опыту может представлять интерес в силу специфических особенностей истории Австрии в период присоединения к нацистской Германии (аншлюса)3 . С одной стороны, страна стала жертвой гитлеровских экспансионистских планов и может быть в этом смысле поставлена в один ряд с Польшей, Чехословакией или Югославией. С другой стороны, аншлюс Австрии получил поддержку большинства ее населения. Австрийские земли были успешно интегрированы в "третий рейх"; Австрия стала его "бомбоубежищем" и экономическим плацдармом. Идеология и психология нацистского тоталитаризма была воспринята значительной частью австрийского общества. В этих условиях денацификация послевоенной Австрии выступала как комплексная историческая задача национальных антифашистских сил и держав антигитлеровской коалиции, создавших на территории Австрии совместный контрольный механизм - Союзническую Комиссию, которая действовала вплоть до мая 1955 г., когда был подписан Государственный договор с Австрией.

Проблема присутствия союзников на территории Австрии и их оккупационная политика стали предметом пристального изучения со второй половины 1970-х годов. Опираясь на опубликованные советские, американские и австрийские источники, В. Ай-


Айрапетов Арутюн Гургенович - доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой всеобщей истории Тамбовского государственного университета.

Горлова Ольга Сергеевна - кандидат исторических наук, преподаватель кафедры всеобщей истории Тамбовского государственного университета.

1 Комолова Н. П. Движение Сопротивления и политическая борьба в Италии (1943 - 1947). М., 1972; Лисовский Ю. Л. Италия от фашизма к демократии. М., 1990; Филатов Г. С. Фашизм, неофашизм и антифашистская борьба в Италии. М., 1984; Холодковский К. Г. Италия: массы и политика. Эволюция социально-политического сознания трудящихся в 1945 - 1985 гг. М., 1989; Тоталитаризм в Европе XX в.: Из истории идеологий, движений, режимов и их преодоления. М., 1996.

2 Ворошилов С. И. Рождение Второй республики в Австрии. Л., 1968; он же. Борьба Коммунистической партии Австрии за демократизацию страны в период Временного правительства (апрель-ноябрь 1945 г.). - Вестник Ленинградского университета, 1958, вып. 2; Агубаев Н. Ж. Политические партии Австрии и проблема нейтралитета страны накануне подписания Государственного договора. - Вестник Ленинградского университета, 1985, вып. 2; Величко О. М. Политический католицизм и рабочее движение в Австрии. М., 1985; Швейцер В. Я. Социал-демократия Австрии: Критика политических концепций и программ. М., 1987.

3 Полтавский М. А. Австрийский народ и аншлюс. М., 1971; NS-Herrschaft in Osterreich. Wien, 2001.

стр. 57


хингер доказывал, что Советский Союз не преследовал в Австрии целей "советизации" страны4 .

Противоречивый процесс образования австрийских органов государственной власти и самоуправления в советской зоне оккупации после освобождения страны от фашизма неоднозначно оценивается в австрийской историографии и является одной из спорных проблем. В этой связи необходимо отметить существование двух диаметрально противоположных взглядов на данную проблему. Ярким представителем историков, считающих, что советская военная администрация не только контролировала, но и производила назначения должностных лиц в своей зоне оккупации, является Я. Ханнак. Другие австрийские историки придерживаются мнения, что советская военная администрация предоставила в вопросе назначения должностных лиц на главные или низовые посты широкую автономию австрийским политическим силам и населению5 .

Фундаментальное исследование австрийского историка Д. Штифеля представляет собой комплексное изучение процесса денацификации на всей территории Австрии6 . Однако в большей степени в монографии анализируются мероприятия, проводимые в западных зонах оккупации, как союзниками, так и австрийскими органами власти. Автор рассматривает политические, экономические и социокультурные аспекты проблемы преодоления "нацистского наследия". Он дал первую в исторической литературе периодизацию процесса денацификации, связав ее с основными мероприятиями оккупационных и австрийских органов управления.

С середины 1980-х годов в австрийской историографии возрос интерес к истории советско-австрийских отношений и периоду послевоенной оккупации Австрии7 . Продолжали публиковаться исследования по внутриполитической истории второй республики в 1945 - 1955 гг8 . Был издан сборник материалов симпозиума австрийских историков, посвященный проблеме виновности австрийской нации и денацификации страны9 . Однако по-прежнему недостаточное внимание уделялось процессам, происходившим в советской зоне оккупации Австрии.

В России постсоветского периода опубликованы статьи СИ. Ворошилова, СВ. Кретинина, В. С. Рыкина и монография В. Я. Швейцера и И. Г. Жирякова, в которых с учетом новых тенденций в российской историографии рассматривается процесс становления австрийской государственности в первые послевоенные годы и деятельность ряда крупных политических фигур по нормализации внутриполитического положения в стране10 .

Бесспорным свидетельством роста исследовательского интереса к проблеме присутствия советских войск на территории Австрии и деятельности советской военной администрации стала международная научная конференция "Красная Армия в Австрии, 1945 - 1955 гг.", проходившая в г. Москве 13 - 14 мая 2004 г.

Освобождение Австрии от нацистской оккупации положило начало становлению новой австрийской государственности. Этот процесс мыслился в русле реализации основных решений союзнических конференций времен второй мировой войны, базовым из


4 Aichinger W. Sowjetische Osterreichpolitik 1943 - 1945. Wien, 1977.

5 Hannah J. Karl Renner und seine Zeit. Versuch einer Biographic. Wien, 1965; Jagschitz G. Zeitgeschichte: Beitrage zur Lehrerfortbildung. Wien, 1982.

6 Stiefel D. Entnazifizierung in Osterreich. Wien, 1981.

7 Die Bevormundete Nation. Osterreich und die Alliierten 1945 - 1949. Innsbruck, 1988; Osterreich unter allierter Besatzung 1945 - 1955. Wien, 1998; Wagner G. Osterreich Zweite Republik. Zeitgeschichte und Bundesstaatstradition. Eine Dokumentation mit Kommentaren. Tirol-Wien, 1983, Bd. I, Bd. II, 1987.

8 Rauchensteiner M. Die Zwei: Die Grosse Koalition in Osterreich, 1945 - 1966. Wien, 1987.

9 Yerdrangte Schuld, verfehlte Suhne. Entnazifizierung in Osterreich 1945 - 1955. Symposium des Institute fur Wissenschaft und Kunst. Wien, 1986.

10 Ворошилов С. И. Становление демократии в Австрии в 1945 г. - Вестник Санкт-Петербургского университета, сер. 2, вып. 3, 1995; Кретинин С. В. Карл Реннер: жизнь и деятельность (1870 - 1950) - Новая и новейшая история, 1999, N 5; Рыкин В. С. Австрийский федерализм: история и современность - Новая и новейшая история, 1999, N 3; Швейцер В. Я., Жиряков И. Г. Бруно Крайский. Политик и время. М., 2001.

стр. 58


которых стала "Декларация об Австрии", принятая 30 октября 1943 г. на Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании. В ней, в частности, был зафиксирован будущий статус Австрии как "свободного и независимого государства, павшего жертвой гитлеровской агрессии"11 . Для обеспечения скорейшего вступления Австрии на путь демократического развития и предотвращения любых попыток возрождения фашизма на австрийской земле союзники договорились о временной оккупации страны. 9 августа 1945 г. Европейская консультативная комиссия опубликовала "Сообщение правительств Советского Союза, Соединенных Штатов Америки, Соединенного Королевства и Временного правительства Французской республики о соглашениях относительно зон оккупации и контрольного механизма союзников в Австрии". Устанавливалось, что Австрия в границах 1937 г. разделяется для оккупации на четыре зоны12 .

Восточная Австрия с провинциями Нижняя Австрия, Бургенланд и частью Вены была занята советскими оккупационными войсками. В советской зоне оккупации действовала Советская часть Союзнической Комиссии (СЧ СК). Руководитель СЧ СК одновременно исполнял обязанности главнокомандующего советскими вооруженными силами в Австрии, или Центральной Группы Войск (ЦГВ). В состав ЦГВ в июле 1945 г. входили: военный совет, штаб, политическое управление, отдел войск ПВО, управление связи, управление по делам репатриации, отдел по руководству военными комендатурами, отдел контрразведки СМЕРШ, отдел правительственной связи и другие структурные подразделения. В общей сложности к середине 1945 г. на территории Австрии располагались 4 гвардейские армии, состоявшие из танковых, артиллерийских, инженерных, военно-воздушных и других дивизий.

Сразу после вступления советских войск на территорию Австрии стал отлаживаться советский оккупационный механизм. В апреле 1945 г. были образованы советские военные комендатуры. Еще 29 марта 1945 г. при переходе границы Бургенланда маршал Ф. И. Толбухин издал "Временное распоряжение для военных комендатур советских войск, занявших территорию Австрии"13 . В своей работе комендатуры должны были руководствоваться решениями Московской конференции союзников. Отмена нацистских законов, ликвидация НСДАП и ее организаций, равно как продолжение нормального функционирования торговых, промышленных предприятий, содействие сельскому хозяйству, школам и больницам - стали первоочередными мероприятиями советской военной администрации, действовавшей в тесном контакте с создаваемыми антифашистскими органами управления. Австрийский исследователь К. -Д. Муллеи полагает, что "в целом Советский Союз шел к восстановлению в Австрии прежнего управления при исключении национал-социалистского влияния"14 . В начале апреля 1945 г. командование 2 и 3 Украинских фронтов объявило населению: "Красная Армия вступает на австрийскую территорию не с целью захвата областей Австрии, а с целью уничтожения остатков немецко-фашистских войск и освобождения Австрии от немецкого влияния"15 . Несколько позднее И. В. Сталин в воззвании "К населению Австрии" заявил также о том что, пока австрийский народ на демократической основе самостоятельно не добьется образования австрийского государственного управления, все назначения и функции гражданского управления будут определяться военными комендатурами Красной Армии16 .

В апреле 1945 г. военные коменданты издали на немецком языке первые приказы17 . Распоряжения комендантов имели "силу закона" и были обязательны для населения.


11 Внешняя политика СССР в период Отечественной войны, т. I. М., 1944, с. 362.

12 Внешняя политика СССР в период Отечественной войны, т. III. М., 1947, с. 370 - 372.

13 Aichinger W. Op. cit., S. 239.

14 Mulley K. -D. Befreiung und Besatzung. Aspekte sowjetischer Besatzung in Niederosterreich, 1945 - 1948. - Osterreich unter allierter Besatzung 1945 - 1955. Wien, 1998, S. 370 - 371.

15 Ibid., S. 371.

16 Osterreichische Zeitung, 15.IV.1945.

17 Ibid.

стр. 59


Упразднялись все принятые после 13 марта 1938 г. правовые акты, ликвидировалась НСДАП и все другие национал-социалистские организации. Для осуществления функций гражданского управления приказом вводилась должность временного бургомистра. Население Австрии призывалось к продолжению хозяйственной деятельности в целях скорейшего обеспечения страны продовольствием и другими товарами первой необходимости. Устанавливался ночной комендантский час18 . Приказы и распоряжения советской военной администрации позволили избежать паники и хаоса первых послевоенных дней.

В постаншлюсовской Австрии на новой основе создавалась партийно-политическая система независимого государства. К. Реннер уже 17 апреля 1945 г. прибыл в Вену и начал прилагать усилия по образованию временного правительства. Первоначально политическая жизнь страны сосредоточилась вокруг собравшихся в венском дворце Ауэршперг руководителей Сопротивления и нескольких известных политиков довоенного периода - Т. Кернера, А. Шерфа, Л. Куншака. С санкции Союзнического Совета от 14 сентября 1945 г. возобновлялась деятельность партий - Австрийской народной партии (преемницы Христианско-социальной партии), Социалистической и Коммунистической19 . При этом союзники поставили перед партиями второй республики законные условия: партии должны были бороться за существование независимой Австрии, признавать демократические принципы и вести решительную борьбу против нацистской идеологии. Они также не имели права нарушать постановления оккупационных властей и не должны были проводить антисоюзническую деятельность. Предварительно каждая партия должна была предоставить политическую программу местным оккупационным властям, для того чтобы получить разрешение на легальную деятельность20 .

28 апреля 1945 г. образовалось Временное австрийское правительство во главе с К. Реннером. Еще при вступлении на территорию Австрии советское командование объявило о своем желании по возможности быстрее передать управление самим австрийцам21 . Таким образом, в конце апреля 1945 г. все полномочия государственного управления были переданы правительству Австрии. Союзники оставили за собой право осуществления контроля над деятельностью австрийских властей и, в случае необходимости, корректировки их решений. В этой связи показательна "Директива командующего 3-м Украинским фронтом маршала Ф. И. Толбухина командирам батальонов войск НКВД по охране тыла" от 12 мая 1945 г. В ней, в частности, говорилось:

"1. Военным Советам армий и всем командирам соединений и частей оказывать всемерную помощь Временному австрийскому правительству и его местным органам власти.

2. Запретить изъятие у австрийского населения продовольственных ресурсов, инвентаря и тягловой силы.

3. Запретить без санкции Военного Совета фронта и помимо бургомистров и старост мобилизацию рабочих и крестьян на работы для нужд Красной Армии.

4. Для проведения сельскохозяйственных работ разрешить населению передвигаться в течение светлого времени...

8. Военным Советам армий до 15.05.1945 г... провести действенные меры по окончательному изжитию случаев нанесения обид местному населению"22 .

Важным моментом государственного возрождения Австрии стало восстановление норм Конституции 1920 г. в редакции 1929 г. Конституция являлась фундаментом для развития демократии, обеспечивала преемственность республиканских принципов.

Берлинская (Потсдамская) конференция руководителей СССР, США и Великобритании приняла "Соглашение о политических и экономических принципах обращения с


18 Mulley K. -D. Op. cit., S. 372 - 373.

19 Архив внешней политики Российской Федерации (далее - АВП РФ), ф. 56 "б", оп. 6, п. 30, д. 3, л. 55о.

20 Там же, л. 56о.

21 Mulley K. -D. Op. cit., S. 378.

22 Российский государственный военный архив (далее - РГВА), ф. 32903, оп. 1, д. 74, л. 311 - 312.

стр. 60


Германией во время контрольного периода"23 . В документе прокламировались цели оккупации Германии, которые условно можно свести к трем: добиться демократизации, денацификации и демилитаризации государства. Хотя это соглашение напрямую касалось только Германии, Союзнический Совет по Австрии 10 декабря 1945 г., ссылаясь на Потсдамские решения, заявил, что "австрийское правительство должно добиваться полной демилитаризации и демократизации Австрии" и, в частности, ликвидации в Австрии всех военных и нацистских организаций и объединений24 .

В период деятельности Временного правительства (апрель - ноябрь 1945 г.) было принято более ста законов, которые должны были не только нормализовать положение в стране, но и отменить старые (нацистские) правовые акты. Особое место занимают законы NN 14, 15, 17, 26, упразднявшие нацистское расовое законодательство; законы NN 47, 55, 109, 122, вводившие уголовные и гражданские нормы демократического государства, и ряд других законов, устанавливавших новые экономические и общественно-политические порядки в стране25 .

Опираясь на решения Берлинской конференции руководителей "Большой тройки" и определения Нюрнбергского трибунала о преступлениях против мира и человечества, австрийские власти выработали собственную законодательную базу для наказания нацистских военных преступников.

Денацификация в Австрии проходила несколько иначе, нежели в Германии. В ТО Время как в Германии политическая чистка была исключительно делом оккупационных властей (в советской зоне соответственно этим кругом вопросов занимался политический и правовой отделы СВАГа), денацификация в Австрии с 1946 г. стала делом семи главных сил: полномочных представителей четырех оккупационных держав и трех политических партий Второй республики, представленных в правительстве. По мнению австрийского исследователя Д. Штифеля, если в Германии денацификацию могли критиковать как политику оккупационных властей, политику победителей, навязанную стране извне, то это невозможно было сделать в Австрии. Все основополагающие законы по денацификации принимались в австрийском Национальном совете и только после этого передавались на утверждение Союзническому Совету. В противоположность Германии ни одна из политических партий Австрии не могла уклониться от ответственности за проведение мероприятии по денацификации страны26 .

Проблема денацификации включала три аспекта, которые необходимо было учесть при выработке базового законодательства: во-первых, правовой и репрессивный. С одной стороны, роспуск НСДАП, других нацистских организаций, и отмена нацистского законодательства; с другой - осуждение и наказание нацистских и военных преступников; во-вторых, административный и экономический. Устранение бывших нацистов из управленческой и экономической сфер и замена их, в случае необходимости, демократическими элементами. В-третьих, созидательный и психологический. Денацификация не может ограничиваться задачами наказания нацистов или проверки лиц, замеченных в связях с национал-социалистами. Этот процесс должен сопровождаться глубокими изменениями в массовом сознании граждан27 .

Собственно денацификация Австрии началась уже с выявления военных преступников и возбуждения против них уголовных дел. Главные австрийские военные преступ-


23 Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной Войны 1941 - 1945 гг., т. VI. Берлинская конференция руководителей трех союзных держав - СССР, США и Великобритании (17 июля - 2 августа 1945 г.). М., 1980, с. 462 - 471.

24 Scharf A. Zwischen Demokratie und Volksdemokratie. Osterreichs Einigung und Wiederaufrichtung im Jahre 1945. Wien, 1950, S. 55.

25 АВП РФ, ф. 451, оп. 7a, n. 204, д. 16, л. 48 - 50.

26 StiefelD. Op. cit., S. 31.

27 Государственный архив Российской Федерации (далее - ГА РФ), ф. 7317 (Союзная контрольная власть в Германии. Документы Комитета общественной безопасности, Директората внутренних дел и связи), оп. 18, д. 104, л. 74.

стр. 61


ники - Э. Кальтенбруннер, А. Зейсс-Инкварт, Б. фон Ширах - подверглись наказанию Международного военного трибунала в Нюрнберге.

8 мая 1945 г. временное правительство Австрии издало запретительный закон N 13, предусматривавший наказание нацистских и военных преступников. Статьей 2 этого закона вводилась обязательная регистрация национал-социалистов путем внесения их в соответствующие списки. Закон предусматривал также организацию Народных судов для рассмотрения дел национал-социалистов28 .

В Австрии были образованы также специальные комиссии по чистке государственного и хозяйственного аппарата от национал-социалистов. Координирующими органами по проведению денацификации были министерства юстиции и внутренних дел Австрии, которые несли ответственность перед оккупационными властями. 24 июля 1946 г. был издан федеральный конституционный закон об обращении с национал-социалистами. Новый закон разграничил понятия "более обремененные" и "менее обремененные" лица. "Более обремененными" были признаны активные функционеры НСДАП, вожди военных союзов, лица, совершившие с 1933 по 1938 гг. государственную измену, либо субсидировавшие НСДАП или ее организации. Менее активные функционеры НСДАП, лица, состоявшие в Союзе гитлеровской молодежи или достигшие возраста 70-и лет, признавались "менее обремененными". Для "менее обремененных" нацистов вводились менее жесткие штрафные санкции. Указывалось также, что "в случае необходимости они могут быть использованы на общественной службе". Кроме того, на нацистов была наложена выплата "искупительного налога"29 .

По инициативе советской оккупационной администрации вопрос о чистке от нацистских элементов австрийского государственного и хозяйственного аппаратов не раз ставился на рассмотрение Союзнического Совета. Советская сторона настаивала на полном контроле со стороны оккупационных держав за денацификацией страны. На обсуждение Союзнического Совета часто выносились вопросы медленного рассмотрения дел о нацистских и военных преступниках в австрийских судах, крайне неудовлетворительных темпов увольнения запятнавших себя лиц с занимаемых ими должностей. Советские представители требовали ежемесячных докладов федерального министерства внутренних дел о результатах работы по денацификации различных сфер жизни страны.

Такие активные действия советской стороны рассматривались руководством Австрийской республики как прямое вмешательство в вопросы компетенции местных органов власти. В действительности, действия советских оккупационных органов диктовались стремлением исключить возможность "мягких" судебных решений. Имело место также недоверие, с которым советские оккупационные структуры относились к австрийскому государственному аппарату, "снизу доверху состоявшему из старого бюрократического чиновничества"30 . Кроме того, недоверие советских оккупационных органов было вызвано "пронацистскими" выступлениями в советской зоне оккупации, которые нередко носили антисоветский характер.

Уже с начала 1948 г. были проведены мероприятия по амнистированию части "менее обремененных" лиц, а немного позднее и большого количества признанных виновными лиц. В общей сложности амнистия 1948 г. коснулась более чем 90% всех зарегистрированных национал-социалистов (включая молодежь). Все амнистированные граждане должны были восстанавливаться в гражданских правах.

После этой основной амнистии последовала целая серия других, коснувшихся заметно меньшего числа граждан. Уже с начала 1949 г. члены австрийского парламента стали заниматься разработкой "амнистии для виновных", которая должна была освободить от наказания примерно 30 тыс. человек. В 1950 г. с виновных был снят ряд наказаний, например, запреты на творческую деятельность, запрет на профессиональную деятельность в сфере гостинично-ресторанного хозяйства, в торговле продуктами питания, на


28 АВП РФ, ф. 451, оп. 2в, п. 194, д. 9, л. 50.

29 АВП РФ, ф. 451, оп. 12, п. 440, д. 21/1, л. 97 - 115.

30 Там же, д. 21/2, л. 98.

стр. 62


обучение в университетах. После 30 апреля 1950 г. им снова принадлежало право активного участия в выборах и членства в политической партии. 17 декабря 1951 г. Национальный совет принял закон "Об освобождении вернувшихся из военного плена бывших членов НСДАП от обязательной регистрации и мер искупления, о прекращении уголовного судопроизводства и об освобождении этих лиц от наказаний". Этот закон коснулся австрийцев, вернувшихся из плена после 30 апреля 1949 г. Эта амнистия распространилась в общей сложности на 1116 человек31 .

Интересна позиция Политбюро ЦК ВКП(б), отраженная в директивном письме руководству Советской части Союзнической Комиссии по Австрии: "Можете дать согласие на принятие закона от 17 декабря 1951 г. и сделать заявление о том, что остаются в силе дарственные грамоты, выданные советскими оккупационными властями жертвам нацизма на право пользования ими имуществом бывших нацистов. Не следует вносить предложение рекомендовать австрийскому правительству принять эффективные меры наказания лиц, ведущих пропаганду нацистской идеологии и новой войны, поскольку австрийское правительство само обязано предпринимать такие меры согласно имеющимся законам и четырехсторонним решениям"32 . Из указаний, содержащихся в письме, видно, что советская сторона не считала необходимым оказывать давление на австрийское правительство и предоставляла ему все полномочия в вопросе денацификации, по крайней мере, после проведения мероприятий по амнистированию ряда категорий граждан.

Уже в запретительном законе 1945 г. предусматривались меры по денацификации экономики. В законе говорилось о том, что "нелегальные" ("нелегальным" считалось лицо, совершившее в период между 1933 и 1938 гг. государственную измену) и активные функционеры НСДАП больше не могут занимать руководящие хозяйственные посты, быть председателями или членами Контрольного совета акционеров. Запрет распространялся также на занятие ремеслами.

После опубликования запретительного закона из представителей организаций работодателей и рабочих был образован редакционный комитет, который совместно с правительством разработал закон об экономических чистках. Он был опубликован 12 сентября 1945 г, как "Конституционный закон о мероприятиях по восстановлению здоровых отношений в частном хозяйстве"33 . Закон был направлен прежде всего против "более обремененных" национал-социалистов. Такие лица устранялись от руководства предприятиями, а заменить их должны были назначенные общественные управляющие. "Более обремененные" рабочие увольнялись без соответствующего предупреждения с потерей всех трудовых и социальных прав и гарантий. Особенно тяжелым наказанием в тот период стала утрата бывшими национал-социалистами права на получение пенсии или ренты. С работы были также уволены лица, которые поддерживали тесные отношения с немецкими оккупационными властями и оказывали им различного рода помощь и услуги34 .

С началом массовых амнистий бывших членов НСДАП в Австрии был де-юре зафиксирован фактически сложившийся экономический порядок: рабочие и служащие, которых ранее не уволили из-за нехватки квалифицированных кадров, получали твердую гарантию полной занятости и все гражданские и социальные права.

Вопрос о чистке организаций, учреждений и предприятий Австрии от бывших национал-социалистов не имел однозначного решения. С одной стороны, несомненно, были необходимы и оправданы мероприятия по устранению нацистских элементов из всех сфер жизни общества. С другой стороны, массовые увольнения могли привести не только к экономической стагнации Австрии, но и к психологической дезориентации подавляющего числа австрийцев, лишавшихся основного источника существования, а значит


31 Osterreich. Die Zweite Republik. Wien, 1972, Bd. II, S. 112 - 113.

32 Российский государственный архив социально-политической истории (далее - РГАСПИ), ф. 17, оп. 3, п. 399, д. 1092, л. 220.

33 Stiefel D. Op. cit., S. 192.

34 Ibid., S. 193.

стр. 63


и уверенности в завтрашнем дне. В этой связи наиболее приемлемыми стали шаги австрийского правительства по обеспечению гарантированной временной занятости граждан с последующим постоянным их трудоустройством после урегулирования вопроса об амнистии "менее обремененных" лиц.

После освобождения Австрии от нацизма как никогда актуальной стала проблема перестройки системы начального, среднего и высшего образования. В правительственной программе говорилось о стремлении демократизировать образование с тем, "чтобы вся культурная жизнь была свободна от какого бы то ни было нацистского духа"35 . В первую очередь предполагалось удаление с занимаемых должностей лиц, являвшихся проводниками идеологии национал-социализма. Это в равной мере относилось к преподавателям, учителям и студентам. Преподавательский состав подвергался чисткам наравне с государственными служащими, сначала по запретительному закону 1945 г., затем по закону об обращении с национал-социалистами 1947 г. Все назначения профессорско-преподавательского состава, произведенные в период между 1938 - 1945 гг. были признаны недействительными. За запретительным законом 1945 г. последовала инструкция под N 3, которая была предана гласности осенью 1945 г. Инструкция предусматривала создание "зондеркомиссии" (комиссии чести) для проверки преподавателей. Однако комиссия занималась только рассмотрением "особых" случаев. Чистке преподавателей, как правило, не придавалась широкая гласность36 .

Картина увольнений преподавательского состава может быть составлена на основании некоторых статистических данных за период 1945 - 1947 гг. В одном только Венском университете в апреле 1945 г. насчитывалось 130 профессоров, из которых немедленно были уволены или временно отстранены 86 человек, или 66%. 12 июня 1945 г. заместитель государственного секретаря К. Люгмайер опубликовал в газете "Эстеррайхише Цайтунг" статью "Радикальные чистки высшей школы от нацистских элементов", где привел конкретные данные. На философском факультете Венского университета 18 профессоров были отстранены от преподавательской деятельности, 18 профессорам было запрещено читать лекционные курсы, 12 доцентов были уволены. На юридическом факультете столичного университета были уволены 5 профессоров, на медицинском факультете - 31. В феврале 1946 г. еще 45 преподавателей были освобождены от преподавательских должностей. В апреле 1947 г. это количество достигло 53 человек37 .

Из приведенных данных, на первый взгляд, можно сделать заключение, что произошла радикальная чистка преподавательского состава в духе новых демократических веяний. Однако в действительности не все обстояло так гладко. Во-первых, частым явлением была подача неправильных или ложных сведений, которые, хотя и подлежали тщательной проверке, нередко "помогали" составить о человеке неверное представление. Во-вторых, весьма распространенным явлением стало затягивание увольнения виновных национал-социалистов. Университетское руководство оправдывало свои действия острой нехваткой преподавателей38 . Практика послевоенной Австрии показала, что виновные национал-социалисты во многих случаях либо оставались в университете в качестве штатных преподавателей, либо переходили на работу в другие вузы страны. Мероприятия по денацификации коснулись в основном преподавателей гуманитарных дисциплин и практически обошли стороной естественнонаучные специальности. Такой подход оправдывался наибольшим идеологическим влиянием национал-социализма на философские, юридические, исторические и другие дисциплины гуманитарного цикла. Советская часть Союзнической Комиссии по Австрии указывала на некоторые негативные действия комиссии по чистке профессорско-преподавательского состава: "Существует стремление собрать как можно больше фактов, характеризующих профессо-


35 РГАСПИ, ф. 17, оп. 128, д. 114, л. 30.

36 Weinert W. Die Entnazifizierung in den osterreichischen Hochschulen - Verdrangte Schuld, verfehlte Suhne. Entnazifizierung in Osterreich, 1945 - 1955. Symposium des Instituts fur Wissenschaft und Kunst Wien, Marz 1985. Wien, 1986, S. 256.

37 Weinert W. Op. cit., S. 259.

38 Ibidem.

стр. 64


ров-нацистов с положительной стороны... Характерно, что даже во главе некоторых вузов находятся бывшие нацисты или лица, формально не являвшиеся нацистами, но занимавшиеся активной нацистской деятельностью". В качестве примера были приведены фамилии ректора Венской школы мировой торговли Ф. Лерфеля и проректора этой школы профессора Оберпарлейтера39 . Денацификация преподавательского состава вузов критиковалась не только советскими оккупационными властями, но и австрийскими современниками. "Дух лекций едва ли изменился... Все также прославляются пруссаки. Даже на самых неполитических дисциплинах трудно удержаться от едких намеков в сторону Австрии, политических партий и союзников. Это не удивительно, учитывая политическое прошлое большинства профессоров. Почти каждый из них являлся национал-социалистом, может быть, даже высоким СС- или СА-фюрером. Однако это не является препятствием к тому, чтобы до сих пор занимать кафедру. Студент едва верил своим глазам, когда, например, бывший член академии врачей СС в пиджаке, но все еще в сапогах и галифе появлялся в университете"40 .

Уже в мае 1945 г. при министерстве образования Австрии была создана отдельная комиссия под руководством заместителя государственного секретаря К. Люгмайера. Комиссия занималась вопросом допуска студентов, бывших членов НСДАП, к учебе. В июне 1945 г. вышло распоряжение о регистрации национал-социалистов, в котором говорилось, что решение о допуске к университетскому обучению должны принимать ректоры вузов41 .

2 февраля 1946 г. появились директивы министерства образования, в которых содержались правила допуска к летнему семестру 1946 г. Политическая проверка виновных студентов была переложена на новую комиссию, состоявшую из одного преподавателя и трех студентов от основных политических партий. Комиссия большинством голосов принимала решение, но окончательный вердикт выносил ректор университета. Параллельно полиция вела работу по выявлению студентов-национал-социалистов и после их отчисления из вузов привлекала их к уголовной ответственности42 .

Новая проверка учащихся по еще более строгим правилам последовала в декабре 1946 г., после издания распоряжения министерства образования. Документ соответствовал требованиям Союзнического Совета об искоренении нацистских элементов из австрийских вузов и явился откликом на массовые студенческие волнения в ноябре 1946 г., связанные с предстоящими выборами студенческих комитетов. Основная часть всех выступлений пришлась на Венский университет и Венскую школу мировой торговли. Выборы, по мнению австрийского исследователя В. Вайнерта, вылились в массовые антисемитские и антидемократические бесчинства в Вене. Подтверждением мнения Вайнерта могут служить отдельные высказывания венских студентов, представленные в информационных сводках политического управления ЦГВ. Так, один из студентов открыто заявил: "Гитлер сделал только одну ошибку. Он убил не всех евреев. Необходимо уничтожение всех других рас, чтобы о них больше никто никогда не услышал"43 . Другой студент провозглашал: "Мы выбираем не черный и не красный, а черно-бело-красный флаг (цвет фашистского знамени)!"44 . Выступления венского студенчества вызвали 17 и 18 ноября 1946 г. широкие митинги протеста рабочих столицы. Главная цель митингов -добиться ужесточения чистки сферы высшего образования. Со стороны правительства и вузовского руководства была предпринята попытка преуменьшить серьезность событий, представив их как "коммунистическую провокацию". Однако факты заставляли задуматься над проблемой денацификации университетов. 17 ноября 1946 г. министр образования Австрии Хурдес сделал заявление в газете "Нойес Эстеррайх": "Несомненно,


39 РГАСПИ, ф. 17, оп. 128, д. 114, л. 39.

40 Weinert W. Op. cit, S. 259.

41 Ibid., S. 257.

42 Ibidem.

43 Ibid., S. 257 - 258; РГАСПИ, ф. 17, оп. 128, д. 117, л. 296.

44 РГАСПИ, ф. 17, оп. 128, д. 117, л. 296.

стр. 65


несмотря на основательную чистку студенчества высших школ, там имеются отдельные студенты, все еще не оставившие национал-социалистские идеи. Окончательное устранение этих элементов после тех мероприятий, которые я сегодня обсудил с ректорами венских высших школ, является отныне лишь вопросом самого непродолжительного времени"45 . Ужесточение проверки студентов, вводившееся приказом министра образования, было не только реакцией на венские события, но и подтверждением того, что денацификация австрийских вузов в 1945 - 1946 гг. не была завершена.

В феврале 1947 г. последовало дополнение к закону о национал-социалистах. Новый закон ужесточил условия допуска студентов к обучению. Все "более обремененные" и "менее обремененные" студенты отстранялись от обучения в университетах до 30 апреля 1950 г. включительно. Закон был особенно жестким потому, что исключение на такой длительный срок можно было приравнять к абсолютному лишению возможности получить образование46 . Отстранение от учебы на несколько семестров в большинстве случаев означало прекращение обучения вообще. Люди, которые из-за войны потеряли годы, не имели возможности ни духовно - после того, как они окончили среднюю школу, прошло слишком много времени, ни материально получить высшее образование. Правда, была проведена молодежная амнистия, коснувшаяся части студентов в апреле 1948 г.

Более последовательно, на наш взгляд, проводилась денацификация общеобразовательных школ Второй республики. К моменту освобождения страны во всей Австрии насчитывалось примерно 14 тыс. учителей, бывших членами НСДАП, то есть свыше 50% от всего учительского состава. К началу 1945 - 1946 учебного года около 7 тыс. учителей были отстранены от работы и дела на них были направлены на рассмотрение комиссии по денацификации47 . По сведениям министерства образования Австрии, по состоянию на 1 июня 1946 г. в стране числилось в общей сложности 23627 учителей, в том числе 7231 бывший член НСДАП, что составляло примерно 30% от общего учительского состава48 .

С целью успешного проведения мероприятий по денацификации в советской зоне было временно сокращено количество классов путем увеличения количества учеников в каждом классе. Некоторые школы были временно переведены на неполную рабочую неделю. На четырехмесячных курсах при педагогических училищах велась подготовка новых учительских кадров. В дальнейшем предполагалась переподготовка всего учительского состава.

Однако именно в сфере народного образования австрийское правительство и оккупационные власти столкнулись с проблемой острой нехватки материальных средств. В течение первого послевоенного учебного года министерство образования Австрии не смогло обеспечить переиздание даже самых необходимых школьных учебников. Материалы по истории и географии, предлагаемые к переизданию, были не пересмотрены и содержали явно пангерманистские идеи. В учебниках по истории чаще всего вообще обходился стороной весь период после аншлюса Австрии, а об участии страны во второй мировой войне фактически на стороне Германии не было сказано ни слова. Старые фашистские учебники, изъятые из преподавания, продолжали храниться в тех же местах, что и раньше. Часто шкафы не были заперты на замок, и любопытные школьники могли ознакомиться с их содержимым49 . Только в январе 1946 г. советская военная администрация провела мероприятия по очистке всех учебных фондов от фашистской и антисоюзнической литературы50 .

В начале 1946 г. министерство образования Австрии на основе соглашения трех партий выработало принципиальные установки для сферы народного просвещения. Они сводились к деполитизации (департизации) процессов обучения и воспитания. В школах


45 Там же, л. 297.

46 Stiefel D. Op. cit., S. 302 - 303.

47 РГАСПИ, ф. 17, оп. 128, д. 114, л. 32.

48 Там же, д. 300, л. 52.

49 Там же, д. 114, л. 27 - 28.

50 Там же, л. 35 - 36.

стр. 66


были отменены нацистские учебные планы и учебники. Главное внимание было уделено перестройке учебных курсов по истории и литературе.

Деятельность советской оккупационной администрации была направлена на скорейшее возрождение культурной жизни в послевоенной Австрии и "поднятие духа австрийского населения"51 . К концу войны ситуация в этой сфере была крайне неблагоприятной. Большинство театров и кинотеатров не действовало, а их реквизиты сгорели. Духовная жизнь сильно пострадала от нацистской диктатуры. Советские оккупационные органы стремились к тому, чтобы дать людям возможность на время забыть о голоде, о разрухе и военном поражении. Нельзя было допустить роста настроений отчаяния и разочарования. Конечно, советские оккупационные структуры пытались достичь своими действиями в сфере культуры и другой цели: убедить австрийцев в освободительном характере советского присутствия и средствами массированной советской пропаганды в Австрии достичь благожелательного отношения местного населения как к Советскому Союзу, так и к мероприятиям, проводимым в стране.

Уже 23 апреля 1945 г. по инициативе заведующего отделом культуры венского городского магистрата Матейки в малом парадном зале венской ратуши была организована первая официальная встреча с деятелями культуры столицы Австрии52 . 9 мая 1945 г. по случаю Победы ансамбль песни и пляски 3-го Украинского фронта дал большой концерт в Вене. Наряду с произведениями австрийских композиторов исполнялись песни о Советском Союзе53 . С 14 мая 1945 г. сначала в Вене, затем в других городах Нижней Австрии и Бургенланда стали показывать советские фильмы, относящиеся как к периоду Великой Отечественной войны, так и к приходу большевиков к власти - "Ленинград в борьбе", "Мы из Кронштадта" и другие54 .

К моменту освобождения Австрии от нацизма в одной только Вене насчитывалось 10 театров. В январе - феврале 1946 г. министерство образования и культуры Австрии под руководством Э. Фишера создало специальную комиссию, которая должна была рассмотреть персональные дела бывших нацистов и вынести решения о возможности их дальнейшей работы в сфере культуры. Однако, по существу, рассмотрение дел членами комиссии свелось к простой формальности. Многие бывшие члены НСДАП остались на своих местах, по крайней мере, до ужесточения штрафных санкций после принятия закона о национал-социалистах в редакции 1947 г. К концу войны крупнейший симфонический оркестр венской филармонии имел в своем составе примерно 35 - 40% нацистов, многие из которых были "нелегальными". Послевоенные мероприятия по чистке оркестра свелись к исключению из его состава двух бывших национал-социалистов. Как полагали советские оккупационные власти, намного ближе к политике, в сравнении с театрами, стояли австрийские кабаре и варьете. В ряде программ этих увеселительных заведений содержались выступления с выраженной антисоюзнической направленностью. В июне-августе 1945 г. комитетом прессы и зрелищных мероприятий при министерстве образования и культуры было рассмотрено в общей сложности 129 дел артистов разных жанров, а также дирижеров и музыкантов. Примерно половина из них подлежала увольнению55 . С августа 1945 г. была введена цензура на кинофильмы, преимущественно германские и австрийские. Из 720 фильмов запрещалось показывать 125 картин, в том числе не отвечавших по содержанию - 80, из-за обилия фашистской символики - 15, из-за актерского состава - 30 фильмов56 . Вместо изъятых кинокартин в прокат вводились советские агитационные фильмы.

В послевоенной Австрии закладывались основы демократического государства, свободного от насаждавшихся нацистами идей "нового порядка". Однако первые послево-


51 Мюллер В. Культурная политика советских властей в Вене и советско-австрийские культурные отношения в 1945 г. - Вестник Московского университета, сер. 8. 2003, N 2, с. 94.

52 Osterreichische Zeitung, 9.V.1945, S. 3.

53 Osterreichische Zeitung, 14.V.1945, S. 2.

54 Мюллер В. Указ. соч., с. 92.

55 РГАСПИ, ф. 17, оп. 128, д. 114, л. 25.

56 Там же, л. 26.

стр. 67


енные месяцы оказались для внутренней жизни страны периодом нулевого часа. Большая часть населения была охвачена либо безразличием ко всему происходящему, либо ожиданием неотвратимого правосудия. Моральное состояние австрийцев было отмечено сочувствием к самим себе. Лишь немногие признавали свою ответственность за преступления нацистского режима. Специальный корреспондент газеты "Правда" в Вене так освещал в октябре 1946 г. столичную жизнь: "Отсутствие деловой энергии и приниженный, несколько вялый темп работы видны повсюду. Половина магазинов не функционирует... С 12 до 14 часов все учреждения закрыты на обед, к 17 часам рабочий день заканчивается. Апатия и инертность, отсутствие организованных действенных усилий, мизерные масштабы восстановительной работы - все это сейчас резко отличает Вену не только от Праги и Белграда, но даже от Будапешта"57 . Лишь к концу 1946 г. положение в стране начинает нормализовываться. С отменой нацистского законодательства, образованием стабильного федерального правительства, по мере отлаживания механизма союзнического оккупационного режима, австрийский народ получил ощущение уверенности в завтрашнем дне.

Вместе с тем, в послевоенные годы в австрийском обществе сохранялись настроения, свидетельствующие о восприятии национал-социалистской доктрины как хорошей идеи, с оговоркой о ее плохом воплощении в жизнь. В общественно-политическом мнении Австрии прослеживаются биполярные оценки Советского Союза и мероприятий советских оккупационных властей. Наряду с их поддержкой со стороны членов компартии Австрии, у части рабочих, служащих и интеллигенции складывались нелояльные настроения58 .

В мае 1955 г. с Австрией был заключен Государственный договор. Советский Союз настоял на включении в текст Государственного договора положений, запрещающих новый аншлюс Австрии Германией. Кроме того, в Договоре содержались специальные статьи, направленные на дальнейшее претворение в жизнь принципов, заложенных в законах и постановлениях, принятых в стране после 1 мая 1945 г. Государственный договор регулировал также вопрос о вооруженных силах, о военнопленных, репарациях и германских активах в Австрии. Все это гарантировало демократические права и свободы граждан и обеспечивало постоянный нейтралитет австрийского государства.

В целом в первое послевоенное десятилетие Австрия прошла два периода государственно-правового регулирования. Первый кратковременный период был связан с законодательной и административной инициативой советских и западных оккупационных структур, вызванной временной слабостью австрийских властей. Второй период характеризовался передачей австрийским государственным органам всех полномочий гражданского управления.

Советские оккупационные органы, поддерживая Коммунистическую партию Австрии, концентрировали, тем не менее, свои усилия на обеспечении баланса сил трех политических партий Второй республики. Сами же австрийские коммунисты избрали тактику привлечения в свои ряды "менее обремененных" бывших национал-социалистов. Победителем в борьбе за голоса избирателей стала наиболее многочисленная, быстро сориентировавшаяся в изменившихся исторических условиях Австрийская народная партия (АНП), преемница Христианско-социальной партии. АНП в блоке с австрийскими социалистами в период "большой коалиции" и в последующие годы, имея полновесное правительственное большинство, проводила политику консолидации всех антифашистских сил для построения в стране парламентской демократии.

Успехи Австрии на этом пути во второй половине XX в. неоспоримы. И все же нельзя считать закрытым вопрос о преодолении фашистского "наследия" в массовом сознании и идеологии. Активизация на рубеже XX-XXI вв. в Европе праворадикальных националистических движений, в том числе в Австрии, чей экстремизм близок нацистской доктрине, свидетельствует о том, что демократию как социально-культурную ценность требуется постоянно защищать и развивать.


57 Письма из Австрии - Правда, 4 октября 1946 г., с. 3.

58 Горлова О. С. Советский Союз в общественно-политическом мнении Австрии (1945 - 1947) - Чичеринские чтения. Российская внешняя политика и международные отношения в XIX-XX вв. Тамбов, 2003, с. 257 - 258.

Опубликовано 08 января 2020 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама