Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

ВОЕННОЕ ДЕЛО есть новые публикации за сегодня \\ 25.05.20


СЕВЕРОАТЛАНТИЧЕСКИЙ АЛЬЯНС:ОТ ДОГОВОРА О НАМЕРЕНИЯХ К ПОЛНОЦЕННОМУ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОМУ БЛОКУ (1949-1955 годы)

Дата публикации: 07 февраля 2020
Автор: А. В. ПИЛЬКО
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВОЕННОЕ ДЕЛО
Источник: (c) Новая и новейшая история, № 6, 2013, C. 39-54
Номер публикации: №1581068133 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


А. В. ПИЛЬКО, (c)

найти другие работы автора

Созданная в конце 1940-х годов Организация Североатлантического договора (НАТО) оказала огромное влияние на развитие международных отношений в послевоенный период, особенно в ходе блокового противостояния в Европе в годы "холодной войны". Однако подписанный 4 апреля 1949 г. Вашингтонский договор о создании НАТО еще не приводил к появлению новой полноценной организации. Он был лишь соглашением о формальном военном союзе. Позднее, в 1950 - 1952 гг., стала постепенно вырисовываться его внутренняя структура, становившаяся со временем все более сложной и разветвленной, а также направленность - подчеркнуто антисоветская. Лишь со вступлением в блок НАТО Западной Германии в 1955 г. можно говорить о том, что западный военный альянс в Европе состоялся. С момента появления в его рядах ФРГ больше не оставалось никаких сомнений в том, что он будет выполнять функции главного оппонента Советского Союза на европейском континенте. Контуры "холодной войны" стали еще более четкими.

 

В отечественной историографии можно встретить различные точки зрения на начало послевоенной конфронтации в Европе и переход от сотрудничества времен антигитлеровской коалиции к "холодной войне". При этом в качестве "старта" биполярного противостояния называются разные события: Фултонская речь У. Черчилля (1946 г.), ситуация вокруг Ирана и Турции (1946 г.), принятие "доктрины Трумена" (1947 г.), первый Берлинский кризис (1948 - 1949 гг.). Среди российских исследователей единой точки зрения по этому вопросу нет.

 

За последние 20 лет изучение "холодной войны" в российской исторической науке сделало шаг вперед. В советской историографии в развязывании "холодной войны" обвинялись лишь западные державы.

 

Как отмечал российский ученый А.М. Филитов, "советские историки начали изучение проблематики "холодной войны" с довольно узкой установки - доказательства виновности в ее развязывании правящих кругов Запада, прежде всего США"1.

 

Эта позиция характерна для работ советских исследователей Н. Н. Иноземцева2, Н. Н. Яковлева3, В. Г. Трухановского4, Н. Н. Молчанова5. В целом она без фундаментальных изменений сохранилась до конца 1980-х годов. Отметим, что в США и странах Западной Европы было также немало сторонников чрезмерно идеологизированного подхода к истории "холодной войны", в рамках которого вина за биполярное противостояние однозначно перекладывалась на СССР.

 

 

Пилько Алексей Васильевич - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник исторического факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова. 1 Филитов А. М. Холодная война. Историографические дискуссии на Западе. М., 1991, с. 5.

 

2 Иноземцев Н. Н. Внешняя политика США в эпоху империализма. М., 1960.

 

3 Яковлев Н. Н. Новейшая история США, 1917 - 1960. М., 1961.

 

4 Трухановский В. Г. Внешняя политика Англии после Второй мировой войны. М., 1957.

 

5 Молчанов Н. Н. Внешняя политика Франции, 1944 - 1945. М., 1959.

 
стр. 39

 

Вместе с тем, открытие для исследователей ранее неизвестных архивных материалов, а также кризис марксисткой идеологии, позволили появиться новым взглядам на "холодную войну". Академик А. О. Чубарьян полагает, что вину за начало "холодной войны" несут обе стороны. Исследователь отмечал, что после 1945 г. у Советского Союза пропала ясная цель, к которой стремилось его руководство, и наступил период неопределенности. По мнению А. О. Чубарьяна, И. В. Сталин не имел "четкого плана игры" и он во многом действовал по ситуации.

 

Российский историк В. О. Печатное указывает на невозможность для СССР одержать победу в противостоянии с Западом. Он, однако, подчеркивает, что мощь Москвы не позволяла и согласиться на "капитуляцию", движение в фарватере Запада. Отечественные исследователи В. Л. Мальков, М. М. Наринский, А.М. Филитов, по-разному оценивая ситуацию с началом "холодной войны", говорят о том, что изначально все же присутствовала попытка договорится с Соединенными Штатами и западноевропейскими странами и избежать конфронтации6.

 

Одной из самых сложных методологических проблем, которая вызывает споры историков, являются определение понятия "холодная война". Речь идет и о периодизации, и о причинах ее начала, и об итогах. Пожалуй, на первое место здесь можно поставить спор о приоритетности идеологических и геополитических факторов как стартовых предпосылок для начала противостояния.

 

Указанная проблематика, в частности, ярко представлена в работах В. О. Печатнова и Д. Г. Наджафова7, которые относят начало "холодной войны" к 1945 - 1946 гг. Причем Д. Г. Наджафов говорит о том, что с идеологической точки зрения начало конфликта можно датировать 1917 г. В. О. Печатное8 не склонен отдавать однозначный приоритет идеологическим причинам "холодной войны". Он выделяет комплекс причин ее начала, говоря об антисоветском консенсусе в американских элитах, конкретных геополитических противоречиях, отказе от рузвельтовской политики администрации Г. Трумена, тоталитарном характере советского строя.

 

Спор о том, была ли "холодная война" вызвана только идеологическими или же, как идеологическими, так и геополитическими, экономическими, военными и иными причинами, не является предметом нашего исследования. Вместе с тем, судя по динамике становления и развития Организации Североатлантического договора, мы пришли к выводу, что западные державы взяли окончательный курс на противостояние с Советским Союзом после начала первого Берлинского кризиса 1948 - 1949 гг., который и привел к появлению военно-политического договора США и западноевропейских стран на антисоветской основе.

 

Одной из основных задач, которые автор попытался решить в этой статье, является сопоставление официальной политики стран-участниц Организации Североатлантического договора и их стратегических планов, которые отражались в закрытых внутренних документах альянса. Эти материалы позволяют проследить структурную реакцию НАТО на происходящие на международной арене события. Научная новизна нашей работы состоит в выявлении связи между официально декларируемой внешней политикой членов Североатлантического альянса и происходящими в его рамках внутренними процессами. В статье использовались архивные материалы НАТО, касающиеся эволюции ее доктрины в 1949 - 1955 гг., которые ранее почти полностью отсутствовали в отечественном научном обороте.

 

 

6 Чубарьян А. О. История XX века (новые методы исследования). М., 1997; Печатное В. О. От союза - к холодной войне: советско-американские отношения в 1945 - 1947 гг. М., 2006; Мальков В. Л. Россия и США в XX веке: очерки истории межгосударственных отношений и дипломатии. М., 2009; Филитов А. М. Германия в советском внешнеполитическом планировании, 1941 - 1990. М., 2009; Наринский М. М., Дубинин Ю. А. Мартынов Б. Ф., Юрьева Т. В.История международных отношений. Т. 3. Ялтинско-Потсдамская система. М., 2012.

 

7 Холодная война 1945 - 1963: историческая ретроспектива. М., 2003.

 

8 Печатнов В. О. От союза - к вражде (советско-американские отношения в 1945 - 1946 гг.). - В кн.: Холодная война...

 
стр. 40

 

Рождение Североатлантического альянса происходило непросто. Его предыстория началась в 1947 - 1948 гг., когда появились англо-французский блок (созданный согласно Дюнкеркскому договору)9, а затем и Западный союз (иногда именуемый в отечественной историографии Брюссельским пактом). Ключевым же периодом в создании НАТО следует считать 1947 - 1955 гг., когда были заложены базовые основы функционирования альянса.

 

Разделение мира на два конфронтационных лагеря четко просматривалось уже к середине 1947 г. Приоритетным направлением во внешнеполитической стратегии СССР было установление и упрочение контроля над странами Восточной Европы, формирование своего рода "пояса безопасности" на своих западных границах. Основным мотивом американской стратегии было создание "кольца союзников" вокруг советской сферы влияния. Москва продолжала вести довольно сдержанную политику по отношению к США, заявляя о необходимости дальнейшего сотрудничества, однако это становилось все труднее, поскольку в отношениях между партнерами по антигитлеровской коалиции накапливались серьезные проблемы10.

 

Так, 1 января 1947 г., без учета мнения СССР, были объединены американская и английская оккупационные зоны в Германии и возникла "Бизония". Одновременно начались переговоры о ее превращении в "Тризонию". В то же время, западные союзники предприняли и определенные шаги, инициировавшие процесс военно-политической интеграции в Европе. 4 марта 1947 г. в Дюнкерке был подписан франко-британский союзный договор.

 

Начало послевоенной западноевропейской военно-политической интеграции совпало по времени с ужесточением американской политики в отношении СССР. Выступая 12 марта 1947 г. с обращением к Конгрессу, президент США Г. Трумен указал, что сложившееся в Греции и Турции положение угрожает безопасности США. Президент США призвал парламентариев не только оказать финансовую помощь этим государствам, но и направить туда американский персонал для противодействия коммунистической экспансии. "Доктрина Трумена" впервые продемонстрировала, что Вашингтон нацелен на серьезное противостояние с Москвой и намерен прибегнуть к политике ее решительного "сдерживания" на международной арене11.

 

Тем временем обстановка в мире накалялась. Так, большой резонанс получили февральские события 1948 г. в Чехословакии, которые ускорили превращение англофранцузского союзного договора в Западный союз. Впрочем, еще в направленном 13 января 1948 г. в государственный департамент США меморандуме "Взгляд на создание Западного союза" министр иностранных дел Великобритании Э. Бевин заявлял, что осуществление "плана Маршалла" может стать недостаточным для спасения Европы от коммунизма. Он предлагал создание западной "оборонительной системы". В ее рамках в Европе могли бы объединиться Великобритания, Франция, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Италия, Греция, Португалия и скандинавские страны. Предполагалось, что в союз могут войти также Западная Германия и Испания12.

 

В качестве первого шага образования Западного союза в меморандуме предлагалось заключение Великобританией и Францией отдельных двусторонних военно-политических договоров со странами Бенилюкса, с принятием за основу Дюнкеркского договора. Поддержка США будущего блока зависела от формы союза. 5 февраля 1948 г. Лондон проинформировал внешнеполитическое ведомство США о готовности осуществить план создания блока на основе заключения многостороннего договора по предложенной Вашингтоном модели межамериканского пакта Рио-де-Жанейро13. Проект созда-

 

 

9 Treaty of Alliance and Mutual Assistance between the United Kingdom and France. Dunkirk, 1947.

 

10 Чубарьян А.О. Егорова Н. И. Холодная война. 1945 - 1963 гг. - В кн.: Холодная война... "Public Papers of the Presidents of the United States. Harry S. Truman, 1945 - 1953. Special Message to the Congress on Greece and Turkey. Washington, 1966, p. 56.

 

12 Foreign Relations of the United States (далее - FRUS), v. 3. Washington, 1948, p. 5.

 

13 Арбатов А. Г. Современная внешняя политика США. М., 1984.

 
стр. 41

 

ния союза западноевропейских государств был представлен общественности 22 января 1948 г. Э. Бевин, обвинив СССР в намерении установить коммунистический контроль над государствами Восточной Европы, указал в связи с этим на необходимость консолидации Европы Западной14. 18 февраля 1948 г. на совместной конференции руководители Бельгии, Нидерландов и Люксембурга выработали единую платформу для ведения переговоров с Великобританией и Францией о проекте создания регионального военно-политического и экономического блока.

 

Одновременно продолжалась эскалация противостояния по линии СССР-Запад. 25 февраля 1948 г. "Бизония" была преобразована в "Тризонию" путем присоединения французской зоны оккупации к уже объединившимся английской и американской. Фактически прекратил свое существование и Союзный контрольный совет по Германии. США стремились сохранить за собой западногерманский плацдарм, поскольку, как считал Трумен, без Германии оборона Европы стала бы арьергардной операцией у берегов Атлантики15.

 

К серьезному ухудшению отношений между СССР и его бывшими союзниками привели решения Лондонской конференции (февраль-июнь 1948 г.), в которой приняли участие США, Великобритания и Франция. В нарушение Потсдамских соглашений СССР не получил на эту конференцию. Повестка дня мероприятия была составлена без учета даже гипотетической возможности того, что соглашения с Советским Союзом по германскому вопросу можно достигнуть. Основные вопросы касались отношения Западной Германии к программе экономического восстановления Европы, контроля над Рурским районом, репараций, вовлечения стран Бенилюкса в процесс разработки общей западной политики в отношении Германии и некоторых других проблем16.

 

К ключевым решениям конференции относится достижение договоренности о совместном управлении тремя западными оккупационными зонами Германии как единым политическим и экономическим пространством. Наряду с решениями англо-американского совещания во Франкфурте-на-Майне (январь 1948 г.) о придании их зональным органам власти характера правительственных, лондонские договоренности рассматривались в Москве как очередной шаг к созданию сепаратного западногерманского государства. Протест против действий западных держав был выражен в советской ноте 6 марта 1948 г.17

 

Германский вопрос стал одним из основных противоречий на заключительной стадии переговоров представителей Великобритании, Франции и Бенилюкса о создании Западного союза, которые проходили 4 - 12 марта 1948 г. в Брюсселе. Малые европейские государства пытались исключить из проекта договора упоминания о противодействии германской агрессии, надеясь на привлечение в будущем к участию в блоке Западной Германии. Франция, в отличие от них, считала необходимым сохранить формулировку об отражении германской агрессии. Великобритания заняла компромиссную позицию, предлагая, с одной стороны, упомянуть о противодействии "возможной" агрессивной политики со стороны Германии, а с другой - рассматривать Западную Германию в качестве обязательного будущего члена европейского сообщества18.

 

В целом можно сказать, что в создании НАТО германский вопрос играл ключевую роль. Можно согласиться с российским историком Н. И. Егоровой в том, что германский вопрос, возможно, послужил отправной точкой к формированию западного военно-политического союза, направленного против Советского Союза. "На лондонской сессии Совета министров иностранных дел 1947 г. ... США, Англия, Франция и СССР в оче-

 

 

14 Быстрова Н. Е. СССР и формирование военно-блокового противостояния в Европе (1945- 1955), т. 1 - 2. М., 2005; т. 1, с. 165.

 

15Memoires by Harry S. Truman, v. 2. New York, 1956, p. 253.

 

16 Wehner G. Die Westalliierten und das Grundgesetz 1948 - 1949: Die Londoner Sechsmachtekon-ferenz. Rombach, 1994.

 

17 Быстрова Н. Е. Указ. соч., т. 1, с. 168.

 

18 Там же, с. 169.

 
стр. 42

 

редной раз не пришли к соглашению относительно решения германского вопроса, состоялись неофициальные переговоры английского (Э. Бевин) и французского (Ж. Бидо) министров иностранных дел с государственным секретарем США Дж. Маршаллом, а также двусторонний обмен мнениями между высокопоставленными дипломатами Англии и Франции относительно "консолидации Запада" с включением Западной Германии"19.

 

Интересную концепцию германского вопроса выдвигает и А.М. Филитов. По его мнению, в конце 1946 - начале 1947 г. существовали компромиссные варианты решения этой международной проблемы, которые были упущены. Исследователь также говорит о том, что к ситуации вокруг Германии не следует относиться как к рядовому эпизоду "холодной войны". На самом же деле германский вопрос представляет собой "форму регулирования отношений" между двумя сверхдержавами. Иными словами - он сыграл решающую роль не только в становлении НАТО, но во всем биполярном противостоянии20.

 

Возвращаясь к созданию Западного союза, следует отметить, что расхождения во взглядах его участниц вызывали как форма объединения, так и его дальнейшее развитие. В частности, Лондон видел в создаваемом объединении, прежде всего, прообраз будущего широкого альянса и необходимую ступень для расширения военно-политической интеграции в Западной Европе. Такие взгляды разделяли и США.

 

После согласования всех спорных вопросов Великобритания, Франция, Бельгия, Нидерланды и Люксембург подписали 17 марта 1948 г. в Брюсселе договор об экономическом, социальном и культурном сотрудничестве и коллективной самообороне сроком на 50 лет. Его четвертая статья предполагала оказание помощи в случае вооруженного нападения в Европе на какую-либо из договаривающихся сторон21. Для урегулирования всех политических и военных вопросов в отношениях между участниками предусматривалось создание постоянно действующего консультативного совета. Начав работу, Совет сразу же принял решение о создании штаба Западного союза, объединенного командования его сухопутными, морскими и воздушными силами22. С лета 1948 г. постоянный военный комитет приступил к разработке стратегических планов на случай войны с СССР.

 

США в целом положительно оценивали процесс западноевропейской военно-политической интеграции, однако полагали, что сделанного недостаточно. По мнению Вашингтона, Западный союз все же не отвечал задачам сдерживания СССР и поэтому требовалось создание более широкого объединения. 11 марта 1948 г. (фактически одновременно с переговорами в Брюсселе) в государственный департамент США был передан подготовленный правительством Великобритании проект развития англо-американской блоковой политики в Западной Европе и Северной Атлантике, в котором были представлены различные варианты создания совместной американо-западноевропейской системы безопасности23.

 

Проект послужил основой для англо-американо-канадских переговоров (с 22 марта по 1 апреля 1948 г.). На них определялась общая линия развития блоковой политики западных держав. В результате стороны пришли к согласию, что отвечать их интересам может только многостороннее военно-политическое объединение. Однако весной 1948 г. Вашингтон еще не принял окончательного решения о необходимости связать себя военным союзом с Западной Европой. Отчасти причиной этого были не искорененные до конца изоляционистские традиции. Это препятствие было преодолено 11 июня

 

 

19 Егорова Н. И. Военно-политическая интеграция стран Запада и реакция СССР (1947 - 1953 гг.). - В кн.: Холодная война..., с. 65.

 

20 Филитов А. М. СССР и германский вопрос: поворотные пункты. 1941 - 1961. - В кн.: Холодная война...

 

21 Быстрова Н. Е. Указ. соч., т. 1, с. 170.

 

22 Там же, с. 171.

 

23 Там же, с. 179.

 
стр. 43

 

1948 г. после принятия сенатом США резолюции Ванденберга24. Она санкционировала кардинальные изменения во внешней политике США.

 

Летом 1948 г. разразился первый Берлинский кризис. Он в значительной степени ускорил формирование Организации Североатлантического договора. В ответ на проведение 20 июня 1948 г. сепаратной денежной реформы в западных оккупационных зонах и Западном Берлине, советское руководство приняло ряд мер: 1) в зоне оккупации СССР 24 июня началась денежная реформа; 2) с целью избежать подрыва восточногерманской экономики был блокирован Западный Берлин25.

 

Советский Союз проводил жесткую наступательную политику в Берлинском кризисе 1948 - 1949 гг. Реакция СССР стала прецедентом, который резко ускорил военно-политическую интеграцию Западной Европы и США. Однако в связи с тем, что подрыв экономики советской зоны оккупации неминуемо повлек бы за собой рост социального напряжения и ослабление позиций СССР в Восточной Германии, особого выбора у Москвы не было. Можно согласиться с А. М. Филитовым в том, что известную фразу И. В. Сталина (в ответ на просьбу В. Пика удалить западных союзников из Берлина) -"Давайте общими усилиями попробуем, может быть, выгоним" - вряд ли можно трактовать буквально. В 1948 г. СССР не хотел (и вряд ли имел такую возможность) спровоцировать военный конфликт с США, Великобританией и Францией. Хотя политическое руководство этих стран именно так в трактовало действия СССР.

 

В принципе, как пишет М. М. Наринский, возможным решением первого Берлинского кризиса могло бы быть признание во всем Берлине западной марки как единственного платежного средства (но при этом вопросы ее эмиссии должны были бы стать исключительно прерогативой СВАГ и органов самоуправления советской зоны оккупации). Именно к такому решению - "включить весь Берлин в финансово-экономическую систему советской зоны" - стремилась Москва. Однако компромисс был достигнут позднее и на условиях, которые во многом способствовали расколу Германии. На территории этой страны к 1949 г. стали складываться две различные социально-экономические системы.

 

На отказ СССР снять блокаду Западного Берлина, США, Великобритания и Франция ответили расширением военного сотрудничества. В июле 1948 г. начались переговоры правительств США и Канады с представителями стран Западного союза. Предметом переговоров было заключение Атлантического союза. Руководствуясь интересами своей национальной безопасности, Вашингтон стремился включить в сферу действия будущего объединения государства, обладающие стратегическими плацдармами для размещения американских баз - Норвегию (Шпицберген), Данию (Гренландия), Португалию (Азорские острова), Исландию (Кефлавик). В свою очередь, в неспокойной международной обстановке конца 40-х годов XX в. большинство западноевропейских стран опасалось за свою безопасность и стремилось к союзу с США, которые могли им ее гарантировать. Поэтому дальнейшее ускоренное развитие процесса западноевропейской военно-политической интеграции с участием североамериканского элемента выглядело вполне логичным.

 

В сентябре 1948 г. постоянным военным комитетом Западного союза было принято решение о формировании военной организации западноевропейской системы безопасности, а в октябре того же года был образован комитет главнокомандующих трех видов вооруженных сил стран-участниц этого объединения. Его председателем был избран фельдмаршал Б. Монтгомери. К ноябрю 1948 г. правительства ведущих западных государств в принципе одобрили идею создания американо-западноевропейского альянса как основного направления военно-политической интеграции Запада. Впрочем, переговоры по этому поводу продолжались вплоть до конца 1948 г. Обсуждались в основном

 

 

24 Senate Resolution 239, 90th Congress, 2d session, June 11, 1948. - Vandenberg A. The Private Papers of Senator Vandenberg. Boston, 1952; Егорова Н. И. Военно-политическая интеграция стран Запада и реакция СССР (1947 - 1953). - В кн.: Холодная война..., с. 187.

 

25 Внешняя политика Советского Союза. 1948, ч. 1. М., 1952, с. 237 - 248.

 
стр. 44

 

два вопроса - об обязательствах по будущему договору и зоне его действия. Наконец, 4 апреля 1949 г. был официально подписан Вашингтонский договор о создании Организации Североатлантического договора.

 

В выработке своей блоковой стратегии США уделяли большое внимание достижению идеологического единства со своими союзниками. Атлантический блок виделся в Вашингтоне как всемирный антикоммунистический альянс, с определенной идеологической концепцией. Суть ее состояла в том, что так называемые "атлантические государства" (страны Западной Европы и Северной Америки) относятся к особому типу цивилизации, что делало их отдельным культурным и политическим сообществом. В качестве примера теоретических изысканий в этом направлении можно привести опубликованную еще в 1940 г. работу американского публициста К. Стрейта26, в которой предлагалось создать союз демократий на основе федеративной модели, предусматривающей общее правительство, вооруженные силы, валюту и почту. В состав такого надгосударственного образования планировалось включить США, Великобританию, Ирландию, Канаду, Францию, Бельгию, Нидерланды, Швейцарию, Данию, Норвегию, Швецию, Финляндию, Австралию, Новую Зеландию и Южно-Африканский союз. Считается, что именно Стрейт ввел в оборот понятие "Североатлантический союз".

 

В 1944 г. "инициативу" в пропаганде атлантической цивилизации подхватил У. Липпман27, предложивший создать военно-политический блок западных держав под названием "Атлантическое сообщество наций". К числу участников такого объединения он относил 42 государства28. При этом культурная общность атлантических стран обосновывалась им следующим образом: "Национальные различия внутри атлантического района являются вариациями одной и той же культурной традиции. Ибо атлантическое сообщество есть распространение западного или латинского христианства из Западного Средиземноморья на весь бассейн Атлантического океана. Его границы... в Германии и Центральной Европе... соответствуют границам западной части Римской империи. За атлантическим сообществом находится мир, который еще остается наследником Византии, а дальше лежат мусульманское, индийское и китайское сообщества"29.

 

Окончание Второй мировой войны и последующее разделение мира на два лагеря дало новый толчок атлантическим изысканиям, особенно в связи с созданием Организации Североатлантического договора. Так, по мнению американского исследователя Г. Коэна, НАТО следует считать "стратегической ассоциацией с общими интересами, а также союзом наций, верящих в свободные гражданские права и представительную парламентскую демократию", которые объединены "общностью цивилизации"30.

 

Впрочем, было не вполне понятно, каким образом западный военно-политический союз, основанный на общих ценностях, будет реализован на практике. Соглашение о создании НАТО вскоре было дополнено разработкой проекта договора об учреждении Европейского оборонительного сообщества (ЕОС) по "плану Плевена"31. Работа была начата в феврале 1951 г. и завершилась подписанием 27 мая 1952 г. в Париже договора, участниками которого стали Франция, Западная Германия, Италия, Бельгия, Нидерланды и Люксембург. На основе ЕОС французское правительство предлагало включить ФРГ в западноевропейскую военную систему не посредством Североатлантического альянса, а через формирование европейской армии. Согласно концепции создания ЕОС, его немецкий контингент должен был состоять из отдельных батальонов. На более высоком командном уровне западногерманское представительство не предусматривалось.

 

Помимо этого, в состав "евроармии" должен был быть включен весь западногерманский контингент. В то же время, остальные участники этого проекта ограничива-

 

 

26 Slreit С. Union Now. The Proposal for Inter-Democraty Federal Union. New York, 1940.

 

27 Печатнов В. О. Уолтер Липпман и пути Америки. М., 1994.

 

28 Lippman W. U.S. War Aims. Boston, 1944.

 

29 Ibid., p. 87.

 

30 Kohn H. Has NATO a Future? - NATO Letter, may 1960, p. 7. Brussels, 1960.

 

31 План назван по имени предложившего его премьер-министра Франции Р. Плевена.

 
стр. 45

 

лись лишь частью своих вооруженных сил. В рамках этой схемы участие Западной Германии непосредственно в НАТО вообще не предусматривалось. Планировалось, что она станет участником североатлантической военной интеграции в связке с Францией. Это шло в разрез с планами США, которые требовали более широкой роли Западной Германии. Именно поэтому США взяли паузу и не сразу поддержали план Плевена, а сделали это лишь в июле 1951 г. после серии консультаций с западноевропейскими членами Североатлантического альянса32. Однако Вашингтон не оставил своих попыток добиться для ФРГ более существенной роли в новой организации. В сочетании со страхом перед воссозданием германской военной машины, который существовал в Европе, это привело к краху ЕОС. В конечном итоге, в 1954 г. французские законодатели отказались поддержать этот план.

 

Сложности внутренней самоорганизации НАТО в первые годы существования становятся более очевидными, если проанализировать механизм согласования решений по выработке общей политики блока в области военного строительства и стратегических вопросов в 1949 - 1950 гг. (до начало войны в Корее). Первый стратегический документ НАТО "Стратегическая концепция обороны Североатлантического региона" был подготовлен постоянной группой 10 октября 1949 г., а затем передан начальникам штабов для обсуждения и подготовки комментариев. После внесения в текст незначительных редакционных изменений, постоянная группа 19 октября 1949 г. представила стратегическую концепцию в военный комитет. Документ имел шифр "МС-3"33. В сопроводительном письме постоянная группа отмечала, что документ "составлен в общих терминах, которые учитывают политические и стратегические положения". Предполагалось, что в будущем он станет более подробным и превратится в руководство по вопросам стратегического характера для региональных групп планирования.

 

Основной целью "МС-3" был поиск оптимального соотношения между необходимой военной мощью и экономией сил, ресурсов и рабочей силы. Важно отметить, что даже самые ранние проекты стратегической концепции НАТО уже упоминали возможность использования ядерного оружия. В разделе "МС-3" под названием "Военные меры по реализации концепции обороны" авторы призвали Альянс к "обеспечению возможности доставки атомной бомбы в кратчайшие сроки"34. В дополнение к предполагаемому использованию ядерного оружия для защиты Северной Атлантики, в "МС-3" содержался призыв к членам НАТО "противодействовать... наступательным операциям против сил Североатлантического договора всеми доступными средствами, в том числе проведением воздушных, морских, наземных и психологических операций"35.

 

Комментарии военного комитета и делегаций стран альянса привели к незначительным изменениям в документе. 28 ноября 1949 г. появился текст "МС-3/2". В нем был пересмотрен раздел о военных мерах, в котором говорилось, что Альянс должен "обеспечить возможность проводить стратегические бомбардировки, включая своевременную доставку атомной бомбы"36. Однако на тот момент "МС-3/2" еще не был утвержден как документ стратегии НАТО, для этого не хватало последнего шага - санкции на министерском уровне.

 

Она была получена позднее, когда 29 ноября 1949 г. военный комитет передал стратегические концепции комитету обороны, который подготовил документ "DC-6" -"Стратегическая концепция обороны Североатлантического региона". Заявление о "быстрой доставке атомной бомбы" осталось неизменным. Когда 1 декабря 1949 г. комитет обороны собрался для обсуждения "DC-6", министр обороны Дании выразил озабочен-

 

 

32 Волков М. Н., Лекаренко О.Г. Американская крепость Европа: Политика США по укреплению оборонного потенциала стран Западной Европы (1947 - 1955 гг.). Томск, 2009.

 

33 NATO Archives. NATO Strategy Documents. Brussels, 1997, MC-3.

 

34 Ibid.

 

35 Ibid.

 

36 Ibid., MC-3/2.

 
стр. 46

 

ность своего правительства по поводу стратегической концепции, содержащей такое прямое указание на применение атомной бомбы.

 

Однако другие министры обороны пожелали сохранить данную формулировку. В итоге, комитет обороны пошел на компромисс, предложенный его председателем, министром обороны США Л. Джонсоном. Согласованная формулировка заключалась в том, что альянс должен "обеспечить возможность проведения стратегических бомбардировок оперативно, всеми возможными средствами и всеми видами оружия без исключения"37. Таким образом, в тексте прямой призыв к применению ядерного оружия оказался завуалированым.

 

Пересмотренный вариант включал поправки, внесенные комитетом обороны, и был 1 декабря 1949 г. издан как "DC-6/1". Таким образом, он стал первым документом стратегии НАТО, который получил одобрение на уровне министров обороны38. 6 января 1950 г. Североатлантический совет официально санкционировал новую стратегическую концепцию на саммите в Вашингтоне.

 

Как и серия документов "МС-3", на основе которой он был выработан, "DC-6/1"39 подчеркивал, что вклад каждого государства в защиту альянса должен быть пропорционален его географическому положению, промышленному потенциалу, численности населения и военным возможностям. В нем также отмечалось, что для развития военных сил, в соответствии с общими планами, союзники "должны иметь в виду, что восстановление экономики и достижение экономической стабильности являются важными элементами их безопасности". Поэтому целью планирования обороны НАТО должна была стать "успешная защита Североатлантического договора путем максимальной эффективности своих вооруженных сил с минимально необходимыми затратами рабочей силы, денег и материалов"40.

 

Документ "DC-6/1" предоставлял общую стратегическую концепцию НАТО. Но региональным группам планирования необходимо было детальное стратегическое руководство. Поэтому на втором заседании 29 ноября 1949 г. военный комитет направил постоянной группе "Стратегические указания по региональному планированию Североатлантического союза" для дальнейшего предоставления документа военным представителям, аккредитованным при постоянной группе. Как только эти комментарии были получены, стратегические указания были направлены в региональные группы планирования, что и произошло в январе 1950 г. Официальное утверждение "Стратегических указаний" состоялось на третьем заседании военного комитета 28 марта 1950 г., на котором они были утвержден как документ "МС-14"41.

 

"МС-14" давал указания региональным группам разработать подробные планы обороны для действий в условиях чрезвычайных обстоятельств на период до июля 1954 г. Вводные директивы постоянной группы группам регионального планирования предупреждали, что "страны Североатлантического договора не должны быть введены в заблуждение при планировании, учитывая настроения преобладающие в конце Второй мировой войны, которые в значительной степени были основаны на доступности огромной военной мощи"42. Отмечая, что странам НАТО потребуется много лет для того чтобы иметь аналогичные силы, в то время как СССР "поддерживает, если не увеличивает, свой технический, военный и экономический потенциал"43.

 

Основной задачей оборонной политики НАТО, изложенной в документе "МС-14", было "убедить СССР в том, что ведение войны невыгодно, а в случае развязывания военных действий - обеспечить успешное ведение обороны" зоны ответственности

 

 

37 Ibid.,DC-6/l,p. 5.

 

38 Комитет обороны состоял из министров обороны стран НАТО.

 

39 NATO Archives. NATO Strategy Documents, DC-6/1.

 

40 Ibid.,p.4.

 

41 Ibid., MC-14.

 

42 Ibid., p. 4.

 

43 Ibid.

 
стр. 47

 

НАТО. В рамках "МС-14" региональным группам планирования поручалось разработать планы, направленные на сдерживание вероятного противника в Западной Германии, Италии и Северной Европе. В документ были включены разведывательные данные, включая оценку советских стратегических намерений.

 

Еще до того, как "МС-14" был официально принят, появился консолидированный "Среднесрочный план Организации Североатлантического договора", одобренный военным комитетом 28 марта 1950 г. и направленный в комитет обороны под шифром "DC-13". Документ был утвержден комитетом обороны в апреле 1950 г.; он предусматривал начало оборонительной военной операции, сдерживание начальной фазы наступления советских войск и начало наступления союзников в воздухе44.

 

В "DC-13" также были изложены концепции операций для первой фазы и содержалась оценка требований к уровню военного строительства, который планировалось достигнуть к концу 1954 г. Предполагалось, что к этому времени сухопутные силы НАТО в Европе должны состоять из 90 дивизий. Принятие 1 апреля 1950 г., почти через год после подписания Североатлантического договора, документа "DC-13", положило конец начальной стадии разработки стратегии НАТО. Важно отметить, что ключевые элементы стратегии НАТО, в том числе использование атомного оружия для защиты Европы, были разработаны и приняты еще до начала войны в Корее.

 

Конфликт на Корейском полуострове стал катализатором процессов, которые наметились в НАТО до 1953 г. Создание прочной военной структуры, которая могла бы связать страны Запада (на основе ЕОС или НАТО), стало в первой половине 1950-х годов (с точки зрения политических элит западных держав), насущной необходимостью. Прежде всего, потому, что реальные боевые действия с коммунистическими странами (КНДР и КНР) оказали большое психологическое воздействие на блоковую политику Запада, впервые, в весьма убедительной форме, подтвердив гипотетическую возможность прямого военного столкновения между двумя сверхдержавами. Западные державы получили возможность использовать советский идеологический жупел для оправдания ранее развернувшегося де-факто широкомасштабного военного строительства. Как писали российские исследователи А. В. Торкунов, В. И. Денисов и В. Ф. Ли, "региональная война в Корее с прямым вовлечением в нее не только США и их союзников, но и КНР и СССР, едва не переросла в гиперконфликт"45.

 

С точки зрения правительства США, конец 40-х годов XX в. характеризовался успехами СССР на фронтах "холодной войны". В Восточной Европе сформировался блок просоветских государств. СССР успешно испытал ядерную бомбу. В результате революции 1949 г. власть в Китае оказалась в руках коммунистического правительства, с которым Советский Союз 14 февраля 1950 г. подписал союзный договор46. Поэтому наступление северокорейских войск в Южной Корее оценивалось как очередной потенциальный успех политики СССР в Азии.

 

Со своей стороны, Советский Союз на дипломатическом и военном уровнях оказывал существенную поддержку Северной Корее. Однако вряд ли СССР искал прямого военного столкновения с США на Дальнем Востоке. Во всяком случае, СССР отказался открыто вступить в конфликт на стороне Пхеньяна, несмотря на просьбы как северокорейского, так и китайского руководства47. Даже трагический инцидент с американской воздушной атакой на советскую авиабазу в Приморье 8 октября 1950 г. не послужил для Москвы поводом к прямому военному вмешательству.

 

В принципе, действия СССР могли интерпретироваться (именно так они воспринимались в Вашингтоне) как желание установить контроль над всей территорией Корейского полуострова. О панике, вызванной ростом советского влияния на Дальнем

 

 

44 Ibid., DC-13.

 

45 Торкунов А. В. Денисов В. И., Ли В. Ф. Корейский полуостров: метаморфозы послевоенной истории. М., 2008, с. 124.

 

46 Ведомости Верховного Совета СССР, 16.XI.1950, N 36(651), с. 4.

 

47 Торкунов А. В., Денисов В. И., Ли В. Ф. Указ. соч.

 
стр. 48

 

Востоке, свидетельствует представленный 14 апреля 1950 г. (спустя всего два месяца после заключения советско-китайского договора "О дружбе, союзе и взаимной помощи") доклад исполнительного секретаря Совета национальной безопасности США "NSC-68", посвященный проблемам американского военного строительства48. В документе говорилось: "США сегодня столкнулись с такой ситуацией, когда в течение последующих четырех или пяти лет Советский Союз будет обладать военными возможностями нанесения (по США. -А. П.) внезапного ядерного удара".

 

"NSC-68" призывал к ускоренному наращиванию сухопутного, морского и воздушного военного потенциалов Вашингтона. Таким образом, можно утверждать, что еще до начала войны в Корее в июне 1950 г. США уже были готовы к началу ускоренного военного строительства - как на национальном уровне, так и в рамках НАТО. Начало боевых действий на Корейском полуострове поставило США перед выбором - либо невмешательство и очевидный новый успех СССР, либо военный ответ с риском втягивания в крупное вооруженное противостояние. За реакцией США внимательно следили западноевропейские союзники по Североатлантическому альянсу. "Хотя США не имели обязательств по защите Республики Корея, для их союзников на кону стояло доверие к американским обязательствам в рамках НАТО"49.

 

Для США и их союзников по Североатлантическому альянсу атака Северной Кореи была доказательством того, что СССР, пусть и при помощи союзных с ним стран, готов к применению силы для проведения своей политики в разных регионах мира, даже, если это увеличивает риск вооруженного конфликта с Западом. Подтверждением этому служит дополнительное размещение в разгар Корейской войны пяти американских дивизий в Западной Европе50. На основе этого факта можно сделать вывод, что война 1950 - 1953 гг. воспринималась США и их союзниками как часть глобального советского наступления, которое могло затронуть и зону ответственности НАТО. Иначе сложно объяснить переброску американских войск в Европу в то время, когда вооруженные силы этой страны вели крупную военную кампанию в другой части света.

 

Корейский конфликт наложил свой отпечаток на выработку военной стратегии НАТО. После начала конфликта на Корейском полуострове, Североатлантический Совет 26 сентября 1950 г. одобрил создание объединенных военных сил альянса с централизованным управлением. 19 декабря 1950 г. Совет просил назначить генерала Д. Эйзенхауэра первым верховным главнокомандующим объединенными вооруженными силами НАТО в Европе. 2 апреля 1951 г. европейский штаб НАТО приступил к работе.

 

Когда происходили эти изменения, альянс продолжал совершенствовать свои стратегические документы. К осени 1952 г. постоянная группа посчитала, что необходим пересмотр действующей стратегической концепции от 1 декабря 1949 г. ("DC-6/1") для того, чтобы отразить включение в альянс двух новых стран-членов и организационные изменения, происходившие в НАТО с конца 1950 г.

 

В результате появился документ "Стратегические концепции обороны Североатлантического региона" от 6 ноября 1952 г. Впрочем, в связи со вступлением в альянс новых членов и структурными изменениями требовалась редакция не только стратегической концепции, но и необходимо было реформировать механизм руководства на стратегическом уровне. Были внесены изменения в "оценку разведки" и "плановый период", который был продлен до 1956 г.

 

Постоянной группой было решено провести существенный пересмотр "МС-14" -включить в документ большую часть информации, которая ранее содержалась в "DC-13". 9 декабря 1952 г. военный комитет одобрил "Стратегические указания"

 

 

48 A Report to the National Security Council by the Executive Secretary on United States Objectives and Programs for National Security. Washington, 1950.

 

49 Morgan P. Some Lessons for Today from the Korean War. - International Journal of Korean Studies, 2011, N 1,р. 102.

 

50 Ibid., p. 104.

 
стр. 49

 

"МС-14/1", который заменил "МС-14" и "DC-13". Одобрение документа Североатлантическим советом последовало на министерской встрече в Париже 15 - 18 декабря 1952 г.

 

Документ "МС-14/1" был более подробным, чем "МС-14", поскольку в него были включены многие вопросы, ранее включенные в "DC-13", в частности, предположения о возможностях вероятного противника и его потенциальных действиях. В "МС-14/1" указывалось, что общая стратегическая цель Североатлантического альянса - "обеспечение обороны территорий государств-членов НАТО и пресечение стремления и возможности Советского Союза и его сателлитов вести войну". В документе был сделан вывод о том, что "обычные силы НАТО в настоящее время далеки от поставленных требований" и потребуется их укрепление в 1953 - 1954 гг.51.

 

На саммите Североатлантического альянса в Лиссабоне в феврале 1952 г. были установлены амбициозные цели, которые должны были быть достигнуты к 1954 г. В общей сложности войска НАТО должны были состоять из 90 дивизий после 90 дней начала мобилизации, однако в реальности этого сложно было достичь по финансово-экономическим причинам. В результате, оборонная политика альянса должна была неизбежно эволюционировать в сторону большего упора на использование ядерного оружия.

 

К лету 1954 г. штаб ОВС НАТО в Европе завершил свою работу по оружию массового уничтожения и представил два крупных исследования в постоянную группу. На их основе был подготовлен проект отчета, который лег в основу новой стратегии НАТО. Это был документ "МС-48" - "Наиболее эффективная модель военной мощи НАТО на ближайшие пять лет"52.

 

Военный комитет одобрил "МС-48" 22 ноября 1954 г. В отличие от предыдущих стратегических документов, в которых использовалась формулировка - "все виды оружия без исключения", в "МС-48" подробно обсуждалось использование оружия массового уничтожения. В документе говорилось, что "появление атомного оружия кардинально меняет условия современной войны". В результате "превосходство атомного оружия и способности его доставки станут самым важным фактором в большой войне в обозримом будущем"53.

 

В "МС-48" указывалось, что основные силы НАТО должны быть оснащены "интегрированным атомным потенциалом". Исходя из корейского опыта, ожидалось, что будущая большая война в Европе начнется с внезапного советского нападения и потребует массированного ответного ядерного удара. "МС-48" не ограничивал НАТО в применении ядерного оружия. Таким образом, этот документ содержал призыв к военным органам альянса разрешить ядерное планирование и подготовку к войне с использованием ядерного оружия. 17 декабря 1954 г. на министерской сессии НАТО "МС-48" был утвержден. Таким образом, к 1955 г. появилась первая военная доктрина Организации Североатлантического договора.

 

Помимо совершенствования документов, лежащих в основе стратегии НАТО, Североатлантический альянс в начале 1950-х годов пережил две волны расширения. В 1952 г. членами этого блока стали Турция и Греция, а в 1955 г. - Западная Германия. Во многом это произошло в результате оценки западными державами событий Корейской войны, поскольку противостоять СССР и его союзникам без ФРГ в военном плане альянс не мог54.

 

К 1955 г. в рамках НАТО существовало три основных органа (комитет обороны, военный комитет, постоянная группа) и пять региональных групп планирования. Комитет обороны, объединивший глав военных ведомств стран НАТО, отвечал непосредственно перед Советом НАТО за обеспечение безопасности в зоне ответственности альянса. Главными задачами военного комитета, состоявшего из начальников генеральных штабов и их представителей, стало консультирование комитета обороны и предоставление

 

 

51 NATO Archives. NATO Strategy Documents, MC-14/1.

 

52 Ibid.,MC-48.

 

53 Ibid., MC-48,p. 2.

 

54 Stueck W. The Korean War: An International History. Princeton, 1995, p. 349 - 350.

 
стр. 50

 

ему рекомендаций о мерах, необходимых для защиты североатлантической зоны. В его рамках была образована постоянная группа, состоявшая только из представителей США, Великобритании и Франции. Она стала играть важнейшую, если не ключевую, роль в функционировании военной системы НАТО, поскольку координировала и интегрировала военные планы региональных групп планирования, а также передавала их вместе со своими рекомендациями в военный комитет.

 

Столь сложная разветвленная структура, основанная на системе "сдержек и противовесов", позволяла США сохранять свое лидерство в НАТО: США занимали ключевые позиции во всех звеньях этой конструкции. Вместе с тем создавалось впечатление, что все участники блока имеют в той или иной мере возможность влиять на формирование его общей политики. Однако в силу разветвленности всего механизма управления НАТО, никто кроме США не имел реальных шансов на то, чтобы держать альянс под контролем в полном объеме. Наконец, такая сложная структура хотя и создавала определенные трудности в процессе выработки согласованных позиций, в то же время позволяла давать выход неизбежно возникавшим разногласиям без излишнего обострения конфликта55.

 

Теоретически развитие Североатлантического альянса в середине 1950-х годов могло пойти и по другому пути. Речь идет о гипотетической возможности присоединения Советского Союза к НАТО. Первые признаки того, что Москва может при определенных условиях пересмотреть свое отношение к этой организации, появились после Берлинского совещания министров иностранных дел СССР, США, Великобритании и Франции в феврале 1954 г. Советская попытка сближения с НАТО была реализована путем обмена нотами между правительством СССР (советская нота от 31 марта 1954 г.) и правительствами США, Великобритании и Франции56. Однако эта попытка успеха не имела. Последний раз советская делегация возвращалась к рассмотрению этого вопроса во время Женевской конференции 1955 г.

 

В целом же, если анализировать первые 6 лет функционирования НАТО, можно сделать вывод, что в 1949 - 1955 гг., поскольку Западная Европа, безусловно, нуждалась в США для сохранения основ своей цивилизации, было ясно, что консенсусный тип отношений внутри НАТО должен был превалировать. Лишь время могло выявить степень устойчивости нового объединения государств.

 

Вместе с тем очевидное неравенство позиций участников НАТО потенциально таило в себе зерна будущих конфликтов. Уже в первые годы существования НАТО союзники фактически разделились на три неравнозначные категории: США - явный лидер, Великобритания и Франция (а позднее и ФРГ) - "младшие", но привилегированные партнеры, остальные члены НАТО - партнеры, от которых мало что зависело. В этой трехступенчатой иерархии особо важную роль играла вторая группа (Великобритания, Франция, ФРГ). Обладая прочными позициями в Европе, эти страны выполняли функцию связующего звена между лидером блока США и рядовыми западноевропейскими участниками блока. Помимо этого, Лондон, Париж и Бонн облегчали инкорпорацию чужеродного североамериканского компонента в ткань европейского геополитического пространства. Такая ситуация позволяла США на протяжении первого десятилетия существования НАТО надежно контролировать всю сферу отношений с союзниками, которые предпочитали проводить политику "добровольной солидаризации", во всяком случае, на первых порах, с бесспорным лидером57.

 

Вхождение Западной Германии в группу привилегированных партнеров США по НАТО сопровождалось ремилитаризацией ФРГ. Финальным аккордом, подведшим международную правовую базу под этот нелегитимный с точки зрения Потсдамских

 

 

55 Маныкин А. С. Пилько А. В. Солидарность добровольная и вынужденная в исторической ретроспективе НАТО - Международные процессы, т.4, N 3 (12), 2006.

 

56 Кочкин Н. В. История двух нот, или почему СССР не стал членом НАТО. - Международная жизнь, 2009, N 2 - 3, с. 16.

 

57 Там же.

 
стр. 51

 

соглашений процесс, стала прошедшая с 28 сентября по 3 октября 1954 г. в Лондоне конференция девяти западных государств - США, Канады, Великобритании, Франции, ФРГ, Италии, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга. В Лондоне обсуждался вопрос о присоединении Западной Германии и Италии к Западному союзу и проект создания на его основе Западноевропейского союза58.

 

В связи с решением о присоединении ФРГ к НАТО и Брюссельскому договору Бонн сделал официальное заявление о том, что он не будет применять военную силу для объединения Германии или изменения внешних границ западногерманского государства, а также станет мирным путем решать любые споры между ним и другими странами59.

 

В свою очередь, США, Великобритания и Франция подчеркнули, что рассматривают правительство ФРГ как единственное германское правительство и как представителя всего германского народа в международных делах60. Таким образом, после провала планов создания ЕОС западные державы сумели найти ему замену, оказавшуюся эффективной. После лондонских решений в этом направлении последовал второй шаг. 23 октября 1954 г. в Париже был подписан комплекс соглашений, согласно которым западногерманская армия (бундесвер) вошла в структуру НАТО. Одновременно Западный союз с включением в него ФРГ и Италии становился Западноевропейским (ЗЕС), а оккупационный режим на территории Западной Германии прекращался.

 

В чем же состояли основные отличия проекта ЗЕС от проекта ЕОС? План создания ЕОС не предусматривал принятие ФРГ в НАТО в качестве равноправного члена - лишь только в связке с Францией. Согласно проекту ЗЕС, его участником становилась Великобритания, что не предусматривалось планом создания ЕОС. В Западноевропейском союзе не было наднациональных органов (а в Европейском оборонительном сообществе они являлись неотъемлемой частью всей конструкции). Некоторые элементы наднациональности все же существовали и в ЗЕС - в ряде случаев при голосовании в Совете решение принималось большинством голосов.

 

Вместе с тем трудно спорить с тем, что политическое руководство стран-участниц этого объединения сохраняло большую самостоятельность. В его рамках не предполагалось и создание европейской армии. Вместо этого предусматривался так называемый "индивидуальный" вклад в оборону для каждого государства, который мог быть изменен по решению либо ЗЕС, либо Совета НАТО (решение должно было приниматься единогласно). Для Великобритании этот вклад составлял 4 дивизии, для Франции - 14, для Западной Германии и Италии - по 12, для Бельгии, Нидерландов и Люксембурга - 561. Парижские соглашения октября 1954 г. стали новым, во многом решающим, этапом как для становления НАТО, так и для всего процесса западноевропейской военно-политической интеграции. В мае 1955 г. парижские соглашения были ратифицированы западногерманским парламентом: ФРГ стала полноправным членом Североатлантического альянса. Теперь западный блок был отмобилизован и консолидирован.

 

* * *

 

Во второй половине 40-х - начале 50-х годов XX в. на международной арене появился новый военно-политический союз - Организация Североатлантического договора. Столкнувшись с неуступчивостью СССР по ряду вопросов, связанных со становлением послевоенного миропорядка, Запад предпочел создать геополитическую конструкцию, которая могла бы служить инструментом давления на Москву и одновременно оказывать западным державам помощь в достижении собственных политических, экономических и военных целей.

 

 

58 Документы Лондонской конференции 28 сентября-3 октября 1954 г. и Парижской конференции 20 - 23 октября 1954 г. М., 1954.

 

59 Сборник основных документов и материалов организации Североатлантического договора, 1949 - 1969 гг. М, 1969, с. 112.

 

60 Там же, с. 113.

 

61 Быстрова Н. Е. Указ. соч., т. 2, с. 458.

 
стр. 52

 

Процесс военного объединения государств Западной Европы и США на антисоветской основе сам по себе представлял собой вызов СССР, который, еще не вполне оправившись от последствий войны, вынужден был прилагать сверхусилия, чтобы дать адекватный ответ. Конечно, в сложной обстановке первых послевоенных лет, когда бывшие союзники воспринимали друг друга в искаженном виде, трудно было ожидать безоблачного развития их отношений. Поэтому ответственность за возникновение блокового противостояния ложится на всех ее участников.

 

Вместе с тем, политика Вашингтона, ставшая катализатором западноевропейского блокового строительства, в ряде случаев имела провокационный характер, своей направленностью вынуждая советское политическое руководство к жесткой ответной реакции. Нужно помнить, что созданием блока НАТО бывшие партнеры СССР по антигитлеровской коалиции сделали важный шаг в обострении конфронтации между Западом и Востоком.

 

Структурное оформление западного блока сопровождалось попытками переложить ответственность за его образование на Москву. Жупел советской угрозы стал объединяющим фактором для союзников по НАТО. В связи с этим стоит отметить большую роль Берлинского кризиса 1948 г. в разжигании антисоветской истерии. Последовавшая блокада западного Берлина со стороны СССР предоставила США и их союзникам возможность обвинить СССР в агрессивном поведении и в наличии у него далеко идущих экспансионистских планов.

 

Германский вопрос, ставший нервом "холодной войны", после 1948 г. надолго вошел в мировую повестку дня и до окончания советско-американского противостояния играл роль барометра в отношениях между сверхдержавами. В политическом же (а также идеологическом) плане Вашингтон использовал его для реализации своих геополитических расчетов - создания проамериканского военного блока в Европе и обеспечения своего военного присутствия на континенте на неопределенно долгий срок.

 

Впрочем, процесс западноевропейской военно-политической интеграции начался весьма хаотично. Англо-французский договор, подписанный в 1947 г. в Дюнкерке, имел ярко выраженный "перестраховочный" характер - был направлен как против СССР, так и против Германии. Созданный на его основе в 1948 г. в Брюсселе Западный союз представлял собой более оформленное образование, при этом все еще не носившее открытого антисоветского характера, как того требовали США. Лишь подписание в 1949 г. Вашингтонского договора о создании НАТО представляло собой заявку на формирование коалиции, направленной непосредственно против Советского Союза. Она имела весьма существенное отличие по сравнению со своими предшественниками - этот альянс инкорпорировал чужеродный североамериканский элемент в геополитическое пространство Европы.

 

Однако еще в течение нескольких лет влияние Организации Североатлантического договора на ситуацию в Европе было невелико. Окончательное превращение Вашингтонского договора из соглашения о формальном союзе в полноценный военно-политический альянс произошло во многом под влиянием войны в Корее. События 1950 - 1953 гг. на Корейском полуострове вкупе с предшествовавшим им обострением германского вопроса, а также революцией 1949 г. в Китае, создали на Западе впечатление запланированного коммунистического наступления в Азии и Европе, что, в итоге, и привело к реализации идеи создания Североатлантического мегасоюза.

 

Определяющим в эскалации "холодной войны" событием стало расширение НАТО за счет ФРГ. Инициировав создание западногерманского государства, США и поддержавшие их политику в этом вопросе (хотя и с некоторыми оговорками) Великобритания и Франция сделали ФРГ членом антисоветского альянса. Если принять в расчет тот факт, что Бонн не признавал ГДР (и в этом находил поддержку своих союзников) и считал себя единственным представителем народа Германии, то следует признать, что такая политика была открытым вызовом Москве.

 

Впрочем, среди стран Западной Европы изначально не наблюдалось единства в деле создания европейско-североамериканского блока. Боязнь и подозрительность

 
стр. 53

 

существовали как в отношении Советского Союза, так и в отношении Германии. Предлагаемая изначально европейцами формула - региональный оборонительный пакт на основе Западного союза - не устраивал США. Альтернатива в виде ЕОС (с привлечением ФРГ) также не отвечала их намерениям. Принятое, в конце концов, решение - образование НАТО и Западноевропейского союза - стало компромиссным вариантом, на который согласились обе стороны.

 

В ответ на создание НАТО и включение в него в мае 1955 г. ФРГ, по инициативе СССР была сформирована Организация Варшавского договора. Таким образом, к середине 1950-х годов завершилось становление блоковой системы в Европе. Примерно в то же время этот процесс был закончен и на азиатском континенте, где были образованы Багдадский пакт (с 1958 г. - СЕНТО) и СЕАТО, представлявшие собой менее сложные уменьшенные копии НАТО. Фаза становления биполярной системы международных отношений подошла к концу; наступил период ее консолидации, ознаменовавший новый этап "холодной войны".

 

 

Опубликовано 07 февраля 2020 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама